Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Как рязанские кустарные кружева и вышивания проникли в Америку.



(Письмо из Америки).

Девять лет тому назад я жила в Чикаго, и столовая моя, отделанная в русском стиле, привлекала внимание моих многочисленных знакомъгх. Случалось нередко, и незнакомые выражали желание посмотреть русскую комнату с русскими изделиями. Я, в свою очередь, заинтересовалась их интересом, и все мои исследования привели к убеждению, что русское народное искусство и его история неизвестны в Америке.

Я очень увлеклась этим моим выводом и скоро пришла к отрадному заключению, что существует широкая возможность ввести русские кустарные произведения в Америку

и поставить в деле главной задачей — повышение заработка кустарей. В моем воображении представлялось общее дело с должной организацией дома и с отзывчивым рынком в Америке — рынком без скупщиков.

Я не буду останавливаться на разочарованиях и трудностях, мне даже кажется, их было сравнительно немного. Дело началось. Здесь я должна помянуть добрым словом благодарности А. В. Елагина—тогда председателя Рязанской уездной земской управы. Он быстро, доверчиво и радушно ответил на предложение проф. Милюкова, читавшего тогда лекции в Чикагском университете, помочь мне в моем начинании,—выслав мне небольшой пакет кустарных работ. По получении пакета от А. В. Елагина, я, не теряя ни минуты, пригласила моих особенно близких и отзывчивых знакомых американок на чашку чая с сюрпризом. В назначенный день и час на серой русской скатерти в русской столовой были разложены присланные работы: немного кружев, один передник с рубашкой, несколько салфеточек, одна или две дорожки. Я начала с сюрприза. Представила обществу крестьянские работы, представила и личность крестьянки-искусницы, сказала несколько слов о значении народного искусства для народа и кончила выражением надежд, что все это излюбится американкой, отразится и на лучшем заработке русского кустаря.

Присутствующие с интересом обсуждали мою цель, все вещи без исключения были распроданы, а на другой же день вырученные деньги с 20 % повышения были отправлены в Рязань в деревню Высоцкие Выселки.

Первые три года моя деятельность имела вполне филантропический характер. Я сама продавала, размеряла, вела переписку, устраивала приемы с базарами и лекциями. Мне охотно помогали в этом американские общества: я рассылала работы в различные штаты к знакомым, которые, в свою очередь, преследуя те же цель и метод. заинтересовали своих знакомых, и дело, заметно расширяясь требовало более систематичных мер, основанных на более деловых началах.

В течение первых трех лет кн. А. Д. Тенишева почтила меня своей доверенностью, выслав кружева хотя иного характера, чем рязанские, но тоже очень красивые из ее шкалы кружевниц в Мценске, Орловской губ. Н. А. Огарева начала высылать кружева своей школы Елецкого уезда, и дело росло.

Прискорбным фактом за эти годы являлись неожиданные присылки работ, скупленных по разным местам. Подобные работы не всегда отличались красотой, и, что самое главное, не могли, привести к систематическому результату, так как давали связи с их источником – производителями-кустарями.

Мне иногда приходилось говорить в женских клубах о кустарных промыслах в России, и таким образом приобретать друзей для начатого дела. Но что было особенно важно – эти друзья являлись представителями различных слоев населения. Подобное соединение интереса к делу помогало мне учиться самой, со вниманием прислушиваясь к разнообразным советам, мнениям, приводящим к постоянно увеличивающейся возможности более широкого распространения.

Одна из американок – мисс Эллерби – член литературного клуба и писательница серьезно заинтересовалась кустарным делом и его ростом и вскоре стала моей близкой помощницей. Хотя работа продолжалась в моем доме с прежним правилом – исключать все излишние расходы, но стали применяться более деловые меры. Вскоре завязались сношения с теми американками, которые, принадлежа к обществам искусств или ремесленным цехам,—занимаются продажей художественных вещей. Задача подобных «studios» гораздо шире и идейнее, чем задача магазина—купить дешево, продать дорого.

При наличности таких сотрудниц мы могли «всегда быть уверены в соблюдении наших цен и умелом распространении интереса, к кустарным работам, так как мы всегда снабжали их интересными сведениями об искусстве, что помогало им в их успехах. Вскоре сказался более требовательный запрос, являлись заказы, и приходилось заказывать по новым размерам, неизменно придерживаясь типичного рисунка. Кустарные изделия приобретали все более и более ценителей. Даже люди капитала старались сблизиться с нами, но я ревниво оберегала мою цель. Мисс Эллерби, понимая меня и сочувствуя мне, меня поддерживала, и мы продолжали преследовать раз намеченное без постороннего вмешательства.

Два года тому назад мне было предложено председатем Нью-Иоркского общества искусств и ремесел выставить русские работы на их ежегодной выставке.

Разумеется, работы были выставлены с должными пояснениями интересными рисунками. В газетах появились прекрасные рецензии, что, конечно, еще более повлияло на распространение интереса к нашему делу.

К нам все более и более обращались с предложением быть нашими агентами. Мы по возможности немедленно отвечали согласием и с полной готовностью рассылали работы по штатам. Бывали случаи неумелой помощи, но обмана никогда не случалось.

Мы начали заинтересовывать крупных портних, модисток, белошвейные мастерские, декораторов и понемногу вошли в ту область, которая влияет на вкусы и спрос покупающих. Приходилось считаться с их требованиями.

Первая выставка в Нью-Иорке послужила началом и других, как-то: в Чикаго, в институте искусства, где имела большой успех, и в ряде других больших городов различных штатов.

Я желаю обратить особенное внимание на факт, что дело ведется без капитала—оно выростает из своего же корня.

Наши сотрудницы (я исключила название агента, так как я ожидаю от них не только деловых отношений, а интерес к цели, снабжая их всеми интересными данными) получают от 15 до 25 % за продажу. Дело ведется кооперативно — все участвующие заинтересованы, получая проценты, и никого нет на жаловании.

Отчеты поступают ежемесячно, каждые 4 месяца товар заменяется новым; таким образом, обмен товара между сотрудницами поддерживает ускоренность продажи.

Подробный отчет о результатах моей деятельности будет скоро готов.

Вера Блюменталь.

Вестник Рязанского губернского земства. 1912 г. № 5.

Материал был предоставлен пользователем T_Schustova.

0
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте