Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Рязанская губерния в 1812 году. Глава "Устройство подвижного магазина".



Устройство подвижного магазина

(Спасибо пользователю dpopov за перевод главы в текстовый формат!)

Один из современников 1812 года говорил, что "войну надо начинать с брюха". Престарелый фельдмаршал Каменский, не найдя "ни боевых, ни съестных припасов, ни госпиталей", в отчаянии покинул армию. Так безотрадным показалось ему положение вещей.

Продовольствие нашей армии в отечественную войну 1812 года было возложено на комиссариатское ведомство. Но порядку в этом ведомстве было не особенно много. И тогда в нем были хищения. Не один раз говорил я, что документов по 1812 году в Рязанских архивах сохранилось очень мало, но и между ними, все-таки, в бумагах Ряжского земского суда оказались такие, которые свидетельствуют не совсем лестно об этом ведомстве. Там, несомненно, были крупные хищения. Комиссионеры скрывались, их отыскивали.

В октябре 1812 года Рязанский гражданский губернатор получил предложение главноуправляющего по части продовольствия армии Ланского о сыске комиссионера Тарноу. Комиссионер Тарноу ни много, ни мало, а скрылся, имея на руках 60 000 р. По этому поводу Рязанский губернатор писал Ряжскому суду (конечно, писал тоже и другим судам):
"Ряжскому земскому суду.
"Главноуправляющий по части продовольствия армии господин сенатор Ланской относится ко мне, что бывший при корпусном командире г. генерал лейтенант Богговуте комиссионер 9 класса Тарноу, имевший на руках своих 60 000 р. казенных денег, со времени отступления войск от Москвы к нему не являлся и неизвестно где находится, по слухам же известно, что означенный Тарноу, когда армия наша двинулась из Кулакова заблудился в Коломне или Серпухове, - требует, ежели где комиссионер Тарноу появится, отобравши от него казенные деньги, доставить к г. генерал-лейтенанту Богговуту, а самого его выслать в главную квартиру".
"По поводу чего предписываю суду сему сделать по ведомству своему немедленно достоверное изыскание, не находится ли где либо упоминаемый Тарноу и если отыскан будет, тотчас отобрав от него изъясненные казенные деньги 60 000 руб. доставить ко мне, равно и самого его для отправления в главную квартиру выслать в Рязань, - не оставив также донести мне и в таком случае ежели его, Тарноу, к поискам и найдено не будет[1 ]"

С оставлением Москвы, где хранились значительные запасы всякого провианта, дело продовольствия и вовсе стало незавидным и даже печальным. Некоторые комиссионеры нашли самый удобный момент скрыться из армии. В октябре же месяце Рязанским губернатором получено новое предложение о сыске провиантских комиссионеров - не скрываются ли где либо в Рязанской губернии.

Того же 12 октября 1812 года Рязанский губернатор писал Ряжскому земскому суду:
"Вследствие отношения главноуправляющего по части продовольствия армии предписываю земскому суду сделать по ведомству своему немедленно достоверное изыскание, не находятся ли где либо провиантские комиссионеры, находившиеся при второй западной армии по продовольствию войск 9 класса ......жевский (фамилия не разобрана), 12 класса Ерофеев и Винклер-Соловьевич и 14 класса Чебаловский и буде отысканы будут, тотчас выслать их к своим местам и мне о последующем немедленно донести"[2].

В виду ненадежности провиантских комиссионеров ведомству постоянно приходилось обращаться за содействием к гражданской администрации в лице гражданских губернаторов, или подчиненных им органов и частным пожертвованиям со стороны всех сословий государства.

Еще, по выступлении из Тарутина, кн. Кутузов приказал из губерний Тверской, Калужской, Тульской, Рязанской и Владимирской отправлять за армиею подвижные магазины с запасами продовольствия, теплою одеждою и обувью.

Потом глубокая осень и испортившиеся дороги препятствовали скорому прибытию обозов. Навстречу им, говорит историк Михайловский-Даниловский, кн. Кутузов посылал офицеров и часто рассчитывал дни, даже часы, когда запасы должны были придти. До привоза запасов продовольствовали армию, как могли: иногда бывал хлеб, а иногда обходились без него"[3].

По прибытии на Бородинскую позицию, Кутузов писал, между прочим, гр. Растопчину: "от Государя Императора имею я изустное Высочайшее повеление учредить из вольнонаемных ямщиков подвижные магазины, но для сего нужно нанять их с повозками до 1 000 и более, дабы употребить к подвозам, а наиболее в преследованиях неприятеля, если Всевышний благословит успехами наше оружие. Все сие препоручаю я беспримерной вашего сиятельства заботливости и буду с нетерпением ожидать их сюда присылки"[4].

Мысль об устройстве подвижных магазинов получила свое осуществление, но не путем найма вольнонаемных ямщиков, а путем возложения этого устройства на губернскую администрации и население. Предписано было губернаторам устроить каждым в своей губернии подвижные магазины, и магазины были устроены.

Рязанский гражданский губернатор уже 17 сентября уведомлял главнокомандующего о принятых им мерах к устроению подвижного магазина[5]. 19 сентября губернатор обратился к Петру Андреевичу Баташову с просьбою заготовить для обоза телеги, или прислать в Рязань работников, умеющих сделать телеги[6]. Дворянскому собранию губернатор "по предмету подвижного магазина" писал 21 сентября[7]. Журнального постановления дворянского собрания по данному вопросу в нашем собрании документов не имеется. Но содержание его входит в дальнейшую переписку по устройству подвижного магазина.

Содержание журнального постановления более или менее подробно изложено в рапорте Рязанского губернского прокурора Томиловского министру юстиции И. И. Дмитриеву. Томиловский в рапорте своем 21 сентября 1812 года за № 219 писал: "Поставляю обязанностью довести до сведения вашего высокопревосходительства, что г. гражданский здешний (Рязанский) губернатор получил от господина главноуправляющего по части продовольствия армии сенатора Ланского от 15-го сего месяца отношение и проект составления для армии подвижного магазина".

"На составление сего магазина по повелению его светлости господина главнокомандующего армиями генерал-фельдмаршала князя Михаила Ларионовича Голенищева-Кутузова требуется с Рязанской губернии собрать сколь возможно поспешнее лошадей со сбруею, действующих 800, запасных 100, повозок действующих 400, запасных 8, колес передних и задних 408, погонщиков 413 с приличною для сего служения зимнею одеждою".

"Одну половину повозок должно нагрузить провиантом, полагая на каждую по три четверти сухарей с пропорцией круп, а другую овсом, также полагая по три четверти на повозку и сверх того наложить еще сколько нужно провианта и фуража на путевое продовольствие возчиков и лошадей".

"Возлагается на гражданского губернатора и предводителя дворянства установить лошадям, повозкам и прочему, исключая погонщиков, цену, по которой казна заплатит деньги; на погонщиков же, а тем, если кто из них при армии погибнет или умрет, выданы будут помещикам и казенным селениям квитанции".

"Для наблюдения за скорым приемом и составлением подвижного магазина прибыл сюда г. генерал-майор и кавалер Потулов".

"Г. здешний губернатор отправил ко всем предводителям дворянства отношения, коими созывает их в губернский город для придумания средств к лучшему и поспешнейшему выполнению такового требования, для продовольствия армии"[8].

В виду особой важности и спешности составления подвижного магазина, опять заработала канцелярская машина по разным учреждениям губернии.

Рязанский губернатор по устройству магазина писал всем земским судам[9] и всем городничим[10] 24 сентября, а предводители дворянства писали о том же подтверждения земским судам в конце сентября.

В делах Ряжского земского суда сохранился экземпляр предписания Ряжскому земскому суду уездного предводителя Трубникова. 25 сентября 1812 г. Трубников писал в Ряжский земский суд:

"Во исполнение полученного на имя Рязанского г-на гражданского губернатора и кавалера отношения его превосходительства г-на тайного советника сенатора и кавалера Ланского с приложением проекта утвержденного его светлостью главнокомандующим армиями господином генерал-фельдмаршалом и кавалером князем Михаилом Ларионовичем Голенищевым-Кутузовым о составлении для армии подвижного магазина состоящего из 800 лошадей действующих, запасных ста, повозок действующих 400, запасных 8, колес передних и задних 408, погонщиков 413, сухарей 600 четвертей с пропорциею круп и 600 четвертей овса, по коему и сделано Рязанским дворянским собранием в присутствии г-на Рязанского гражданского губернатора, губернского и уездного предводителей положение, в коем значится, что каждые 1 223 владельческие души обязаны представить одного погонщика, каждые 1 123 души должны дать полторы четверти сухарей, один четверик и один гарнец круп, да полторы четверти овса и пару лошадей со всею упряжью. Все оное представить в Рязань к господину гражданскому губернатору и правящему должность губернского предводителя, не позже пятого числа будущего октября месяца. Раскладку суд учинит в каждом уезде неисключительно с числа тех душ, с которых была раскладка к поставлению в воины; при объявлении же всем владельцам об исполнении сей повинности известить каждого, что взятые от них в погонщики люди в случае их убыли зачтены будут за рекрут и за лошадей с упряжью. Заплачены будут из казны деньги за каждую пару с упряжью по 250 рублей, а посему прилагаю при сем ведомость с показанием кому именно владельцам и что в оной состав подвижного магазина ставить по числу душ следует, предписываю оному суду наистрожайше всем значащимся в оной ведомости владельцам, а в небытность их управляющим в получении сего ни мало медля объявить с подписками, дабы они всю положенную на них по ведомости повинность доставили в город Рязань к господину Рязанскому гражданскому губернатору и к правящему должность губернского предводителя в крайней скорости и не позже предписанного выше срока и по исполнении не оставили уведомлением, а притом объявить всем оным помещикам, на которых вышеописанная повинность по ведомости положена, а в небытность и управляющим, чтоб они на путевое содержание погонщиков и лошадей дали на каждого погонщика по четверику сухарей, по гарнцу круп, и на каждую пару лошадей по четыре четверика овса на покупку сена и погонщику соли по пяти рублей; лошади должны быть крепкие и подкованные, здоровые и уже езжалые с приличною упряжью и если не новою, то годною на данное употребление, узды вообще должны быть ременные с железными удинами, коренные лошади должны быть с хомутами, уздами, седелками, чересседельниками, дугою и вожжами, а пристяжные с хомутами, уздами и с приводником, погонщики должны быть совершенно здоровы и с приличною для сего служения зимнею одеждою; по сдаче всего вышеописанного с данными им квитанциями явиться ко мне для приписки в полное число душ к получению ими сухарей, круп и овса".[11]

"Ведомость учиненного Ряжским уездным предводителем дворянства кому именно и сколько чего из помещиков Ряжского округа следует ставить в состав запасного для армии магазина, в том значится под сим".

См. Таблицу.

Но и по отношению к этому требованию, как увидим ниже, было проявлено немало чисто обывательского равнодушия и медлительности. И здесь владельцев пришлось понукать и понуждать не один раз и не один месяц после 5 октября.

27 сентября губернатор положение и наставление к составлению подвижного магазина сообщил Рязанской казенной палате на предмет обложения натуральной повинностью по устройству магазина и казенных крестьян[12].

Из предложения этого, заслушанного в общем присутствии Рязанской казенной палаты 27 сентября, видно, что "по общему его, губернатора, с предводителями дворянства положению об устроении здесь, т.е. в Рязани для армии подвижного магазина назначено с людей казенного ведомства, как то мещан, цеховых, ямщиков, удельных и других наименований поселян, погонщиков 121 челов., сухарей - 123 четвертей на эту пропорцию круп 11 четвертей, 4 четв. и 9 гарн., овса 128 четв., лошадей 132 пары, из них с упряжью 90, да без упряжи 42 пары".

Казенной палате предложено "учинить самым поспешнейшим образом раскладку, какие именно мещане и какое селение и что представить обязуются по каждому уезду, с указанием обязанностей каждого ... и чтобы все было представлено в Рязань к 5, а непременно к 10 числу октября"[13].

В какие-либо 7 - 8 дней нужно было объявить распоряжение населению. Правда, для объявления этого распоряжения через земские суды были приняты чрезвычайные меры. Губернатор объявлял положение об устройстве подвижного магазина от Рязанской губернии особыми эстафетами, на что было израсходовано им казенных денег 103 р. 50 к.[14] 5 октября было предложено губернатором советнику губернского Правления Матвееву начать прием людей и лошадей и проч. потребного по составлению подвижного магазина[15]. Ожидалось дружное поступление. Поэтому в помощь Матвееву по приему людей, лошадей и провианта предложено губернскому предводителю откомандировать дворянских чиновников и начальнику Рязанского ополчения для караула воинов[16].

В назначенный, однако, срок далеко не все владельцы озаботились поставкой всего необходимого для подвижного магазина. С 11 октября началось понуждение владельцев через земские суды[17]. В частности Данковскому городничему предложено выслать в подвижный магазин лошадей, Скопинскому – погонщиков. Только 18 октября (вместо 5-го) первая часть подвижного магазина была готова и отправлена по направлению к Калуге. На составление магазина было вытребовано из казначейства 8 421р. 50 коп. Рязанский губернатор сообщил об отправлении магазина Тульскому и Калужскому губернаторам[18], прося их содействия.

Отправленный из Рязани первый транспорт охраняли Рязанского внутреннего ополчения прапорщик Екимов с 20 воинами ополчения[19]. Второй транспорт направлен 22 октября, его охранял губернский секретарь Еремеев с 10 откомандированными в его распоряжение воинами[20].

Третья партия подвижного магазина отправлена 25 октября под начальством титулярного советника Окаемова.

Аблову предложено откомандировать в распоряжение его, для окарауливания магазина, 10 воинов[21]. Последние два транспорта, судя по числу охраны, были небольшие, вдвое меньше первого.

Повинность эта оставалась неисполненной в полной мере не только помещиками, но и некоторыми казенными поселениями.

Губернатору опять нужно было бороться с обывательским равнодушием по выполнению государственной повинности и угрожать и обывателям, и учреждениям применением к ним всей строгости закона. Рязанский губернатор 26 октября писал Ряжскому земскому суду:

Р. Г. Г. Ряжскому Земскому Суду.
1-я экспедиция. 1-е отделение.
О скорейшей высылке обязанных поставкой для подвижного к армии магазина. 26 октября 1812 года № 7647.

Озабочиваясь поспешным отправлением к армии транспортов из составляемого в Рязани подвижного магазина, усмотрел я из ведомостей, представленных мне от г. губернского правления советника Матвеева сочиненных из раскладочных списков, составленных г. г. уездными дворянскими предводителями и Рязанскою казенною палатою, что по многим еще статьям отдатчики 26-го октября 1812 в Рязань не явились.
А как исполнение сей важной и нужной для государства повинности не терпит ни малейшего отлагательства и требует скорого отправления из собранных на магазин вещей транспортов к армии, почему в необходимости нахожусь предписать сему суду, с приложением ведомостей, чтоб присутствующие оного тотчас по получении сего отправились в округу и если кто из обязанных поставкою всего принадлежащего к магазину не объявит квитанций, выдаваемых здесь г. советником Матвеевым, то выслали бы при себе в Рязань, со строжайшим подтверждением явиться сюда как можно поспешнее; в случае ж замеченной неготовности к исполнении сей повинности, то присутствующие оного суда имеют взыскать экзекуциею и выслать с отдатчиками через сельские полиции прямо, в Рязань к г. советнику Матвееву при своих отношениях; наблюдая при сем исполнении, чтоб высылаемые в погонщики люди не престарелые, и здоровые лошади к возке годные и ничем не поврежденные, упряжь если не новая, но на дальнейшее употребление годная.
Причем подтверждаю оного суда присутствующим, что малейшее с их стороны по сей части нерадение взыщется с них по всей строгости законов, для чего и имеет каждый из них об исполнении ему порученного уведомить меня с первою почтою от получения сего предписания.

К этому предписанию приложен составленный предводителем раскладочный список, от каких именно вотчин "остаются доныне не представленными следующие для подвижного к армии магазина погонщики, лошади и хлеб". Из 39 помещиков Ряжского уезда, обязанных поставить на подвижный магазин людей, лошадей и хлеб "к 25 числу не выполнили этой повинности четверо, а именно № 7 - надворная советница Марья Семенова дочь Бахметьева села Аманова с 590 душ всего, что значит в положении дворянского предводителя. № 23 - коллежская советница Марья Петровна Колычева села Спасского, Высокое тож, с 261 душами всего, что значит в положении дворянского предводителя. № 24 полковница Марья Куликовская деревни Михайловки с прочими с 218 душ всего, что значит в положении дворянского предводителя. № 34 гвардии прапорщик Василий Михайлов сын Коноплин села Коренного, Коноплянка тож, с 186 душ всего, что значит в положении дворянского предводителя"[22].

Из другой выписки, доставленной губернатору казенною палатою, видно, что от селений казенного ведомства Ряжской округи были не представлены для подвижного магазина погонщики, лошади и хлеб:

"№ 2 села Бурминки и по Сапожку - села Красного Бузулука, Паники тож, все, что значит по положению Рязанской казенной палаты"[23].

Не лучшим оказывалось дело и по другим уездам. В Данковском уезде только в конце октября удалось приискать смотрителя к подвижному магазину от Данковского уезда. 28 октября Данковский земский суд доносил об избрании смотрителем магазина поручика Елчина[24]. Но вслед за этим рапортом поступило от Данковского предводителя об отказе Елчина от этой должности по болезни[25].

Дальнейшая посылка отсрочивалась. 5 ноября губернатору вновь пришлось строго предписывать всем земским судам "о побуждении обязанных к поставке для подвижного магазина и о высылке избранных в смотрители чиновников"[26].

Только 12 ноября удалось снарядить 4 транспорт подвижного магазина с регистратором Борисовым. Для конвоирования транспорта в помощь Борисову Абловым было дано 4 воина и на путевые издержки 1 500 руб.[27] Видимо транспорт был не особенно большой. Еще многие владельцы не доставили положенного в подвижной магазин. В Егорьевском уезде только к 17 ноября пришлось приискать чиновника для сопровождения транспорта[28].

Наступала поздняя осень. После назначенного срока устройства подвижного магазина прошло более полутора месяца, а недоимки за владельцами оставались еще значительны. К 22 ноября было не доставлено для подвижного магазина до 60 лошадей. Меры строгости двигали дело, но двигали его с большой затяжкой. Губернатору пришлось вновь подтверждать земским судам о понуждении обязанных поставкою для подвижного магазина владельцев к исполнению возложенной на них повинности, а потом и прибегнуть к покупке за их счет лошадей.

22 ноября губернатор, "озабочиваясь скорейшим доставлением магазина к армии" и не надеясь со стороны обязанных на скорое выполнение возложенной на них повинности, счел необходимым купить не доставленных еще 60 лошадей за счет неисправных владельцев, возложив покупку лошадей на частного пристава местной полиции поручика Кандаурова, губернатор предложил казенной палате отпустить ему на эту покупку 6 000 руб.[29]

Не ладилось дело и с посланными транспортами. Первый транспорт, собранный в путь с большим трудом 18 октября, вернулся в Рязань в половине декабря в самом печальном состоянии.

По поводу этого печального инцидента губернатор писал Ряжскому земскому суду 21 декабря 1812 года:

Р. Г. Г. Ряжскому Земскому Суду.
1-я экспедиция. 1-е отделение.
О возвращении в селения погонщиков и лошадей.
21 декабря 1812 года № 9772.

Командированные из Рязани в армию с первым транспортом подвижного магазина чиновники Ярцов и Якимов вместо того, чтобы доставить оный туда в надлежащей исправности, решились обратить в Рязань 75 погонщиков и 64 лошади. Прапорщик Якимов привел сюда сию часть транспорта в столь худом положении, что весьма малая часть лошадей может быть в состоянии следовать опять к армии; по сему случаю я обратился в здешнее дворянское собрание с предложением моим, чтобы погонщиков и лошадей возвратить в те селения, откуда они взяты, предоставив на волю, впоследствии времени, когда часть сего магазина потребуется к армии, переменить оных другими.
Препровождая в суд сей взятых к подвижному магазину из Ряжского уезда погонщиков и лошадей при именном списке за присмотром Рязанского ополчения двух воинов, которым отпущено на путевое продовольствие лошадей 12 руб. 80 коп., предписываю раздать оных в селения с тем, чтобы по первом, требованию были они опять представлены или переменены другими; в случае же которая где лошадь падет, суд одолжается о том дать мне знать.

Список именной возвратившимся с прапорщиком Якимовым погонщикам.

См. Таблицу.

По Ряжскому уезду с прапорщиком Якимовым возвратились погонщики: Аким Зотов, села Курбатова, помещика Ляпунова, 40 л., Дементий Степанов, села Алешина, помещицы Катерины Крапоткиной, 23 л., Карп Авилов села Кобылина, помещика Михаила Кормилицына, 55 л., Федот Герасимов села Покровского, помещицы Анны Дубровиной 25 л., Панфил Ефимов, села Чуриловки, помещика Василия Ляпунова, 42 л., Козьма Егоров, села Бокина, помещицы княгини Голицыной, 20 лет.

Кроме того возвращено 8 лошадей владельцев: кн. Крапоткиной, Кокошкина, Сатина, Лопухина, Квашниной, Дубровиной, Надежды Рагозиной и казенного ведомства села Семиона.

Инцидент этот рассматривался потом на собрании предводителей дворянства в декабре месяце 1812 года. В делах Ряжского Земского Суда сохранилась копия этого постановления[30] Ряжского дворянства следующего содержания:

…Декабря дня 1812 года.

Слушали: предложение Рязанского гражданского губернатора, коим, изъясняя, что командированные из Рязани с первым транспортом подвижного магазина в армию Пронского уезда дворянин поручик Ярцов и служащие в здешнем внутреннем ополчении прапорщик Якимов вместо того, чтобы доставить оный в совершенной исправности к главноуправляющему по части продовольствия сенатору Ланскому, о чем имели от него строгое предписание, решились сколько из начального следствия видно, отправить в Рязань из числа всего количества телег 47, лошадей 64 и погонщиков 75. Прапорщик Якимов, приведши сюда сию часть транспорта, так худо смотрел за лошадьми, что весьма малая часть их, может быть, в состоянии будут следовать опять к армии; между тем как общественная сия повинность не исполнена с тем успехом, с каким ожидало высшее начальство и причинил........, чем навлекают большое подозрение на Ярцова и Якимова, подлежащих строгому суждению.......... Государственная нужда в имении сего транспорта в исправности требует скорого и ясного распоряжения, дабы при первом востребовании остающаяся в деле часть магазина была немедленно выслана; на сей конец он обращался в сие собрание с предложением его и уверенностью, что г.г. уездные предводители почтят и ныне оказать всегданную готовность к пользам общим приложить личные старания как погонщиков, так и лошадей от селений, откуда они были взяты, представляя на волю впоследствии времени, когда часть сего магазина паки потребуется к армии погонщиков и лошадей переменят другими, в случае же, которая где лошадь падет, о том с засвидетельствованием местной полиции давать ему от каких именно селений погонщики и лошади сии поступили, приложив при том ведомость. Приказали: господину здешнему гражданскому губернатору и кавалеру донести уведомлением с таковым при том изъяснением, что господа предводители согласно предложения его превосходительства к возвращению погонщиков и лошадей кому следует употребят личное старание тогда когда погонщики и лошади доставлены будут в их города со внушением тем владельцам и селениям, чтобы они в случае требования части сей в состав подвижного магазина к представлению людей и лошадей тех ли самых или других способных были в готовности к исполнению, чего господам уездным предводителям здесь на лицо ныне находящимся в предложении г. губернатора и с сего журнала дать копии..........предводителям препроводить каждому при отношениях от лица г. правящего должность губернского предводителя[31].

На полученные из казначейства деньги куплены были лошади, но в возврат их от владельцев денег не поступало. Поэтому экспедиция о губернских доходах представила в казенную палату записку о том, что в ноябре месяце прошедшего года отпущено было на лошадей для подвижного магазина на счет обязанных поставкою оных 6 тыс. руб., но в число их поступило только 375 руб., а остальные 5 625 р. и доныне остаются не внесенными.

Казенная Палата, заслушав эту записку, просила губернатора понудить владельцев, за счет коих куплены лошади, к внесению причитающихся с них денег, в сумме 5 625 р.[32]

В первое время, по предписанию губернатора, недоимочные деньги поступали довольно дружно. Так 1 750 р. были взысканы до 29 апреля 1813 года[33], но затем возвращение остальной части денег опять затянулось на целый год. По входящему реестру канцелярии губернатора за 1814 год значится еще поступившими взысканные земскими судами за не поставленных для подвижного магазина лошадей, так напр. 20 марта от Скопинского помещика Грушецкого 125 р.[34]

21 марта 1814 года губернатором было получено представление казенной палаты о доставлении в нее 2 875 р., взятых на покупку для подвижного магазина лошадей за счет обязанных поставкою оных.[35]

Когда эта крупная сумма поступила окончательно в казначейство и поступила ли вся полностью – данных в нашем распоряжении не имеется.

Примечания:

  1. Рязан. истор. арх. Дела Ряж. зем. суда. Предпис. губернатора суду от 12 окт. 1812 г. № 7157. Предписание подписал Рязанский губернатор Бухарин.
  2. Ряз. ист. арх. Дела Ряжск. зем. суда 1812 г. Предпис. губернатора Бухарина 12 окт. № 7104.
  3. Михайловский-Даниловский, полн. собр. сочин. т. III, стр. 387.
  4. Богданович. Отеч. война т. II, стр. 233. Отзыв кн. Кутузова ген. от инф. Растопчину от 22 августа № 17.
  5. По исходящ. канц Ряз. гражд. губ. 1812 г. № 6150.
  6. По исход. реестр. канц. Ряз. гражд. губ. 1812 г. № 6252.
  7. Там же № 6255.
  8. Сенатский арх. Рапорт Министру юстиции Рязан. губ. прот. от 21 сент. 1812 г. № 209.
  9. По исход. реестр. канц. Ряз. гражд. губ. №№ 6366 - 6377.
  10. Там же, №№ 6378 - 6388.
  11. Рязан. истор. арх. Дела Ряж. зем. суда. Предписание Ряж. пред. двор. Трубникова Р. з. с. 25 сент. 1812 г. № 264.
  12. По исход. реестр. канц. Ряз. гражд. губ. 1812 г. № 6482.
  13. Арх. Ряз. каз. пал. Журн. общ. прис. каз. пал. 1812 г. 27 сент. стр. 265.
  14. Арх. Ряз каз. пал. Журн. общ. прис. к. п. 1812 г. 30 сент. стр. 278. О своих распоряжениях губернатор уведомил 26 сент. за № 6451 министра полиции.
  15. По исход. реестр. канд. губ. 1812 г. № 6767.
  16. По исход. реестр. канц. Ряз. губ. 1812 г. № 6837.
  17. Там же. Предп. губернатора всем земским судам №№7021—7031.
  18. Там же, № 7339. Первое сообщение о содействии чиновникам к благополучному следованию транспорта сделано было тем губернаторам 11 октября за №№ 7032 - 7033, но транспорт не был вполне готов; отправление его отложено до 18 октября.
  19. Там же, № 7340.
  20. Там же, №№ 7494 - 7496.
  21. По исход. реестр. канц. Ряз. губ. 1812 г. № 7635. Об отправлении третьего транспорта губернатор 27 окт. за № 7825 донес министру полиции.
  22. Рязанский истор. архив. Дело Ряжского зем. суда.
  23. Там же.
  24. По вход. реест. канц. Ряз. губ. 1812 г. Рапорт Данк. зем. суда 28 окт. № 4349.
  25. По вход. реестр. канц. Ряз. гражд. губ. 1812 г. № 4351.
  26. По вход. реестр. канц. губ. 1812 г. предпис. зем. судам 5 ноября №№ 8158 - 8169.
  27. Там же, № 8398; журн. Ряз. каз. пал. 1812 г. 12 нояб. стр. 160.
  28. По вход. реестр. канц. губ. 1812 г. № 4428. Донесение Егорьевского предвод. дворянства.
  29. Арх. Ряз. каз. пал. Журн. общ. прис. каз. пал. 1812 г. стр. 292.
  30. Копия очень ветха. Поэтому часть постановления сего с трудом разобрана, а несколько слов остались не разобранными.
  31. Ряз. ист. арх. Дело Ряж. зем. суда.
  32. Арх. Ряз. каз. пал. Журн. общ. присут. каз. пал. 1813 г. апр. стр. 262.
  33. Там же. Журн. общ. прис. каз. пал. 1813 г.
  34. По вход. реестр. канц. Ряз. гражд. губ. 1814 г. № 409.
  35. Там же, № 441.

Рязанская губерния в 1812 году преимущественно с бытовой стороны. Материалы для истории Отечественной войны.

0
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте