Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Памяти земского врача И. В. Сотникова.



24-го января 1913 г. в Рязанской губернской больнице скончался от сыпного тифа врач Иван Васильевич Сотников.

Покойный прибыл в Рязань 18-го декабря прошлого года, и с первых же слов в нем нельзя было не узнать серьезного земского работника в роли врача; его детальное ознакомление с местными условиями эпидемической работы и состоянием земской медицины в Ряжском уезде, материальной обстановкой и условиями жизни населения, его занятиями и промыслами, организация на месте амбулаторного приема больных, его план устроить барак, устроить чтения по вопросам здравоохранения,— все это указывало на него, как не на заурядного врача-гастролера по эпидемиям, сложившегося как определенный тип наезжего в земство работника, особенно за последнее время.

Бороться с эпидемией Ивану Васильевичу пришлось по Ряжскому уезду, в Богородицкой волости, где эпидемия сыпного тифа свила себе прочное гнездо, благодаря в высшей степени антисанитарным условиям с.с. Крещенских, Сасовских и Сатинских Гаев, Чибизовки, Александровки и других. За время эпидемии в Ряжском уезде в нынешнюю зиму переболело сыпным тифом 3 врача и 3 фельдшера, но, к счастью, все с благоприятным исходом, кроме Ивана Васильевича.

Работая не за страх, а за совесть, даже уже больной, он продолжал, 8 и 9 января, перемогаясь, ходить по больным, делать распоряжения, сноситься с земством, и только 10 января, когда силы его сразу упали, по настоянию окружающих, слег в постель в своей квартире — сырой глинобитной избушке, продолжая и в постели работать: просматривать реестры о ход заболеваемости и вести деловую корреспонденцию. Бодрый, с сильною волею, он до последней возможности не покидал своего поста. Крайне антисанитарное состояние охваченных эпидемией селений тяжело отразилось на течении болезни Ивана Васильевича.

По его собственному желанию он был привезен в Рязань для лечения в губернскую больницу переболевшей уже сыпным тифом фельдшерицей Ц. Н. Каганович-Заикиной и крестьянином А. К. Степановым, в доме которого— глинобитной избушке — он жил и в семье которого за короткое время своего пребывания успел приобрести любовь и уважение. В тяжелую минуту жизни, во время болезни, окончательно свалившей Ивана Васильевича, А. К. Степанов и его семья окружали его посильным уходом под руководством медицинского персонала, работающего здесь на эпидемии. В губернской больниц Иван Васильевич пробыл всего 3 дня. Сердце больного не выдержало, и дух его отлетел в вечность.

Он умер на 49-м году своей жизни. Происходил из московской купеческой семьи, достаточно интеллигентной. С 3-го курса Московского университета Иван Васильевич попал в 1883 г. в Бутырскую тюрьму, где просидел полтора года, вынес 11-ти дневную голодовку, затем был выслан в административном порядке на три года в Вятскую губернию, в г. Глазов, Затем отбыл воинскую повинность в Туркестанском батальоне в Закаспийском крае, после чего жил в Нижнем Новгороде без права переселения в университетские города, а следовательно, и на родину в Москву. По настоянию брата, тоже земца, также уже теперь умершего, Иван Васильевич отправился доканчивать медицинское образование заграницу, сперва в Гейдельбергский университет, а потом в Бернский университет, по окончании которого в 1893 г. с большим трудом получил разрешение держать экзамен на врача при Казанском университете, — разрешение держать испытание пришло за два часа до начала экзамена. Получив, так сказать, права профессионального гражданства, Иван Васильевич с любовью принялся за общественную работу в земстве, в деревенской среде.

Но тут начинаются новые мытарства по службе: после двух с половиной месяцев интенсивной работы в Кирсановской амбулатории (Тамбовской губ.) административным порядком устраняется от занимаемой должности; благодаря только хлопотам д-ра Моллесона и Тамбовской губернской управы, через 3—4 месяца он устраивается на службе в Лебедянском уезде, в Ищенском участке, с больницей на 8 коек; затем, по собственному желанию, переходит в Тамбовский уезд, где организовывает амбулаторные пункты в с.с. Липове и Сосновке. Из Тамбовской губернии он ушел в группе врачей, оставивших службу по принципиальным несогласиям с земством.

В 1902—1903 г.г. заведует эпидемическим отделением Новоторжской земской б-цы в г. Торжке. В 1903—1906 г.г. работает в Землянском уезде, Воронежской губ., где организовал амбулаторный пункт в с. Орехове. С 1906 по 1908 г. заведует Переховским участком, Балахнинского уезда, с больницей на 8 кроватей. Тут крестьяне 3 раза составляли приговор о его возвращении к ним. Затем, Иван Васильевич в Васильевском казенном затоне ведет амбулаторию, а затем в Семеновском уезде заведует Рожковскою больницею на 12 кроватей по май 1912 г., когда переходит в Фряновскую фабричную лечебницу, Богородского уезда, Московской губ.

Последнее место должен был оставить в конце октября прошлого года; вследствие неутверждения администрацией в должности врача, как потом (16 декабря), когда уже он дал слово быть эпидемическим врачом Рязанского губернского земства, выяснилось,—по случайному недоразумению. Хотя Иван Васильевич понимал, что ему, как не перенесшему сыпного тифа, опасно заболеть в его годы этою болезнью, но доле врача и человека, его мировоззрение повелели ему идти к трудным эпидемическим больным, идти к обиженным, униженным, быть первым там, а не гнаться за лучшим положением, и он приехал на борьбу с сыпным тифом в Ряжский уезд. Иван Васильевич любил простой, темный народ и хотел работать среди него, светить ему в его темноте, помогать ему при его бедности, скрашивать его неприглядную жизнь. И везде, по словам очевидцев, гд он работал, он вкладывал в дело всю душу; честный, высокогуманный, он вносил в работу широкий почин общественного и культурного характера, не говоря уже о простоте, мягкости и задушевности в отношениях к окружающим.

Недаром хозяин дома, где он жил в д. Чибизовке, провожал его 25 верст на лошадях и затем по железной дорог до самой двери больницы, которая выпустила его уже на вечное успокоение. Всегда и везде, где бы ни жил, с кем бы ни сталкивался, Иван Васильевич оставлял по себе самые добрые воспоминания и снискивал любовь окружающих. Таких работников, как Иван Васильевич, в земской медицинской среде в последние годы не так много. Память о нем останется навсегда среди знавших его.

После покойного остались жена и сын в Харьковском политехникуме. Средств от покойного никаких не осталось. Иван Васильевич придерживался всегда правила мудрой поговорки "все мое — со мной". И действительно, все его имущество состояло из корзины книг и инструментов.

Громадные богатства, хранившиеся в душе Ивана Васильевича, много причинили ему в жизни страдания, но все же до конца своего, он сохранил в себе живой огонь, освещая им тусклую обывательщину.

Несмотря на все тернии, беззаветно преданный делу, он не расставался с земской работой и с деревней и там сложил свою голову.

Да будет легка тебе земля, дорогой работник на ниве народной!

«Вестник Рязанского губернского земства», № 5/1913г.

0
 
Разместил: Референт    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте