Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Народное образование в Егорьевском уезде



Народное образование в Егорьевском уезде в последнее время идет довольно быстрыми шагами. Благодаря введению всеобщего обучения, количество открытых школ, а также и число учащих в них, с каждым годом довольно значительно увеличивается.

В момент введения всеобщего обучения (с 1 сентября 1909 г.) всех училищ у земства было 58 с 90 учащими в них.

В 1912-13 году количество школ у земства достигло 85. Кроме вновь открытых, оно получило в свое ведение в 1911-12 г. все министерские училища, вследствие чего положение учащихся детей в этих школах значительно улучшилось, а также изменилось в лучшую сторону и материальное обеспечение самих школ. В прежнее время земство не отпускало на эти училища денег на приобретение для детей учебников, бумаги, перьев и т. д. Все это дети покупали за свой счет. Конечно, вследствие этого, большинство из них оставалось и без книг и без письменных принадлежностей. Но с введением всеобщего обучения министерство поставило в особое обязательство земству принять на себя все хозяйственные расходы по содержанию этих училищ. Чтобы уничтожить ту двойственность, которая чувствовалась по отношению к этим школам, земство возбудило ходатайство перед министерством о передаче этих училищ в ведение земства. Просьба была уважена. Министерские школы в настоящее время значительно расширены: прибавлено количество учащих, увеличен прием детей. Земское собрание ассигновало в т. г. на расширение одного из них около 1400 рублей. Относительно снабжения учебными пособиями эти школы уравнены с земскими: разницы никакой нет. Теперь перейдем к обзору земских школ. Рассмотрим помещения для школ.

Все школьные здания к началу 1912-13 г. были переданы земству сельскими обществами (по особым приговорам). Это дало возможность земству повести хозяйство в них значительно шире и лучше, нежели то было в прежнее время. Земство начало ремонтировать их, страховать, расширять и отстраивать заново.

Незавидное хозяйство досталось земству: ему пришлось получить от сельских обществ никуда негодные школьные здания, которые с каждым годом все больше и больше разрушались и приходили в негодность. Кроме того, в них было тесно, темно, холодно.

В прежнее время не заботились о постройке удобных, просторных помещений: санитарные условия и педагогические требования отсутствовали. Школьные здания почти ничем не отличались от заурядных крестьянских изб. Конечно, в момент постройки они, м. б., и выглядывали еще сносными, но все же в них царили теснота и полное отсутствие гигиенических условий.

И все это теперь состарилось, разрушается, приходит в негодность.—"Во Власовской школе", пишет учительница, "нужда глядит из всех щелей; куда ни пойдешь, за что ни возьмешься,—все говорит о своей ветхости: сквозь стены проходит ветер и свободно гуляет по классам".

— "Первые уроки", пишет другой учитель В—ой школы, "пока не надышат ребята, приходится и теперь заниматься в верхней одежде, откладывать уроки письма: руки зябнут".

— "Отсутствие вентиляции коридора или комнаты, в которую можно было бы выходить во время перемены", пишет учительница Дм-го училища, "сильно отражается на состоянии учеников и учащего".

— "В одном классе потолок угрожает падением", пишет Кр—ий учитель, "сделаны подпорки, но долго ли они будут держать?".

Таковы классные помещения для детей в этих уже отживших свой век школьных зданиях. Не в лучшем положении находятся и квартиры в подобного рода зданиях. В прежнее время крестьяне не считали нужным заботиться об учителе или учительнице школы. На них как-то и внимания никто из сельских обществ не обращал. Отводили им маленькую каморку, в которой и повернуться негде было. Часто случалось, что в таких комнатках ютилась целая семья учащего. А что в таких комнатках приходилось жить двум учащим, так это было заурядным явлением.

—...Жила я вместе с своей товаркой в одной квартире", пишет Мак—ая учительница, "и это меня стесняло: мне казалось, что я врываюсь в чужую жизнь, что я в этой квартире не хозяйка, а гостья. Все это как-то угнетало меня, и мне страшно хотелось иметь свой угол".

Вот в каких условиях находились учащие и учащиеся. С внешней стороны так же было убого, как и внутри школы: редко где были просторные дворы или же садики и огороды. Все это отсутствовало. Школа стояла одиноко, в большинстве случаев на краю деревни, неогороженная, без всяких надворных пристроек. Двора при ней не было. Во время перемен ребята проводили время на улице.

Чтобы устроить игры с детьми, учашим приходилось кочевать с одного места в другое и, конечно, пользоваться улицей, околицей.—"Не было клочка земли", пишет еще и теперь Вел-кая учительница, "откуда бы меня не мог кто-нибудь прогнать; и меня гоняли, причем это не всегда обходилось деликатно".

Вот какое наследство пришлось получить земству и затем ликвидировать его на протяжении последних лет. Но винить в этом общества не приходится: средств у них не было, да и сами они жили и живут впроголодь, а их малокультурность (чтобы не сказать больше) ничего лучшего и не могла им подсказать. Земство, в свою очередь, напрягало все свои ресурсы до последней степени: министерство отпускало в noco6ie всего только 4000 рублей, да и то только в последнее время.

Понятно, что до введения всеобщего обучения слишком много горя приходилось испытывать и детям и учащим. Некультурность среды на каждом шагу давала себя чувствовать учителям и учительницам: ими помыкали все вплоть до их же школьного сторожа, не желавшего признавать учащего за хозяина школы только потому, что тот ему не платил жалованья и не нанимал его.

Сплошь и рядом приходилось учителю и ученикам сидеть в нетопленной школе или угарной.

И земство принялось за работу. Начало строить новые здания, ремонтировать старые. На помощь ему пошло министерство нар. пр., отпуская на постройку половину стоимости здания. Земство взяло в свои руки всю хозяйственную часть и передало ее учащим, выдавая им на руки авансовые деньги.

Жизнь в школах пошла по иному руслу. Это "раскрепостило" учащих, и они явились "полноправными" хозяевами в своих школах.

За 3 последние годы Егорьевское земство успело выстроить довольно много школьных зданий. В строительный период 1912 года земство получило от министерства н. пр. безвозвратно 34500 руб. на постройку школ и ссуды 9000 руб. Ему надо было выстроить около 18 зданий, но по разным причинам земство не смогло этого сделать, и постройка значительной половины намеченных зданий перенесена им на 1913 год.

Если в настоящее время имеются ветхие, никуда негодные здания, в которых и темно и тесно, то рядом с ними уже есть и новые — светлые и просторные.*) Эти новые здания еще резче подчеркивают старые, полуразрушенные, которые рано или поздно будут заменены другими.

И на земском собрании 25, 26 и 27 октября 1912 г. было постановлено выстроить несколько новых зданий, ремонтировать старые, расширить существующие, временно наняв для них помещения.

Кроме прошлогодних зданий, постройка которых перенесена на будущий 1913 год, земским собранием постановлено
---------------------------------------------------------
*) К сожалению, в этих новых, зданиях есть существенные недостатки: а) раздевальни, служащие в то же время и рекреационными комнатами, до того тесны, что вместо одного кв. арш. пола на учащегося, в новых зданиях приходится одна пятая (на 1 кв. арш. пола должно поместиться 5 человек) б) отхожие места находятся во дворе, холодные. Дети раздетые зимою бегут из класса и простуживаются. Оба эти недостатка—пережиток старины глубокой, хотя их стараются объяснить экономическими соображениями.

------------------------------------------------------

выстроить еще 10 зданий на сумму 46000 руб., из коих оно ассигновало из своих средств 23000 руб. Собрание постановило просить у министерства noco6ie на 1913 год в следующем размере:

1) на жалованье учащим 64504 руб.
2) на школьное строительство 23000 "
3) на оборудование 13 комплектов 2600 "

4) ссуды из 3% сроком на 10 лет 15000 "

и, кроме того, возбудить ходатайство перед управлением государственных имуществ о льготном отпуске леса на постройку школьных зданий.

Покончив со школьными зданиями, перейдем к самим учащим в начальных школах.

Учащие в школах. С ростом школ увеличилось и количество учащих в них. Как мы уже сказали, в 1909 г. (в момент введения всеобщего обучения) учителей и учительниц было в земских школах 90 человек; в 1912-13 учебн. году эта цифра уже достигла 158: за три года прибавилось 68 учащих—более двух третей прежнего количества.

Среди учителей наибольший рост падает на лиц с специальным педагогич. образованием. Среди учительниц эта группа начинает завоевывать симпатии; растет также количество гимназисток, и уменьшается число епархиалок.

Качественный состав учащих находится в зависимости от многих причин, но главною из них является, конечно, материальное обеспечение и оборудование школ учебными пособиями, а также квартирами.

В виду того, что содержание учащих в сравнении с прежними годами значительно увеличилось, качественный состав, в смысле повышенного образования, значительно изменился в сторону благоприятную для школьного дела: преобладающее количество учащих состоит из окончивших специально педагогические школы и VIII класс женских гимназий.

Одним из важных вопросов в истекшем земском собрании был вопрос о материальном обеспечении учащих. По этому поводу инспектором народных училищ был внесен в земское собрание довольно обстоятельный доклад, освещающий эту сторону дела.

История материального обеспечения учащих такова. До введения всеобщего обучения учащие начинали свою службу с 240 р. в год, и через 15 лет, путем прибавок, жалованье их увеличивалось до 360 рублей. Дальше этого оно уже не подымалось.

Министерство н. пр. не приходило земству на помощь, и, конечно, самому ему трудно было улучшить эту сторону школьного дела. С введением всеобщего обучения первое жалованье учащим было назначено в размере 360 рублей в год. На другой год (в 1910 г.) по ходатайству инспектора нар. училищ, земское собрание установило к этим 360 р. 3 прибавки, каждая через 5 лет, по 60 р. в год. Срок выслуги прибавок начинался с января 1911 г., в силу этого в лучшие условия попала, главным образом, молодежь: они начинали свою службу с 360 р., и в будущем их жалованье должно было прогрессивно увеличиваться через каждые 5 лет. В такие же условия были поставлены и старослужашие: прежняя служба им не засчитывалась на прибавки. Прибавили только тем, кто прослужил 15, 20 и 25 лет. Другими словами, у старослужащих пропало по 10 лет службы.

Им было обидно: они остались как бы обойденными. А между тем, они работали далеко при худших условиях, нежели их молодые товарищи. Тогда условия службы были значительно тяжелее теперешних: они получали за свой труд мало (240 р.), ютились в плохих квартирах, переносили всевозможные лишения; здоровье их быстро разрушалось, и они рано делались инвалидами.

В интересах справедливости инспектор нар. училищ ходатайствовал перед земским собранием об улучшении положения старослужащих учащих. Кроме того, принципиально было возбуждено ходатайство об улучшении материального положения вообще всех учащих, увеличив количество прибавок до 4-х и сократив сроки выслуги с 5-ти лет на 3 года.

Земское собрание отнеслось к этому ходатайству весьма благожелательно и установило с 1 января 1913 года следующие прибавки: первые три назначать учащим через каждые три года, а 4-ю выдавать через 25 лет службы. Оно также постановило зачесть на прибавки всем учащим всю прежнюю службу в уезде: прослужившие к 1 января 1913 г. 3 года получат с этого времени к 360 р. еще 60 р., прослужившие 6 лет—120 р. в год, 9 и более лет—180 р. и, наконец, прослужившие 25 лет получат прибавку к основному жалованью 240 р. в год. Для этой цели земство ассигновало кредит в размере 9.660 рублей. *)

Такое материальное положение сразу поставит учащих в иные условия и даст им в близком будущем возможность лучше жить. Теперь через 9 лет службы жалованье при готовой квартире с отоплением и освещением равняется 45 рублям в месяц. Кроме того, эти прибавки увеличат и размеры пенсии. Учительство признательно земству и теперь примется еще интенсивнее работать.

Земским собранием было обращено внимание еще на одну сторону школьного дела. При большом количестве учащих всегда будут случаи заболеваний или же вынужденных силою обстоятельств отлучек, когда надо уехать на время из школы. В это время дети остаются без учителя. Собрание постановило учредить две должности запасных учителей, которые могли бы замещать отсутствующих учащих. В смету на этот предмет внесено 900 р., из коих жалованье запасному учителю определено в 360 р., а остальные деньги пойдут на оплату занятий практикантов по исполнению ими обязанностей отсутствующих учащих.
— ----------------------------------------------------
*) При назначении учащие получают еще и прогонные деньги—по 10 коп. с версты, считая расстояние от г. Егорьевска до места назначения.

-----------------------------------------------------

Увеличена также ассигновка на поездки учащих на педагогические конференции, устраиваемые ежегодно участковым инспектором. На этих конференциях учащие обмениваются взглядами на школьное дело, читают свои рефераты, обсуждают методы преподавания, знакомятся с педагогической литературой. Школьная жизнь—живая жизнь, интересная во всех отношениях. Не следить за тем, что делается в области школы—значит идти назад, закрывать глаза на школу, на педагогическую литературу.

Участковый инспектор нар. училищ просил ассигновать 2700 руб. на организацию педагогических курсов или учительского съезда. Но в виду крупных ассигнований на прибавки учащим жалованья, пришлось решение этого вопроса отложить до будущего года.

По той же причине отложено и устройство в уезде школьных районных музеев, которые так необходимы в настоящее время, когда через все школьное обучение красной нитью должна проходить наглядность и предметные беседы, получившие за последнее время везде право гражданства.

В школьных районных музеях возможно было бы иметь в достаточном количестве наглядные пособия: коллекции, модели, карты, приборы для опытов по физике и элементарной химии, а также самые необходимые методические руководства, справочники и, вообще необходимые книги для учащих. Эти музеи должны иметь только те пособия, которых не имеет народная школа; это как бы продолжение учительской библиотеки и тех наглядных пособий, какие имеются под рукой у каждого народного учителя. Сюда из соседних школ могли бы приезжать учащие и брать себе в школу то, что им необходимо для школьных занятий. *)

Откликнулось министерство н. пр. на устройство и пополнение школьных библиотек: осенью 1912 г. оно ассигновало земству для этой цели 2000 рублей. До введения всеобщего обучения редко где имелись школьные библиотеки. Это обстоятельство лишало детей возможности читать книги. Оставляя школу, они дичали и скоро забывали грамоту. За последнее время земство устроило при каждой школе маленькую
-----------------------------------------------------
*) Открыт в 1912г. центральный музей учебных пособий при Екатеринбургской у. з. управе. В уезде функционируют 23 районных музея. Осинское у. земство открывает музей. Юрьевецкое—2 районных музея. Михайловское и Рогачевское у. з. собр. постановило устроить по одному музею. (См. "Вестн. Нар. образ." № 11 за 1912 г.).

----------------------------------------------------ученическую библиотечку. Кроме того, оно снабдило школы наглядными пособиями: картинами, картами и коллекциями по минералогии.

Но все же еще многого не достает для успешной работы учителя на ниве народной. Школьные библиотеки надо возможно скорее пополнить: они имеют только два отдела—религиозно-нравственный и беллетристический; других отделов нет. Очень мало книг и для самого учителя.

Мебель в старых школах никуда не годится; она допотопна и уже пришла в ветхость. Квартиры учащих (в тех же старых школах) тесны, антигигиеничны и только отравляют существование учащего. Мебели в них никакой нет. Еще в новых зданиях кое-что имеется, а в старых положительно ничего нет.

Никогда, кажется, так не ощущалась остро нужда в повышенном образовании, как в настоящее время. Население уже не может удовлетвориться той убогой грамотой, какую ему сулит прежняя старая народная школа с ее трехлетним курсом обучения.

Жизнь в настоящее время предъявляет свои требования. Она говорит, что лучшая доля ожидает только тех, кто вооружен лучшею грамотой, кто более культурен и обладает большими знаниями. И в этом отношении жизнь нисколько не церемонится с людьми. Даже фабрики не принимают к себе подростков, если они не окончили народную школу.

Теперь уже крестьянским детям нужны знания и свидетельство народной школы не для воинской повинности, а для того, чтобы отстаивать свое существование.

Крестьяне просят преобразовать одноклассные школы в двухклассные, а трехгодичный курс народной школы повысить еще на один год. В прошлом году земство преобразовало в двухклассные школы три одноклассные. В этом году инспектор народных училищ просил земское собрание преобразовать 8 одноклассных школ с большим количеством детей в двухклассные земские. Собрание сочувственно отнеслось к этой просьбе и поручило это сделать земской управе с училищным советом. Теперь от этих двух учреждений будет зависеть увеличение количества повышенных (двух-классных) школ.

В ходатайствах крестьян знаменательно то обстоятельство, что они сами неграмотные и в лучшем случае полуграмотные хотят видеть своих детей грамотными в большей степени, чем это обещает им одноклассная народная школа. Они—полуграмотные и безграмотные—дошли до понимания "высшей грамоты", как они выражаются в своих ходатайствах, и просят дать повышенное образование их детям.

Откликнулось земство и на нужды учительского общества. До сего времени оно помогало учительскому обществу путем ассигнования на воспитание детей учащих в нач. школах ежегодно по 750 руб. Нужды семейных учителей так велики и не под силу им самим, что на помощь им в воспитании детей пошли все учителя и учительницы уезда: они обложили себя 2% взносом. Трудно им это делать, но сознание долга заставляет их урезать свое содержание. И благодаря этому самообложению, а также помощи уездного и губернского земств, семейным учащим в Егорьевском уезде приходится платить только половину стоимости содержания ребенка в интернате общества.

Такое единение и такая коллективная помощь в высокой степени трогательны и заслуживают глубокого уважения к учащим, не имеющим своих детей, одиноким, и все же помогающим воспитывать чужих детей.

Егорьевское учительское общество задумало построить свой собственный дом для общежития детей. Оно просило земское собрание помочь ему в этом благом деле, и собрание ассигновало ему 300 рублей. Кроме того, оно продолжает выдавать ежегодно по 750 рублей на воспитание учительских детей в средних учебных заведениях.

Учащиеся в народных школах. В настоящее время все больше и больше замечается наплыв учащихся в начальные школы. Вследствие этого, в текущем учебном году пришлось расширить некоторые школы, прибавив по одному комплекту учащих. Большинство школ двух—и трехкомплектные (есть и с 4 комплектами): из 91 школы—однокомплектных 36. Но и эти 36 школ, вероятно, в близком будущем будут расширены до 2-х учащих в каждой из них. Во многие школы нельзя было принять всех детей: пришлось отказать многим из них. Сколько слез, упреков от родителей пришлось вынести по этому поводу!

Население сознало всю важность и необходимость ученья. Еще не так давно (лет 15, 20) дети плакали оттого, что их отдавали в школу; теперь плачут, что их не принимают в школы.

Курс обучения в народных школах трехгодичный. Как мы уже раньше говорили, этот курс не удовлетворяет ни население, ни учащих. Крестьяне просят учащих, инспектора нар. училищ увеличить курс ученья в одноклассных школах с 3-х лет на 4 года. Несмотря на свою "темноту", они уже поняли, что школьное ученье в три года дает слишком мало знаний детям.

Что же касается учащих, то и они ратуют за четырехгодичный курс: в три года положительно нельзя пройти успешно программу народной школы. Приходится комкать, и знания, как говорится, сшивать "белыми нитками на скорую руку. Оно и понятно: в среднем учебный год народной школы состоит из 140—160 учебных дней. Что же за это убогое время можно сделать? К экзаменам приходится волею-неволею "натаскивать" детей. И эти знания так же быстро улетучиваются, как быстро и были получены. Сплошь и рядом мы видим, что через несколько лет дети разучиваются писать, читать. Но этого мало. Народная школа по своему характеру
---------------------------------------------------------
Население уезда составляет: мужчин—92809, женщин— 92293, всего об. пола—185102. В школьном возрасте в уезде имеется детей—18000. Площадь Егорьевского уезда равняется 3471 кв. верст.

--------------------------------------------------------должна сообщать детям знания (элементарные, конечно) и по отечественной истории, географии и естествознанию. В народной школе образование детей заканчивается: с этими знаниями им в большинстве случаев суждено оставаться всю свою жизнь. Эти дополнительные знания обыкновенно падают на третий год обучения, когда дети уже более или менее осилили грамоту и могут свободно читать. И вот тут-то получается весь трагизм положения и детей и учащих. В один год надо пройти все эти науки, да еще научиться грамотно писать (переложения), усвоить составные именованные числа, квадратные и кубические вычисления. Даже там, на Западе, где учебный год состоит из 220—240 учебных дней, где дети до поступления в народную школу проходят еще курс приготовительный (детские сады), и там не могут учащие пройти в 3 года всего того, что требуют от нашей русской школы. В этом нам пришлось лично убедиться, посещая школы в Вене, Праге, Дрездене и Берлине.

И вот из года в год учащие Егорьевского уезда на, педагогических конференциях просят о добавлении 4-го года обучения. И в последнее время училищный совет и земская управа пошли на встречу требованиям жизни: в нескольких школах (преимущественно с 2 и 3 учащими) начали вводить 4-й год обучения.

В школьном законопроекте, который прошел уже через Государств. Думу и рассматривался в Гос. Совете, 4-й год обучения в народной школе получил права гражданства. Законопроекту этому, к сожалению, не суждено было в 3-ей Г. Думе стать законом по совершенно иным мотивам (из-за передачи церковно-приходских школ в ведение м. н. п.). Но вне всякого сомнения, что в близком будущем по новому школьному закону 4-й год обучения будет обязательным для всех начальных школ в России. Этого требует сама жизнь: нельзя же век жить с убогой грамотой. В этом отношении хорошим примером может служить нам та же Западная Европа, где давным-давно не только введен повышенный курс обучения, но и обязательность его для всех детей. В Австрии курс обучения 7-летній, в Чехии—8-ми летний, в Германии—6-ти и 8-ми летний, во Франции—тоже. Эти государства когда-то также имели народные школы с трехлетним курсом, но это так давно было, что они успели забыть об этом.

Расходы на народное образование. Остается теперь только сказать о тех материальных затратах на народное образование, которые несут город, земство, казна и частные лица.

Успех народного образования измеряется количеством затраченных на него средств: чем больше расходуется денег, тем лучше поставлены школы, и лучше в них учат.

Расходы земства на народное образование почти утроились: в прошлом году оно израсходовало почти 33.000 р., тогда как в истекшем году—97.000 рублей. Вследствие этого увеличились расходы и м. н. пр. с 63.700 р. на 101.317 рублей. Расходы города на начальное образование удвоились: с 31.500 р. выросли в 63.000 р. Кроме того, городское самоуправление в т. г. постановило открыть у себя высшее начальное женское училище, для каковой цели оно предоставляет бесплатное помещение и ежегодный отпуск по 1660 рублей: 1.000 р. на то, чтобы дети обучались в этом училище бесплатно и 660 р. на преподавание иностранных языков. Кроме того, при этом училище будут открыты женские профессиональные курсы (шитье платья и белья).

Из всего сказанного видно, что народное образование в городе и уезде идет усиленным темпом, что видно даже при беглом просмотре статистических цифр за три года из прилагаемой таблицы (…)

В 1911 году было израсходовано министерством, городом, земством и частными лицами всего 147.877 рублей, а в 1912 году (по 1-е января 1913 г.) эта цифра почти удвоилась: она достигла 281.000 рублей.

Всеобщее обучение только еще начало развиваться, и, несомненно, что оно вырастет в продолжение 7 лет (рассчитано на 10 лет) и выльется в довольно солидную цифру. Если посмотреть сметные назначения в т. г. Егорьевского земства, то мы там найдем следующие данные: при бюджете в 475.945 рублей оно расходует на нужды народного образования 187.210 рублей (в эту цифру входит и noco6ie от м. н. нр.)

Из всего сказанного мы видим, что земство и город успели пока осуществить принцип материального обеспечения учащих. Духовная же сторона этих тружеников на ниве народной все еще ждет дальнейших улучшений: они нуждаются в хорошей книге, журнале и в особенности в обновлении и пополнении своих научных и педагогических знаний. Для этого нужны: хорошая педагогическая библиотека, музеи наглядных пособий, педагогические курсы и съезды.

Этого требует от учителя сама жизнь: кто ничего не читает, тот идет назад, отстает от требований жизни. Этим самым он понижает свой духовный мир, что отражается отрицательно и на школьном деле. Это не в интересах общества, государства. Учитель должен совершенствоваться и следить за текущей педагогической и научной литературой. В этом ему должны помочь государство и общество: это их доле, их святая обязанность, если они хотят видеть свои школы на высоте научного знания.

Д. Любченко

Педагогическая конференция учащих в начальных школах Егорьевского уезда.

В феврале месяце, на масленой, когда обыкновенно бывает более свободно, чем в какое-либо другое время, в Егорьевском уезде почти ежегодно бывает педагогическая конференция. И на этот раз она будет 17, 18 и 19-го февраля в с. Починках, как центральном месте уезда. Предполагалось устройство ее в Егорьевске, где больше налицо удобств, но город расположен не в центре, а в периферии уезда, и дальним учащимся трудно будет добраться сюда: слишком дорого обойдется—не хватит тех прогонных денег, которые всегда отпускаются Егорьевским земством всем желающим посетить конференцию—по 5 коп. с версты в оба конца.

Заседания конференции происходят в министерском двух-классном училище. С каждым годом становится в нем все теснее и теснее. В прошлом году было учащих 100, а в этом году, вероятно, будет больше, если не будет метелей или других каких-либо экстраординарных случаев. Но эта теснота, обыкновенно, как-то не замечается: в тесноте, да не в обиде. Харчевое довольство устраивают на артельных началах. Всем этим ведает учитель Починковского училища И. Д. Михалин. Можно только позавидовать его распорядительности: все у него выходит дешево, вкусно и сытно. Обыкновенно приходится израсходовать за три дня около 4 рублей, из которых отчисляется часть денег и на покупку инвентаря, которого уже набралось изрядно.

К этой конференции многие из учащих давно уже готовятся. Некоторые из них приготовили рефераты по интересующему их вопросу. Они сами будут читать их и защищать. Вокруг поднятых вопросов поднимутся дебаты, споры. Каждый из них будет отстаивать свою точку зрения, и в этих спорах истина выяснится, быть может, рельефнее, чем ее передаст референт в своем докладе. Критика учащих поможет разобраться в неясностях более детально, и спорящие придут к тому или иному положению.

Конференция захватывает многие насущные вопросы из школьной жизни. Многое у каждого учащего за год накопилось, многое выносили они там в глубине души, и им о многом хочется поговорить со своими товарищами, поделиться впечатлениями и сомнениями от пережитого времени. Кажется, что мало прожито, но зато много и очень много пережито. Обыкновенно, целые ночи напролет проходят в разговорах: когда-то еще придется увидеться!

Хотя конференция продолжается всего три дня, но и за это короткое время она сильно сближает между собою учащих. Здесь молодые, только-что поступившие на службу, знакомятся со стариками, которые рассказывают им о прежней школьной поре, делятся с ними своим опытом, и таким образом здесь выковываются традиции, дружба, единение учащих между собою. Молодежь рассказывает о своих неудачах, о своих стремлениях, идеалах, и старики их поддерживают, если эти стремления честны и ведут к свету, к знаниям. Но в то же время и молодежь вносит много нового, чего старикам не пришлось видеть, слышать или читать.

Вот это-то единение и дорого в учительской среде. Оно не позволяет опускаться к низу и глохнуть там в далекой глуши, где нет ни книги, ни интеллигентных людей. Здесь, на конференции, это одиночество скрашивается теми ответами, которые дадут им их же товарищи на вопросы, возникшее в разное время и не нашедшие себе ответа.

Окончится конференция, — и все уедут примиренными с суровой жизнью; с чувством нравственного удовлетворения они будут вспоминать эти короткие дни товарищества, которое поддержало их в одиночестве. Теперь они будут знать, что они не одиноки.

Конференция охватывает в своей программе почти все наиболее важные вопросы школьной жизни. Она будет происходить под руководством инспектора народных училищ, который сам когда-то был народным учителем и знает, как важно дать ответы на те или другие вопросы, поставленные самою жизнью.

Но конференция не может пополнить знаний, не может за своею краткостью ответить на поставленные жизнью вопросы. В этом отношение учащим помогли бы педагогические курсы, на которых, кроме специальных педагогических предметов, были бы и общеобразовательные. Жизнь не стоит на одном месте она движется и с каждым годом все больше и больше предъявляет требований учащим. В этом отношении она чрезвычайно сурова и жестока: она не щадит тех, что отстали в своих знаниях, и безжалостно выбрасывает их за порог. То, что было 10 лет тому назад ново, теперь уже старо. Методы совершенствуются: экспериментальная психология и педагогика все больше и больше завоевывают себе права гражданства. За границей—там обычно для учащих ежегодно устраиваются курсы, и им читаются профессорами лекции по тому или иному предмету. Там вошло это в обязательство: пусть попробует какой-нибудь учитель не побывать в два или три года хотя бы только раз на курсах!... его ожидает осуждение со стороны товарищей и косые взгляды содержателей училища. У нас же учитель не только не пополняет своих знаний, но он забывает все то, что раньше дала ему школа. Среда, в которой он живет, засасывает его, тянет к низу; бороться ему с ней не под силу: он нищ и духом и материально. Взять хотя бы нашего народного учителя. Еще только три—четыре года тому назад он получал первое жалованье 20 р., а за вычетом и того меньше. Где же было думать о духовной пище? Но вот с 1909 г. было введено всеобщее обучение, и жалованье стало 30 руб. в месяц. А с 1 января т. г. оно значительно выросло: земство пошло навстречу учащим и увеличило им содержание, установив в октябрьском заседании земского собрания прошлого года 4 периодических прибавки: первые три через каждые три года, по 60 рублей каждая, а 4-я—за 25 лет и тоже в 60 рублей. Кроме того, земство зачло учащим всю их службу до 1-го января 1913 г. И с этого времени учащие получили довольно значительные прибавки: кто прослужил 3 года, получает уже 420 р. в год, прослужившие 6 лет—480 р., 9 лет—540 р. и выслужившие 25 лет—600 р. Учащие свое материальное положение считают "блестящим": прослужившие девять и более лет (а таких много), вместо обычных 30 р. в месяц, в январе т. г. уже получили 45 р. Учащие глубоко признательны земству, и теперь они в состоянии купить книжку, выписать, газету. Конечно, мы не обольщаем себя этими прибавками: жить хорошо, особенно семейному учителю, когда жизнь так «дорога»,—едва ли возможно.

Материальное улучшение уже заметно отразилось и на качественной стороне учащих, а с ними и на самой школе. В прежнее время на маленькое жалованье шли только люди с маленьким образовательным цензом, и среди учащих, особенно женщин, мы видим больше всего из епархиальных женских духовных училищ. Окончившие специальные педагогич. школы или женские гимназии не шли в школы уезда. Теперь, с введением всеобщего обучения, картина резко изменилась, и, надо сказать, к лучшему: больше стало учащих с специальным педагогическим образованием, а также окончивших 8 классов женских гимназий (…)

Среди учителей наибольший рост падает на лиц с специальным педагогическим образованием. Среди учительниц эта группа начинает завоевывать симпатии; растет также количество гимназисток, и уменьшается число епархиалок.

Уже близко то время, когда и у нас в каждой губернии будут открыты свои учительские семинарии—женские и мужские, и наши школы будут иметь вполне опытных и хорошо подготовленных учащих.

Уже и теперь мы видим целый ряд постановлений земских собраний, чтобы принимать на учительскую службу только лиц со средним или специально-педагогическим образованием (наприм., Пермское, Орловское в сессию 1912 года, а Московское и др. земства ввели это правило уже несколько лет тому назад).

Проявляют заботу земства и об организации педагогических курсов. В истекшем году осенью такие постановления сделали следующие земства: Костромское, Псковское, Верхнеднепровское, Малоархангельское, Михайловское, Оханское, Рогачевское, Ростовское, Александровское, Казанское, Краснинское, Красноуфимское, Пошехонское, Рязанское. Все они хлопочут о разрешении открыть для начальных учителей и учительниц педагогические курсы в 1913 году, ассигновав для этой цели необходимый средства.

Тверское земство решило так организовать педагогические курсы, чтобы на них перебывали все учащие, и чтобы эти курсы были не краткосрочными, а не менее 6 месяцев.

Таким образом, русское общество поняло, что все наше счастье зависит от распространения в широких слоях народного образования и притом качественно высокого. А такое образование только образованные учителя могут провести в массы и не при трехгодичном курсе народной школы, а при 4-х и 5-ти годичном, к чему целый ряд земств уже и стремится, сделав на этот предмет свои постановления осенью прошлого года: Рогачевское, Александровское, Макарьевское, Валковское, Каменец-Подольское, Мокшанское и др.

Учащие Егорьевского уезда стремятся к лучшей постановке школьного дела: они давно уже просят ввести в уезде четырехгодичный курс ученья в народных школах, и земство начинает осуществлять эти просьбы.

Много работы предстоит в деле народного образования в уезде; об этом программа конференции лучше всего говорить. И мы закончим нашу статью программой педагогической конференции. Результаты ее потом будут опубликованы.

Программа конференции.

1. Празднование юбилея 1613—1913 г. г.
2. Пенсионная касса народных учителей и учительниц.
3. Экспериментальные работы в области педагогики.
4. Русский язык (письменные работы, чтение).
5. Арифметика в народных школах.
6. Наглядность преподавания в школах.
7. Учительская библиотека при земской управе.
8. Школьные библиотеки.
9. Народные чтения с волшебным фонарем.
10. Ручной труд и школьные сады и огороды.
11. Обзор народного образования в уезде, и постановления земского собрания.
12. Педагогическая литература: вновь вышедшие книги, картины для учащих и учащихся.
13. Школьные нужды и школьное хозяйство.
14. Экскурсии.
15. Программа народных школ.

Д. Любченко

Письма народных учителей.

I

Роль народного учителя Рязанской губернии в изучении местного края.

Изучение местного края должно быть тесно связано со всей культурной и просветительной деятельностью народного учителя в местном районе. Изучить местный быт, местную природу, занятия местного края—великая, плодотворная работа. Народными учителями Рязанской губернии на это дело не обращено должного внимания. Для изучения местного края учителям следует пользоваться разнообразным материалом. Материала для изучения очень много. Во-первых, хотя бы взять прошлое Рязанской губернии: какое богатство памятников прошлого остается не разработанным! Нередко в местных газетах появляются известия о том, что крестьяне Рязанской губернии находят сплошь и рядом старинную разбитую утварь, старинные монеты, громадные кости и тому подобное.

Рязанская губерния была в центре многих исторических событий государства. Масса своеобразных курганов, земляных насыпей, земляных древних валов, крепостей,—все это говорит о богатом событиями прошлом.

Местные обычаи, местные предания, былины, легенды и тому подобное должны быть записаны и использованы, так как все это даст возможность иметь в руках богатый, интересный материал для изучения психической жизни населения; его прошлые обряды, верования откроют прошлую духовную жизнь местного населения. Во-вторых, хотя бы взять настоящее Рязанской губернии: мы также можем найти для изучения своеобразные различные стороны местного района. Такое занятие изучением настоящего даст возможность учителю как самому стать ближе к крестьянам, так и школу приблизить к местному населению, а главное,—это поможет ему понять в достаточной форме "духовный облик " народа. Прежние "устои" деревни рухнули, а новые еще не выработались; деревня в настоящее время блуждает в потемках, и вот—подметить и понять особенности нарождающегося настроения деревни и есть очередная задача для изучения в настоящем; поняв современное настроение деревни, мы можем найти культурные выходы и помочь деревне в ее смутном тяготении "к свету". Учитель должен знать жизнь местного края, богатство, условия материальной культуры, хозяйственный быт, а для этого он должен быть знаком как с современным положением местного края, так и с его историей, для чего учитель должен войти в местные научные общества, сделаться участником в местной прессе. И от такого изучения не только выиграет сам учитель и местное население, но и его школа, так как, изучая местную природу, быт, занятия, учитель познакомит и учеников школы с полученными результатами, а от этого будет прогрессировать и само дело обучения и воспитания. "Материальная культура, столь сильно влияющая на политические отношения и духовный мир народов, как бы нарочно скрывается от учеников. Они узнают о ней сведения только отрывочные, голословные, а зачастую даже неверные", такие глубокие мысли по этому поводу высказывает Н. Торнау. Таким образом, мы видим, что изучение местных сторон жизни вытекает из всей просветительной деятельности народного учителя, и если учитель не будет изучать местную жизнь, то школа не будет находиться на высоте своего истинного призвания; она может стать "народной" в лучшем смысле этого слова только при изучении местного края народным учителем.

И. Потемкин.

II

Куда деваться?

Этот вопрос ежегодно задают себе учащие начальных школ, задают его себе потому, что им дороги становятся после 3-х лет учения их ученики и ученицы, глубоко и живо интересуют дальнейшая судьба детей, на обучение и воспитание которых потрачено столько сил и усердия... Маленькие дикари, которые приходят в школу, боязливо озираясь, всегда готовые подраться, солгать, полентяйничать, выходят отсюда милыми маленькими людьми с умом, открытым для всего хорошего. Недаром, гордясь своими успехами, учащие чем живее интересуются своими питомцами, тем настойчивее тревожит их вопрос: куда денутся все эти дети, что с ними станется? Чаще всего этот вопрос приходится слышать там, где преобладающий элемент населения—ремесленники. Специальных училищ для подготовки ремесленников по всем отраслям производства так мало, а желающих поступить туда так много, что принятие в такие училища выпадает на долю самого незначительного меньшинства. И с горьким чувством в сердце приходится сознавать, что судьба большинства детей самая плачевная: они будут отданы в учение к ремесленнику—односельчанину. Кто мало-мальски знаком с бытом мастеровых, тот знает, что положение у них детей учеников истинно трагическое. Детей отдают в обучение мастерам, не обращая внимания ни на их вкусы и наклонности, ни на их физическое развитие. Там они привыкают курить, пить и резким грубым тоном говорить всякие гадости. Проходит немного времени, и нравственная чистота ребенка исчезает бесследно... Дети учатся здесь урывками, кое-как, кое-чему, приглядываясь к работе взрослых; большую же часть времени они проводят на побегушках. Каков же преподаватель около детей? Сработать он может ладно, а растолковать и показать, как и что—далеко не мастер. Да и мысли его направлены на то, чтобы скоро и верно получить заработную плату, а не педагогикой ремесленной заниматься. При таких условиях решительно некому показать и объяснить ученику способы производства наиболее успешные, некому направить его способности на путь настоящего знания и усовершенствования. Ребенок попусту проводит 2—3 года. Страшно выговорить: 2—3 года самой лучшей для обучения жизненной поры! И сколько здесь гибнет или калечится юных сил!

Ничему не научив как следует, мастера выпускают в жизнь жалких ремесленников. И эти жалкие неучи в свой черед будут поучать новые поколения ремеcленников. Здесь я имею в виду портных в с. Сельцах, Рязанского у. почти все жители с. Селец занимаются только портняжным ремеслом, т. к. других видов промысловых заработков у них нет.

Настоятельно необходимо позаботиться земству о развитии ремесленного образования в деревне и тем самым открыть крестьянским детям, по окончании школы, путь к лучшей жизни.

П. Клиров

«Вестник Рязанского губернского земства» № 1/1913

0
 
Разместил: Референт    все публикации автора
Состояние:  Утверждено


Комментарии

Съезд учащих Егорьевскаго уезда в с. Починках на 17-19 февраля 1913г.

Въ жизни учащихъ съездъ есть событіе великой важности. Сообщая учащимъ необходимыя познанія, съездъ вноситъ въ среду ихъ энергію, одушевляетъ ихъ, даетъ имъ возможность ближе сойтись между собою и поделиться съ товарищами своими знаніями и опытностью... Съездъ, какъ и предшеетвующіе, былъ руководимъ Д. Е. Любченко, инспекторомъ народныхъ училищъ Егорьевскаго уезда.

Программа съезда была следующая.

1) Празднованіе юбилея 1613—1913 г. 2) Пенсіонная касса народныхъ учителей и учит-цъ. 3) Экспериментальныя работы въ области педагогіи. 4) Русскій языкъ (письм. раб., чтеніе). 5) Арифметика въ народныхъ школахъ. 7) Учительская библіотека при земской управе. 8) Школьныя библіотеки. 9) Народныя чтенія съ волшебнымъ фонаремъ. 10) Ручной трудъ и школьные сады и огороды. 1) Обзоръ народн. образ. въ уезде и постановл. земск. собр. 12) Педагогическая литература: вновь вышедшія книги, картины для учащихъ и учащихся. 13) Школьныя нужды и школьное хозяйство. 14) Экскурсіи. 15) Программы народныхъ школъ. 16) Наглядность преподаванія въ школе.

Руководителю какъ и всегда предстояло много работъ: ознакомить учащихъ съ новейшими учебниками, пособіями какъ для учащихъ, такъ и для учащихся, по всемъ предметамъ обученія начальной школы. И задача эта выполнена весьма успешно. При съезде была библіотека, где учащіе могли свободно видеть вновь вышедшіе учебники, пособія и др. книги. При обсужденіи вопросовъ инспекторъ высказывалъ свои замечанія о достоинствах, недостаткахъ и упущеніяхъ, замеченныхъ въ “появившихся на светъ” книгахъ, привезенныхъ имъ. Это заставляло учащихъ съ большимъ вниманіемъ относиться къ делу и стараться прибегать къ рекомендованной книге. При разборе какого-либо вопроса программы слово предоставлялось каждому участнику съезда. Делались замечанія. Когда заметки учащихъ бывали разобраны и исчерпаны, делалъ свои резюмирующіе выводы руководитель. Учащіе ознакомились съ немалымъ количествомъ картинъ нагляднаго преподаванія начальной школы, ознакомились также съ той программой, какая должна быть въ будущемъ въ школе. Были прочитаны рефераты, напр.,— “Поездка на Моск. педагогич. курсы прошл. Года” Н. А. Карапина, учителя Маливскаго уч-ща: “Поездка на Моск. педаг. Курсы” М. Н. Муханова, учителя Воровской школы; “Экскурсія учащихся Нарышкинской и Воронинской школъ въ Москву” В. П. Брагина, учителя Нарышкинской школы; “Школьныя игры” И. З. Малышева, учителя Починковской шк.; “Школьные сады и огороды” А. М. Котельникова, учителя Середниковской школы; “Школьные сады и огороды” А. А. Туръ, учителя Ефремовской школы.

На одномъ изъ вечернихъ заседаній инспекторомъ была прочитана лекція съ иллюстраціей картины изъ области естествоведенія на тему „о пищевареніи человека". Все учащіе, участвовавшіе на съезде, одинаково внимательно и съ любовью относились къ своему делу. По окончаніи заседаній благодарили инспектора за его труды на ихъ пользу и приветствовали его адресомъ, въ которомъ отмечаются выдающіяся заслуги инспектора Д. Е. Любченко въ деле развитія народнаго образованія въ уезде вообще и, въ частности,—въ деле объединенія и поднятія педагогическаго уровня народныхъ учителей.

Затемъ обсуждались вопросы, касающіеся филіальнаго отделенія. Прежде чемъ приступать къ разбору делъ по этому предмету, была почтена вставаніемъ память умершихъ участниковъ отделенія: М. А. Катагощиной, Попова, А. А. Фирсова.

Клировъ.

«Вестник Рязанского губернского земства» № 3/1913

О проекте