Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Рязанская губерния в 1812 году. Глава "Удовлетворение чиновников, служивших в Рязанском ополчении, жалованьем в 1834 г.".



Удовлетворение чиновников, служивших в Рязанском ополчении, жалованьем в 1834 г.

(Спасибо пользователю dpopov за перевод главы в текстовый формат!)

25 июля 1812 года в 10 часу по полудни губернский и уездные предводители с Рязанским дворянством делали размещение чиновников в состав Рязанской военной силы... 26 же июля, по уважению недостаточного состояния избранных в полковые начальники полковников князя Друцкого, Маслова и Рахманинова, дворянство положило: им и находящимся в их и в других полках батальонным командирам и прочим чинам, за которыми нет ста душ имения, выдавать из пожертвований на составление ополчения суммы окладное по их званиям жалованье, выдав им оное наперед при вступление в службу за четыре месяца[1].

Все остальные дворяне, занимавшие офицерские должности, в первое время на основании старинных традиций "что дворянство не может отказаться от военной службы", пребывали в ополчении без всякого вознаграждения.

Но уже осенью, в ноябре, стали слышаться недовольные голоса на тяжесть безмездной службы, тем более, что Рязанское ополчение стояло без всякого дела на биваках на границе губернии.

Рязанский губернатор входил тогда с ходатайством о роспуске ополчения по уездам.

Губернатор писал, между прочим, военному министру, что... "изыскивая способы взаимной выгоды как со стороны казны для скорого и безденежного продовольствия, так и для облегчения самих помещиков, чтобы сблизить перевозку следующего на воинов провианта, сносился я с начальником Рязанского внутреннего ополчения о необходимости разместить все ополчение по разным уездам... что дает способ многим дворянам, служащим в ополчении, возвратиться к семействам своим и домам, которые они оставили охотно, идя на защиту Веры, Царя и Отечества".

"Основываясь на сем, я приемлю смелость просить ваше сиятельство[2] вместе разместить по местному моему усмотрению все ополчение по разным уездам, дозволить в тоже время оставить некоторую только часть дворян при воинах, а остальных распустить впредь до востребования".

Распустить ополчение не удалось. На основании Высочайшего повеления 6 ноября 1812 года Рязанское ополчение получило тогда новое назначение и должно было готовиться к походу. Ополчение должно было соединиться с ополчением генерал-лейтенанта гр. Толстого. Со дня же выступления ополчения в поход, писал военный министр Рязанскому губернатору, продовольствие оного жалованьем и провиантом будет зависеть от провиантского и комиссариатского департаментов, на каковой конец взяты уже нужные меры[3].

Но, однако, Рязанское ополчение в поход выступило только в конце декабря, чтобы следовать к Глухову, а затем в Волынскую губернию и. т. д.[4].

С этого времени чиновники ополчения стали получать казенное жалованье и пользовались таковым до самого роспуска. Рязанское ополчение было распущено по домам в самую последнюю очередь, а именно 28 октября 1814 года[5]. До этого времени находилось оно за границею. 7 декабря 1816 года был закрыт находящийся при Особе Государя Императора комитет по делам внутренних ополчений, а также и последние, где они еще существовали, губернские по ополчению комитеты[6]. Но причитающееся жалованье за некоторые трети 1814, 1815 и частью 1816 годов некоторыми чиновниками получено только в 1834 году. Разумеется, некоторые из лиц участников Рязанского ополчения уже в то время были покойниками. Департамент, высылая эти деньги, предусмотрел это и разъяснил впредь, чтобы причитающиеся покойникам деньги были выданы их законным наследникам.

Почему же так долго не было выплачено жалованье? У нас не имеется данных. Журналом комитета 26 февраля 1827 года было признано справедливым удовлетворить их жалованьем, но дело, в конце концов, протянулось до 1834 года.

Краткая история этого замедления изложена в отношении военного министерства, департамента комиссариатского от 30 января 1834 года, при котором препровождалась уже жалованная сумма 82 252 р. 48 ½ коп. для раздачи чинам, служившим в Рязанском ополчении.

Департамент комиссариатский в отношении на имя Рязанского гражданского губернатора от 30 января 1834 года за № 638 сообщал:

"По расчетам, составленным в комиссариатском Департаменте и внесенным в комитет гг. министров 30 ноября 1822 года, исчислены претензии за неполученное губернскими ополчениями, в том числе и Рязанским, в отечественную войну жалованье в некоторые трети 1814, 1815 и частью 1816 годов.
Комитет Высочайше утвержденным журналом 26 февраля 1827 года, признавая справедливым удовлетворить сии претензии, положил заплатить оные посредством комиссии погашения долгов, но без процентов, и с тем, чтобы о дальнейших распоряжениях, каким образом должны быть производимы выдачи тем лицам, коим оные следуют и какие нужны удостоверения, дабы сии деньги дошли каждому по принадлежности, военное министерство, по сношению с г. министром финансов, вошло о сем с представлением особо.
"Господин управляющий военным министерством составил Высочайше повеленные правила на изъясненном основании и в августе 1828 года вносил оные в комитет гг. министров. Правила сии Высочайше утверждены по журналу комитета 22 сентября 1828 года. Между тем комиссариату ассигнована потребная денежная сумма на удовлетворение помянутых претензий.
Означенными правилами постановлено: именные списки о претендателях, комиссариатом составленные, препроводить к гг. гражданским губернаторам, с тем, дабы по собрании сведений из уездов было отмечено на сих списках:
а) кто из офицеров и воинов по роспуске ополчений существует в живых и в каком уезде находится или выбыл и не известно ли куда именно;
б) кто из отставных офицеров и воинов умер? оставил ли по себе наследников и где сии последние находятся?
Списки с таковыми отметками возвратить из губерний прямо в комиссариатский департамент.
Комиссариат, получив сии списки, исполнит следующее:
1) Деньги, причитающиеся офицерам и воинам по роспуске ополчений, находящимся в домах своих, равно и принадлежащие наследникам умерших, записав в тетради особые по каждому уезду, отправить к гражданским губернаторам, которые через земских исправников доставят деньги сии в руки претендателей или наследников их, а тетради, с расписками по статьям получателей, возвратят в комиссариат.
2) Деньги на офицеров и воинов, кои по отметкам губернаторов показаны будут поступившими на службу в регулярные полки, по предварительном с сими последними сношении отправить к ним с тетрадью на вышеозначенном основании.
3) Наследниками, имеющими право получить из казны жалованные деньги умершему претендателю принадлежавшие, признавать только вдову и детей, т. е. собственное его семейство.
4) Претендателям в С.-Петербурге живущим тотчас выдавать принадлежащие им деньги под расписки в особой тетради.
5) Вообще при рассылках сумм претендателям платеж весовых и процентных производить на счет их.
6) По раздаче всех сумм и по получении тетрадей представить к г. управляющему военным министерством подробный отчет, приложив к оному особую ведомость, сколько от кого и по какому случаю составилось остатков.
Во исполнение чего комиссариатский департамент при отношении от 31 октября 1828 года за № 16177, препроводив к г. Рязанскому гражданскому губернатору семь списков чиновников, служивших в бывшем Рязанском ополчении, коих предположено удовлетворить неполученным жалованьем за январскую треть 1815 года требовал учинить на сих списках отметки, кто состоит в живых из означенных в списке чиновников, в каких уездах находятся или куда выбыли, кто из них умер, оставил ли после себя наследников и где они находятся?
Вследствие сего исправлявший должность Рязанского гражданского губернатора при отношении от 11 ноября 1830 года за № 9463-м возвратил помянутые списки в департамент с нужными отметками, при чем уведомил, что о чиновниках 1 егерского полка подпоручиках Болотове и Камееве, 1 казачьего полка гвардии штабс-ротмистре Владимире Толстом, прапорщиках: Сонине, Микульшине, 2 казачьего полка подпоручике Степанове, прапорщике Мильгине, 3-го казачьего полка прапорщиках: Иванове, Юмашеве, Стерлигове, Ситникове, Филатове и Тарасове не сделано отметок потому, что местопребывание их градскими и земскими полициями не отыскано.
По получении списков и сведений департамент составил из них для каждого уезда Рязанской губернии по одной шнуровой тетради, в коих показано звание и фамилия каждого претендателя, в каком полку ополчения служил, сколько и за какое время следует ему выдать неполученного жалованья. Не включены в тетради сии только те лица, кои получили уже лично в С.-Петербурге из сего департамента причитавшееся им жалованье, далее отмеченные в списках умершими без наследников и находящиеся на службе или жительстве вне Рязанской губернии.
По тетрадям исчислено подлежащего к раздаче жалованья чиновникам, служившим в полках Рязанского ополчения: конно-казачьем, 1, 2, 3 и 4 пехотных казачьих полках,1 и 2 егерских полках, имеющим жительство в уездах:
Рязанском………………………………11 838 р. 91 к.
Пронском……………………………….11 185 р. 4 к.
Скопинском…………………………….7 903 р. 82 к.
Ряжском…………………………………13 402 р. 53 к.
Михайловском…………………………..9 547 р. 84 к.
Спасском…………………………………3 511 р. 67 к.
Данковском………………………………3 956 р. 74 к.
Сапожковском……………………………4 543 р. 96 к.
Касимовском……………………………..2 851 р. 18 к.
Раненбургском……………………………5 155 р. 68 к.
Зарайском………………………………….8 381 р. 85 ½ к.
Егорьевском……………………………….1 846 р. 58 к.
Итого……………………………………….84 155 р. 80 ½ к.
Между тем как приготовлены были тетради, во время производства прочего исполнения, явились в департамент и получили из оного лично следующее жалованье из показанных в тетрадях лиц:
По Пронскому уезду поручик Никонов и прапорщик Бакин ..................645 р. 36 к.
Скопинскому прапорщики Никонов и Лыков …………………………...545 р. 20 к.
По Михайловскому уезду поручик Бородавкин и корнет Григоров.......712 р. 76 к.
Итого ………………………………………………………………………..1 903 р. 32 к.
о которых выдачах и сделаны противу каждого лица надлежащие отметки.
Затем остается раздать прочим показанным в тетрадях лицам сумму 82 252 р. 48 к. ассигнациями.
Комиссариатский департамент, препровождая при сем к вашему превосходительству сию сумму восемьдесят две тысячи двести пятьдесят два рубля сорок восемь копеек с половиною ассигнациями, и принадлежащие к ней двенадцать шнуровых тетрадей, засвидетельствованных надлежащим подписанием с приложением печати департамента и уведомляя при том, что сию сумму получите за вычетом уплаченных в пользу почтамта за пересылку процентных и весовых денег, о котором вычете доставлено будет к вам вслед за сим сведение, покорнейше просит вас:
1-е) о получении посланных денег департамент уведомить;
2-е) сделать распоряжение о раздаче посредством градских и земских полиций означенной суммы показанным в шнуровых тетрадях лицам, а за смертью их собственным их семействам, по принадлежности, во всем согласно с вышеизложенными Высочайше утвержденными правилами с наблюдением:
а) чтобы удовлетворены были следующими деньгами одни наличные претендатели, ила их семейства, проживающие в Рязанской губернии, и притом под собственные расписки получателей в шнуровых тетрадях;
б) чтобы раздача произведена была каждому получателю в таком количестве, какое назначено для него в тетради, за исключением по расчету весовых и процентных денег, расписки же в получении денег должны быть взяты в полной сумме, какая в тетради показана;
с) если из показанных в тетрадях лиц самих без наследников, или из наследников претендателя кого-либо не окажется в живых, в таком случае причитавшиеся им к выдаче деньги должны быть переданы в уездное казначейство для хранения впредь до распоряжения. Таким же образом поступить с деньгами принадлежащими таким лицам в тетрадях означенным, или наследникам их, кои в течение времени окажутся выбывшими на службу, или для жительства вне Рязанской губернии.
3-е) По удовлетворении на изъясненном основании претендателей, шнуровые тетради возвратить в департамент. Буде окажется от раздачи остаточная сумма, то к тетрадям присовокупить ведомость, от кого именно, сколько и по какому случаю последовал остаток денег, и в какое уездное казначейство поступили они для хранения.
4-е) Предписать градским и земским полициям учинить выправки, не окажется ли ныне на жительстве в Рязанской губернии показанных в отношении исправлявшего должность гражданского губернатора № 9463 офицеров: гвардии штабс-ротмистра Толстого, подпоручиков Болотова, Камеева и Степанова, прапорщиков Сонина, Микульшина, Иванова, Юмашева, Стерлигова, Ситникова, Филатова и Тарасова, или в случае смерти наследников их, коим причитаются к выдаче деньги и о последующем уведомить департамент.
В заключение департамент счел нужным изъяснить, что отношением вашего превосходительства от 28 апреля 1833 года № 4033 сообщено оному ходатайство бывшего начальника 1-го егерского полка Рязанского ополчения подполковника Маслова, дабы включены были в число претендателей к получению наравне с прочими следующего жалованья прапорщики помянутого полка Леонтий Елшин 1, Устин Елшин 2, Семен Елшин 8, Василий Ивинской 1 и Иван Ивинской 2, кои не показаны в списке претендателей ополчения, представленном к бывшему гражданскому губернатору, но была пропущены от ошибки. Департамент покорнейше просит приказать чрез кого следует объявить сим офицерам, чтобы они о неполученном жаловании вошли вновь с особыми просьбами в комиссариатский департамент и притом представили аттестаты полкового командира о службе их и причитающемся жалованье, по которым бумагам и будет учинено надлежащее распоряжение".

Получив отношение от комиссариатского департамента, Рязанский губернатор предложил губернскому правлению присланные деньги разослать в градские и земские полиции для раздачи кому следует на точном основании требования комиссариатского департамента, но с тем, чтобы эта выдача была учинена непременно тем лицам, кои имеют законное и согласное с означенным положением комитета министров право на получение сей суммы; когда же оные деньги будут выданы получателям и от них соберутся по присланным из комиссариатского департамента тетрадям расписки, то тетради сии отправить прямо из губернского правления в департамент. При этом г. гражданский губернатор добавлял: 1) что о получении упомянутой суммы он уведомил от себя департамент; 2) о собрании по требованию того департамента дополнительных сведений о гг. офицерах, поименованных в 4-м пункте отношения того департамента и о учинении показанных в окончании того же отношения гг. офицерам объявления о подаче прошений с доказательствами на принадлежность неполученного ими жалованья, он, г. гражданский губернатор, сделал распоряжение, представляет губернскому же правлению с тем, чтобы об исполнении того и департамент был уведомлен от правления же, а какое по сему его предложению состоится предварительное определение с оного передать к делам его копию[7].

Все г.г. офицера Рязанского ополчения, которым причитались присланные деньги, были перечислены в особых 12 тетрадях.

В феврале месяце из комиссариатского департамента поступило прошение живущего в селе Мостье, Ряжского уезда поручика Николая Вердеревского, поданное им на Высочайшее Имя, о высылке к нему в город Ряжск неполученного покойным отцом его ротмистром Алексеем Вердеревским в отечественную войну жалованья за время служения его в конно-казачьем полку Рязанского ополчения. А что он, проситель, есть законный сын и единственный наследник умершего претендателя, в удостоверение того приложил свидетельство Ряжского предводителя дворянства, выданное в июне месяце 1833 года за № 78.

Комиссариатский департамент в своем отношении от 20 февраля 1834 г. за № 1105, указывая губернатору, что по шнуровым тетрадям о чиновниках Рязанского ополчения, не получивших во время отечественной войны жалованья, действительно состоит в числе претендателей служивший в конно-казачьем полку ротмистр Вердеревский, коему следует в выдаче января по 30 апреля 1815 года жалованья 568 р. 68 к. и деньги сии заключаются в числе присланных 82 252 р. 48 ½ коп., просил иметь в виду при выдаче жалованья и поручика Вердеревского[8].

Но претендателями на получение жалованья являлись не одни только прямые наследники, но и кредиторы. Так напр. 16 февраля 1834 года в журнале Рязанского губернского правления записано, что присутствием правления заслушано прошение коллежского асессора Григория Иванова об удержании из жалованья коллежского секретаря Григория Сазонова за службу по ополчению на удовлетворение долга его Хлуденеву[9].

В первом своем определении по поводу раздачи присланных из комиссариатского департамента денег губернское правление 16 марта 1834 года определило:

"Поелику комиссариатский департамент сделал назначение о выдаче офицерам, служившим в ополчении, из дворян Рязанской губернии не полученного ими жалованья, основываясь на сведениях, доставленных от исправлявшего здесь должность гражданского губернатора еще в ноябре месяце 1830 года. Ныне же оный департамент, препровождая сумму, следующую к выдаче в жалованье, между прочим, требует: 1) сделать распоряжение о раздаче посредством градских и земских полиций означенной суммы показанным в шнуровых тетрадях лицам, а за смертью их собственным их семействам (т. е. вдовам и детям) по принадлежности во всем согласно с вышеизложенными Высочайше утвержденными правилами, с наблюдением: а) чтобы удовлетворены были следующими деньгами наличные претендатели или их семейства, проживающие в Рязанской губернии и при том под собственные расписки получателей в шнуровых тетрадях; б) чтобы раздача произведена была каждому получателю в таком количестве, какое назначено для него в тетради, за исключением по расчету весовых и процентных денег; расписки же в получении денег должны быть взяты в полной сумме, какая в тетради показана; в) если из показанных в тетрадях лиц, самих без наследников, или из наследников претендателя кого-либо не окажется в живых, в таком случае причитавшиеся им к выдаче деньги должны быть переданы в уездное казначейство для хранения впредь до распоряжения. Таким образом поступить с деньгами, принадлежащими этим лицам, в тетрадях означенным или наследникам их, кои в течении времени окажутся выбывшими на службу или для жительства вне Рязанской губернии. А как со времени доставления из Рязанской губернии сведений о лицах, имеющих право на получение за службу в ополчении жалованья могли последовать важные перемены, ибо весьма вероятно, что некоторые из претендателей или наследников их уже умерли, а другие выбыли на службу или жительство в другие губернии и в таком случае сумма им принадлежавшая в выдачу, согласно с требованием комиссариатского департамента, должна быть отослана к хранению в уездное казначейство с одной стороны, дабы пересылкою теперь же всей доставленной из комиссариата суммы в градские полиции не произвести напрасных расходов в весовых и процентных деньгах, а в другой, чтобы таковая значительная сумма, во время действия градских и земских полиций при изыскании о лицах в выдачу коим произведена оная быть должна, не оставалась без всякой пользы, губернское правление полагает: 1-е) копии в тетрадей, доставленных комиссариатским департаментом препроводить ко всем земским исправникам здешней губернии и велеть им, дабы немедленно, собрав достоверные сведения, сделали в тех тетрадях объяснения, в живых ли находятся значащиеся в оных лица ила наследники их, т.е. вдовы их или дети, кто они именно, и в каком месте те и другие имеют жительство, или на службе состоят, о наследниках же претендателей, если кто-либо не окажется в живых, то объяснить, когда смерть последовала и не состоит ли на претендателях и наследниках их казенных и частных взысканий, каковые объяснения, заверив своим подписанием, доставили в губернское правление для учинения дальнейших распоряжений как можно поспешнее. А между тем объявили наследникам претендателей, чтобы они благовременно исходатайствовали узаконенные свидетельства на право получения следующих им сумм; 2-е) на них же, исправников, возложить дабы произвели дознание не окажется ли ныне на жительстве в здешней губернии гвардии штабс-ротмистра Толстого, подпоручиков Болотова, Камеева и Степанова, прапорщиков Санина, Микульшина, Иванова, Юмашева, Стерлигова, Ситникова, Филатова и Тарасова или в случае смерти, - наследников их, коим причитаются к выдаче деньги, а находившимся в 1-м егерском полку Рязанского ополчения прапорщикам Леонтию Елшину 1-му, Устину Елшину 2-му, Семену Елшину 3-му, Василию Ивинскому 1-му и Ивану Ивинскому 2-му, объявить, чтобы они о неполученном жаловании вошли вновь с особыми просьбами в комиссариатский департамент и притом представили аттестаты полкового командира о службе их и причитающемся жаловании, об исполнении чего имеют они, исправники, донести вместе с ожидаемыми от них сведениями по вышеозначенному предмету[10].
24 марта 1834 года об этом распоряжении было донесено губернатором комиссариатскому департаменту[11].
В исполнение предложения губернского правления Данковский, Раненбургский и Скопинский земские исправники, возвращая отосланные к ним копии с тетрадей с учиненными ими против каждой статьи отметками, доносили, что гвардии штабс-ротмистра Толстого, подпоручиков Болотова, Камеева и Степанова, прапорщиков Савина, Микульшина, Иванова, Юмашева, Стерлигова, Ситникова, Филатова, Тарасова, 1-го егерского полка Рязанского ополчения прапорщиков Леонтия Елшина 1-го, Устина Елшина 2-го, Семена Елшина 3-го, Василия Ивинского 1-го и Ивана Ивинского 2-го в ведомствах их на жительстве не оказалось. Из них Скопинский земский исправник в донесении своем пишет, что живущему в Скопинском уезде в дер. Стройковой прапорщику Устину Елшину, чтобы он о неполученном жаловании вошел с особою просьбою в комиссариатский департамент объявлено, а как на некоторых претендателях и их наследниках состоят казенные и частные взыскания у коих на уплату недоимки нисколько денег не имеется, то таковые взыскания с них не иначе можно очистить, как чрез вычет при получении ими означенного жалованья, в числе же прочих помещен штабс-капитан Федор Трухачев, который помер в 1817 году, после коего осталась жена Матрена Абрамова, не имея детей, вышла в замужество за поручика Тишенинова, кроме же у Трухачева есть также законный наследник родной его брат штабс-капитан Николай Трухачев, при чем испрашивает в разъяснение предписания, вычитать ли у претендателей или их наследников, когда будет прислано им жалованье, из оного числящиеся на них недоимки и частные взыскания, так же за смертью Трухачева кому следует выдать жалование жене или наследнику Николаю Трухачеву. А Рязанский земский исправник донес, что из числа претендателей на получение ополченского жалованья явились все и просят о представлении сему правлению, дабы оное не оставило также следуемое им жалованье выдать, так как по произведенному о них дознанию они находятся в живых, о чем, исправником, в присланной из губернского правления тетради записано; а между тем именной список явившимся претендателям при сем представляя, присовокупляет, что о прочих претендателях и наследниках их по выбытии из места своего жительства вообще о всех заключающихся в той тетради еще дознание не учинено, по учинении коего имеет быть в тоже время представлено; в списке же, доставленном им, исправником, показаны претендатели полковник Дубовицкий, штабс-капитан Токарев, поручик Овсянников, подпоручик Коренев, умершего прапорщика Гололобова жена вдова Марья Иванова Гололобова с двумя дочерьми Анною и Авдотьей, так же умершего прапорщика Дементия Афиногенова Гавердовского жена вдова Аграфена Сергеева с сыном канцеляристом Алексеем, находящимся на службе в Рязанской губернской строительной комиссии и умершего штабс-капитана князя Щетинина, коему следует к выдаче 616 р. 80 к., жена вдова Анна Прокофьева, по второму мужу Носкова, о коей исправник объясняет, что она была за Щетининым удостоверяется данным ею ему сведением, с засвидетельствованием благородных людей, взыскать же на них, как исправник заверяет, не имеется, коим причитается к выдаче значащегося по шнуровой тетради жалованья кроме Щетинина всего 1 820 р. 14 коп. Из доставленной от Данковского земского исправника копии с шнуровой книги видно, что из числа претендателей 3-го казачьего пехотного полка штабс-ротмистр Бибиков, коему причитается за январскую треть 1815 года по заграничному положению жалованья 573 р. 44 коп. помер в 1828 году. У него наследник родной брат его отставной прапорщик Василий Матвеев Бибиков жительствует Данковского уезда в селе Баловневе, прочие же поименованные в той тетради чиновники живы и проживают в Данковском уезде, взысканий же на них не имеется. Таким образом, по тетради, за исключением означенных 573 р. 44 к. следует к выдаче тем лицам всего 3 383 р. 30 к. Из числа же чиновников, значащихся по тетради Раненбургского уезда, как тамошний исправник заверял, подполковник 1 казачьего пехотного полка Тихон Афанасьев Зябкин помер в 1832 году, был холост, состоит должным инженер-подполковнице Бибановой 10 000 р. и обер-офицерской дочери Надежде Федотовой до 7 000 руб. Жалованья назначено ему к выдаче 775 р. 68 коп. Прапорщик 1-го казачьего пехотного полка Иван Андреев Шишкин также помер в 1831 году, был холост, должным состоит Московскому опекунскому совету. Жалованья ему предположено к выдаче 262 руб., а прочие находятся в живых, кроме поручика Никиты Васильева Корчагина, после смерти коего осталась дочь Александра 6 лет, находится при бабке своей Василисе Матвеевой Корчагиной, жительствующей Раненбургского уезда в сельце Прудине, а за исключением 1 036 руб. 68 к. следует к выдаче претендателям, проживающим в Раненбургском уезде, жалованья всего 4 118 руб. Из числа же претендателей, значащихся по шнуровой тетради Скопинского уезда, 2-го казачьего пехотного полка подпоручик Иевлев, как Скопинский исправник заверяет, помер 1833 году, после его остались наследники родные племянники Михаил и Герасим Стерлиговы и двоюродный внук копиист Михаил Федоров Лобовский. Жительствует он Скопинского уезда в деревне Баклановой. Жалованья же тому Иевлеву по шнуровой тетради показано 317 р. 72 коп. Штабс-капитан Трухачев, служивший в 3 казачьем пехотном полку, помер в 1817 году, после него осталась жена Матрена Абрамова, не имея детей, вышла замуж за поручика Тишенинова, жалованья же покойному Трухачеву показано по тетради 541 р. 46 коп. Прочих же претендателей, кроме показанных в той тетради, ныне умерших штабс-капитана Колышкина, поручика Лактаева, подпоручика Ураева, служившего в 1 казачьем полку, прапорщиков Лактаева, Мисюрева и Голощапова, вдовы жены, некоторые из них с детьми находятся на жительстве в Скопинском уезде, коим причитается к выдаче жалованья за исключением 859 руб. 18 коп., всего 6 499 р. 44 коп.[12]"

Получив эти сведения, губернское правление определило, "1-е) в Рязанский приказ общественного призрения сообщить, дабы благоволил из хранящихся для выдачи вышеозначенным претендателям препроводить прямо от себя в земские суды": Рязанский 1 820 р. 14 коп., Данковский 3 383 р. 30 к., Раненбургский 4 118 р. и Скопинский 6 499 р. 44 к., всего пятнадцать тысяч восемьсот двадцать рублей восемьдесят восемь коп., исключив из них в число употребленных за пересылку ополченского жалованья из С.-Петербурга до Рязани полупроцентных 814 р. 38 к. с половиною или столько, сколько по расчету с каждого получателя следовать будет, согласно выше изъясненного требования комиссариатского департамента, а причитающиеся к выдаче претендателям 3 казачьего пехотного полка штаб-ротмистру Бибикову, подполковнику Зябкину, Шишкину, Иевлеву, всего 1 928 р. 84 коп., за смертью самих претендателей и по неимению у них наследников препроводить согласно требования комиссариатского департамента для хранения в уездное казначейство.

2-е) Хотя за смертью служивших в ополчении кн. Щетинина, Трухачева, причитающееся им жалованье следовало бы выдать вдовам их, но как они, будучи бездетны, вышли в замужество за других, а в правилах о сих случаях ничего не сказано, отнестись в департамент комиссариатский и просить его, дабы благоволил бы уведомить сие правление следует ли произвести в выдачу вдовам, вышедшим за других, принадлежащее первым их мужьям жалованье.

3-е) Доставленные из комиссариатского департамента подписные шнуровые тетради по Рязанскому, Данковскому, Раненбургскому и Скопинскому уездам препроводить в тамошние земские суды с тем, чтобы они во всей значащейся в тех тетрадях сумме велели самим претендателям, а за смертью некоторых из них наследникам сделать собственноручные расписки, при точном соблюдении выше прописанных правил, выдать принадлежащие деньги тем из них, на коих не имеется ни казенных, ни частных взысканий, а на ком таковые окажутся и в верности платежа взыскания достаточно не обеспечены, то потребовали бы уплаты из сей в выдачу им следующие суммы, при чем заметить оным судам, что всякое упущение в сем деле останется на ответственности членов оных судов и секретарей. Тетради с надлежащими расписками возвратить в исправности в сие правление[13].

Несомненно таким же порядком выдавалось запоздалое жалованье служившим в Рязанском ополчении чиновникам, а за их смертью вдовам и другим наследникам; но в деле данных никаких не имеется.

Примечания

  1. Постанов. двор. собр. 26 июля 1812 г., см. ч. 1 сего труда стр. 282.
  2. Военным министерством управлял кн. Горчаков.
  3. Моск. отд. общ. арх. гл. шт., оп. II-a, св. 281, д. № 12, ч. 2, лис. 14. Список с предпис. управл. воен. мин. кн. Горчакова к Ряз. гражд. губ. от 10 нояб. 1812 г.
  4. См. ч. 1 сего труда стр. 580 - 590.
  5. Пол. собр. зак. т. XXXII, № 25724.
  6. Полн. собр. зак. т. XXXII, № 23542.
  7. Арх. Ряз. губ. правл. Дело № 55 - 1834 г. по отнош. комиссариатского департ. военного министерства с препровождением денег 81 438 р. 10 к., следующих в выдачу чиновникам, служившим в Рязанском ополчении, стр. 12. Определ. правления от 20 февр. 1834 г. № 1816.
  8. Там же. Дело № 55 - 1834 г., стр. 19 и 20.
  9. Там же. Дело № 55 - 1834 г., стр. 15. Прошение это препровождено на разрешение уездного суда.
  10. Там же. Дело № 55 - 1834 г, стр. 27 - 40.
  11. Там же. Дело стр. 49 - 51. Отнош. губернатора комиссариатскому департаменту от 24 марта за № 2750.
  12. Дело стр. 80 - 86.
  13. Там же, стр. 86 - 88. Журн. опред. губ. правл. от 1 июня 1834 г.

Рязанская губерния в 1812 году преимущественно с бытовой стороны. Материалы для истории Отечественной войны.

0
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте