Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Рязанская губерния в 1812 году. Глава "Обмундирование полков".



Еще о формировании в Рязани двух полков[1]

Обмундирование полков

(Спасибо пользователю dpopov за перевод главы в текстовый формат!)

На Рязанское дворянское общество вместе с Воронежским и Тамбовским Высочайшим повелением было возложено обмундирование трех полков, по одному на каждое общество. Дворянские общества на своих собраниях решили произвести это обмундирование, "не взносом на то потребных вещей натурою, а денежною от каждого владельца складкою применительно к числу ревизских душ".

По соглашению вышеназванных трех дворянских обществ эта складка выразилась в 65 коп. на каждую душу. Вот на поступающую такою складкою сумму и нужно было полностью обмундировать каждому из трех дворянских обществ по одному полку. Чтобы дело это прошло более или менее уравнительно на каждое общество, в Рязань были командированы депутаты от Воронежского дворянства гвардии полковник Чарыков, а от Тамбовского Колобов.

Полковник Чарыков, прибыв в Рязань, 27 июня 1812 г. рапортовал Рязанскому губернатору: "Воронежский г. гражданский губернатор предписанием своим от 1 июня поручил мне отправиться в г. Рязань к вашему превосходительству для сделания постановления вообще правил, каким образом уравнительнее исполнить возложенное Государем Императором обмундирование полков со стороны Воронежской губернии, в которой дворянство согласно собрать на сей предмет следующую сумму денег и о всем оном сделать окончательное положение, как с вашим превосходительством, равно депутатом Тамбовской губернии, если оный прислан к вам, дабы, по словам Высочайшего повеления, повинность сия сколь можно между губерниями Рязанской, Тамбовской и Воронежской уравнительнее и с наименьшим отягощением удовлетворилась, - и что уже вы по сношению вашему с ним по сему предмету изволите мне сообщить полное во всем соображение, как и где по каким ценам из потребных на сие вещей доставить должно. Потом 23 сего же месяца получил я еще предписание от него же г. Воронежского гражданского губернатора, писанное 20 сего июня, которым уведомляет меня, что он получа от вашего превосходительства уведомление о сделанном вами общем положении, что для всех трех полков формирующихся на обмундирование примерно полагаемого, по расчету владельческих душ - всех трех губерний приходит собрать от каждой души по 65 коп., а с купечества по три копейки и что вы обо всем отнеслись к окружному генералу внутренней стражи г. генерал майору Русанову с требованием сведения, приемлет ли он на себя снабжение всеми потребностями касательно обмундирования тех полков, или предоставит сие гражданскому начальству а если он генерал майор Русанов предоставит покупку материалов вам, то в таковом случае не оставили бы вы, ваше превосходительство, содействием вашим вспомоществовать в оном и для Воронежской губернии, а мне предписывает, чтоб я с своей стороны относительно следующих материалов на Воронежскую губернию употребил свое старание, к отысканию оных, и обо всем относясь к вашему превосходительству, действовал так, как признано будет за лучшее. Следовательно, по всему вышеизложенному обстоятельству испрашиваю от вашего превосходительства, чего мне поручить изволите к исполнению по сему предмету, дабы в медлительности исполнения всего оного не могло. Что остаться на моей ответственности, и дать мне ваше предписание, по которому бы я мог отнестись во всем к нему, г. Воронежскому гражданскому губернатору"[2].

Но оказалось, что Рязанский губернатор ранее еще прибытия полковника Чарыкова снесся с Воронежским губернатором по возложенному на губернии Высочайшим повелением формированию полков.

Поэтому на отношение Алексея Андреевича Чарыкова Рязанский губернатор ответил: "прежде прибытия вашего в Рязань сделана уже раскладка между губерниями Рязанской, Воронежской и Тамбовской поскольку именно следует от каждой губернии доставить денег на построение амуниции и обозов для формирующихся трех полков и как уже для закупки нужных потребностей отправился в Москву здешний бригадный командир полковник Куликовский, то неугодно ли вам будет поспешить явиться к г. Воронежскому губернатору и ожидать от него распоряжения: назначит ли он вас отправиться с деньгами в Москву или другого чиновника, о чем отношение мое к нему у сего прилагаемое покорнейше прошу ему доставить и сообщить лично все те сведения, о коих мы с вами взаимно объяснились"[3].

"И генерал Русанов не заставил долго ждать ответа: правда медлить было и нельзя. Грозный враг уже более двух недель как вступил в пределы России, угрожая ее спокойствию и благоденствию.
23 мая Русанов писал из г. Воронежа Рязанскому губернатору:
"Милостивый государь, Иван Яковлевич. На отношение ваше за № 3461 имею честь известить вас, м. г., для формирующегося полка в Рязани, обмундирование коего и все вообще снабжение Высочайше возложено на попечение губернии вам вверенной и что к заготовлению потребных вещей открыли вы удобнейшие средства искупить оныя в Москве не только на один Рязанский полк, но и по сношениям Тамбовского и Воронежского г.г. гражданских губернаторов принимаете участие в обмундировании еще одного Тамбовского пехотного и одного Воронежского егерского полка. Почему и остается мне ожидать только скорейшего доставления вещей и для шитья мундиров портных, словом всего вообще снабжения потребного на сии полки, которые как уже приняли свое основание, то и должно приступить тотчас к обмундированию оных, дабы совершенно во всех частях выполнить в точности волю Его Императорского Величества, при чем в состав полного обмундирования должны поступить и те вещи, о которых комиссариатский департамент военного министерства на последней почте доставил ко мне добавочную ведомость к прежней табели, также и на прибавляемых в военное время в трех-баталионный мушкетерский полк в каждую роту по 24 человека с пристойным числом обоза и лошадей; с Высочайше утвержденной табели препровождая при сем копии, покорнейше прошу вас, м. г., не оставить меня вашим извещением, к какому именно числу могу ожидать как сих вещей, так и всего вообще следующего в полк снабжения без всякого собственно исключения, ибо единственно, за неполучением следуемого обмундирования, полки к исполнению предназначения своего остановились, и дабы я мог сделать подробное и полное донесение для всеподданнейшего доклада Его Императорскому Величеству.
С истинным моим почтением и таковою же преданностью имею честь быть вам, м. г., всепокорнейший слуга Василий Русанов"[4].

Генерал Русанов при своем письме сообщил также ведомость инструментам, какие должны быть в пехотном и егерском полках, с обозначением "цен штатных и покупных комиссариатом в 1807 году в Москве".

Эти же сведения, опять по поручению генерала Русанова, 3 июля сообщал губернатору бригадной командир 8 округа 1-й бригады полковник Куликовский.[5]

По штату при пехотном и егерском полках быть положено инструментов:

См. Таблицу.

Теперь все эти инструменты также составляют принадлежность нестроевой роты. И до сих пор в полках имеются мастерские деревянного и ложевого дела и кузнецы.

Сообщая эту ведомость необходимого для полка инструмента, положенного по штату, полковник Куликовский в своем рапорте на имя губернатора добавлял, что в табели Егерского полка следует добавить красного канцелярского сукна, а именно: 1-е, на выпушку у строевых кафтанов и воротников и прочего на каждый по 1 вершку по 3 дробных, а на 2 154 кафтана 148 арш. 1 верш. 12 дроб.; 2-е на выпушку у строевых панталонов на каждые по 23 дробн., а на 2 154 панталонов 103 арш. 3 вер. 12 дробн.[6].

Генерал Русанов, как мы видели выше, готовность вновь формируемых полков ставил в зависимость от успешности обмундирования, возложенного на дворянство, поэтому с заготовкой материала для обмундирования предлагал спешить, и спешить неотложно. Надеяться, однако, на подыскание нужного материала в губернии не было никаких оснований. Попытка подыскать в губернии хотя бы сукно и та не удалась, не смотря на то, что в губернии были свои суконные фабрики. А обмундировать целый полк не шутка. Для пехотного мушкетерского полка было потребно:

См. Таблицу.

Но это оказалось еще не все. 2 июля 1812 года командир Рязанского внутреннего батальона майор фон-Лилаард добавлял, что "в штате о числе людей полка в нестроевых противу табели десять человек лишних, так как в табели их значится только 125, а по штату положено их 135, следовательно, амуниции будет потребно еще на 10 человек:[7]
А именно:
Шапок из серого сукна с наушниками 10, за каждую по 50 3/4 к., всего на 5 р. 7 1/2 к.; к этим шапкам по одной медной пуговице - всего 10 пуговиц.
Шинелей с воротниками по 4 арш. 3 верш. 22 дробн., всего 42 арш. 5 верш. 10 дробн.
Холста подкладочного по 3 арш. по 12 верш. на 10 челов. - 37 арш. 8 вершков. К шинелям по 10 пуговиц - 100 пуговиц. Кафтанов нестроевых по 1 ар. 14 вер., всего 18 ар. 12вер.
На выпушку красного сукна крапового по 2 верш. 7 дробн. —1 арш. 6 верш. 10 дробн.
Каразеи по 1 арш. 3 верш., - всего 11 арш. 4 вер.
Холста подкладочного по 4 арш., всего 40 арш.
К этим кафтанам по 18 пуговиц, всего 15 дюжин.
Панталон суконных—по 1 ар. 9 верш., всего 15 арш.10 в.
На выкладку их такового ж по 6 верш.—3 арш.12вершк. На выпушку красного по 3 верш., всего 1 арш. 14 верш.
Холста на подкладку по 5 арш., 4 вер., всего 52 арш. 8 вершк.
На шнурок и пуговицы по 2 3/4 коп. всего 22 1/2 коп.
На кожу для обшивки по 50 к., всего 5 руб.
К этим панталонам по 7 пуговиц, всего 70 пуговиц.
Сапогов по 1 паре - 10 пар.
Голов по 1 паре – 10 пар.
Подметок по 1 паре - 10 пар.
Фляж водоносных - 10 штук
К ним ремней 10 штук.
Галстуков суконных с манишкою по 1 верш., - 10 верш.

От заготовки всего этого, а главное, неизвестно точно, всего ли, так как каждый день сообщались разные добавления, могла пойти голова кругом. Нужно быть специально подготовленным к этому делу, чтоб победоносно выйти из затруднительного положения. Здесь без военного человека, хорошо знающего хозяйственную часть полка, обойтись было невозможно. Нужно было поручить эту заготовку кому-либо из военных. Рязанский губернатор так и сделал. Пользуясь тем, что командир 1-й бригады 8 округа полковник Куликовский был в Москве для заготовки ружей, он поручил ему заняться этим делом. Куликовский взялся, при чем ему было поручено всю эту заготовку передать с подряду, если, разумеется, подрядчики будут им найдены в Москве. Чтобы не оттянуть время, а оно было так дорого, Рязанский губернатор на случай нахождения подрядчика, дал Куликовскому даже полномочие заключить с ним, с утверждения Московского военного и гражданского губернаторов, контракты. На случай если бы дело именно было налажено так, губернатор вручил Куликовскому запечатанные пакеты к военному и гражданскому губернаторам с просьбою не отказать в утверждении подряда за тем лицом, которое возьмет на себя поставку амуниции на Рязанский полк.

Но дело это приняло несколько иной оборот. Оборот неожиданный. Оказалось, что Куликовский не мог довести до конца дела, а на него рассчитывали губернии Воронежская и Тамбовская. Воронежский губернатор писал по этому поводу Рязанскому:
"Милостивый государь мой, Иван Яковлевич! Между тем, как получил я отношение вашего превосходительства 22 числа сего месяца (июня) за № 3582, которым вы, уведомляя меня о сделанном вашим превосходительством поручении г. полковнику Куликовскому приторговать вещи нужные для полков пехотного и егерского в Тамбове и Воронеже формирующихся, требуете решительного отзыва моего на счет заготовления материалов для формирующегося в Воронеже егерского полка, дабы вам можно принять было с вашей стороны по сему предмету решительные же меры, я требовал сведения от окружного генерала внутренней стражи Русанова, приемлет ли он снабжение всеми потребностями тех полков кроме обоза на себя, в ожидании которого остановился я на оное вашему превосходительству ответом. Теперь, когда получил я от окружного генерала Русанова уведомление, что он все вещи и вообще все снабжение потребное на полки, формируемые в губерниях Воронежской и Рязанской, требует натурою, я поспешаю отозваться вашему превосходительству, что я покупку всего того, как и прежде уже заявлял в моих отношениях, прошу ваше превосходительство принять на себя, кроме летних панталонов и рубах, кои предписанием г. министра полиции от 29 мая месяца ставить не велено, о чем, как видно из отношения вашего к Куликовскому, имеете вы уже сведение, и кроме тех вещей, кои может отпустить Московская комиссия комиссариатского депо, о коих также прилагаю вашему превосходительству выписку. Потом все оные вещи доставить ко мне, уведомив меня предварительно с нарочным, к какому времени могу я ожидать их сюда, я же озабочусь между тем сбором потребных на то денег, и их к вам по требованиям вашим доставлять не премину".
"Г. Тамбовский гражданский губернатор Нилов уведомил меня, что по примерному исчислению генерал-лейтенанта Гессе на составление обоза для одного полка исчислено до 28 тыс. рублей, но как в доставленной от г. Русанова ведомости прибавлено против вычисления г. Гессе 12 повозок палаточных, один аптечный ящик и прочее дополнение, а потому и денег должно быть прибавлено. Вследствие чего и принято Тамбовскими градскими обществами по примерному исчислению 49 647 руб. 90 к., полагая между прочим за 145 лошадей[8] по 150 р. за каждую, я посему покорно прошу ваше превосходительство доставить ваше ко мне мнение, в рассуждении сих прибавленных г. Ниловым денег на обоз, ибо если делать таковую накладку, то не будет ли сие излишним в рассуждении егерского полка, коего обоз вообще меньше пехотного, если же сие необходимо, то поскольку с капиталов причтется со всех трех губерний. Честь имею быть и т. д."

Но прямые служебные обязанности отвлекали Куликовского от этого дела. Поручение рязанского губернатора он оставлял невыполненным. По этому поводу он писал из Москвы Рязанскому губернатору: "На отношение вашего превосходительства за № 3897 честь имею уведомить, что, быв откомандирован в г. Москву для принятия на шесть полков ружей, и предполагая, что между тем занятием буду иметь довольно времени, дабы успеть мне окончить и препоручения вашего превосходительства на счет закупки материалов для формирующегося в Рязани полка. Но как препоручение от начальства оконченное не дозволяло мне более пяти дней пробыть в Москве, посему не имею я возможности совершенно обязать контрактами подрядчиков на поставку нужных материалов для обмундирования полков, а паче самому мне оные закупить. Не упуская однако ж из виду содействия моего к облегчению и скорому заготовлению материалов, я озаботился приисканием таковых подрядчиков и пригласил оных в г. Рязань, открыв наперед вольные цены, сходные и со скоростью поставки, и добротою материалов, сделал я предварительные с ними условия, которые остались без действия, ожидая от вашего превосходительства окончательного утверждения. Пакеты мною к. Московскому военному губернатору и гражданскому губернатору не вручены по той причине, что не заключая контрактов в г. Москве, я не имел нужды и в утверждении оных"[9].

Сделав различные распоряжения по части обмундирования полков, Рязанский губернатор донес обо всем князю Лобанову-Ростовскому, на которого Высочайшим повелением было возложено руководство формированием полков. Губернатор писал:
"Милостивый государь, князь Дмитрий Иванович.

Вслед представления моего вашему сиятельству от 20 числа настоящего июня месяца о действиях моих по предмету снабжения амунициею и обозом трех полков в городах Рязани, Тамбове и Воронеже формирующихся, имею честь донести, что бригадный командир г. полковник Куликовский, которому поручена от меня покупка потребных материалов для Рязанского полка, в Москву уже отправился с таковым притом отзывом, что он, усердствуя доказать на самом опыте готовность свою к выполнению Высочайшей воли по не поступлению еще от дворянства суммы употребит по сделанному ему поручению на первый случай собственные свои деньги, ожидая оных от меня по мере их сбора. Вчерашнего же числа получил я от г. окружного генерала Русанова отношение, которым дал мне знать, что он со своей стороны обмундирование всех трех полков оставляет на мое попечение, почему и поспешил я с нарочным сообщить г. Куликовскому, чтобы он и на счет обмундирования Воронежского и Тамбовского полков приступил к решительным мерам. С полученного мною от г. окружного генерала Русанова и с отправленного от меня к г. полковнику Куликовскому отношения имею честь представить у сего на благорассмотрение вашего сиятельства списки. На счет же построения обозов для тех же полков с отправленного мною отношения к г. Московскому коменданту Гессе, представляя у сего также вашему сиятельству список[10], долгом моим поставляю донести, что я отнесся к Воронежскому гражданскому губернатору с убедительнейшею просьбою, чтоб он принял на себя труд отыскать по вверенной ему губернии в покупку для Рязанского полка подъемных лошадей до 145 и по какой цене могут быть куплены, меня уведомил, о чем сообщил и Тамбовскому губернатору с тем, как ему угодно будет распорядиться на счет покупки лошадей для Тамбовского полка о том бы не оставил дать знать мне и Воронежскому гражданскому губернатору"[11].

Теперь все это рушилось опять. Вследствие невозможности Куликовским окончить порученное ему дело, нужно было отыскивать другое лицо. Таким избранником оказался советник Рязанского губернского правления Андрей Иванович Рыхлевский. Ему в помощь собранием предводителей командирован был Рязанский предводитель Кублицкий. Давая поручение советнику губернского правления Рыхлевскому принять на себя заготовку обмундирование полка в Москве губернатор 2 июля 1812 г. писал ему: "Государю Императору угодно было возложить на попечение мое и гг. губернаторов Тамбовского и Воронежского произвести на счет дворянства сих губерний обмундирование трех вновь формирующихся полков - двух пехотных по городам Рязани и Тамбову и одного егерского по городу Воронежу. Получив отзывы от тех г.г. губернаторов, коими они представили мне покупку всех нужных по сему предмету материалов, я произвести оную поручаю вами обще с здешним уездным предводителем дворянства коллежским асессором Кублицким. На сей конец препровождая у сего копии с двух табелей и добавочной ведомости о всех потребностях для тех полков, реестр какие вещи из сего должны быть исключены, а вместе с тем для соображения вашего и цены, объявленные прибывшими сюда из Москвы подрядчиками, покорнейше прошу вас, м. г. мой, отправясь теперь же в Москву озаботиться там отысканием вольных подрядчиков, стараясь всеми мерами открыть цены сколько возможно дешевле и выгоднее. По отыскании таким образом подрядчиков с утверждения Московского г. гражданского губернатора, к которому о сем, а равно и к Московскому военному губернатору прилагаю отношения, не оставьте заключить в ними контракты, назначая сколько возможно ближайший срок чтобы все вещи поставлены были не далее двух месяцев. В доброте вещей вы должны руководствоваться образцами от г. министра полиции, сюда доетавленными у сего к вам препровождаемыми, которым же вещам образцов, не имеется, то должны быть приняты в основание комиссариатские для чего и нужно вам оные истребовать из комиссии Московского комиссариатского депо, куда и бумага при сем от меня препровождается".
"На первый случай для выдачи задатков присоединено у сего 20 тыс. рублей, в руководство же ваше к заключению контракта можете вы иметь следующие основания:
1. Доброта вещей должна быть для всех трех полков во всем сходною противу образцов. В противном случае на счет подрядчика всякая неисправность будет исправлена и искуплена.
2. Срок поставки производить по мере средств подрядчика как можно поспешнее и отнюдь не позже двух месяцев.
3. Принимать от подрядчика вещи по образцам в Москве тем чиновникам, кои вам будут присланы и в случае какого либо со стороны приемщика притеснения, подрядчик буде уверен в годности своих вещей, отправляет их прямо ко мне.
4. При заключении контракта требовать от подрядчиков залога, который и должен быть в 4-й части принимаемого каждым подряда.
5. По принятии вещей укладка и укупорка оных должна быть произведена самими подрядчиками во всем на их коште.

Преподав вам, таким образом, начальные основания к сей порученности, я остаюсь в прочем совершенно уверенным что вы руководствуясь в сем деле истинным усердием и бескорыстием (каковые правила доказаны уже на самом опыте) поспешите к выполнению сей порученности с тою выгодою и скоростью, каковых только ожидать может начальство вам совершенно доверяющее"[12] .

"В заключение всего, поставляя вам на вид, что постепенность и скорое доставление сюда вещей должно быть главным предметом вашей заботливости, а потому если вы успеете приискать по выгодным для казны ценам и те вещи, о коих г. Министр Полиции известил меня, что будут отпущены из комиссариата, а паче кивера, сумы и ранцы, на построение которых нужно долгое время, особенная плата, то в таком случае гораздо будет полезнее подрядить их по вольным ценам и поспешить сколь можно доставлением оных в полки"[13] .

Успех этого дела очень беспокоил губернатора. Время шло, а дело по обмундированию полков подвинулось вперед мало. Его даже затянул Куликовский невольным отказом. Поэтому Рязанский губернатор решил прибегнуть к помощи Московского начальства. Московскому гражданскому и Московскому военному губернаторам Рязанский губернатор писал:
"Государю Императору угодно было возложить на меня обще с гг. губернаторами Воронежским и Тамбовским произвести обмундировавшие трех полков по сим губерниям, ныне формируемым, приступив к решительным мерам искупить потребные для полков вещи или приискать к тому подрядчиков; я получил вместе с тем и отзывы гг. губернаторов, что они возлагают на мое попечение доставить вещи как в Воронеже для одного егерского, так и Тамбове для одного пехотного.
Здешний г. бригадный командир полковник Куликовский, быв ныне в Москве и имея от меня не только поручение отыскать вещи или подрядчиков, но и по прилагаемому от меня отношению на имя вашего превосходительства и г. гражданскому губернатору Николаю Васильевичу Обрескову, от которого просил я содействия и утверждения цен приисканным вещам, удовольствовался только привозом сюда двух подрядчиков, которые торжественно одним лицом назначили каждой вещи свою произвольную цену. Признавая сии распоряжения и Куликовского несообразными и вовсе противоречащими данному от меня поручению, потому что объявленные привезенными сюда подрядчиками цены неизвестны ни вашему высокопревосходительству, ни г. Московскому гражданскому губернатору, я откомандировал для столь важной комиссии, где все дворянство трех губерний, движимое усердием к благу отечества, принимает участие и жертвует своими деньгами, двух известных мне чиновников советника губернского правления г. Рыхлевского и Рязанского уездного предводителя г. Кублицкого. Чиновники сии, получа достаточное наставление, коим образом действовать к успешному и выгодному производству поручаемого им дела, должны будут по части сей обратиться к нему и к вашему превосходительству. А потому я считаю обязанностью моею убедительнейше просить вас, м. г., оказать ему в сем случае по местному начальству вашему все пособия, как только нужны будут к скорейшей и выгодной закупке нужных материалов и в особенное мне одолжение, принять на себя труд, освидетельствовав приисканные ими вещи с образцами от г. министра полиции в начале нынешнего года присланными ко мне, каковые конечно и к вашему превосходительству от него же доставлены, снабдить их утверждением цен, буде таковые окажутся для казны выгодными. В заключение сего имею честь присовокупить, что поспешность и деятельность, каковую от местных начальств в исполнении по сему ожидает Его Императорское Величество, заставляет Меня усерднейше просить ваше превосходительство мерами от вас зависящими ускорить ход действия по сей нужной порученности и не оставить во всяком случае вашим разрешением отправленных от меня чиновников, особенно когда они некоторым вещам образцы должны будут иметь от комиссариата[14].
Но так как часть вещей, а может быть и всех полностью, могла найтись в комиссариатском ведомстве, это, пожалуй, было бы и лучше, потому что тогда все вещи были бы заготовлены, несомненно, по казенным образцам и формам. Было бы и меньше хлопот по сдаче их по назначению. Это и попробовал еще раз сделать Рязанский губернатор, хотя писал он об этом с большою осторожностью.
В комиссию Московского Комиссариатского Депо губернатор писал только о снабжении Рязанских представителей образцами:
"По случаю Высочайше возложенного на меня и на гг. Тамбовского и Воронежского гражданских губернаторов снабжения от дворянства этих губерний полною амунициею трех полков, формирующихся здесь в Рязани, Воронеже и Тамбове, писал Рязанский губернатор, отправлены от меня для закупки нужных вещей Рязанского губернского правления советник Рыхлевский и Рязанский уездный предводитель дворянства Кублицкий, которым предписано от меня ежели потребуются какие либо образцы вещам для тех полков, обратиться с требованиями в сию комиссию, почему оную покорнейше прошу по отношениям сим чиновников снабжать немедленно нужными образцами, дабы они тем поставлены были в возможность ускорить вышепоименованную порученность в соответствие Высочайшего повеления на них возложенного[15].
Выше приходилось нам отмечать незнание штатов и потребностей полков даже военными представителями. Мы приводили различные требования и потом добавления к ним по обмундированию полков.
4 июля губернатор вынужден был вновь писать Рыхлевскому в Москву о некоторых добавлениях к материалам потребным для обмундирования. Оказалось, что по табели Егерского полка следует иметь на выпушке у кафтанов и панталон красное сукно. Об нем ранее забыли, поэтому 4 июля губернатор предлагал Рыхлевскому купить еще на выпушку красного канцелярского для егерского полка 251 арш. 4 верш. и 24 дробных, и для 10 нестроевых - необходимую амуницию опять согласно сообщения бригадного командира[16].
Ранее мы также отмечали, как в Рязанской губернии трудно было достать сукно на обмундировку полков, хотя были в губернии и свои суконные фабрики. В виду большого спроса сукно затруднительно было достать и в Москве. Испытывал именно такое затруднение г. Рязанский уполномоченный Рыхлевский, о чем и сообщил губернатору. А последний писал ему в ответ:
"По случаю затруднения, которое встречаете вы в отыскании сукна для формирующихся в Рязани, Тамбове и Воронеже полков по образцам мною вам данным, я разрешаю вам приступить к заготовлению сукна по образцам ко мне присланным, которые удостоились Высочайшего утверждения. Ежели также вы находите невозможным заготовить все сукно посредством подряда, то можете приступить на покупку оного в розницу у продавцов, но с тем, чтобы первые открытые цены представлены были на утверждение Московскому г. гражданскому губернатору и уже по утвержденным им ценам заготовили полное количество сукна, стараясь, сколько возможно, чтобы доброта покупаемого сукна соответствовала образцу".
"Вместе с сим поспешаю препроводить к вам реестр полученным мною от г. генерал-кригс-комиссара тем вещам, которые отпускает из комиссариата. В прилагаемом при сем отзыве я отношусь к нему, чтобы он не оставил сделать об отправках свое распоряжение и как за вещами сими, так и за прочими материалами для Рязанского полка вам искупленными немедленно отправляются отсюда воинские приемщики, об откомандировании которых я вместе с сим отношусь к здешнему воинскому начальнику. В вашу обязанность поставляю приготовить под своз вещей подводы и заняться их укладкою и при себе отправить в Рязань".
На счет же приема как вещей из комиссариата, так и сукна и других потребностей вами изготовленных для полков Тамбовского пехотного и Егерскаго отнесся я к тамошним гражданским губернаторам, чтобы они поспешили отправить своих чиновников в Москву с деньгами.

"Мне остается присовокупить, что в настоящих обстоятельствах, когда скорое и поспешное снабжение полков всеми потребностями есть главнейший предмет заботливости начальства, то в таком случае действия его не должны останавливаться пред тем, что цены на вещи противу обыкновенных возвысились несколько копейками[17].

Из приложенной при этом предложении записки и ведомостей видно, что комиссариат мог отпустить по обошедшимся ему ценам для одного егерского и двух пехотных полков следующие вещи:
Прибор к киверам строевым.
Гранады к киверам:
Об одном огне.
О трех огнях.
К киверам пряжки медные.
К киверам и нестроевым шапкам равно и ко всему пуговицы.
Краги к панталонам.
Сапоги со всем прибором.
Головы к нестроевым сапогам.
Подметки к сапогам.
Барабаны со всем прибором.
Перевязи к барабанам.
Полунагалищи ружейные.
Ремни ружейные.
Чехлы огнивные.
Пряжки к ремням.
Сумы патронные.
Гранады к сумам:
О трех огнях.
Об одном огне.
К сумам пряжки железные.
Портупеи.
Перевязи.
Пряжки портупейные.
Ранцы.
К ранцам пряжки железные.
Ремни:
К шинелям, ранцам и фляжам.
Котлы медные с крышками.
К ним ремни[18] .

Затем к письму генерал-кригс-комиссара была приложена еще вторая записка о том, "какие вещи комиссариат отпустить может для одного Егерского полка", а именно:

К киверам прибор,
гранады,
пряжки.
Пуговицы ко всему вообще.
Краги.
Сапоги.
Головы к сапогам.
Подметки.
Барабаны.
Перевязи барабанные.
Полунагалищи.
Ремни ружейные.
Чехлы огнивные.
К ремням пряжки.
Сумы патронные.
К ним пряжки железные.
К ним цифры медные.
К ним перевязи черные.
Портупеи черные.
К ним пряжки медные.
Фляжи водоносные.
Ранцы черные.
К ним пряжки железные.
Ремни к шинелям.
Ранцам и фляжам.
Котлы медные.
К ним ремни

Дело по обмундированию полков, наконец, налаживалось, как следует. Рыхлевский с Кублицким заготовляли обмундировку, генерал-кригс-комиссар в свою очередь пообещал немедленно отпустить некоторые принадлежности обмундирования по заготовительным ценам из комиссариатского депо. В виду этого Рязанский губернатор поснешил принять меры к приему вещей в Москве. 8 июля 1812 года он обратился к командиру местного батальона фон-Лилаарду с просьбою командировать в Москву офицеров для приема как отпускаемых вещей из комиссариатского депо, так и купленных уполномоченными Рыхлевским и Кублицким.

"Я покорнейше прощу вас, милостивый господин мой, писал губернатор фон-Лилаарду, немедленно назначить в Москву двух надежных и опытных офицеров для приема как вещей из комиссариатского депо надлежащей формы, доброты я исправности, так и сукна и прочих потребностей по комиссариатским образцам от продавцов и подрядчиков, у которых по препоручению моему оные вещи приторгованы советником губернского правления Рыхлевским и уездным предводителем дворянства Кублицким, на которых возложено от меня самое отправление вещей сих в Рязань. Назначенным вами чиновникам не оставьте, милостивый господин мой, объяснить, чтобы они для получения нужных бумаг пред отправлением в Москву явились ко мне"[19] .

Командиром батальона для приема обмундирования были назначены штабс-капитан Потешнев и поручик Скобеев. В назначенный день уполномоченные батальона явились к губернатору с рекомендацией от своего командира.

"Поспешая исполнением требования вашего превосходительства, писал фон - Лилаард, вверенного мне батальона отряжены штаб-капитан Потешнев и поручик Скобеев для принятия в г. Москве как из комиссариата кожаных и медных вещей, а равно сукна и прочих потребностей от продавцов и подрядчиков, у которых оные вещи приторгованы здешнего губернского правления советником Рыхлевским и уездным предводителем дворянства Кублицким, на коих возложено и самое отправление вещей сих в Рязань. Но как таковое важное поручение в приеме на целый полк не одних обыкновенных годовых а двухгодовых вещей, но вообще все то, что только потребно для обмундирования и обзаведения целого полка, требует людей опытных, сведущих и испытанных по сей части, я долгом поставляю объяснить вашему превосходительству".

"В полках для сего обыкновенно избираются по выбору целого полка штаб и обер-офицеры. С утверждением шефа казначей, из офицеров усердием своим опытностью и ревностью к службе Его Императорского Величества испытанных, на коих возлагаются подобные поручения, но за всем сим иногда случается, что некоторые употребя во зло доверенность сделанную им, принимают вещи не той доброты и прочности, каковой бы следовало и тогда как шеф, а равно и все штаб и обер-офицеры удостоившие его, и подписавшие выбор ответствуют за все те неисправности, каковые в приеме доставленных ими вещей окажутся; по сей причине не могу никак взять на свою ответственность буде бы командируемым ныне офицерам оказались в приеме какие либо неисправности, впрочем, строжайше им предписано в приеме вещей наблюсти все то, что требуется от честного, исправного и благонадежнейшего офицера; с наставления данного им при сем вашему превосходительству копию представить честь имею"[20].

Губернатор в свою очередь предписывал приемщикам Потешневу и Скобееву:
"По случаю отправления вас здешним батальонным командиром г. фон - Лилаардом в Москву для приема на формирующийся здесь от дворянства Рязанский пехотный полк как отпускаемых из комиссариата по приложенному у сего реестру вещей, так и от подрядчиков сукна и прочих потребностей искупленного командированным от меня чиновником Рязанского губернского правления советником Рыхлевским и уездным предводителем дворянства Кублицким, снабдив вас подорожной и прогонными деньгами, нужным считаю объяснить:
1. "Обязанностью г. Скобеева будет, прибыв в Москву, явиться в комиссариат с препровождаемою у сего бумагою[21] , где принять те вещи, которые отпускает комиссариат на целый полк, надлежащей формы, доброты и исправности, потом заняться со всею бережливостью укладкою и отправлением оных в Рязань".
2. "Обязанностью г. Потешнева будет, прибыв в Москву, явиться к откомандированным от меня чиновникам советнику Рыхлевскому и предводителю Кублицкому с прилагаемым у сего на имя первого[22] конверта и по указанию их принимать от приисканных подрядчиков все для полку потребные вещи по образцам комиссариата, которые уже из оного вытребованы теми чиновниками. На случай же неимения ничего по комиссариатским образцам принимать по тем, которые даны будут от гг. Рыхлевского и Кублицкого. По приемке же озаботиться вместе с ними бережливою укладкою и поспешным отправлением вещей в Рязань, о чем имеют они полное предписание".
3. "Дав знать об отправлении вашем, Московскому коменданту г. генерал-лейтенанту Гессе, общею обязанностью будет вместе с прилагаемым конвертом[23] явиться к нему и в случае каких либо затруднений встретиться могущих со стороны ли комиссариата или подрядчиков просить его разрешения, причем совершенно от вящего усердия вашего зависит скорость и точность; исполнением данной вам порученности за верность выполнения можете получить признательность начальства, и отклонить все неприятные последствия, которые неминуемо на вас обратятся, ежели что либо вами упущено будет"[24].

О всех своих распоряжениях Рязанский гражданский губернатор регулярно доносил министру полиции. 13 июля 1812 года он писал:

"После представления моего вашему высокопревосходительству от 27 числа прошедшего июня месяца имею честь донести, что по распоряжению моему отправились уже в Москву с полным от меня наставлением военные чиновники, два офицера здешнего внутреннего гарнизонного батальона для приема вещей на Рязанский пехотный полк. Поручик Скобеев озаботится приемом некоторых вещей, которые по сношению моему с господином генерал-кригс-комиссаром отпускает комиссариат, а штабс-капитан Потешнев должен будет заняться принятием от подрядчиков сукна и всех прочих потребностей, искупаемых отправленными от меня чиновниками гг. Рязанского губернского правления советником Рыхлевским и здешним уездным предводителем дворянства Кублицким; чиновники сии командированы мною в Москву вместо г. полковника Куликовского, который в бытность его там хотя и приискал подрядчиков и представил их ко мне в Рязань, но так как выпрошенные ими цены были довольно еще высоки, я и не решился на заключение с ними контрактов, а отправил в Москву гг. Рыхлевского и Кублицкого, которые и занимаются теперь закупкою всех потребностей для трех полков, по ценам, утвержденным Московским гражданским начальством.
По приеме вещей общею обязанностью всех сих чиновников будет озаботиться бережливою укладкою и поспешным доставлением оных в Рязань".
"Отправляя гг. Потешнева и Скобеева в Москву, я поспешил сообщить Тамбовскому и Воронежскому гг. гражданским губернаторам, чтобы они и с своей стороны ускорили сделать распоряжение на счет отправления в Москву вместе с деньгами надежных чиновников для приема и отправления в Тамбов и Воронеж как вещей из комиссариата отпускаемых, так и Советником Рыхлевским, предводителем Кублицким покупаемых для полков в тех городах от дворянства формирующихся".

"Что же принадлежит до построения для сих полков обозов, то я и на вторичное отношение мое к Московскому коменданту господину генерал-лейтенанту Гессе получил ответ, что он, не имея на сей предмет предписания от своего начальства, не решается приступить к построению оных, почему обязанностью моею поставил о бездействии по части сей донести г. Московскому военному губернатору, убедительнейше прося его приказать г. коменданту приступить немедленно к построению обоза, кроме лошадей, которые, по мнению моему, в губерниях могут быть искуплены гораздо дешевле. О сем сообщил также Воронежскому[25] и Тамбовскому[26] гг. гражданским губернаторам с тем, чтобы они поспешили выслать к г. коменданту из числа собранных на сию надобность от купечества денег хотя бы по четырнадцати или пятнадцати тысяч рублей".[27]

Когда губернатор доносил это, Рыхлевский и Кублицкий делали в Москве свое дело; они уже наладили покупку сукна и всех других потребных для полка вещей, но за то испытывали большое затруднение в деньгах. Полученные им на первое время 20 000 руб. очевидно уже приходили к концу. Поэтому 11 июля 1812 года Рыхлевский писал из Москвы губернатору о скорейшем доставлении вновь финансов:

"По предписанию вашего превосходительства как я, так и г. уездный предводитель Кублицкий всемерное прилагаем старание к скорейшей покупке потребных на обмундирование известных вашему превосходительству полков как вещей, так и сукон, но имеем большое затруднение в деньгах, потому что сукно должны покупать в разных руках мелкими частями и не иначе как на наличные деньги, мы же имеем их весьма малое количество, которого недостаточно и для задатков. По сей крайности убедительнейше прошу ваше превосходительство доставить сюда в Москву денег сколько есть на лицо как можно поспешнее, а об остальных известите к каким срокам можем их получить и сделать уплату торговцам, дабы мы при покупке вещей и сукон могли наверное обещать им платеж денег в известный срок"[28].

В главе "поставки сукна и каразеи на обмундирование армии"[29] мы уже говорили о той трудности, с какою добывалось сукно на это обмундирование. Поставка сукна для военного ведомства составляла трудно разрешимую задачу, а для фабрикантов государственную повинность. Немудрено, что и в Москве сукно ценилось на вес золота и его могли отпускать только за наличный расчет. Этого мало. В виду необыкновенной в нем потребности нужно было с покупкой его спешить, а опоздаешь, возможно, что сукна уже не достанешь.

Представление Рыхлевского было получено в Рязани 16 июля, и только 20 июля препровождено было Рыхлевскому еще 20 тыс. и 26 июля еще 50 тыс. рублей, почти вся имеющаяся в казначействах Рязанской губернии наличность на этот предмет.

К этому же времени могли прибыть в Москву в помощь Рязанским уполномоченным и уполномоченные представители Тамбовского дворянства Колобов[30] и Воронежского Чарыков[31], о чем Рязанский губернатор Бухарин не преминул осведомить Рыхлевского особым посланием от 17 июля. Губернатор писал Андрею Ивановичу Рыхлевскому:

"Уведомляю вас, что от Тамбовского и Воронежского гражданских губернаторов отправлены в Москву по предмету закупка всех потребностей для формирующихся там полков: от первого г. подполковник и кавалер Колобов и от последнего полковник и кавалер Чарыков. Почему покорнейше прошу вас, м.г. мой, снабдив чиновников сих точными сведениями, что вами уже искуплено или приторговано для тех полков, в покупке остальных затем вещей действовать взаимно и сколь можно поспешнее и выгоднее"[32].

Но оказалось, что Тамбовский представитель ехал с небольшими еще средствами, чем не мог конечно не вызвать затруднение в покупке материалов обмундирования. Это сознавал и Тамбовский губернатор, что и выказал в своем отношении на имя Рязанского губернатора от 7 июля 1812 года.
"На отношение Вашего превосходительства от 2 июля за № 3904 поспешаю сообщить:
1) Главное затруднение в заготовлении аммуничных вещей на обмундирование полка происходит от того, что по здешней губернии, как вашему превосходительству известно из отношения моего от 19 июня за № 4195, срок для взноса положенной на сей предмет дворянством суммы назначен 25 сего июля. Без наличных денег трудно покупать по вольным ценам, которые потому и зависят от произвола подрядчиков.
2) По сему уважению оставалось мне выжидать исполнения распоряжений вашего превосходительства, или приторжка какая бы могла произведена быть г. полковником Куликовским, а между тем заботиться всемерно о сборе денег, о чем наисильнейше настаиваю я гг. предводителям дворянства.
3) По сближению назначенного для взноса суммы срока отрядил я в Москву по выбору здешнего дворянства г. подполковника и кавалера Колобова и от вновь формируемого 1 Тамбовского пехотного полка гг. штабс-капитана Плющеева-Шликевича, первого для закупки всех аммуничных вещей, а последнего для сличения оных с Высочайше утвержденными образцами.
4) Им дано наставление:
а) По приезде в Рязань явиться к вашему превосходительству и испросить в руководство свое сведение о действиях, какие происходят по распоряжениям вашим о закупке аммуничных вещей для Рязанского пехотного полка и наставление, каковыми по ближайшим вашего превосходительства сведениям о торговых ценах снабдить их изволите.
б) Получа то в Рязани, немедленно отправиться в Москву и там ни мало не мешкая приступить к закупке аммуничных вещей, кроме ружей, тесаков, летних панталонов и рубах.
в) Для вящего в том успеха испрашивать содействия от Московских гг. гражданского губернатора и коменданта генерал-лейтенанта Гессе.
г) На открытые ими цены испрашивать утверждения помянутого г. губернатора.
д) Получа здесь на задатки десять тысяч рублей, по мере успеха в закупке, доносить о количестве нужных сумм мне и г. губернскому предводителю, который не замедлит распорядиться доставлением в Москву денег.
е) А дабы не остановить обмундирования полка и поспешить исполнением Высочайшей воли, помянутый чиновник Колобов снабжен от депутатского собрания кредитною доверенностью закупать, подряжать и отправлять купленные или подряженные вещи в Тамбов с освобождением денег,
ж) Если нельзя будет купить вещей в записке от г. министра полиции поименованных по вольным ценам, или оные будут чрезвычайно высоки противу цен комиссариатских, то требовать отпуска оных из комиссии Московского комиссариатского депо, в которую о сем и сообщено.

Уведомляя о сих распоряжениях ваше превосходительство, покорнейше прошу вас, м. г. мой, буде отряженными от вас чиновниками еще ничего насчет Тамбовской губернии не куплено, то отряженным отсюда гг. Колобову и Плющееву-Шликевичу предоставить, полную свободу действовать по данному им предписанию для возбуждения рвений в тех и других к общей пользе и обязанностям служения. Но вместе с сим должны они оказывать взаимную друг другу помощь яко в деле общем и государственном"[33].

Примечания:

1 По напечатании в первой части сего труда главы "о формировании двух полков" нами в архиве Рязанского губернского правления найден был случайно отрывок большого дела, касающегося тоже формирования полков, начинающегося с 366 стр. Так как в этом деле, между прочим, оказалось несколько документов, дополняющих напечатанное ранее, то нами найдено необходимым использовать эти документы в сей 2-й части труда.
2 Архив. Ряз. губ. правл. названное выше дело, стр. 366 - 367. Рапорт Чарыкова от 27 июня 1812 года.
3 Там же, стр. 372.
4 Там же, стр. 368.
5 Там же, стр. 469 представл. полковн. Куликовского от 3 июля 1812 г. за. № 29.
6 Там же, стр. 469. Рапорт Куликовского от 3 июля 1812 года № 29.
7 Тоже дело стр. 467. Рапорт фон - Лилаарда Ряз. губ. от 2 июля 1812 г. № 605.
8 Дело, стр. 440 - 441. Отнош. Ворон. губ. к Рязанскому 27 июня 1812 г. № 5549.
9 Тоже дело, стр. 444.
10 Представления губернатора к коменд. Гессе в деле не сохранилось.
11 Там же, стр. 374 - 375. Представл. губернатора кн. Лобанову-Ростовскому от 29 июня 1812 г. № 3846
12 Тамбовскому и Воронежскому гражданским губернаторам Рязанский И. Я. Бухарин, по сделании этого распоряжения, 2 июля 1812 г. за №№ 3904 и 3905 писал: "27 числа прошедшего июня месяца я имел честь уведомить ваше превосходительство об отношении моем к отправлявшемуся в Москву здешнему бригадному командиру г. полковнику Куликовскому, чтоб он и на счет Воронежского егерского и Тамбовского пехотного полков приступал к решительным мерам, действуя в сем случае на тех же правилах, которые постановлены и для Рязанского полка. Но чиновник сей, возвратясь из Москвы, объявил мне, что он не приступил ни для одного из трех полков к заготовлению вещей и заключению контрактов, а привез с собою из Москвы подрядчиков, которые торжественно (?) одним лицом назначили каждой вещи свою произвольную цену. Признавая со своей стороны распоряжения г. Куликовского несообразными и вовсе противоречащими данному от меня поручению, потому что объявленные привезенными подрядчиками цены не известны и не утверждены Московским гражданским губернатором, я откомандировал в Москву для столь важной комиссии (миссии), где все дворянство трех губерний движимое усердием к благу отечества принимает участие и жертвует своими деньгами двух известных мне с весьма хорошей стороны чиновников г. г. Рязанского губернского правления советника Рыхлевского и Рязанского уездного предводителя дворянства Кублицкого, на которых, возложив отыскание подрядчиков, сколько возможно выгоднейших на поставку материалов для всех полков, поставил в обязанность их действовать в заключении контрактов с утверждения Московского гражданского губернатора, к которому, сделав о сем мое отношение, уведомил вместе с тем и г. Московского военного губернатора.
В руководство чиновникам сим по настоящему предмету даны мною следующие правила:
1. Доброта вещей должна быть для всех трех полков во всем сходною противу образцов, доставленных сюда от г. министра полиции, которым же вещам образцов не имеется, для тех должны они вытребовать таковые из комиссии Московского комиссариатского депо и принять их в основание в случае несходства вещей с образцами. Всякая неисправность будет исправлена и искуплена на счет подрядчика.
2. Срок поставки производить по мере средств подрядчика как можно поспешнее и отнюдь не позже двух месяцев.
3. Принимать от подрядчика вещи по образцам в Москве тем чиновникам, кои за сим будут присланы и в случае какого либо со стороны приемщика притеснения, подрядчик, буде уверен в годности своих вещей, отправляет их прямо ко мне.
4. При заключении контракта требовать от подрядчиков залога, который и должен быть в 4-ю часть принимаемого каждым подряда;
5. По приеме вещей укладка и укупорка оных должна быть произведена самими подрядчиками во всем на их коште.
6. Так как поспешность и скорое доставление вещей должна быть главным предметом их заботливости, а потому если они успеют приискать по выгодным для казны ценам и те вещи о коих г. министр полиции известил меня, что будут отпущены из комиссариата, а паче кивера, сумы и ранцы, на построение которых нужно долгое время и за работу особенная плата, то в таком случае гораздо будет полезнее подрядить их по вольным ценам и поспешить сколь можно доставлением оных в полки.
Впрочем, предоставить им, чтоб они, соображаясь с местным положением, действовали, как за лучшее признают.
Уведомив о сем ваше превосходительство мне остается повторить покорнейшую мою просьбу, чтоб вы, м. г. мой, поспешили отправлением надежного своего чиновника в Москву, снабдя его сколь возможно более деньгами.
Что ж принадлежит до обозов для тех полков потребных и о сумме на то нужной, то сколь скоро получу я от г. Московского коменданта Гессе решительный отзыв, не оставлю в тоже время и ваше превосходительство уведомить". Там же, стр. 460 - 463.
13 Такое же почти по содержанию было послано губернатором отношение Рязанскому уездному предводителю кол. асес. Кублицкому. Дело стр. 458.
14 Дело стр. 441 - 452. Отношения Ряз. губерн. Московск. воен. и граждан. губернаторам от 2 июля 1812 г. №№ 3901 и 3902.
15 Там же, стр. 459. Отнош. в комиссию Москов. Комиссар. депо от 2 июля 1812 г. № 3903
16 Это сообщение приведено нами выше.
17 Дело стр. 635 - 637. Предпис. Рязан. губернатора Рыхлевскому 8 июля 1812 года № 4044
18 Ведомость эта от 7 июля 1812 г. подписана генерал-кригс комисаром.
19 Дело, стр. 651. Отнош. губернат. к фон-Лилаарду от 8 июля 1812 г. №4047.
20 Майор фон-Лилаард, откомандировывая Потешнева для приема обмундирования, дал ему такое предписание: "По требованию г. гражданского губернатора, откомандировываетесь вы в Москву для принятия сукна и прочих потребностей по комиссариатским образцам от продавцов и подрядчиков, у которых оные вещи приторгованы здешнего губернского правления советником Рыхлевским и уездным предводителем дворянства Кублицким, на коих возложено и самое отправление вещей сих в Рязань, в сходствие какового требования имеете вы тотчас явиться к г. гражданскому губернатору, от коего получа наставление истребовать прогонные деньги, немедленно имеете отравиться в Москву, при чем наистрожайше предписываю вашему благородию, при приеме вещей иметь неослабное смотрение, дабы они точно были сходны по тем самым комиссариатским образцам, по коим обыкновенно в полки оные отпускаются, для чего имеете истребовать образцы - за печатью комиссариатскою, и сходно с оными не отступаясь ни мало от оных чинить прием. В случае же какого либо спора или понуждения вас к приему вещей ниже образца имеете тотчас во всех случаях относиться к Московскому коменданту г. генерал-майору и кавалеру Гессе, от коего и просить представя образцы комиссариатские и тем вещам, кои вас принять понуждают его разрешение; малейшее по сему упущение останется на ответствовании вашей, коль же скоро вступите в прием и откуда получите образцы, немедленно имеете меня рапортовать, как и о дне отправления обоза, а равно и о всех могущих случиться непредвидимых случаях; в помощь вам позволяется взять роты вверенной вам одного исправного унтер-офицера и рядового, во время пути быть самим неотлучно при обозе, останавливая оный не в селениях, а вблизи оных в безопасных от огня местах и следовать не менее 50 верст в сутки, впрочем, я остаюсь в уверении, что ваше благородие оправдаете сделанную мною вам порученность и в приеме вещей поступите как надлежит исправному, усердному и честному офицеру и тем дадите мне способ усердие ваше поставить в виду начальства". Июля 9 дня 1812 г. № 631.
21 В комиссию Московского комиссариатского депо 10 июля 1812 г. губернатор писал: "Г. генерал-кригс-комиссар уведомил меня, что вещи по прилагаемому у себя реестру значащие отпущены будут из сей комиссии на два пехотных полка от дворянства в Рязани и Тамбове формирующихся. Почему для приема оных в Рязанский полк отряжен от здешнего военного начальства Рязанского внутреннего гарнизонного батальона г. поручик Скобеев, которому покорнейше прошу комиссию Московского комиссариатского депо приказать немедленно отпустить все следующее количество вещей на один пехотный полк в надлежащей форме, доброте и исправности и о последующем не оставлять меня без уведомления".
22 Рыхлевскому губернатор предлагал 10 июля 1812 г. за № 4098: "здешний батальонный командир г. майор фон - Лилаард отозвался мне, что для принятия в Москве всех вещей на Рязанский полк от дворянства здесь формирующийся назначены им внутреннего гарнизонного батальона штабс-капитан Потешнев и поручик Скобеев, которые должны озаботиться первый приемом от подрядчиков сукна и прочих потребностей вами и предводителем Кублицким искупленные, а Скобеев - вещей из комиссариата отпускаемых, почему я и снабдил сею последнею надлежащею бумагою в комиссию Московского комиссариатского депо".
"Извещая о сем вас, м. г. мой, я покорно прошу, указав штабс-капитану Потешневу подрядчиков, снабдить его и образцами как сукна, так и прочих потребностей, по которым произведены вами покупки, в случае ежели бы подрядчики оказали бы неисправность в приеме таких вещей, которые по усмотрению г. Потешнева будут не сходны с образцами, - в то время вещи таковыя он одолжается представить на рассмотрение Московскому коменданту генерал - лейтенанту Гессе. По приеме же сими чиновниками вещей, вашей обязанностью будет заняться как укладкою оных, так и спешным отправлением в Рязань.
23 Отношение к коменданту Гессе приводится ниже.
24 Дело, стр.657 - 658. Предлож. Ряз. губерн. от 10 июля 1812 г. № 4096.
25 По исход. канц. Ряз. гражд. губ. 1812 г. 11 июля № 4113.
26 Там же, № 4114.
27 Там же, № 4112. Черновик сего представления губернатора к Министру полиции в деле, на стр. 682 - 683.
28 Дело стр. 729. Представл. Рыхлевского г. Разанскому гражд. губ. от 11 июля 1812 г. за № 2.
29 Ив. Проходцов. Рязанская губ. в 1812 г. ч. I, стр. 227 - 235.
30 Дело стр. 731. Тамбовский гражданский губернатор Нилов 15 июля 1812 года за № 1947 писал Рязанскому: "На отношение вашего превосходительства от 9 июля за № 4050 спешу уведомить вас, м. г. мой, что для закупки амуниции на вновь формирующийся в Тамбове полк отправлены уже избранный от дворянства подполковник и кавалер Колобов и воинский чиновник штабс-капитан Плющеев - Шликевич, кои веледствие данных им приказаний уповательно уже явились к вашему превосходительству с отношением моим от 7 июля за № 4664 и вы, м. г. мой, как из оного, так из посланного по почте от 10 июля за № 4787, изволили видеть сделанное мною на счет обмундирования и снабжения обозом здешнего пехотного полка распоряжение. Чиновникам сим поручено сделать подряд на поставку амуниции. Они снабжены 10 000 руб. на задатки и кредитною от дворянства доверенностью, по которой они могут подряжать и покупать вещи с обожданием денег, а в случае дороговизны цен требовать оные от комиссии Московского комиссариатского депо, на каковой случай дано им от меня отношение в оную. На счет обоза требуется сведение от г. коменданта Гессе, какая для сего потребна сумма, а вместе с тем поручено означенным чиновникам приступить к подряду на поставку нужных вещей". (г Тамбов).
31 Дело стр. 730. Воронежский гражданский губернатор Шер 11 июля 1812 г. за № 6020 писал по сему Рязанскому гражданскому губернатору: "Милоставый государь мой, Иван Яковлевич! Сие отношение мое вашему превосходительству вручит г. полковник и кавалер Чарыков, отправленный мною в Москву для заготовления всех материалов, потребных на обмундирование одного Егерского полка, формирующегося в Воронеже. Послав вашему превосходительству от 27 числа минувшего июня с нарочным мое отношение, коим просил уведомить меня, к какому я времени могу ожидать таковых вещей, заготовление коих поручено вами г. бригадному командиру полковнику Куликовскому, я получил рапорт от Липецкого земского исправника, что возвращающийся от вас с депешами ко мне нарочный здешнего батальона солдат в его уезде потерял оные и, узнав от г. Куликовского сюда к окружному генералу внутренней стражи г. генерал-майору Русанову приехавшему, что он ничего решительного к сему заготовлению не учинил, я поручил г. Чарыкову заехать в Рязань и там, испросив у вашего превосходительства копию с посланного ко мне с сим нарочным отношения, узнать: есть ли какие вещи приторгованными или же купленными; вас, м. г. мой, покорнейше прошу не оставить его, г. Чарыкова, таковым сведением снабдить, доставив и мне со всего того копию за надлежащим свидетельством, чем чувствительно меня одолжить изволите. Честь имею быть с истинным почтением и таковою же преданностью, м. г. мой, вашего превосходительства покорнейшим слугою Матвей Шер".
32 Дело стр. 734. Предлож. Ряз. гражд. губ. советнику Ряз. губ. правл. Андрею Ивановичу Рыхлевскому 17 июля 1812 г. за № 4234.
33 Дело архив. губ. правл. Отнош. Тамб. губ. Рязанскому от 7 июля 1812 года № 4664.

Рязанская губерния в 1812 году преимущественно с бытовой стороны. Материалы для истории Отечественной войны.

0
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте