Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Корреспонденции из уездов по материалам «Вестника Рязанского губернского земства»



Подг.: Дм. Анохин, 2010 г.

1. Из жизни Михайловского отделения Общества для пособия учащим.
2. Ижеславльское кредитное товарищество (из Михайловского уезда).
3. О помощи кустарям и ремесленникам.
4. Образцы мнимого улучшения производителей Стенькинской случной казенной конюшни.

Из жизни Михайловского отделения общества для пособия учащим.

5-го апреля было созвано правлением отделения общее собрание членов для рассмотрения отчета за 1912 г. и других текущих дел. Предмет собрания, без сомнения, должен быть интересен, как показатель деятельности общества, но в то же время, при краткости программы собрания, помещенной на повестке, нельзя было ожидать особенно многого от собрания в смысле совместной работы учительства в деле выяснения своих профессиональных нужд. Между тем, рубрика текущих дел на собрании, благодаря многим предложениям, внесенным членами отделения здесь же, так разрослась, что в ней оказалось порядочное количество вопросов, в большей или меньшей степени затрагивающих запросы и нужды народного учителя.

Собрание состоялось в помещении городского приходского училища под председательством инспектора народн. училищ В. М. Рихтера, при участи 35 членов отделения, из коих— 14 учительниц, остальные — учителя. Членов—не учителей отделение имеет весьма немного, но и те не явились на собрание. Принимая во внимание, что к 1 января текущего года в отделении числилось 106 чел., собрание нельзя считать многолюдным, хотя в большем составе собрания происходили весьма редко.

Из отчета за 1912 г., доложенного правлением, видно, что отделение нельзя назвать богатым денежными средствами. Они составились из остатка от прошлого года, членских взносов (414 р. 60 к.) и % с капитала. Весь капитал отделения к 1 января текущего года выражался в сумме 1138 р. 84 к.

Деятельность правления, главным образом, выражалась в оказании учителям и учительницам материальной помощи путем выдачи ссуд и пособий. В отчетном году была выдана 21 ссуда на сумму 753 руб. Сравнительно с 1911 годом ссуд было выдано больше на 355 р. (почти вдвое). Размер ссуд определялся не свыше 50 р.; ссудами в размере 50 р. воспользовалось трое членов, а ссудами от 20 до 40 руб.— 18 членов. Пособий выдано два, в общей сумме 60 руб. Оба пособия выданы на воспитание детей. В истекшем году было выдано одному из учителей 25 р. на поездку на Московские курсы.

Судя по отчету, деятельность правления, кроме вышесказанного, более всех о была сосредоточена на упорядочении уплаты членских взносов и ссуд. Руководствуясь постановлением общего собрания, чтобы "в отношении членов, не вносящих своевременно членских взносов, не предпринималось никаких принудительных мер", правление обращалось с письменными просьбами к учащим и при выдаче ссуд получало от них заявления на имя земской управы с просьбой об удержании при выдаче жалованья известной суммы в уплату долга и отсылало заявления в управу, но последняя категорически отказалась принять на себя труд по удержанию из жалованья взносов в погашение долгов учащих.

Письменные обращения к должникам об уплате долгов часто оставались безрезультатными; некоторые отмалчивались, другие обращались с заявлениями вроде следующего, особенно характерного: "Деньги прошу за мною подождать и напоминанием об уплате не беспокоиться: тяжело вообще себя сознавать должником, при частом напоминании тем более. Уплата долга — дело чести, а я ее еще имею. Если же даже я, в виду моих тяжелых обстоятельств, и запоздаю вторым взносом, то ущерба отделению этим не причиню". Правление вполне справедливо замечает в отчете по поводу приведенных слов из заявления, что "такой взгляд на обязанности по отношению к учительскому обществу взаимопомощи нельзя не назвать ошибочным на том простом основании, что задерживание на неопределенное время взятых ссуд и неаккуратное их погашение не мало тормозит правильный ход ссудных операций, причиняя вред не только кассе, но и самим членам".

Отчет правления, после доклада ревизионной комиссии, был принят со следующими пожеланиями ревизионной комиссии: 1) изменить форму приходо-расходной книги путем введения в нее граф по каждого рода операциям кассы; 2) представлять ревизионной комиссии отчет для проверки не позднее как за две недели до созыва общего собрания и рассылать его всем членам в печатном виде вместе с приглашением на собрание. Предложение ревизионной комиссии о составлении сметы оборотов отделения было отклонено.

Далее, был рассмотрен вопрос о положении дела по образованию капитала на постройку учительского дома. Для привлечения средств на усиление строительного фонда особо избранная в прошлом году строительная комиссия устраивала спектакли и концерты, обращалась к земству с ходатайством об ассигновании пособия и изыскивала другие способы, оказавшиеся в большинстве случаев безрезультатными.

Так, земское собрание отклонило просьбу отделения о пособии в размере 1500 р., отнесясь вообще отрицательно к постройке учительского дома. Но и при скромных успехах, строительной комиссии удалось собрать на постройку дома 468 рублей 10 коп.

Как это ни странно, но идея постройки учительского дома встретила отрицательное отношение со стороны одного из участвовавших в собрании учителей, доказывавшего, что, в виду трудности создания капитала на постройку дома, необходимо, взамен постройки его, составлять фонд на выдачу денежных пособий на образование детей.

Член общества, не верящий в возможность постройки учительского дома в ближайшем будущем и желающий, по его выражению, получить синицу в руки предпочтительнее перед журавлем в небе, нашел только четырех лиц, поддерживавших его предложение; остальные же участники собрания, после горячей защиты необходимости постройки дома со стороны некоторых учителей, постановили продолжать образование строительного капитала и в ближайшем будущем с этой целью устроить лотерею и обратиться к мин. нар. просвещения с ходатайством о пособии в размере тысячи рублей.

Как уже было сказано выше, среди членов отделения мало членов —не учителей. Это обстоятельство в большей мере объясняется значительным размером членского взноса (5р.). Надежда, что малый членский взнос привлечет больше членов со стороны, заставила собрание принять предложение М. Д. Осипцева о возбуждении чрез соответствующая учреждения ходатайства об изменении устава общества в том смысле, чтобы, кроме действительных членов, в общество могли быть принимаемы члены-соревнователи с уплатою членского взноса в размере 2 рублей.

По предложению учителя И. С. Рыбакова собрание постановило вступить отделению членом в общество взаимопомощи при Московском учительском институте и ассигновать на постройку учительского дома этому обществу пособие в размере 25 рублей.

Собрание обратило внимание на недостаточность существующей при отделении библиотеки и, по предложению Н. М. Котельникова, постановило просить земство об устройстве земской библиотеки для учителей с тем, чтобы земство поместило и существующую учительскую библиотеку в земском доме.

На прошлогоднем общем собрании было постановлено отчислить 25 рублей на устройство экскурсий; сумма эта не была использована, но собрание и в нынешнем году, согласившись с предложением И. С. Рыбакова, признало весьма желательным устройство экскурсии и ассигновало в добавление к прежнему отчислению 25 р. с поручением комиссии о нуждах духовных разработать вопрос об устройстве экскурсии.

"По примеру прошлых лет" собрание рассмотрело два наиболее важных прошения о пособиях. Одно от вдовы учителя, терпящей крайнюю нужду, —было удовлетворено без особых прений в виду выясненного материального положения просительницы; другое же вызвало не мало речей за и против удовлетворения просьбы учителя Окаемова, перешедшего в другой уезд, о зачислении в пособие состоящего за ним долга (20 р.). Не входя в рассмотрение просьбы г. Окаемова по существу, позволю себе остановиться на одной выдержке из его довольно обширного прошения "к уважаемым товарищам", довольно рельефно изображающего условия, при которых иногда приходится работать народному учителю. Так, в прошении приводится такая выдержка из доклада врача земской управе о школе, где учительствовал г. Окаемов в 1904 году: "каким же здоровьем должен обладать учитель, чтобы жить при таких антисанитарных, антигигиенических и т. п. условиях?"

Характерной чертой Михайловского отделения является существование в нем нескольких комиссий. Имеются комиссии: библиотечная, строительная и о нуждах духовных. Но все эти комиссии до сих пор не имели председателей и секретарей, что препятствовало удобству созыва членов на заседания комиссий. Собрание устранило существующий недочет в комиссиях и, по предложению г. Котельникова, поручило каждой из комиссий избрать своего председателя и секретаря и собираться по собственной инициативе, без участья правления.

Одним из учителей, посетившим в прошлом году Московские педагогические курсы при пособии от отделения, был сделан подробный доклад о курсах. По этому докладу собрание постановило просить земское собрание об ассигновании средств от земства на поездки учителей на Московские курсы.

Постановлено также просить земство отпустить средства на расходы по созыву учительского съезда.

Делегат отделения А. Д. Ильин сделал доклад об общем собрании центрального общества пособия учащим. Доклад в сжатой форме исчерпывает вопросы, обсуждавшиеся на собрании, и дает определенное представление о текущей работе общества.

Постановлением своим об ассигновании 25 рублей на выдачу пособий для покупки лекарств по рецептам вольно-практикующих врачей, собрание лишний раз доказало, что оно стремится расширять круг удовлетворения нужд учителя путем образования специальных фондов, особенно отчетливо фиксирующих главнейшие из этих нужд и тесно связывающих их с непосредственным удовлетворением в тех случаях, когда учащему невозможно обойтись без сторонней поддержки.

Помимо вышеизложенных, собрание рассмотрело еще несколько менее важных вопросов.

Путник.

Ижеславльское кредитное товарищество.

(Из Михайловского уезда).

В конце января происходило общее собрание в Ижеславльском кредитном т-ве, Михайловского уезда.

Было заметно, что среди членов т-ва имеется довольно сплоченная группа, упорно не желающая соглашаться с предложениями, исходящими от лиц, настроенных более других кооперативно. Так, не было принято предложение правления о найме помещения для т-ва.

Из доложенного правлением отчета за 1912 год видно, что товарищество получило в истекшем году чистой прибыли 840 р. 44 коп., которая была распределена следующим образом: отчислено в основной капитал 336 р. 35 к., в запасный — 168 р. 09 к., на посредничество — 300 р. и на погашение безнадежных ссуд — 36 р.

Смета была утверждена старая; предложение об увеличении вознаграждения счетоводу и правлению с советом встретили сильную оппозицию со стороны небольшой группы лиц, не давшей возможности провести смету закрытым голосованием и принудившей работников т-ва отказаться от прибавок к вознаграждению.

В конце собрания "на голосах" был избран председателем т-ва местный старшина Л. И. Никонов. Но председательствование его было очень непродолжительно, потому что в тот же день он был отстранен от должности члена правления инспектором мелкого кредита. О причинах устранения не было сказано, кроме того, что инспекции известна «вредная» для т-ва деятельность Никонова.

В настоящее время т-во переживает время безденежья. Имеющийся оборотный капитал недостаточен для удовлетворения всех товарищей ссудами (в т-ве 900 чел.), ходатайство же об увеличении краткосрочного кредита не удовлетворяется отделением госуд. банка и не будет удовлетворено, как недавно было уведомлено правление, до тех пор, пока окончательно не будет отстранен г. Никонов, товарищество не перейдет в наемное помещение, и общее собрание не будет заменено собранием уполномоченных.

О помощи кустарям и ремесленникам.

Для портных и сапожников, а также и для многих жителей губернии требуются в значительном количестве швейные машины. Их можно приобрести по нормальной цене в земских складах, но там не даются они в рассрочку, а для мелкого ремесленника и такая цена швейной ручной машины, как, например, в 31 руб., требуемая враз, довольно высока.

И вот, как бы на помощь населению, являются агенты пресловутых компаний швейных машин. Мало понимающему люду они успевают "всучивать" свои машины, по цене вдвое или втрое большей, чем у земства. Прельщают же население они особыми льготными рассрочками, как, например, по одному, по два и три рубля в месяц.

На самом же деле, рассрочка эта очень тяжела для покупателей: во-первых, потому, что общая сумма цены машины чрезмерно высокая, и, во-вторых, агенты, как соколы, налетают на своих должников в месяц не раз, как они на словах условливаются с покупателями, а два и три, и при том часто не в урочное и определенное время.

Кроме того, и требуют в месяц не условленную сумму. Чтобы обеспечить себя с формальной и законной стороны и быть правыми, агенты поступают так: в условиях (кстати сказать, совершаемых не в волостных правлениях или у нотариусов) они ставят, например, месячную плату долга в 4 рубля, а доверчивому покупателю говорят, что с него будут брать в месяц рубль или полтора, не более.

И действительно, сначала агенты покупателей-плательщиков не неволят, но, как только успеют с него получить изрядный "куш", так агенты, или их контролеры, требуют уплаты той месячной суммы, которая стоит в условии, да плюс просроченную, или лучше сказать, недооплаченную сумму, которая получилась оттого, что должник платил, положим, не 4 рубля, как в условии, а по одному рублю, как "сладились" на словах.

Бедный покупатель, в большинстве случаев нуждающийся ремесленник, конечно, не в состоянии уплатить этой неожиданной суммы, и машина продается с торгов.

В общем, агенты и компании в барышах, а покупатель в накладе и разорении.

Необходимо земству как можно скорее пресечь такую возмутительную эксплуатацию населения разными компаниями, а для этого нужно организовать продажу швейных машин из своих складов на более льготных началах.

Близкий.

Образцы мнимого улучшения производителей Стенькинской случной казенной конюшни.

(Письмо в редакцию).

Уже довольно давно, лет семь приблизительно, в губернском земстве указывалось на нерациональное ведение дела в нашей Рязанской казенной случной конюшне. Приводились факты, свидетельствовавшие, что казенная конюшня держит заводчиков, совсем утративших способность к оплодотворению маток и пр. Так, например, помещик Михайловского уезда А. И. Кудрявцев случал, теперь точно я уже не могу припомнить, какое количество маток, — что-то около десяти, — и жеребой оказалась одна только кобыла, почему и жеребенок быль назван владельцем "дорогим" или "дорогой". Сообщались на земском собрании и другие дефекты. Кажется, свое постановление собрание решило довести до сведения государственного коннозаводства с ходатайством о принятии мер к устранению недостатков с заменою старых производителей свежими, чистопородными. Неизвестно, что воспоследовало в ответ на ходатайство, но жалобы на плохое состояние казенной случной конюшни продолжались, и не далее, как год или два тому назад, вновь слышны были в собрании сетования на то, что улучшений не заметно, и дело обстоит все так же плохо.

В 1911 году весною мой случной жеребец "Алмаз", завода П. П. фон-Дервиза, захворал, появилось свистящее удушье, и как производитель он уже не годился. Пришлось пользоваться имевшимися плохими производителями на Спасском земском случном пункте. Результаты получились плачевные, которые не стоит и приводить. Раздавались голоса и раньше, продолжают утверждать и теперь, что малая производительность казенных жеребцов находится в зависимости от злоупотребления ими казенными конюхами. Против этого спорить тоже нельзя. Действительно, состав конюхов, насколько приходилось мне их видеть и за ними наблюдать, очень плохой, а такт-как казенного жалованья на разгул не хватает, то и практикуется случка тайком, по нескольку раз в день, не давая отдыха жеребцу, следствием чего является бессилие и бесплодие. Так вот, в. устранение злоупотребления со стороны конюхов, я и решиль просить у полковника, заведующего Стенькинской случной казенной конюшней, заводчика к себе в имение. В том же 1912 году и в Спасском земстве не было открыто ни одного случного пункта, вследствие замеченного появления в уезде или губернии на лошадях заразной при совокуплении случной болезни, именуемой "подседал", а яснее — лошадиный сифилис.

Полковник предложил мне имевшегося у него жеребца клейдесдаля, в возрасте 18 лет, по кличке «Эполет», гнедой масти, белоногий с проточиной, хорошими характерными фризами, от «Эжака» и «Лавы», Хреновского завода. Роста 6 ¼ верш. Количество предназначенных конюшней маток – 30 шт. Случная четырехразная плата -4 руб., как видите – основательная. Что делать? Я был рад и такому инвалиду. У меня он повеселел, понаелся, отдохнул и стал работать. Покрыл «Эполет» моего хозяйства 20 кобыл и посторонних, кажется, пять штук.

В прошлом году летом, при личной встрече, заведующий Стенькинской конюшней предложил мне «Эполета» оставить у себя, пока он не познает дня своей кончины. «Вы будете иметь право», сказал мне полковник, «случать с уплатой только 5 коп. герб. сбора своих маток, я вам вышлю талонную тетрадь и пр. Допускаются к случке и матки посторонних владельцев, с уплатою в пользу вашу назначаемой вами цены».

Отчего же, думаю, не воспользоваться столь любезным, милым предложением? Согласился.

Идет время, приходит осень. Что-то, замечаю я, как будто кобылы мои тонки, незаметно, чтобы они были жеребы. Делюсь своими сомнениями с своим конюхом. Он тоже как будто недоумевает. Но решаем, что так как кобылы все время, изо дня в день, работают, получают достаточно овса, то, дескать, в порядке вещей, что еще рано отличать холостых от тяжелых. Наступают рождественские праздники; работы на время приостанавливаются; следовало бы, кажется, уж ясно отличать жеребых. Не тут-то было. Проходит январь, — все то же; и уже тогда окончательно разрешилось наше ожидание. Из всех покрытых маток – жеребой ни одной. Пропал год, пропал корм. Пишу заведующему конюшней, делюсь своей печалью, прошу, нет ли у него какого-либо способного жеребца, сообщаю, в каком скверном очутился я положении. Уведомляет, что у него больше заводчиков нет, так как все распределены. Так я и остался «на бобах». Прошу его, наконец, избавить меня от «Эполета» — ответа на это предложение не последовало. Слава Богу, после проездки, от апоплексии «Эполет» у меня на глазах пал.

Так печально закончилась моя попытка улучшить породу лошадей через казенную Стенькинскую конюшню.

В. Кожин.

«Вестник Рязанского губернского земства», № 4/1913г.

5
Рейтинг: 5 (1 голос)
 
Разместил: Референт    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте