Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Из крестьянской жизни в Рязанской губернии.



Подг.: Дм. Анохин, 2011г.

К вопросу о найме рабочих в земледельческом хозяйстве Рязанской губернии (1).

В целях разобраться, хотя несколько, в сложном вопросе о найме рабочей силы в земледельческом хозяйстве Рязанской губернии, в конце 1908 г. корреспондентам статистического отделения Рязанской губернской земской управы был предложен ряд соответствующих вопросов.

Хотя, к сожалению, корреспонденций, с более или менее обстоятельными ответами на означенные вопросы, поступило сравнительно немного, но тем не менее, ответы эти в значительной степени выясняют многие стороны условий найма рабочих для земледельческих работ как в помещичьих экономиях, так и в крестьянском хозяйстве.

Эти ответы и послужили материалом для составления нижеследующего очерка.

Две формы земледельческого хозяйства встречаются в губернии: крупное — помещичье и мелкое — крестьянское. Первое, чисто промышленное, ведется всецело руками наемных рабочих, во втором — этот наемный элемент примешивается к основным силам крестьянской семьи.

Появление наемного труда в крестьянских хозяйствах обусловливается массой социально-экономических причин. С одной стороны, сравнительно небольшие размеры крестьянских наделов, вообще, и малоплодородие почвы в северном районе губернии, где труд земледельца очень скудно вознаграждается, заставляет наиболее энергичную и инициативную часть населения уходить в промышленность, где труд оценивается гораздо выше, и нанимать, в таких случаях, для своего сельского хозяйства работника, а с другой — в горячие трудовые периоды сельское хозяйство достигает такой интенсивности, требуется такая масса сил для своевременного и успешного завершения производственного процесса, что остающихся в деревне сил не хватает. Существование семей без взрослых работников, а их в губернии довольно много (около 3.9% совсем без работников и 2,1% только с одними полуработниками) (2) — в свою очередь вызывает появление сельскохозяйственного батрака.

В зависимости от размера потребности в наемной рабочей силе и от продолжительности процессов, когда эта потребность ощущается, различаются сроковые рабочие и поденные. К обоим видам найма прибегают, как помещики, так и крестьяне-наниматели, потому что каждый из них выгоден и продуктивен только при известных родах работ в известные периоды.

Для сельского хозяйства особенно важны сроковые (постоянные) рабочие. На их долю падает восполнение той рабочей силы, которой не достает в сельском хозяйстве во все время полных работ. От их добросовестности и успешности зависит, до известной степени, планомерность и продуктивность самого хозяйства.

Сообразно с этой ролью заключаются и договоры между нанимателями и батраками. Временем найма большинство корреспондентов называют средину марта. Изредка нанимаются немного раньше (1-го марта), и еще реже — в начале апреля. Обычным днем окончания летнего найма почти все корреспонденты называют 14—15 ноября.

Точных статистических данных о времени найма по губернии нет, да их и не может быть, потому что фактически начало найма совпадает с началом полевых работ, а конец — с окончанием полевых работ, находящихся в большой зависимости от переменчивых климатических условий. Народный обычай определяет срок летнего найма "от Пасхи до осеннего заговенья".

Из доставленных корреспондентами сведений видно только одно, что время найма сроковых рабочих в крестьянских хозяйствах и в помещичьих экономиях почти одно и то же. Лишь в некоторых уездах указаны небольшие отклонения. В Сапожковском у. в экономиях нанимают с 25 марта или с 1 апреля до 15 ноября, а в крестьянских хозяйствах — со времени весенней пахоты и до 22 октября (а иногда и до 15 ноября).

В Зарайском у. крестьяне, если и нанимают работников, то только лишь летом на более короткий срок — с 1-го апреля до 1 октября, иногда же нанимают даже позднее 1 апреля (Апонитищинская в., кр. И. Г. Корешков).

В Скопинском у. тоже "нанимают преимущественно с 1 апреля по 1 октября".

В Егорьевском у, где помещичьих экономий, сравнительно, очень мало, срок найма указывается с "Пасхи до Покрова". При этом есть много показаний, указывающих на более короткий срок: с 1-го июня по 15 августа,

Стремление крестьян домохозяев, замеченное корреспондентами, нанимать сроковых рабочих как можно позднее, вполне понятно. Бюджет крестьянского хозяйства так невелик, что не только лишняя плата за лишние дни, но даже и лишние расходы на харчевание, легли бы тяжелым бременем, и крестьянин нанимает только тогда, когда это необходимо, когда начнется весенняя пахота.

Что это стремление ест и в помещичьих экономиях, так это видно из того, что наем производится в них немного раньше, да и то не везде, и объясняется желанием помещиков обеспечить себя лучшими работниками на всю рабочую пору.

Найма годовых работников у крестьян совершенно не замечается. Редки, сравнительно, подобные случаи и в экономиях. И там все полевые работы выполняются руками не годовых рабочих, а сроковых, нанятых на определенный срок летней трудовой поры. Годовые рабочие указаны лишь в экономиях Сапожковского, Спасского, Зарайского и Данковского уездов. Но и тут, корреспондент Данковского у. замечает: "в помещичьих экономиях на зиму нанимают только скотников, ключников и т. п. в пределах необходимости, а полевыя работы производятся большею частью сделено, поденно и помесячно" (Хитровская вол., кр. Е. Е. Сеньков).

Сроковые рабочие — явление повсеместное в губернии. Они есть во всех уездах, и число их довольно значительно.

На основании сведений корреспондентов за 1908 г. можно составить табличку (см. табл. I в приложении к настоящему очерку, разбив предварительно губернию на три группы уездов: к первой будут относиться северные нечерноземные, ко второй — средние переходные и к третьей — южные черноземные, чисто земледельческие.

Главная масса сроковых рабочих вербуется из местных жителей. По губернии местных — 89%. Преобладание местных рабочих над пришлыми объясняется отчасти теми требованиями, которые предъявляются хозяевами-крестьянами к батракам. Наниматель-крестьянин ищет хорошего добросовестного работника, которому можно было бы без опаски доверить такое важное дело, как собственное хозяйство, составляющее фундамент и смысл крестьянской жизни. Характерно говорит по этому поводу корреспондент Раненбургского у.: "в крестьянских хозяйствах нанимаются обыкновенно крестьяне из своей местности, земельные, семейные и хорошие работники, так что каждый хозяин уже знает наперед, какой он есть, а потому и нанимает того, кто будет хорошо работать. В помещичьих экономиях бывают и приходящие и малотрудоспособные" (уч. Д. Е. Афонин из Нарышкинской вол.).

Вполне понятна тенденция понижения числа пришлых рабочих с севера к югу. В то время, как в северном районе они составляют почти 10%, в центральном — их только 2%, а в южном они совершенно отсутствуют. В районе, где земля является хорошей кормилицей, где она щедро вознаграждает труд земледельца — связь с землей у крестьянина сильнее. И если нужда заставит его продавать свою рабочую силу, отрывая ее от собственного хозяйства, то он все же надеется вернуться к нему и продает рабочую силу в своих местах. В северных же нечерноземных уездах земля не так привлекательна. Она не может использовать всех рабочих сил населения и прокормить их. Многие давно уже перекочевали в город, послав вместо себя в деревню работника. Местных трудовых сил на севере осталось меньше, чем их нужно для сельского хозяйства. Этот недочет в трудовых силах и восполняется пришлыми рабочими.

Экономическое положение сроковых рабочих, определяемое обеспеченностью надельной землей, точно не выяснено корреспондентами. Целых 44% всех постоянных рабочих отнесены к смешанному разряду "всяких". Уход с своей земли 36% земельных объясняется тем, что своей земли у них мало, а бросить хозяйство жаль — вот и приходится наниматься в батраки, часто очень дешево, недалеко от своего хозяйства.

Значительное количество "плохих" (18% общего числа) относится почти всецело на те отрасли сельского хозяйства, где не требуется ни мускульной силы, ни искусства (пастухи, скотники, кучера). В северном районе % "плохих" достигает 25, а в южном он понижается до 16, что объясняется большею требовательностью и лучшим выбором нанимателей черноземной полосы, где земледелие является главным занятием местного населения.

Семейное положение батраков трудно поддается определению, потому что связь с семьей не ярко выражена. Только 9% холостых и 19% семейных зарегистрированы корреспондентами, вся же остальная масса — 72% отнесена к разряду "всяких". Вероятно семейных гораздо больше, только связь с семьей была упущена корреспондентами из виду, потому что только некоторые отрасли земледельческого труда (пастушество) могут использовать силы подростков.

Вполне понятной делается и следующая рубрика, неразрывно связанная с семейным положением работников. Только ничтожное количество их (3% по губернии) живет с семьями на месте работы. Остальные — 83%, отдельно живущих и 14% разряда "всяких" — должны быть отнесены к числу рабочих, живущих у нанимателя.

По сообщениям корреспондентов с семьями живут только некоторые профессии рабочих. В Рязанском у. "только пастухи нанимаются с семьями" (свящ. И. И. Дроздов). В Зарайском у.: "с семьями живут только скотники" (Урусов, Мокеевской в.). В Пронском: "живут с семъями в экономиях, но мало, большею частью все дома" (И. М. Шведов, Запольская в.). Подобные же сведения даны и из Раненбургского у.: "наем зависит от самого рабочего, он может жить и с семьей, и без семьи, смотря по должности" (Афонин, Нарышкинская в.);., некоторые живут с семьями (скотники, объезчики, караульщики, кучера, приказчики), рядовые же рабочие живут одни". (И. А Вечеслов, из Снежетковской в.); "работники в экономиях могут жить с женами, но без семьи" (св. Ф. Н. Богословский, из Колыбельской в.).

Такое положение создается потому, что сельскохозяйственный рабочий, особенно в крестьянском хозяйстве, не просто работник, а почти член семьи. Он живет жизнью тождественной, даже в мелочах, с жизнью самого хозяина. Его время в полном распоряжении нанимателя. Хозяйство нанимателя делается для него его хозяйством.

Немножко иное положение работника в помещичьих экономиях. Там больше независимости, но и тут условия не особенно благоприятствуют. Обыкновенно отсутствуют приспособленные для этой цели жилища, а заработная плата так низка, что жить с семьей в наемной квартире — нельзя. Периодичность сельскохозяйственной жизни также способствует холостой жизни рабочих. Кончится рабочий период и батрак часто выбрасывается за борт. Выбрасывается часто и во время работы, если его силы больше не нужны. Подвергать семью таким неожиданностям негарантированной жизни рабочий не находит возможным и живет бобылем.

О той роли, которую играют в земледельческой жизни губернии сроковые рабочие, можно судить по тому спросу, который существовал в губернии на этот род рабочих за 1908 г.

(…)

В своих объяснительных записках корреспонденты указывают и причины, вызывающие известное соотношение между спросом и предложением рабочих рук. Корр. Рязанского у. пишет: "недостаток в рабочих руках замечается лишь летом", а другой, оттуда же, добавляет: "недостаток всегдашний и общий: хорошие люди в работники не идут, а плохие не могут добросовестно работать, да и не живут" (св. Иконников, из Болошневской в.). Корреспонденть Михайловского у. сообщает, что "ввиду отхожих промыслов (Петербург, Москва) в работниках замечается недостаток, и именно в рабочую пору" (св. Богданов, из Попадьинской в.). И только из одного Касимовского у. пишут: "недостатка в сроковых рабочих не замечается, так как хозяева сократили хозяйство".

Становится понятным поэтому, что целых 27% показаний говорят именно о полном недостатке сроковых рабочих. Излишек же в рабочих руках (9% показаний) характерно разъясняется одним корреспондентом Рязанского у.: "с марта по июнь больше работников, потому что в это время хлеба не достает — они и идут в работники" (кр. Матвеев, из Подвязьевской в.).

По всей губернии, за исключением Сапожковского у, недостаток в рабочих особенно сильно ощущается во время уборки хлеба. 75% всех показаний по губернии указывают именно этот период. В половине уездов все 100% показаний о нехватке приурочиваются к нему, и его можно признать самым критическим моментом сельскохозяйственной жизни губернии, потому что недостаток в сроковых рабочих очень неблагоприятно отражается на уборке хлебов.

Замечается нехватка сроковых рабочих и в иное время, но не такая настойчивая и повсеместная.

Постоянная — только в 5 уездах, да и то незначительная (12%); на зиму относится только один случай в Пронском у, даже весной, несмотря на начало полевых работ, этот недостаток замечается лишь слегка (11%), да и то не везде.

Взаимоотношения сельскохозяйственного рабочего и нанимателя-хозяина до сих пор еще находятся в процессе строительства. И тот и другой часто нарушают условия неписанного договора. В результате — частый уход рабочих с места до срока. Лишь 24% общего числа показаний говорят, что уход не встречается; все же остальные 76% констатируют уход, причем 21% указывают редкий уход, 33% — вообще уход и целых 22% — частый уход.

Замечается он повсеместно и распределяется почти одинаково по отдельным уездам.

(…)

О причинах ухода до срока корреспонденты говорят очень различно. Из Сапожковского у. пишут: "часто уходят от плохого кормления и несвоевременной отдачи денег" (Остро-Пластиковская в., кр. И. В. Данилин). В Михайловском у. "хотя редко, но бывает, что уходят не доживши срока. Причина ухода — неправильное действие хозяев. Большинство уходит за рабочие праздничные дни, в которые рабочий всецело должен пользоваться отдыхом" (кр. И. М. Леонтьев, из Горностаевской в.). Особенно ярки в этом отношении корреспонденции из Раненбургского у.: "сплошь и рядом уходят от непосильной работы" (кр. Наседкин, из Старокленской в.). "Много уходят. Слышно, что изнуряют работой и харе плохой. Надеются, что один уйдет, трое придут вместо него. Даже дают непосильную работу и сна мало" (кр. Брыкин, из Старо-Кленской в.). Случается, что по этим же причинам уходят и в Ряжском у.: к плохому хозяину идут только плохие работники. В таких экономиях работники бегут, а когда жалованье выплачивается аккуратно, харчи хорошие и работой не обременяют, дается правильный отдых, то рабочие не бегут" (А. Ф. Филатов, из Ясеневской в.) Часты случаи ухода и по вине самих рабочих. "Большая часть не доживает. Нанимаются самые негодные. Крестьянин (хозяин) его уважает всеми силами; одно слово чаю или мяса не хватило и бегут" (кр. И. Гусев, из Можаровской в., Сапожковского у.). Из Ряжского у. пишут: "очень часто не доживают т. к. в работники нанимаются отбросы, эти люди не любят добросовестно работать и потому, при всяком замечании хозяина о их недобросовестности, они отвечают уходом" (свящ. П. С. Газов, из Пустотинской в).

В крестьянских хозяйствах уход сравнительно реже, чем в экономиях, потому что, как говорит Зарайский корреспондент, "у крестьян работников обыкновенно один, и насолит он своим уходом мало при его (крестьянина) с семьей работоспособности" (св. Виноградов, из Луховической в.).

На экономическую жизнь деревни уход влияет различно. Местами "если рабочий уйдет до срока — это хозяина не интересует, потому что рабочему денег вперед не дают: отживи месяц и тогда получишь расчет" (Данков, Тепловская в., кр. К. Н. Кулешов), или же "если работник уходит, то на его место идут наниматься чуть ли не в драку. А то управляющий имением делает будто бы торги, кто дешевле" (Раненб., Нарышкинская в., кр. С. П. Курилов).

Но иногда "положение хозяина бывает прямо таки критическое, особенно если уход совершится в разгар рабочей поры. Нанимать тогда приходится за всякую плату, от 15—20 р. в нужный месяц" (Рязанский, Астроминская в., свящ. Виноградов).

Чтобы гарантировать себя от ухода сроковых рабочих, обычно хозяева "стараются удержать жалованье до конца условленного срока" (Касимовского у, Бетинской в., учитель Ермаков). "Если же деньги получены рабочим вперед, то подают жалобу ко взысканию, если договор написан в книжке. Обычно присуждают взыскать перебранную сумму, в противном случае виновный отбывает под арестом не более месяца" (Данков., Долговская в., кр. Семин). Но вообще хозяева, особенно крестьяне, редко судятся из-за заработной платы с работниками, "так как, если присудят вернуть деньги, то с такого и взять нечего" (Пронский, Суйская в., Б. Маслов). «Привлекают, главным образом, в помещичьих экономиях» (Раненб., Ст.-Кленская в., А. Ожерельев).

"Помогает, как гарантия, я то отчасти, хозяину рабочая книжка, выдаваемая волостным правлением и контролируемая земским начальником. По записываемому в этой книжке условию хозяин старается проставить месячную плату, как можно выгоднее для себя; за более горячее время повышает ее на счет свободных месяцев, на что работники легко соглашаются в ожидании задатка. Но не все хозяева, из опасения мести, доводят дело до суда, да и суд то обычно взыскивает перебор по мере сил работника, т.е. в неопределенный срок, а сему писанному условию не придается значения" (Зарайский, Макеевская в., св. Мышцин).

Чтобы не остаться без рабочих рук в нужное время, сельские хозяева обыкновенно ищут новых сроковых рабочих, если же таковых не оказывается, то по неволе приходится прибегать к поденным рабочим, что обходится гораздо дороже.

Только в одном Михайловском у. в виде гарантии "крупные владельцы стали выписывать работниц из Тульской и Калужской губ. в большом количестве'' (Митякин. в., земск. гл. С. В. Коробьин).

Бывают моменты в сельскохозяйственной жизни, когда приходится напрягать все рабочие силы, чтобы своевременно закончить известный трудовой период. Сенокос и уборка хлебов относятся именно к таким периодам. Проводить их не торопясь, только постоянными силами невозможно. Один пропущенный день может повести за собой большие убытки. Нанимать сроковых рабочих невыгодно, так как все остальные работы могут быть выполнены без посторонней силы. Нужно искать временных, поденных рабочих, роль которых и заключается в том, чтобы помочь сельскому хозяину своевременно закончить спешные горячие периоды. Но поденными рабочими выполняются далеко не одни спешные работы, а также и масса других работ, не требующих спешки. Таким образом, в виду большой распространенности поденного найма, значение поденных рабочих в экономической жизни губернии громадно.

(…)

Из таблицы III видно, что 160 корреспондентов (50%) указывают на то, что в их местностях замечается недостаток в числе поденных рабочих, 141 корреспондент (44%) говорят, что недостатка в поденных рабочих не замечается, а по отзывам 21 корреспондента (6%) замечается в их местности даже излишек в поденных рабочих. Один из корреспондентов Раненбургского у. Гагин... в., (А. А. Ланин) говорит о недостатке в поденных рабочих в его местности условно: "если и бывает недостаток в поденных рабочих у помещиков, то только по пониженным ценам", а другой корреспондент, из Касимов. у. причину излишка в поденных рабочих видит в "большом приросте населения".

Время, когда недостаток в поденщиках особенно сильно ощущается, везде почти одно и то же. Пронский корр. пишет: "замечается ежегодно особенно недостаток в поденщиках, начиная с апреля до октября, а особенно при уборке хлеба — ржи и овса" (Суйская в., Белявин).

По статистическим сведениям в губернии 42% показаний о нехватке приходится именно на время уборки хлеба, и 22% — сенокоса. Эти два сезона требуют особенной спешки и потому почти везде сопровождаются нехваткой рабочих.

Местами недостаток сильно чувствуется и в молотьбу. В Сапожковском у. на нее приходится 33% показаний. По губернии же % понижается до 9 (см. табл. III).

4% показаний на весну всецело можно отнести на счет тех причин, о которых говорит корреспондент Егорьевского у.: "в весеннее время на работы полевые и огородные, которые в нашей местности производятся поденщицами, нелегко найти таковых, так как лишние в семействе женщины заняты бывают фабричным делом".

Причин нехватки поденных рабочих много. Хороший рабочий не идет на такую неверную, ни чем не гарантируемую работу. Сделать ее профессией — значит обречь себя на полуголодную жизнь: острая нужда в поденщиках чувствуется лишь в горячее, спешное время. Есть много условий, усиливающих остроту переживаемого сельским хозяйством момента. В числе их корреспонденты указывают и дурную погоду, и одновременную работу в разных местах или в разных отраслях хозяйства, и уход излишних сил из деревни в индустрию.

Заработная плата сельскохозяйственного рабочего подвержена сильным колебаниям. Она то повышается, то понижается до такого минимума, который далеко не обеспечивает существования рабочего. Высота платы зависит, обыкновенно, не только от степени развития самого производства, соотношения между спросом и предложением рабочих рук, но и от спешности работы и от личных качеств рабочего. Если наниматель знает рабочего, как добросовестного работника, то он готов переплатить, лишь бы нанять его, а не первого встречного, который может оказаться никуда не годным.

Приходится оговориться, что в большинстве крестьянских хозяйств сроковые рабочие нанимаются не помесячно, а на целые рабочие сезоны, так что иногда очень трудно определить стоимость рабочей силы в один месяц. В виду этого, из Скопинского у. даже не доставлено материалов. Из 11 корреспонденций, полученных оттуда, в 4-х говорится, что помесячного найма там не существует, в 5 — о нем совершенно умалчивается, а 2 хотя и дают сведения о платах при найме на один месяц, но цифры эти не внушают доверия. Можно уверенно допускать, что состояние заработной платы в Скопинском у. тождественно с состоянием смежных уездов, где и почвенные, климатические, и обще-экономические условия одинаковы.

По всей губернии существует помесячный наем двух видов: на хозяйских харчах и на своих. Существование второго вида объясняется тем, что большинство сроковых рабочих — люди местные, имеющие возможность жить и харчиться в своей семье. Но, благодаря многим неудобствам, он встречается реже, чем наем на хозяйских харчах. В помещичьих экономиях на своих харчах работает 30%, а в крестьянских хозяйствах еще меньше — 27%.

Приходится констатировать, что в вопросе о форме найма играет роль не только денежная сторона, а и "условия удобства" для обеих договаривающихся сторон. Сама по себе разница в заработной плате на хозяйских и на своих харчах очень невелика — в среднем около 3 руб. в месяц. Иногда она понижается до 0,1 р. (зимой в Ряжском у. в экономиях), иногда же повышается до 4,6 р. (Зарайский у, апрель).

Таблица II приложений к настоящей главе очень ярко рисует непостоянство в заработной плате, которое существует даже в одно и то же время, в одном и том же месте.

Максимум колебаний по отдельным местам доходит до (9—23) 14 р. (Касимов. у, август, экономии) и спускается до (12—14) 2 р. (Ряз., апрель, экономии), обыкновенно же разница может быть определена в 5—8 руб. Еще резче она выступает, если мы сравним заработную плату вообще по губернии, хотя бы даже в одно и то же время. Здесь колебания в высоте заработной платы очень велики. В августе в экономиях месячные рабочие на своих харчах нанимались по ценам от 6 р. (Мих. у.), до 24 р. (Спасский у.); в крестьянских же хозяйствах подобное явление замечено в июле у тех же рабочих; им платили от 7 р. (Данков., Раненб.), до 28 р. (Егорьев. у.).

Колебания эти зависят, с одной стороны, от качеств рабочего (хорошему рабочему, особенно знающему какое либо ремесло, напр. столяру, и переплатить выгодно), а с другой, от спешности хозяйственного периода и соотношения между спросом и предложением рабочих рук. Необходимая рабочая сила покупается иногда не по той цене, которой она стоит, а по той, которую требуют. Бывает, что условия найма диктуются батраком.

Средняя цена мужской рабочей силы повышается вместе с усилением напряженности сельского хозяйства.

(…)

Как видно из таблички, заработная плата, начиная с апреля, все увеличивается и увеличивается по июль. В июле сельское хозяйство достигает максимума интенсивности, которому соответствует и максимум заработной платы. Начиная с августа, плата постепенно понижается и доходит зимой до минимума, соответствующего прекращению активной сельскохозяйственной жизни.

Таблица заработной платы по губернии констатирует одно общее, повсеместное и очень характерное явление: заработная плата месячного рабочего в помещичьих экономиях в среднем постоянно, на всех ступенях интенсивности сельского хозяйства, ниже таковой же в крестьянских хозяйствах.

Только при найме на своих харчах иногда у крестьян платят меньше, чем в помещичьих экономиях. Происходит это оттого, что харчи для крестьянина стоят дешевле, чем для экономии. В крестьянском хозяйстве работник кормится тем же, чем и семья домохозяина, а простая домашняя экономия гласит, что прирост одного члена семьи прибавит расходов очень мало.

Причина повышенной заработной платы в крестьянских хозяйствах правильно объяснена корреспондентом Сапожковского у.: "в крестьянских хозяйствах рабочие берут дороже, так как работать здесь значительно труднее сравнительно с экономиями, так как здесь работает сам хозяин совместно с рабочим и отстать от него или работать недобросовестно нельзя" (Напольн. в., св. А. А. Виноградов).

Заработная плата взрослой помесячной работнице (см. в приложении таблицу III) подчинена тем же экономическим законам, как и плата мужчине. Только в одном отношении она отличается от положения, создавшегося для платы мужчинам. И в крестьянских хозяйствах и в экономиях работнице платят в среднем одинаково. Уклонения нерезки, и никаких определенных тенденций не замечается. В общем, она всегда вдвое ниже заработной платы мужчине при одинаковых социально-экономических условиях (см. таблицу III приложений).

Однако, приходится обратить внимание еще на то, что ценность рабочей наемной силы не может быть определяема только одной заработной платой, потому что целых 21% показаний констатируют существование доплат, особенно широко развитых в крестьянских хозяйствах. Большинство экономий ограничивается только денежной платой и только изредка, "на зиму выговаривают теплые рукавицы и теплые сапоги" (Пронский у.), а у крестьян доплаты существуют почти везде.

Практикуется обычно доплата вещами: одеждой и обувью. Почти везде дают верхнее носильное платье, какую-нибудь обувь и изредка нижнее белье. "Редко, как говорит корр. Егорьевского у, дают новую одежду или обувь, а чаще всего приходится довольствоваться хозяйскими обносками". "Иногда наниматель покупает работнику даже табак " (Ряжский у.). По окончании срока найма мелкие носильные вещи поступают в собственность рабочего, а верхнее платье обыкновенно возвращается хозяину. Стоимость доплат различна в зависимости от вещей, выдаваемых рабочему и по уездам представляется так:

(…)

Таким образом, цена наемной рабочей силы в крестьянском хозяйстве поднимается еще на рубль, а часто и больше, в месяц.

Наибольшую прибыль производство, в том числе и сельскохозяйственное, даст тогда, когда наименее оплачиваемый труд дает максимум продуктов. В сельском хозяйстве это особенно ярко заметно, потому что в нем производственные процессы то напрягаются, то вновь ослабевают. Так что в каждый данный момент только одна какая-нибудь форма найма будет наиболее пригодна, ибо сопровождается лучшим использованием рабочей силы и меньшими затратами.

Основываясь на жизненных запросах и многолетнем опыте, сельские хозяева, как говорят корреспонденты, всегда верно определяют отношение форм найма с выгодностью.

Из таблицы IV приложений к настоящему очерку видно, что сдельных рабочих нанимают в Рязанской губернии преимущественно для уборки хлеба (37% всех показаний о найме сдельно) и для косьбы травы (28% показаний). При сдельном найме работы выполняются обыкновенно очень быстро, "но сдельные работы, как говорит св. М. М. Иконников, из Болошневской в. Рязанск. у, "имеют такой недостаток: рабочий желает сработать больше, но работа выходит хуже". Поденных рабочих нанимают преимущественно на время "страды" для уборки хлеба (24% соответствующих показаний), для молотьбы (27%), а также для сева (14%) и уборки картофеля (14%). Месячных рабочих нанимают, главным образом, для полевых работ, т.е. для пахоты (27%), для уборки хлеба (27%) и для сенокоса (25%); Сроковых рабочих (кроме годовых) нанимают преимущественно для полевых работ (35%), для разных домашних работ (кучера, скотники и т. п.) — 12%, главным же образом — для работ, точно заранее необозначенных, а какие потребуются или "для всех вообще работ"; точно также и годовых работников нанимают преимущественно и даже почти исключительно для "разных" или "всех" вообще работ по хозяйству.

Таким образом, по мере удлинения срока найма рабочего характер возлагаемых на него обязанностей становится все более и более разнообразным, и работник, нанятый на год, выполняет уже "всякие", "все" работы по хозяйству.

Условия экономической жизни губернии почти везде одинаковы, так что без риска на всю губернию можно распространить характеристику родов найма, данную одним из Пронских корреспондентов: "для хозяйства вообще выгоднее сроковые рабочие. Месячные выгоднее только во время уборки хлеба и сена. Поденные выгоднее для полки огородов, проса, для сада, а также для вязки овса, сушки сена, собирания картофеля. Сдельные работники выгоднее для молотьбы, когда они нанимаются молотить от копны". (Св. Полянский, Долматовской в.).

Корреспондентские сведения о способах найма за 1908 г. в губернии показывают, что сельские хозяева хорошо знают, когда какие рабочие наиболее выгодны. При найме они постоянно руководствуются этими соображениями. Но есть рабочий рынок с известным предложением рабочих рук. С ним тоже приходится считаться. Часто спрос на труд превышает его предложение, а потому и приходится прибегать не к наиболее выгодным формам найма, а к тем, которые предлагаются. Взаимоотношения, на этой почве возникающие между работником и нанимателем, важны потому, что они диктуют цены на рабочие руки и показывают, достигается ли максимальная доходность хозяйства.

Данные о недостатке рабочих сообразно периодам сельскохозяйственной жизни (табл. VI), определяя общий % нехваток в 32 по губернии, указывают и периоды, когда он, по отношению к соответствующему роду наемников, особенно остро ощущается.

(…)

Наибольшее число показаний падает на уборку хлебов — 62%, потом на сенокос — 18%, и на молотьбу—12%.

Значит, самые важные производственные процессы сельскохозяйственной жизни совершаются при неблагоприятных для хозяина условиях, мешающих делать хозяйство наиболее продуктивным и доходным.

Существование в губернии массы безлошадных крестьян-домохозяев и помещичьих экономий без достаточного инвентаря вызывает к жизни особый вид найма — конных рабочих. Значение их в земледелии не особенно велико, потому что у безлошадных крестьян земли обыкновенно мало, а в благоустроенных экономиях лошадей почти всегда достаточно.

(…)

Все случаи недостатка конных рабочих корреспондентами приурочиваются к отдельным периодам сельскохозяйственной жизни. Так, один из Скопинских корреспондентов заявляет: "недостаток бывает иногда во время полевой возки снопов, потому что у незажиточных стало лошадей мало, а у зажиточных хотя и есть лошади, но уборки происходят свои, поэтому к владельцам выезжают мало работать" (Воробьев. из Измайловской в.). "В летнее время трудно найти работников с лошадьми, для чего таковые нанимаются заблаговременно как у помещиков, так и у крестьян" (Раненбургский у, Колыбельская в. Д. А. Ремезов).

Недостаток в конных рабочих Касимовский корреспондент объясняет так: "конных рабочих найти почти совершенно невозможно, потому что крестьяне обрабатывают много земли. Обрабатывают землю свою и берут у других крестьян и односельчан безлошадных". "Такие случаи бывают, когда крестьяне нескольких деревень начинают возку снопов в одно время (Бетинская в., уч. Н. А. Ермаков).

В виду того, что недостаток конных рабочих очень неблагоприятно влияет на сельское хозяйство — хозяева стараются так или иначе гарантировать себя от критического положения.

Так, в Михайловском у. в конных рабочих недостаток есть, но он устраняется тем, что обработка земли заблаговременно (зимою) сдается такому хозяину, который без особенного ущерба своему хозяйству может выполнить и взятую им работу, хотя последняя выполняется часто нехорошо" (св. М. И. Муравьев, из Лужковской в.); а в Егорьевском у, "если случится недостаток в конных рабочих для обработки полей, то собираются помочи и помогают тому, кто просит помочь себе" (кр. Харламов, из Троицкой в.).

Из Спасского у. имеется сообщение, что владельцы в случае недостатка конных рабочих "прибавляют цену рабочим, и они оставляют свою работу на несколько дней и идут на заработки" (Шатрищенская в., кр. И. А. Добашин).

В других случаях эта нужда удовлетворяется без особых лишних затрат.

Как при помесячном, так и при поденном найме, рабочие нанимаются то на своих харчах, то на хозяйских. Корреспондентами зарегистрированы почти равные числа обеих форм найма: первых — 54% вторых — 46%. В отдельных уездах есть уклонения то в ту, то в другую сторону. Так, в Егорьевском у. на долю первых приходится только 15%, а в Спасском у.— 95%.

Таблицей VIII ярко подчеркнута такая тенденция: мужчины почти всегда нанимаются на хозяйских харчах, а женщины — на своих.

(…)

Хотя корреспонденты указывают (см. табл. IX), что наемный труд в крестьянских хозяйствах встречается довольно часто (в местностях, откуда пишут корреспонденты, об этом говорится в 88% корреспонденций), но это еще не значит, что наемная форма труда в крестьянском хозяйстве играет сколько-нибудь значительную роль. В большинстве крестьянских хозяйств, преимущественно в более зажиточных, где ведется большая сравнительно запашка, или, что еще чаще встречается, в хозяйствах малосемейных, где нет достаточного числа работников или работниц, изредка принимают на отдельные, небольшие работы — вспахать или дожать полоску, помочь при молотьбе хлеба и т. п., хозяев же, где наемный труд занимает первое место у крестьян почти не встречается.

(…)

Из приведенной таблицы видно, что местами наемным трудом пользуются более 1/2 хозяев (2% показаний), 15% показаний из мест, где к наемному труду прибегают от 1/4 до 1/2 хозяев, преимущественно же корреспонденты говорят о нужде в найме, замечаемой лишь в очень небольшой части хозяев (от 1/20 до 1/4). На долю последних в общем приходится 54% показаний. Таким образом, роль наемного труда в крестьянском хозяйстве в общем, очевидно, незначительна.

Большинство крестьян-домохозяев пользуются услугами временных работников (поденщиков и поденщиц), потому что постоянная минимальная сила нужная для хозяйства, обыкновенно своя — своей семьи. Все же встречаются хозяйства, прибегающие и к иным формам найма — срочным и изредка помесячным.

Приходится признать, что наем в крестьянских хозяйствах в большинстве происходит при неблагоприятных для нанимателя условиях. Нужда в рабочих руках ощущается в горячие спешные периоды, когда спрос обыкновенно превышает предложение. Цена в таких случаях диктуется рабочим, а наниматель принужден согласится, потому что в противном случае произойдет заминка в его хозяйстве. Заминка ж всегда невыгодна, а иногда может быть пагубной.

(…)

Самое большое число случаев найма приурочивается (табл. X) к трем наиболее важным и спешным сезонам земледельческой жизни: уборке хлебов — 29%, покосу — 19,5% и молотьбе — 19% всех показаний.

Это объясняется тем, что указанные работы требуют спешки, а машинный способ исполнения этих работ, уменьшающий значительно количество нужных рабочих сил, в крестьянском хозяйстве еще мало применяется. Довольно значительное число показаний (13%) говорит о найме рабочих во время копанья картофеля, потому что во многих местностях губернии садят его сравнительно много и своими силами собрать его не успевают: грозят морозы.

Интересно проследить по статистическим данным, что делается с крестьянским хозяйством в зависимости от прогресса экономической жизни вообще— приближается ли оно к типу трудового хозяйства, стремясь обойтись в производственной жизни лишь собственными силами, или же с каждым годом роль наемных рабочих в нем все увеличивается и увеличивается, и оно хоть и медленно, но неуклонно приближается к типу капиталистических предприятий, эксплуатирующих наемный труд.

(…)

Таблица XI говорит за второе. Она показывает, что хоть случаи уменьшения найма в губернии и существуют, но в общем на долю прогрессивно увеличивающегося наемного труда в крестьянских хозяйствах приходится 27% показаний, тогда как на уменьшение — только 15%. 12% повышение вызывается условием самой сельскохозяйственной жизни. В последние годы: как говорит Сапожковский корреспондент, "земли стало мало, и молодые люди уходят вдаль на заработки, остаются дома только старики и жены, и нанимают на пахоту и молотьбу" (Н. А. Задубровский, из Михеевской в.). Повсеместный уход молодежи в индустриальную промышленность — одна из главных и основных причин возрастающего спроса на наемный труд в деревне.

Лишь местами влияют другие причины. В Пронском у. напр., "чаще нанимают в виду того, что стали подкупать себе у помещиков земли" (писал. К. Г. Гавриков, из Панкинской в.).

Случаи уменьшения найма корреспонденты местами объясняют тем, что "раньше молотили цепами, а теперь стали молотить молотилкой" (Данков., Тепловская в., кр. Моргачев); "в последнее время богатые крестьяне стали покупать жнейки и другия сельскохозяйственные орудия, чем значительно сократили рабочий труд" (Сапожковский у, св. Виноградов). Иногда они объясняются тем, "что отхожих заработков не стало (Рязанский у, Кузьминская в.), и тем, что "делятся и земля мельчает" (Сапожк. у. Высоковская в., св. И. С. Ягодин). Впрочем, разделы иногда вызывают и совершенно иное явление: "нанимаются чаще в виду семейных разделов и одиночества", говорит Касимовский корр. И. Н. Камышев (из Ерахтурской в.).

(…)

С развитием сельскохозяйственной техники, облегчающей труд работника, стало возможно более широкое применение женской рабочей силы — 5%., (см. табл. XII), но и теперь еще большинство земледельческих работ могут быть выполнены только мужчинами. Увеличение (11%) в спросе мужского труда объясняется прогрессирующим уходом мужчин из деревни в город на заработки.

Формы найма (поденно или сдельно) находятся в полной зависимости от условий производства. При благоприятных климатических условиях выгоднее поденные рабочие, особенно в интенсивном хозяйстве, пользующемся сельскохозяйственными машинами.

Сдельные плохи тем, что часто недобросовестно выполняют работу. Потому 13% показаний (табл. XIII) и говорят о переходе к поденному найму.

(…)

Сдельщики обыкновенно очень быстро кончают работу, а потому местами заметен переход к ним (8%).

В большинстве случаев перехода к новым формам найма не заметно, потому что технический прогресс в крестьянском земледельческом хозяйстве губернии в общем ничтожен.

Только один Скопинский корр. замечает, "что у крестьян нанимались постоянно сдельно; а во владельческих чаще нанимались сдельно, а в настоящее время поденно" (Измайловская в., кр. С. Д. Воробьев).

center>(…)

Мотивом перехода от одной формы харчевания к другой, о котором говорит таблица XIV, корреспонденты считают вздорожание средств потребления. Вернее же, переход диктуется чисто местными условиями и создавшимися взаимоотношениями между батраком и нанимателем, потому что с увеличением цен на продукты потребления соответственно повышается и разница между наймом на харчах рабочего и на хозяйских. Выбирают обычно ту форму, которая полнее удовлетворяет интересам обеих договаривающихся сторон.

В зависимости от местных условий корреспонденты указывают то переход на свои харчи — 14%, то на хозяйские — 12%.

В Рязанском у. "в виду дороговизны стола хозяева стали урезывать в столе поденщиков, поэтому стали более на своих" (Болошневская в., уч. П. А. Зимневич), а в Пронском у. "хозяева стараются лучше передать, чем нанимать на своих харчах, потому что дома рабочий ест только квас с картошкой и работает, а найми и возьми на хозяйские харчи — ему и говядины мало и вина подавай" (Суйская в., св. Н. М. Беляев), В Касимовском же у. нанимают чаще на харчах хозяиских: "харчи стали дороже, а потому их избегают, да притом хозяин накормит все же лучше, чем рабочий возьмет из дома, поэтому охотнее нанимаются на хозяйских харчах" (Черкасов из с. Увяза).

Наемный труд, как говорят собранные по губернии сведения, применяемый в сельском хозяйстве, поставлен в одинаковые условия как в помещичьих экономиях, так и в крестьянских хозяйствах. У отдельных крестьян хозяйство

в губернии далеко ушло от чисто трудового типа и, подобно помещичьему, прибегает ко всем видам найма, причем заработная плата всегда выше у крестьян, чем у помещиков. Существование доплат в большинстве крестьянских хозяйств при сроковом найме увеличивает издержки производства, в сравнении с помещичьим хозяйством, еще более. Притом крестьянское хозяйство прибегает к найму больше всего в интенсивные периоды, когда спрос превышает предложение рабочих рук, и, следовательно, когда цены диктуются самим рабочим. Экономии имеют возможность прибегать в таких случаях к сельскохозяйственным машинам, сокращающим значительно потребный труд, или же выписывать рабочих из соседних губерний большими партиями, крестьяне же наниматели не имеют возможности прибегать к подобным способам удешевления рабочей силы.

1. Материалы для настоящего очерка разработаны разными лицами при ближайшем участии П. И. Неволина.
2. См. Сборник статистич. сведений по Рязанской губ., т. XI, стр. 62.

Публ.: «Экономический обзор Рязанской губернии», 1910 г., №1.

0
 
Разместил: Референт    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте