Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Изнанка неудавшейся революции в Рязани



  1. Высочайшая инспекция в мае 1904 года
  2. Гнездо рязанских революционеров
  3. Патриотические чувства рязанцев
  4. Прощание с Губернатором. Конец японской войны
  5. Российская Конституция
  6. Рязанская революция

1. Высочайшая инспекция в мае 1904 года

Сдержанный благовест соборной колокольни разнёсся в майской свежести над Кремлёвским валом и водами реки Трубеж. Придерживая рукою ножны, Государь Николай II всходил по ступеням к паперти распахнутых врат Успенского кафедрального собора. Экипаж, на котором доставили Его ко храму, остался ожидать возле решётчатой вязи парапета.

С Государем прибыл Августейший Командующий войсками Московского военного округа Великий Князь Сергей Александрович и офицеры охраны. Другие коляски подвезли к собору господина Губернатора и его окружение. Стараниями рязанского полицмейстера Головнина и исправника Гривцева Рязанский кремль, путь следования через город и вокзал, окружены были исполнительными полицейскими чинами. О Высочайшем посещении Российским Императором Рязани, загодя знали лишь те, кому следовало по службе, а прочих лиц отобрали - «для встречи Некоей Высочайшей Особы».

Ровно в 9 часов утра 8 мая 1904 года Императорский поезд, подавая сигналы, медленно въехал под навесы перрона Рязанского вокзала. Сводный военный оркестр грянул марш «встречу». Государь Император на вокзале изволил принимать г.Губернатора Шталмейстера Двора Его Величества Н.С.Брянчанинова с дочерью Марией - фрейлиной Их Императорских Величеств Государынь Императриц.

Первый раз в жизни видела Мария Государя -и так близко! Он произвёл такое приятное впечатление, что она только и смотрела на него, чтобы ещё и ещё видеть эти добрые прекрасные голубые глаза. Потому, не придала значения загадочной фразе Государя, сказанной отцу будто в порядке обыкновенного комплимента:

- Давно слежу за Вашей деятельностью в Рязани, Николай Семёнович. Считаю Вас выдающимся администратором... - Фраза имела серьёзные последствия для неё и Рязани.

Господин Вице-Губернатор граф Д.Н.Татищев, г.Губернский предводитель дворянства Гофмейстер В.А.Аргушев и г.Городской Голова И.Н.Голубов -мели счастие поднести Его Величеству хлеб-соль. Представители купечества поднесли Государю икону Николая Чудотворца. Хлеб-соль поднесли - мещанское общество, ремесленные цехи, крестьяне Ямской слободы. Общество хоругвеносцев - икону святителя Василия рязанского.

Со станции Его Величество изволил отбыть в Успенский кафедральный собор. Несколько экипажей в сопровождении конных жандармов пронеслись по мостовым Московской и Соборной улиц к главному рязанскому храму. Епископ Рязанский и Зарайский, преосвященнейший Аркадий служил краткое молебствие за дарование Господом Богом победы русскому воинству на Дальнем Востоке и «многолетие» Их Величествам и всему Царствующему Дому.

Изумительной работы древний иконостас Успенского собора верхним пределом терялся в вышине храма. Пламени свечей едва различимы были, пронизанные ярким светом дня из боковых окон. Голоса певчих красиво и торжественно возносились под высокие своды. Государь молился за судьбы России. За благополучное разрешение от бремени супруги, Государыни Императрицы Александры Федоровны - Его «Алике» - в июле. Он всё ещё ждал наследника.

По выходе из храма на просторную паперть, Его Величество был приятно удивлён напоминанием, что Прародители Его также молились в Успенском соборе: в 1837 году - Наследник, будущий Царь-Освободитель и «Мученик» Александр II; в 1832 году Император Николай I, будучи в Рязани, и 3-й ярус Соборной колокольни с Архангелами выстроен на Его Царской Милости пожертвование. А в 1819, 1820 и 1824 годах служили молебны посещавшему Успенский храм Императору Александру I.

Государь слушал, любуясь белоснежными Архангелами, и загадал желание, чтобы и Его Наследник, вот так когда-нибудь услышал в рязанском храме о Нём. После Государь проследовал пешком в Христорождественский и Архангельский соборы. Затем отбыл в экипаже на стацию. Императорский поезд проследовал к месту лагерного расположения отправляющихся на Дальний Восток 137-го пехотного Нежинского Ея Императорского Высочества Великой Княгини Марии Павловны и 138-го пехотного Болшевского полков, 35-й артиллерийской бригады, квартировавших под Рязанью.

Государь Император верхом на поданной лошади объехал войска, на фланге коих находился Великий Князь Сергей Александрович. После прохождения их под звуки оркестра церемониальным маршем, подъехав к выстроенным перед фронтом офицерам, изволил выразить уверенность, что они своею доблестью прославят 35 дивизию на Дальнем Востоке; поручил передать Свой Царский Привет их товарищам, уже находящимся в Манчжурской армии.

Его Величество выразил надежду видеть их по возвращении из похода в таком же блестящем состоянии. Благословив затем каждую воинскую часть иконою от имени Ея Величества и от Себя, Государь Император высказал и нижним чинам

уверенность, что они стойко и крепко постоят за честь дорогой Родины и славу русского оружия.

Из лагеря Его Величество изволил проследовать верхом среди местного населения до лагерной платформы (в пяти верстах от Рязани, на Московской стороне) и отбыл в час дня в сторону Луховиц при восторженных кликах народа.

В рязанском зале Дворянского собрания, на Астраханской улице, 23 мая 1904 года был дан прощальный завтрак офицерам 35-й дивизии, отправляющимся на русско-японскую войну. Губернатор Брянчанинов в прощальной речи высказал, что все чувства и все мысли остающихся рязанцев ныне устремлены на Дальний Восток и все молятся за скорую нашу победу. Весь город устроил проводы войскам. Полковые оркестры играли марши своих полков. Оркестр «вольного пожарного общества» провожал воинов всеми любимыми мелодиями. В напутствиях рязанцев слышалась нескрываемая грусть. Среди состава отбывающих немало было уроженцев губернии.

2. Гнездо рязанских революционеров

Мог ли знать Государь Император Николай II, провожая рязанские полки на Дальний Восток, что нижние чины и даже благородные офицеры рязанского гарнизона заражены Ульяновской «бациллой революции»... В августе 1903 года создал В.И.Ульянов-Ленин Российскую Социал-Демократическую Рабочую Партию (большевиков). А в 1904 году уже в двух десятках российских городов вовсю орудовали революционные гнёзда РСДРП. В Рязани такая группа социал-революционеров действовала во главе с А.И.Унксовым – сыном благополучного рязанского учителя.

Опыт конспирации, использования псевдонимов, кличек и тайного проникновения членов своих в государственные и частные предприятия был у рязанских марксистов ещё с 1890-х годов. Через больных солдат в губернской больнице и приходящих к ним - революционеры наладили связь с казармами рязанского гарнизона. Пересылали листовки, гектографически размноженные перепечатки из большевистской газеты «Искра» с более чем пятьюдесятью статьями Ульянова и другую нелегальную литературу.

Все воинские эшелоны проходившие через железнодорожную станцию Рязань-1 на войну с Японией снабжались агитационно-революционными воззваниями, обращенными к солдатам и новобранцам, где (из донесений рязанских полицейских) «...порицался образ действия Государя Императора и Правительства по поводу войны с Японией.

Высказывалось, что война эта представляет выгоду лично для Особы Государя и богатых людей, а по отношению русского простого народа - расстраивает семейные его начала и материальное благосостояние. Солдаты и новобранцы призывались к неповиновению приказам своего начальства на театре военных действий». Листовки часто кончались словами: «Солдаты! Братья новобранцы! Сейте смуту и бунтуйте на войне! Долой войну! Долой Царя!».

Нежинский и Волховский полки, отправлявшиеся на Дальний Восток 23-24 мая 1904 года, рязанские революционеры оделили особым вниманием. А в это время главный революционер России Ульянов, комфортно устроившись под другой фамилией в одной из западных стран, паразитировал на партийные деньги членов своей РСДРП, дирижируя через партийных агентов и газету «Искра» революционным разложением Российской Империи.

Несмотря на возросшее число групп РСДРП в российских регионах, вялотекущий революционный процесс среди рабочих грозил затянуться на долгие годы. В России 1900-х годов 90% составляло крестьянское население. В Рязанской губернии в 1904-1905 годах произошло всего 24 небольших бунта, подстрекаемых революционерами, но крестьяне не выдвигали политических требований. В самой Рязани также имели место несколько сходок и забастовок, но манифестаций по политическим мотивам не состоялось.

Впрочем, таковое течение революционных событий не особо беспокоило Ульянова. Гонцы привозили из России всё больше денежных средств. Русско-японская война, января 1904 - августа 1905 годов, как дар небесный, свалилась к ногам великого марксиста. Лучшего катализатора, давно задуманной революции, для вооружённого захвата власти невозможно было представить. Ставка на тяготы народа в войне была сделана. Революционная Ульяновская машина ускорила ход.

Историкам предстоит оценить долю поражений Русской армии в Японской войне от большевистского её разложения. Ульянов целиком отнёс поражение за счёт неспособностей русского воинства под руководством Императорского Правительства. Теперь, после выявления зверств большевистского режима, удивляет необыкновенная мягкость режима царского в те годы в отношении революционеров, подрывавших основы Государства Российского. Наказание - чаще высылка из крупных городов, например, в Рязань. Наш город, таким образом, получил десятки готовых большевиков, которые по прибытии тотчас принимались продолжать революционное дело. Во всей губернии, к 1905 году осуждено было по политическим мотивам всего 110 человек из 2, 2 миллионов населения. Дезинформируемые социал-революционерами рязанские мужики мало что знали о положении вещей на Дальнем Востоке, куда отправились Нежинский и Волховский полки с нашими земляками. Меж тем, это видно из документов тех лет.

Волею судеб обделённая сушею и полезными ископаемыми островная Япония никогда не скрывала своих притязаний на обширные пространства материкового континента. Не ничтожные военные силы близкой, через пролив, Кореи и даже не силы Китайского императора были помехой замыслам японцев в 1900-е годы, а военная сухопутная и военно-морская мощь и авторитет Российской Империи на Дальнем Востоке.

С другой стороны, достаточно взглянуть на географическую карту, где соседствуют Япония и восточная оконечность России, чтобы понять исключительное экономическое и стратегическое значение Корейского пролива (японского теперь) с островом Цусима и всего корейского побережья до Владивостока для свободы судоходства России.

Ряд международных договоров определял стабильность положения до 1904 года в этом Тихоокеанском регионе. Корея прятала слабость за нейтралитет. Китай позволил России ввести русские войска в северную провинцию - Манчжурию. Отдал в аренду под базы русской военной флотилии стратегические порты Люйшунь и Даолянь (прозванные русскими: Порт-Артур и в 45 км -Дальний) в Жёлтом море.

После войны 1894-1895 годов с Китаем, не принёсшей Японии особых плодов, последняя за период до 1904 года сумела в корне модернизировать военно-морские и сухопутные силы. Японская казна, с помощью американского кредита, оплатила лучшие достижения военной мысли того времени. Количеством тяжёлых кораблей и количеством орудий на них Япония уже превосходила русскую Дальневосточную эскадру. Бездымный, с большим КПД порох, скорострельные пушки-пулемёты на кораблях; безоткатные орудия и облегчённые карабины на суше уже были в японской армии. Сотни русско-японских переводчиков на кораблях и в сухопутных войсках не оставляли сомнений в намерениях японцев. Нужен был повод.

Уже летом 1903 года японские «общественные кружки», местная, а также иностранная печать всячески старались вызвать брожение среди японцев и побудить правительство Японии к вооружённой борьбе с Россией. Вуалируя истинные намерения, Токийский Кабинет обратился к России с предложением пересмотреть существующие договора по Корейским делам. Россия согласилась...

А 27 января 1904 года Государь Император Николай II получил телеграмму от Наместника на Дальнем Востоке за № 51: «Всеподданейше доношу Вашему Императорскому Величеству, что около полуночи с 26 на 27 января (1904) японские миноносцы произвели внезапную минную атаку на эскадру, стоявшую на внешнем рейде крепости Порт-Артур, причём броненосцы РЕТВИЗАН, ЦЕСАРЕВИЧ и крейсер ПАЛЛАДА получили пробоины. Степень их серьёзности выясняется. Генерал-Адъютант Алексеев».

После атаки на Порт-Артур японцы захватили коммерческие суда в нейтральных портах Кореи. Заявили Корейскому императору, что Корея отныне будет находиться под управлением МВД Японии и предложили русскому посольству (и всем русским) выехать из Кореи за границу. Начали захват русских торговых и других судов и насильное конвоирование их в японские порты. России ничего не оставалось делать, как на силу ответить силой. Из Высочайшего Манифеста Государя Николая II от 27 января 1904 года:«.. .По получении о сём (атаке на Дальневосточную эскадру) донесения Наместника Нашего на Дальнем Востоке, Мы тотчас же повелели вооружённою силой ответить на вызов Японии. Объявляя о таковом решении Нашем, Мы с непоколебимою верою в помощь Всевышнего и в твёрдом уповании на единодушную готовность всех верных Наших подданных встать вместе с Нами на защиту Отечества, призываем благословение Божие на доблестные войска Армии и Флота. Собственноручная подпись НИКОЛАЙ. Дан в С.Петербурге 27 января 1904 года».

Россия не развязывала войну с Японией, а вынужденно защищала свои Дальневосточные рубежи.

3. Патриотические чувства рязанцев

Дежурный телеграфист рязанской Почтово-Телеграфной конторы на Почтовой улице принял текст Высочайшего Манифеста в ночь на 28 января 1904 года. Телеграмма срочно доставлена была господину Губернатору Н.С.Брянчанинову. Рязанская городская Дума собралась утром 28 января на экстренное заседание в здании Городской Управы (на Астраханской ул., ныне мэрия), где был оглашён Манифест Государя. Присутствующие единодушно выразили преданность Государю и готовность «принести жертвы».

Во всех отдалённых церковных храмах святые отцы зачитывали народу Манифест и служили литургии. Негодование и патриотизм охватили Губернию. Из разных уездов добровольцы изъявили желание местным властям отправиться воевать на Дальний Восток. Испрашивали оружия и возможности добраться до места боёв. Из МВД Петербурга по сему был дан ответ. Могут быть зачислены в добровольное ополчение лица не старше 40 лет, если будет в том необходимость.

В Рязани 3 февраля 1904 года «тысячная толпа народа, состоящая из воспитанников учебных заведений и жителей Рязани с оркестром во главе, неся при пении народного гимна "Боже Царя храни" и звуках музыки портрет Государя Императора и национальные флаги, остановилась перед домом Губернатора на Мальшинской улице (сохр. на ул.Свободы), желая выразить по поводу событий на Дальнем Востоке свои горячие патриотические чувства обожаемому Монарху патриотической манифестацией».

До середины февраля 1904 года патриотические манифестации рязанцев прошли во всех 12 уездах Губернии. В Петербург Государю направлены были верноподданические телеграммы. Перед военными событиями Российскому правительству удалось закончить строительство «Великой Сибирской железнодорожной магистрали». Её довели до берегов Тихого океана, до города Владивостока, но была она однопутной. Встречные поезда разъезжались на станциях. Дорогу на Дальнем Востоке «закладывал» сам Николай Второй, ещё будучи Наследником. Только теперь оценил Он по-настоящему дальновидность отца - Императора Александра III.

Не будь этой Великой Сибирской железной дороги, трудно предположить, каким образом можно было доставлять войска, артиллерию и боеприпасы на Дальневосточный театр военных действий. Что сталось бы с Российским Дальним Востоком. С появлением железной дороги Правительство организовало массовое переселение желающих и безземельных крестьян из Европейской части России в малонаселённые земли Западной и Восточной Сибири, в Амурскую область и Приморье. Из Рязанской губернии завербовались на восток более 50.000 человек.

Переселенцам без задержек оформлялись паспорта, льготные билеты до места назначения; выдавались «подъёмные». С началом военных действий всякое переселение было прекращено. Однопутная сибирская магистраль с трудом справлялась с потоком воинских эшелонов. С 4 февраля 1904 года газета «Рязанские Губернские Ведомости» начала публиковать вести с театра военных действий на Дальнем Востоке от Наместника генерал-адъютанта Алексеева из Главного Морского штаба.

На помощь больным и раненым русским воинам на Дальнем Востоке в кассу Рязанского местного управления Общества Красного Креста начали поступать денежные и вещевые пожертвования. К 15 июля 1904 года сумма денежных пожертвований граждан Губернии составила 95.549 рублей 67 копеек. Сюда вошли и деньги вырученные от продажи с аукциона излишка лошадей, что не смогли взять военные при отправке 23-24 мая с рязанского вокзала. Аукцион проходил возле Присутственных мест на Ильинской площади (ныне Соборная пл. здание фирмы Рязань-Вест) и каждая армейская лошадь стоила от 50 до 300 рублей, в зависимости от роста и породы и масти.

Вещевые пожертвования - ценные вещи, материи, одежда и прочее, оценённые на сумму далеко за сто тысяч рублей, принимались в склады Рязанской Общины Сестёр Милосердия, также на пользу больным и раненым, вдовам и сиротам. Невозможно перечислить всех участников пожертвований - это рязанские банки, купцы, Полицейское управление, Ремесленное управление, Общество приказчиков и служащих, гимназисты, представители Суда, преподаватели, чиновники учреждений, Дворянское общество, крестьяне.

Состояние счетов «Русско-Японской войны» по кассе Главного Управления общества Красного Креста (в Петербурге) на 1 июня 1904 года: пожертвований - 3.562.224 рублей 40 копеек; запасной капитал Главного Управления - 2.2779.513 рублей 37 копеек; запасной капитал других обществ - 3.803.444 рублей 16 копеек. Проценты со всех этих капиталов шли на пенсии и пособия семьям погибших и раненым.

С 28 августа 1904 года главная губернская газета начала публиковать списки погибших, пропавших без вести и раненых рязанских воинов. Рязанские монастыри, больницы и частные лица в деревнях и самой Рязани стали брать раненых и больных на излечение бесплатно. По центральной улице Рязани провели около двух сотен пленных японских солдат и несколько офицеров. Никто не оскорблял этих низкорослых, узкоглазых усталых людей. Далёкая война стучалась и в рязанские двери.

4. Прощание с Губернатором. Конец японской войны

Господь Бог услышал молитву Государя Императора в Рязанском кафедральном соборе. Тридцатого июля 1904 года у Него родился сын - Наследник Алексей. Радостное событие в череде тяжёлых известий с японского фронта имело последствие для Рязанской губернии и для России. В Высочайшем Манифесте от 11 августа 1904 года Николай II повелел - облегчить положение народа Империи: отменить в России телесные наказания; объявить амнистию заключённым «не учинявшим тяжких уголовных преступлений»; сложить недоимки (неуплату) по земле, промысловым налогам, штрафы и пени - существовавшие на 1 января 1904 года; частично отменить подати и разного рода сборы. Неожиданное известие с удовлетворением встречено было рязанцами.

Рязанский губернатор в 1893-1904 годах, Шталмейстер Двора Его Величества Николай Семенович Брянчанинов.
Рязанский губернатор в 1893-1904 годах, Шталмейстер Двора Его Величества Николай Семенович Брянчанинов.

В эти же дни загадочная фраза Государя, высказанная Губернатору Н.С.Брянчанинову на вокзале 8 мая, обрела неожиданный смысл. Именным Высочайшим указом Николай II повелел Рязанскому губернатору с 11 августа 1904 года присутствовать в Государственном Сенате, назначил в Правительство России.

Около 12 лет руководил этот талантливый, всеми уважаемый человек Рязанской губернией. Запасами продовольственного капитала на сумму более 5.000.000 рублей, спокойствием, другими достижениями - губерния обязана была его неутомимой самозабвенной деятельности. Возможно, ряд последующих трагических событий в Рязани - не имел бы места при нём. Трогательное прощание рязанцев с Почётным гражданином Рязани и отъезд его в Петербург происходили 23 сентября 1904 года. Новым Губернатором Рязани прислан был Камергер Двора Его Величества С.Д.Ржевский.

Видно суждено было России в эти годы впервые почувствовать, что надломлены её силы. Настало время испытаний. Падением Порт-Артура 22 декабря 1904 года закончился первый год войны. Из-за отсутствия радиотелеграфа в русских войсках и на кораблях скорбная весть эта достигла и Рязанской губернии лишь в январе 1905 года. Война близилась к концу. Надежды марксиста В.И.Ульянова на революцию в 1904 году не оправдались.

Начавшийся 1905 год взорвался «неожиданным» экстраординарным сообщением большевистской газеты «Искра»: «Добрый Царь Николай II, оказался Николаем Кровавым!» - в радостном захлёбе делилась «открытием» с обескураженными городскими и деревенскими рязанскими мужиками подпольная газета. Рязанские революционеры старательно выполняли указание главного революционера Ульянова о «массовой политической агитации против существующего царского режима». Речь шла о провокационных событиях 9-го января 1905 года на площади перед Зимним Дворцом в Петербурге.

Из Правительственного сообщения от 22 января 1905 года, Петербург: «...Неблагонамеренные лица ...избрали рабочих орудием для выполнения своих замыслов и увлекли трудящихся несбыточными обещаниями на ложный путь... преступной агитацией. Злонамеренные лица не остановились перед затруднениями переживаемыми нашею Родиною в тяжёлое военное время. В их руках трудящийся люд оказался слепым орудием. Именем рабочих заявлены требования, ничего общего не имеющие с их нуждами. Как предлог выставлены требования эти, чтобы вызвать волнения...»

Допинг чахлой революции удался. Кровь войны была далеко. Кровь на алтарь революции – на глазах народа и самого народа. Дискредитация Государя Императора революционерами началась. Рязанская группа РСДРП повсюду распространяла листовки московского комитета большевиков, призывавшие бороться с «самодержавной властью и правительством». Однако в самой Рязани до глубокой осени 1905 года все потуги революционеров были почти напрасны.

В мае 1905 года до Рязани дошло известие о разгроме русского флота близ острова Цусима. К августу поражение России в Японской войне фактически состоялось. Война кончалась и ставка на неё В.И.Ульянова провалилась. Главный революционер никак не мог смириться с этим. Ругал из-за границы российских большевиков за нерешительность. «...Свобода не даётся без величайших жертв. Вооружённое сопротивление царизма должно быть сломлено и раздавлено вооружённою рукою», - вещал из-за кордона марксист-теоретик. Мы теперь знаем, В.И.Ульянов не гнушался никакими средствами для достижения власти в России и не жалел никого и ничего для её удержания.

Восьмого октября 1905 года Высочайший Манифест Государя подтвердил мир с Японией. Теперь она диктовала условия судоходства для русского флота вдоль Тихоокеанского побережья. Через несколько дней, 17 октября, из Владивостока в Нагасаки за русскими пленными отправился крейсер «Богатырь». Возвращения в Россию ожидали 1.095 офицеров и около 68.000 нижних чинов.

5. Российская Конституция

В эти же октябрьские дни 1905 года рязанские большевики получили «приглашение» московских - оправдать вместе с ними доверие великого марксиста и основоположника большевистской партии РСДРП В.И.Ульянова-Ленина и решиться, наконец, начать «революцию». И что, для революции - все средства хороши.

Начали железнодорожники Троицкой слободы (район вокзалов и прилегающих улиц). Движение поездов между Москвой и Рязанью 9-10 октября 1905 года было полностью прекращено. Бездействовал железнодорожный телеграф. Из документов 10 октября 1905 года: «Разношёрстная толпа около 250 человек железнодорожных рабочих и присоединившихся к ним уголовных элементов, явилась в город на Семинарскую (Каляева) к заводу "Акционерного Общества сельскохозяйственных машин", силою ворвалась в цехи. Побоями и угрозою смерти требовали прекратить работу и присоединиться к ним, так как не многие хотели. Портили оборудование, лишь бы добиться своего. Те же бесчинства произвели на заводах Анжина и Левонтина. Забастовщики требовали свободы личности, собраний и печати, оскорбляли Государя Императора. Вызванные войска оттеснили забастовщиков за город. Ввиду беспорядков были закрыты учебные заведения и некоторые магазины. На улицах усилены патрули. Городской Банк и Почтово-Телеграфная Контора охраняются солдатами...».

На следующий день 11 октября 1905 года, толпа железнодорожников митинговала в Троицкой слободе и пыталась прорваться в город, но допущена не была. В ночь на 12 октября в городе и прилегающих слободах были произведены аресты некоторых революционеров. Двенадцатого октября начали работать все предприятия, а к 15 октября восстановлено движение поездов.

Революционный «пшик» рязанской группы РСДРП усугубил Высочайший Манифест Государя Николая II от 17 октября 1905 года, заложивший основы разрабатываемой Конституции. Сторонником реформ и конституционного развития России в Правительстве был Председатель Совета Министров статс-секретарь граф Витте. Титул графа он получил за блестяще выполненную миссию по заключению мира с Японией на достойных для России условиях в июне 1905 года, при посредничестве президента США Теодора Рузвельта.

В Рязани Высочайший Манифест «свободы» встречен был народом с большим удовлетворением. В Успенском кафедральном соборе в Рязанском кремле 19 октября 1905 года после литургии он был прочитан преосвященнейшим Аркадием. После чего совершено было торжественное молебствие, на котором присутствовали господин Начальник Губернии С.Д.Ржевский, Вице-Губернатор Д.Н.Татищев, Городской Голова И.Н.Голубов и представители разных ведомств и учреждений.

Из Высочайшего Манифеста от 17 октября 1905 года: «...1) Даровать населению незыблемые ос новы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы слова, собраний и союзов. 2) ...Привлечь к участию в Думе ...те классы населения, которые ныне совсем лишены избирательного права...3) Установить, как незыблемое правило, чтобы никакой Закон не мог воспринимать силу без одобрения государственной Думы и чтобы выборным от народа обеспечена была возможность действительного участия в надзоре за законностью действий постановленных от Них властей... Призываем всех верных сынов России вспомнить долг свой перед Родиной. Помочь прекращению сей неслыханной смуты и вместе с Нами напрячь все силы к восстановлению тишины и мира на родной земле. Собственноручно.. .Николай».

Административное здание, где жили рязанские губернаторы до 1917 года. Мальшинская (Свободы) улица, г.Рязань.
Административное здание, где жили рязанские губернаторы до 1917 года. Мальшинская (Свободы) улица, г.Рязань.

В тексте было сказано, что разработка других положений основ Российской Конституции продолжается. Ликование было общим. «Измученная Россия может, наконец, вздохнуть свободно. Отныне, 17 октября 1905 года будет великим народным праздником...», - предположила одна рязанская газета.

В городе днём 19 октября было несколько манифестаций. «Железнодорожные служащие по случаю Высочайшего Манифеста от 17 октября отслужили на станции молебен, а затем многочисленною толпой с флагами и портретом Государя Императора направились в город, где с пением "Боже Царя храни" прошли по нескольким улицам. К ним примкнула масса учащихся.

Подойдя к дому Губернатора на Мальшинской (Свободы) улице, толпа приветствовала его. Господин Губернатор обратился к манифестантам с речью, и они с криком "ура" начали качать его и просили его превосходительство дать им музыкантов, что и было сделано через короткое время. К манифестантам присоединились 2 оркестра – Сухаревский и Вольного пожарного общества. Рабочие снова пошли по городу.

Встретив Губернатора на Почтовой улице манифестанты обратились с просьбой отвести им помещение для имеющего быть на днях митинга, на что его превосходительство обещал своё содействие. Рабочие опять качали Губернатора и было произнесено несколько речей. В 8 часов вечера манифестанты стали расходиться».

6. Рязанская революция

По сообщениям с мест население трёх четвертей России после Манифеста Государя успокаивалось. Такое положение вещей совершенно разрушало планы главного революционера В.И.Ульянова и высших партийных функционеров, действовавших в России от его имени. Успокоение народа означало конец революции. Новый жестокий и повсеместный допинг умирающей революции необходимо было вспрыснуть немедленно. Ход революционеров был неожиданным и хорошо скоординирован по времени во множестве городов больших и малых. Первое известие об удачном «почине» получено было 22 октября 1905 года из Киева.

Мы уже отмечали, как легко 10 октября 1905 года революционеры из рязанской группы РСДРП сошлись с уголовными элементами - назовём их черносотенцами - для насильственных совместных действий на рязанских заводах. На сей раз, предполагалась и «оплата» им за услуги - старые и новые. В воскресенье 23 октября 1905 года нанятые большевиками черносотенные хулиганы растворились до поры среди собравшейся в Городском саду на Астраханской улице публики, около 500 человек. В 12 часов пополудни, возле помещения дворянского «Летнего клуба» (деревянный павильон, сохр.), в саду намечалось всенародное обсуждение Манифеста Государя от 17 октября 1905 года.

Ораторы начали произносить речи с террасы Летнего клуба. Среди них рязанский заводчик Левонтин, представители интеллигенции и рабочий. В задних рядах вдруг раздался крик: «Бей их!». Толпа заволновалась. В саду раздались частые револьверные выстрелы. Большинство присутствующих бросились бежать в разные стороны, оставляя на местах зонты, шляпы, калоши. Несколько интеллигентов, не успевших скрыться, заперлись в здании клуба.

Хулиганы подожгли здание. Подоспевшие солдаты и администрация освободили запершихся и под усиленной охраной отправили в «Астраханские казармы». Прибывшей пожарной командой пожар был потушен. В суматохе и перестрелке несколько человек было ранено. Толпа черносотенных хулиганов тем временем выскочила на Астраханскую улицу; с ругательствами бросая камнями в уводимых солдатами интеллигентов.

В это время от Ямской слободы (ныне Циолковского ул.) по Астраханской улице следовала патриотическая манифестация, с которой смешались и черносотенцы. Тотчас из толпы раздались крики: «Пойдём бить жидов!». Присутствовавший здесь Вице-Губернатор граф Татищев обратился к толпе, стараясь её успокоить. Требовал «не делать бунтов». Толпа, возглавляемая теперь черносотенцами, свернула с Астраханской возле Окружного суда на Мальшинскую (Свободы) улицу, подошла к дому Губернатора и заявила ему, что «разгромит дом Порозова и всех жидов».

Губернатор Ржевский предупредил, что в этом случае вынужден будет вызвать войска в город. Манифестация же, руководимая черносотенцами, не теряя времени, снова направилась на Астраханскую улицу, где разграбила часовой магазин Конторера. Затем двинулась к Почтовой улице и здесь разделилась на 3 партии.

Толпа, не имевшая злых умыслов, пошла к часовне на Базарной площади (пл. Ленина), с намерением слушать молебен по случаю Манифеста. Другая осталась на Почтовой улице. Третья, самая агрессивная, отправилась на Соборную улицу и стала разбивать магазины. Первым этой участи подвергся часовой магазин Водовозова, где кроме того произведён был поджёг. Затем разграблены по порядку магазины Гершберга, Пи-неса, Ходакеля, Альткуллера, Грингауза, Жоровой, Гелясена, Рабиновича. В проезде от Соборной улицы к Почтовой разгромлен аптекарский магазин Субоцкого. Толпа на Почтовой улице в это время той же участи подвергла музыкальный магазин Кессельмана, шапочный Терфуса...

Прибыли войска и администрация Рязани, но все означенные магазины были уже разгромлены, а имущество и товары расхищены. К разграбленным магазинам были приставлены часовые. Войска остановили дальнейший разгром и спасли намеченные к экзекуции магазины Курпеля и Иевлева. Как оказалось, спасли только на этот (23 октября 1905 г.) вечер. Оттеснённая с Почтовой улицы, толпа направилась на Московскую улицу (Первомайский пр-т) и здесь разграбила аптекарский магазин Бравина, часовой Евсеева и на Хлебной (часть Маяковского) улице заготовочные заведения Брикмана. Толпа бесчинствовала до 12 часов пополуночи.

На другой день (24 октября 1905 г.) уже около 8 часов утра черносотенный погром возобновился. Первой разграблена была лавка с «красным товаром» на Краснорядской улице, принадлежащая вдове, имеющей пятерых малолетних детей. После этого хулиганствующая толпа, непускаемая на Почтовую улицу, направилась по заводам, где угрозами расправы снимала рабочих с мест и заставляла присоединиться к ним, затем устремилась к винному складу.

Придя в «вольно-пожарное общество», близ Екатерининской площади (ныне Центральный рынок) захватила насильно 4-х музыкантов и, раздобыв где-то небольшой портрет Государя и флаг, толпа направилась, будто к Успенскому кафедральному собору - с целью слушать молебен. Однако, поравнявшись с Почтовой улицей, большая часть «манифестантов» осталась на Почтовой и началось разграбление магазина Курпеля. Причём, разграблены были и сундуки с инструментами у 50 русских мастеровых работников. (Лишь, около 20 из них смогли потом снова начать работу, остальные её лишились).

Разгромили и разграбили прачечную Мельц, багетную мастерскую Когана. Начали уже выбивать стёкла у Любкиной, но подоспели казаки и усиленные наряды войска. Толпа разбежалась по улицам и начала громить квартиры в разных местах города. К дому Гинодман на Липецкой улице (часть Маяковского ул.) прибежала толпа в 20-30 подростков. Перескочив через забор, открыли ворота, вбежали в квартиры и стали выбрасывать оттуда имущество: мебель, постели, посуду и прочее. Прибежавшие вслед за подростками несколько десятков мужчин и женщин с жадностью набрасывались на выносимое имущество и расхищали его. Многое увозили на извозчиках.

Мужики, женщины, дети средь бела дня тащили по улицам чемоданы, матрацы, костюмы, картоны со шляпами, целые узлы, набитые разными вещами. Такой же грабёж толпа устроила в доме Соколова на Мало-Мещанской (Кудрявцева) улице, где разграбили квартиру Кисина; на Мясницкой (Горького) в квартире Клейнера и на других улицах. Полиции не хватало. Войска запоздали.

Рязань загудела, как растревоженный улей. На сей раз рязанские революционеры преуспели. Начались полицейские дознания. Неприкосновенность личности населения, невзирая на сословие и вероисповедание, гарантированная Конституционным Манифестом была нарушена с первых дней.

В эти же дни вышел Высочайший Манифест «об облегчении участи, впавших до воспоследования Высочайшего Манифеста 17 октября в преступные деяния государственные, учинённые без насилья, а также присуждённых к смертной казни до 17 октября». Первым - амнистия. Вторым - замена казни на каторжные работы. Другой Манифест - от 3 ноября 1905 года - касался крестьян - «об отмене выкупных платежей; насчёт податных притязаний; расширении операций Крестьянских поземельных банков».

Это был очень своевременный, серьёзный документ для малоземельных крестьян, устанавливающий большие льготы кормильцам России. Рязанские революционеры тщательно избегали знакомить с Высочайшими Манифестами крестьян.

Большевики тайно стали завозить в Рязань оружие. Из Москвы 18 ноября 1905 года машинистом Ухтомским были доставлены бомбы и револьверы, из которых часть была роздана на руки членам рязанской группы РСДРП, другая часть тайно сохранялась в магазине трактирщиком Вавиловым. В Рязани создавались боевые дружины. Рязанские социал-революционеры, следуя указаниям В.И.Ульянова, готовились вместе с московскими большевиками к вооружённому восстанию.

Седьмого декабря 1905 года, одновременно с москвичами, снова забастовали и рязанские железнодорожники. Остановились поезда. Забастовщики снова отправились за поддержкой на заводы «Акционерного Общества сельскохозяйственных машин», Анжина, Левонтина. Направили делегации в мужские и женские гимназии. Митинговали и пели революционные песни.

Дальше горячих выступлений ораторов дело не пошло и на этот раз. Не помогло и припрятанное оружие. Вряд ли рязанские революционеры отчётливо представляли, как захватить городскую власть и что с ней делать в городе и отдельно взятой Рязанской губернии. Уповая на цитатники - поучения далёкого В.И.Ульянова и партийных челноков из Москвы - рязанская группа РСДРП лишь слепо пыталась копировать действия революционеров-москвичей.

К 20 декабря 1905 года волнения в Рязани были прекращены. Несколько революционных всплесков рязанской группе РСДРП удалось разжечь и в следующем 1906 году, но размаха они не получили. Лишь крестьян удалось натравить жечь и грабить помещичьи усадьбы по всей Губернии.

В 1907 году большинство зачинщиков революционной смуты сидели в тюрьмах. Для 135-миллионной страны их оказалось немного 170.000 человек «политических и уголовных». В том числе смертных приговоров вынесено 5.086, казнено 1.700. А увлекли революционеры в забастовки и погромы до 1.000.000 человек. Наглядно, что может натворить со страной, с губернией, с городом - кучка людей одержимых утопической идеей, и фанатик, управляющий этими людьми.

Клички-псевдонимы их хранятся в архивах жандармских «столов»: «Ольга», «Дмитрий Петрович», «Богдан», «Николай Васильевич», всё, как учил великий конспиратор, революционный маньяк В.И.Ульянов. В декабре 1906 года «игра» в подпольщиков закончилась и для рязанских революционеров. Была арестована госпожа К.А.Ширяева - секретарь рязанской группы РСДРП, с ней учётная книжка с кличками-шифрами, паролями, адресами, фамилиями - всего 55 фамилий. В ночь на 8 января 1907 года они были арестованы по всей Рязанской губернии. В марте 1910 года, в помещении рязанского Окружного суда слушалось «дело шести» - руководителей рязанской группы РСДРП.

А что главный революционер В.И.Ульянов? Он безбедно продолжал существовать в своём далеке - за границей. «Месяц революции - равен году конституционного развития России», - заключил неугомонный революционер - марксист. Теперь он точно знал, как следует делать очередную революцию. Он менял места жительства и псевдонимы, подозревая, что отслеживается, но ничего плохого для государств, где проживал, себе не позволял и его не трогали. Истории было угодно, чтобы интересы этого революционера-фанатика и интересы правительства Германии - свалить Государя Российского и поставить Россию на колени - фатально совпали вскоре.

В большой степени, благодаря Министру внутренних дел с 1906 года и одновременно Председателю Совета Министров - Петру Аркадьевичу Столыпину, России удалось не только вылезти из революционной смуты 1905-1907 годов. Промышленные и сельскохозяйственные успехи России в последующих 1910-1913 годах заставили заговорить за границей о «Русском чуде». Охотясь за Столыпиным все годы его у власти и смертельно ранив в Киеве 1 сентября 1911 года, в присутствии Государя Николая II, революционеры, конечно, понимали какую могучую мешавшую им фигуру удалось устранить.

В неоконченной из-за смерти работе о будущем политическом устройстве России, он писал, что «...принял Россию в анархическо-хаотическом состоянии, потому, единственно возможным было вначале - захватить её в кулак. И, проведя земельную реформу, долженствующую уничтожить опаснейшую для России партию Социал-революционеров (большевиков) - постепенно разжать кулак». Что значило имя Столыпина в России, пережившей вакханалию революции - надо было видеть в день похорон его, там, где это случилось.

Государь Николай II вернулся в Киев 6 сентября 1911 года и прямо с парохода утром поехал в больницу. Он преклонил колена перёд телом верного своего сподвижника. Долго молился. Присутствующие слышали, как Он много раз повторил: «ПРОСТИ!». Потом, в Его присутствии была отслужена панихида.

Успокоив Россию и дав ей возможность конституционного развития, Столыпин не допускал мысли, чтобы в ближайшие годы Россия участвовала в какой-либо войне. Останься жив П.А.Столыпин, возможно, история России не была бы перечёркнута новой революцией В.И.Ульянова.

Возле тела Столыпина, должно быть, и Русский Монарх ясно осознал, что остался один в демократических устремлениях. Громадные суммы добровольных пожертвований были собраны на памятник. Их хватило на три: в Самаре, где губернаторствовал Столыпин, Гродно и Киеве. Скульптор самого грандиозного и прекрасного - в Киеве - Скимерес единственный раз в жизни видел П.А.Столыпина в роковой день 1 сентября 1911 года, в минуту после смертельного ранения, когда тот, истекая кровью, вдруг выпрямился во весь огромный рост и слабеющей рукой успел благословить Государя.

На памятнике были высечены его слова, обращенные к революционерам: «Вам нужны великие потрясения. Нам нужна - Великая Россия!». Для спасения России ему отпущено было пять лет.

Рязанка Наталья Климова, 21-летняя дочь преуспевающего рязанского адвоката, жившего на Астраханской улице - была в числе организаторов одного из покушений на ответственного Министра России 12 августа 1906 года, на казённой даче его в Петербурге.

Наталья, перед тем окончила престижную Мариинскую женскую гимназию в Рязани, поступила на Высшие Женские Курсы в Петербурге и там сошлась с революционерами. Променяла блестящую карьеру на судьбу террористки. От мощного взрыва на «Аничковом острове» набережной Невки погибло более 40 человек. У четырнадцатилетней дочери Столыпина были оторваны обе ноги. Климова была арестована, но сумела сбежать за границу. Так Рязань начала XX века вносила лепту в ход истории Государства Российского.

Аграмаков Н.Н., Апрель 1996 г., г.Рязань.

По материалам книги "Губернскiй Векъ. Исторический сборник. Избранное."

Фото взято из альбома фотогалереи "Рязань. Первая листва".

0
 
Разместил: Рязанец    все публикации автора
Изображение пользователя Рязанец.

Состояние:  Утверждено

О проекте