Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Рязанская губерния в 1812 году. Глава "Снабжение армии и проходящих воинских команд продовольствием и прочим".



Снабжение армии и проходящих воинских команд продовольствием и прочим

(Спасибо пользователю dpopov за перевод главы в текстовый формат!)

План кампании 1812 г. был рассчитан на наступление, поэтому и все запасы продовольствия главным образом заготовлялись на самой границе и по близости к ней. Магазины с продовольствием были в Дриссе, Шавляге, Вилькомире, Свянцынах, Гродне, Брест - Литовске, Слониме, Слуцке, Пинске, Мозыре, Староконстантинове, Житомире, Остроге, Дубно и Ковне. Всего в этих складах хранилось 625.855 четв. муки, 58.446 крупы и 774.080 четв. Овса[1]. Такое расположение продовольственных запасов, разумеется, осуждали их на гибель в случае отступления. Так и случилось потом, благодаря постоянному отступлению русской армии в глубь страны. И нашей армии в течение всей почти кампании в России пришлось продовольствоваться исключительно средствами тех губерний, по близости коих происходили военные действия, чем "опустошение страны", которого так боялся Наполеон, достигалось само собою в больших размерах[2]. Страна опустошалась, и солдаты наши голодали не менее чем французы, подчас пребывая без хлеба, на что жаловался 31 июля 1812 года сам Кутузов. А иногда был и хлеб, но он был составлен из черного теста и рубленой соломы[3].

Рязанская губерния продовольствовала различные воинские части с половины 1812 года. Сначала обслуживала она продовольствием формируемые в Рязани полки, затем свое и проходившее через Рязанскую губернию ополчение.

А с августа стала продовольствовать различные проходящие через Рязань воинские части. В августе, например, готовила продовольствие для полков Воронежской губернии[4] и т. д. Воронежские полки приходилось продовольствовать около месяца[5]. В сентябре же пришлось продовольствовать ей вновь сформированные в Оренбургской губернии 7 рот[6]. В октябре отпускался в губернии провиант на 11-й полк в числе 2826 человек нижних чинов[7].

В августе месяце было поручено собрать с крестьян Московской, Рязанской, Тульской и Орловской губерний для русской армии с первых трех губерний по четверику муки и овса, а с последней - по два четверика того и другого.

По этому вопросу В. Р. Апухтиным сообщен архивной комиссии такой документ:
"На почтеннейшее письмо Вашего Превосходительства[8] от 30-го числа, где вы советуете мне подумать о муке, имею честь сим отвечать:
Прежде сего, представленные мною препятствия к скорому заготовлению провианта не довольно существуют по ныне, но одно обстоятельство затрудняет еще более - Провиантмейстер Лаба, основав свое пребывание в Твери, закупил для армии весь хлеб, даже и с барок, идущих с грузом в С. - Петербург. Я послал верного чиновника в Рыбинск для точного сведения, как о количестве, равномерно и о ценах муки и овса, там быть могущего. И сколько оного есть я куплю, и тот час велю вести барки к Шоше самое ближайшее место к Москве и удобное для отвоза в Гжать и в Вязьму. Но по изобильному урожаю хлеба почти всеместно, предлагаю следующие меры к заготовлению провианта для действующих и расположенных войск на долгое время.
1.

Собрать с крестьян Московской, Рязанской, Тульской и Орловской губерний с первых трех по четверику муки и овса, а с четвертой по два четверика муки и настолько же овса.
2.

Сбор сей начать с 1-го сентября. Для удобнейшего же отвоза уменьшением веса и избавления солдат от печения хлеба принимать не мукою, а испеченными сухарями.
3.

Прием и отправление сухарей и овса делать по селениям, предоставя сохранение господам или управляющим, а в казенных селениях головам или старостам до востребования и наряда.
4.

Отправление делать выставленным по тракту до места назначения обывательским подводам, полагая на каждую сухарей два куля, овса три четверти, коим платить по назначению на версту по три копейки, и ближе к Смоленску по четыре копейки.
5.

Распоряжение и наряд подвод предоставить гражданскому начальству и земской полиции, препровождение же обозов каждого одному солдату. За плату чиновнику избранному дворянством и коего пребывание на все время безотлучно должно быть в одном из тех мест, где будет назначена перемена лошадей.
6.

В каждой губернии должен быть дворянством избран значащий чиновник за коего все сословие отвечать должно. Ему вручится денежная сумма, назначенная на плату за провоз.
7.

За муку и овес платить деньги по состоящим действительно местным ценам в сентябре месяце.
8.

Избранный сей чиновник по губернии должен состоять в ведомстве г. интенданта, рапортовать его и отправлять сухари и овес по его предписаниям.
9.

Выгоды от сего положения неисчетные кроме плутовства в закупке, в отправлении и в подрядах для провоза не скоро можно достать покупкою такое количество хлеба и подвод, а учредя единожды подставных отовсюду провиант будет в ходу беспрестанно, и в провозе в назначенное место. Переезды за хорошую плату будут для крестьян не чувствительны. Они недале 30 верст отдалятся от своих селений, и верным платежом найдут себе пользу, без всякого опасения, что им не заплатят, задержат или принудят состоять для употребления при армии.
С подлинным верно:
Надворный советник Аркадий Гунинг".

Получив предложение о заготовке продовольствия к 1 сентября, Рязанский губернатор сообщил его, конечно, прежде всего, предводителям дворянства, а потом земским судам и городничим[9]. 24 сентября губернатор предписывал земским судам доставлять ему немедленно сведения о проходящих транспортах. Губернатор писал: "Вследствие повеления его светлости господина главнокомандующего армиями я предписываю суду (привожу документ по предписанию Ряжскому суду), в случае прибытия в уезд следующих с чем либо к армии транспортов, узнав по какой дороге направляются туда оные, немедленно доносить мне, уведомляя о том в тоже время и начальника Рязанского внутреннего ополчения г. Генерал - майора Измайлова[10].

Благодаря усиленному спросу на продовольственные средства, сладить с этим делом одной администрации не было никакой возможности. Поэтому в каждом уезде в октябре месяце учреждены были особые комиссии для продовольствия проходящих команд. Председателями этих комиссий были предводители дворянства[11].

Но этого все мало. В Рязанской губернии постоянно пребывали для закупки продовольствия различные комиссионеры. И продовольственная комиссия должна была помогать и комиссионерам в приискании хлеба и круп для воинских потребностей. 14 ноября губернатором предложено городничим и земским судам подыскать лиц, желающих производить поставку провианта на армию[12].

В конце октября месяца на Рязанскую губернию возложена была заготовка для армии солонины. По этому поводу главнокомандующий армиями кн. Кутузов 14 октября из главной квартиры при с. Детчино писал губернатору: "Хотя предположено доставляемых из губерний на порцию нижним чинам волов разместить в разных местах Рязанской, Калужской, Тульской и Орловской губерний, для удобнейшего их прокорму, но, тем не менее, таковой прокорм должен быть для обывателей чрезмерно отяготителен по большому количеству волов, а паче что сии губернии и без того весьма обременяются военными требованиями фуража для всех в армии и приходящих к армии лошадей. Рассуждая о средствах, коими бы можно тягость сию облегчить, не лишая в тоже время нижних чинов в армии мясной порции, я нахожу, что наступившее уже холодное и близкое к заморозкам время доставляет всю удобность обратить порционных волов в солонину и я считаю, что самые те обыватели, на коих лежит прокорм волов, охотно примут на себя, под надзором местного начальства и особых по выбору честных знающих людей, приготовить солонину как следует в бочках собственным их попечением; а потому предписав ныне же главноначальствующему по части продовольствия армии г. сенатору Ланскому войти с вашим превосходительством в подробное по сему предмету сношение о том, чтоб солонина приготовлена была наилучшим образом, и конечно также дабы служила солдатам вкусной и здоровой пищей, чтоб уложена была в бочки или чаны в таком размере, дабы способно было транспортировать куда востребуется по распоряжению армии и, наконец, чтоб все сие учинено было без всякого промедления. Я со своей стороны прошу вас о исполнении в точности требования г. сенатора Ланского".

Во исполнение этого Рязанским губернатором предписание о заготовке солонины сделано 31 октября городским головам[13] , исправникам[14] , городничим[15] и предводителям дворянства[16]. Какое количество заготовлено солонины и каким способом она заготовлялась документов не сохранилось. Сделанные записи во входящем реестре канцелярии губернатора о содержании донесений исправников, городничих и предводителей очень коротки. Сапожковские предводитель и исправник 10 ноября донесли губернатору, что "приготовлять солонину в уезде невозможно"[17]. Городничий же г. Сапожка уведомил, что им приняты меры к заготовлению солонины для армии[18]. Данковский предводитель, Пронский городской голова, Пронский городничий, Скопинский предводитель так же донесли губернатору по вопросу о заготовлении солонины, но из краткой записи входящего реестра нельзя понять, разрешен ли им вопрос этот в утвердительном или отрицательном смысле[19].

В Касимовском уезде заготовка солонины происходила, несомненно. 1 ноября 1812 г. было предложено Касимовскому исправнику "о поправлении кормом волов, назначенных в солонину"[20] , а Касимовскому предводителю сообщено того же числа какое то указание "по предмету приготовления солонины из волов, находящихся в Касимове"[21].

16 февраля 1813 года главноуправляющий интендантскою частью уведомил губернатора "по предмету доставления солонины"[22].

В октябре же месяце 1812 г. стали функционировать по всем уездам Рязанской губернии особые уездные комиссии для заготовления продовольствия проходящим по губернии бесчисленным воинским командам и полкам. Всем предводителям дворянства сообщено об этом особыми уведомлениями 24 октября[23]. Население губернии было обложено на эту потребность единовременно по 4 ф. сухарей, 1 гарнцу овса и 5 ф. сена с каждой ревизской души[24].

Но и это не все. В виду плохой постановки дела в провиантском ведомстве, во приказанию главнокомандующего, в Рязанской губернии с сентября месяца приступлено было к устройству подвижного магазина[25]. Для перевозки запасов продовольствия этого магазина назначено с губернии 800 лошадей действующих и 100 запасных; повозок действующих 400 и запасных 8; колес передних и задних 408; погонщиков 413; сухарей 600 четвертей; овса 600 четвертей. Для выполнения этого приказа каждые 1223 владельческие души обязывались ставить одного погонщика, каждые 1123 души – 1 1/2 четв. сухарей, 1 гарнец круп, 1 1/2 четверти овса и пару лошадей со всею упряжью. Весь заготовленный подвижной магазин разделен был на несколько транспортов, каковые и отправлялись в армию по мере накопления запасов.

В ноябре же месяце от Рязанской губернии, по приказанию кн. Кутузова, было спешно выслано в Калугу в распоряжение тамошнего губернатора Каверина 5000 подвод, из коих 1/3 пароконных, и к ним погонщиков 333 человека. Наряд этот равномерно разложен был на мещан, и казенных и помещичьих крестьян, причем население обязано было снабжать лошадей фуражом, а погонщиков продовольствием[26].

В декабре, по предложению кн. Кутузова, приказано местному губернатору доставить в армию 20.000 пар сапог. С большим трудом губернатор мог отыскать через различных комиссионеров 2.000 пар, причем цена на сапоги, вместо 5 р. 50 к. была поднята до 8 - 12 руб. На 2.000 пар губернатор остановил закупку и просил кн. Кутузова заготовку остальных 18.000 пар возложить на другую губернию. Князь не согласился и приказал это количество сапог обратить в сбор с населения Рязанской губернии. Так как от этой повинности были освобождены государственные крестьяне по случаю производившегося у них рекрутского набора, то она почти всецело легла на помещичьих крестьян (1 пара сапог по раскладке пришлась на 19 душ[27]).

Наконец Рязанская губерния в первое время кормила возвратившихся в Москву, по изгнании французов, жителей и находящихся там для охраны города воинские части. Впрочем, продовольствование жителей столицы уже не было повинностью. Для поставки в Москву продовольствия вызывались только желающие. 14 ноября 1812 года Рязанский губернатор о вызове желающих на поставку провианта писал Ряжскому Земскому Суду:
"Г. Ряжскому земскому суду.

Вследствие рапорта от провиантского комиссионера Платова, мне поданного, предписываю сему суду объявить немедленно всем жителям Ряжского уезда, не пожелает ли кто выставить для квартирующих в Москве войск муки до 5000 кулей 9-ти пудового веса с одною рогожею и круп до 562 четвертей 4-х четвериков в двух рогожных кулях с тем, чтоб доставлено было в Москву к 1 числу будущего декабря месяца муки 1000 кулей и круп 100 четвертей, а остальное количество хлеба в течении двух месяцев. И буде желающие окажутся, те явились бы к торгам в здешнее губернское правление непременно к 20-му числу настоящего ноября месяца"[28].

Но видимо в уездах не нашлось лиц, желающих взять на себя поставку. Поэтому в декабре месяце был заключен на всю эту партию продовольственных предметов контракт с рязанским купцом Крутицким. В журнале Рязанской Казенной Палаты за 4 декабря записано:
"Г. Рязанский вице-губернатор Князев доложил, что губернатор за отсутствием своим по городам Спасску и Касимову препоручил ему на преподанных им условиях заключить о поставке в Москву для войск квартирующих муки 5000 кулей и круп 562 четверти 4 четверика с Рязанским купцом Осипом Крутицким с товарищами его на законном основании контракт со взятием подлежащего залога, на выработанных условиях, вследствие требования управляющего комиссиею Московского провиантского депо. Крутицкий за поставку 5 тыс. кулей муки и проч. согласился взять за куль муки по 15 руб., а за четверть круп по 20 р. 50 к. с тем, чтобы доставить в Москву в собственных кулях 500 кулей муки и 100 четвертей круп к 12 числу настоящего (т. е. 1812 г.) декабря, а остальное количество в течение двух месяцев выдав ему вперед на каждый куль муки и круп по 5 руб. из сумм в ведении его состоящих. В залог Крутицкий представил каменный дом в городе 1-й части в 1-м квартале близ хлебной торговой площади, оцененный в 30 тыс. рублей, который хотя и числится теперь в залоге по поставке здешними купцами Иваном и Петром Рюмиными для рекрут 81 набора одежды и обуви, однако оная вся ими выставлена и, следовательно, дом его свободен. Залог 1/4 часть из дома - 7500 руб. Затем выдано Крутицкому за муку 25.000 р. и за крупу за каждую четверть по 5 р. - 2812 р. 50 к., а всего 27.812 р. 50 к.

Мука должна быть молотая, из сухой ржи, не гнилая, не лежалая, не комковая, не с песком и известью и ни с чем прочем не смешанная, в обыкновенный вес в 7 и 9 пудов и в твердых рогожных кулях, крупа гречневая в пищу людям также годная, весом в двойных рогожных кулях в 8 пудов 10 фунтов, укладывая кули в ряды".

В обеспечение исполнения подряда в срок, Крутицкий еще представил дом в 34 арш. по улице и 15 арш. в глубину, на площади, стоящий 10 тыс. рублей[29].

Так как продовольствия требовалось много, то губернатором предложено было земским судам, городничим и исправникам, как самим закупить на местах провиант[30] , так и содействовать комиссионерам, командированным по части покупки хлеба[31]. Но последние в смутное время 1812 года оказались тоже не без греха. Комиссионеры, получив деньги, попросту сказать, скрывались и пропадали.

В имеющихся у нас бумагах имеются случаи поисков комиссионеров, которые, скрывших с казенными деньгами, не давали никакой о себе вести.

Вот, например, что писал Рязанский губернатор Ряжскому земскому суду, и конечно и всем другим судам, 12 октября 1812 г, за № 7104-му:

"Вследствие отношения главноуправляющего по части продовольствия армии предписываю земскому суду сделать достоверное изыскание, не находятся ли где либо провиантские комиссионеры, находившиеся при второй западной армии по продовольствию войск 9 класса Пряжевский, 12 класса Ерофеев, Винтер, Соловьевич и 14 класса Чебаковский и буде отысканы будут тот-час высылать их к своим местам и мне о последующем немедленно донести"[32].

Затем того же 12 октября 1812 года по Рязанской губернии отыскивался комиссионер Тарноу.

О нем Рязанский губернатор писал тому же Ряжскому земскому суду:
"Главноуправляющий по части продовольствия армии г. сенатор Ланской относится ко мне, что бывший при корпусном командире г. генерал-лейтенанте Багговуте комиссионер 9 класса Тарноу, имевший на руках своих 60.000 р. казенных денег со времени отступления войск от Москвы к нему не являлся и неизвестно где находится, по слухам же известно, что означенный Тарноу, когда армия наша, двинулась из Кулакова заблудился в Коломне или Серпухове требует, ежели где комиссионер Тарноу появится, отобравши от него казенные деньги, доставить к г. генерал-лейтенанту Багговуту, а самого его выслать в главную квартиру".

"По поводу чего предписываю суду сему сделать по ведомству своему немедленно достоверное изыскание, не находится ли где либо упоминаемый Тарноу и ежели отыскан будет тотчас отобрав от него изъясненные казенные деньги 60.000 р. доставить ко мне, равно и самого его для отправления в главную квартиру выслать в Рязань, не оставив также донести мне и в том случае, ежели его, Тарноу, по поискам и найдено не будет[33]".

По делам не видно, что перечисленные выше г. г. комиссионеры были где либо найдены в Рязанской губернии. Но уже 4 января 1813 года от Рязанского губернатора были посланы новые предписания городничим и земским судам об отыскании и высылке скрывающихся и "заблудившихся" провиантских комиссионеров[34].

Сноски:

  1. Отеч. война и русское общество т. III, стр. 135.
  2. Божеряков, стр. 20.
  3. Жиркевич. Русский арх. 1874 г., авг., стр. 647.
  4. По исх. реестр. канц. Ряз. губ. 1812 г. 18 авг. № 5059. По вход. реестр канц. губ, 1812 г. 16 сент. № 4196.
  5. По исх. реестр. канц. губ. 1812 г. 18 авг. № 5069. По вход. реестру 16 сент. № 4196.
  6. По вход. реестру канц. губ. 1812 г. № 124.
  7. По исход. реестр. канц. губ. 1812 г. 28 окт. № 7814.
  8. От кого и к кому это письмо данных не сообщено.
  9. По исходящ. реестру канц. Ряз. губ. 1812 г. 10 авг. № 4858 - 4880.
  10. Ряз. истор. арх. Дела Ряз. зем. суда. Предпис. губернатора Ряж. зем. суду 24 сент. 1812 г. № 6327.
  11. По исход. реестру канц. Ряз. губернатора 1812 г. Предписания губернатора от 24 октября №№ 7527 - 7538.
  12. По исход. реест. канц. губ. 1812 г №№ 8508 - 8531.
  13. По исход. реестр. канц. Ряз. губ. 1812 г. №№ 7902 - 7913.
  14. Там же, №№ 7414 - 7925.
  15. Там же, №№ 7926 - 7937.
  16. Там же, №№ 7938 - 7949.
  17. По вход. реестр. канц. Ряз. гражд. губ. 1812 г. №№ 4401, 4402
  18. Там же, № 4398.
  19. По вход. Реестр канц. губ. №№ 4404, 4394, 4395, 4490.
  20. По исход. реестр. канц. гражд. губ. 1812 г. №№ 7991 и 7992.
  21. Там же, № 7993.
  22. По входящ. реестр. канц. Ряз. гражд. губ. 1813 г. № 42.
  23. По исход. реестр. канц. губ. 1812 г. №№ 7527 - 7538.
  24. По исход. реестр, канц. Ряз. губерн. 1812 г. №№ 7527 - 7538, по вход. за 10 нояб. № 4399, 13 нояб. № 4416, 17 нояб. № 4426.
  25. Об этом см. особую главу: "Подвижной магазин от Рязанской губернии".
  26. Об этом смотри особую главу.
  27. Тоже.
  28. Ист. арх. Предл. Ряз. губ. 14 ноября 1812 г. № 8514.
  29. Арх. Ряз. Каз. Пал. Журн. общ. пр. Палаты 18I2 г. дек. стр. 78.
  30. По исх. реестр. канц. губ. 1812 г. №№ 1088, 8508 - 8531.
  31. В 1813 и 1814 г. в Рязанской губерн. провиантским комиссионером был Поливанов. На него высылались комиссариатским ведомством на заготовку продовольствия деньги. В 1814 г. по предложению Московского комиссариатского депо отведено было ему для поклажи провианта место в конных "конюшнях".
  32. Ряз. ист. арх. Дела Ряжского зем. суда. Предп. губерн. 12 окт. 1812 г. № 7104.
  33. Ряз. ист. арх. Дела Ряж. зем. суда 1812 г. Пред. Ряз. губ. суду 12 окт. за № 7157.
  34. По исход. реестр. канц. Ряз. Гражд. губ. 1813 г. №№ 72 - 91

Рязанская губерния в 1812 году преимущественно с бытовой стороны. Материалы для истории Отечественной войны.

0
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте