Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Рязанская губерния в 1812 году. Заключение.



Заключение.

(Спасибо пользователю dpopov за перевод главы в текстовый формат!)

На страницах 72 - 83 первой части сего труда я привел несколько печатных официальных известий с театра военных действий 1812 г., найденных в архиве Ряжского земского суда. Уже по выходе первой части из печати найдено нами в архиве губернского правления дело под заголовком: "о действиях Российской армии, начавшихся в 1812 году". Части этих официальных листов, помещенных нами в первой части в этом деле нет. Но оказались в нем и такие, каковых в делах Ряжского земского суда не сохранилось. В Рязанскую губернию, как пограничную с военными действиями известия стали приходить с сентября месяца. В первой препроводительной бумаге этих известий от лица директора военной канцелярии Егора (фамилия не разобрана), - числа не указано[1]. Известия эти, хотя и печатные, должны представлять чрезвычайную редкость, так как препровождались к Рязанскому губернатору в 4 и не более 10 экземплярах.

Первое сентябрьское известие пришло при письме от 30 сентября 1812 г. за № 99 следующего содержания: Милостивый государь мой, Яков[2] Яковлевич. По приказанию его светлости препровождаю к вашему превосходительству 10-ть экземпляров известий о военных действиях для распространения оных по Высочайше вверенной вам губернии.

Текст этого первого известия, датированного 22 сентября 1812 года, такой:

"ИЗВЕСТИЯ О ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЯХ ГЛАВНОЙ АРМИИ"
От 22 сентября 1812 года.
Главная квартира село Тарутино.
"После оставления Москвы, армия взяла сначала направление по Владимирской и Рязанской дорогам, дабы сим движением прикрыть оставивших город жителей и сокровища государственные в сем направлении отправленные. Отошед 25 верст, переменила она фланговым маршем свое направление и перешла на старую Калужскую дорогу, чем прикрыла совершенно те дороги, по коим все запасы до нея доходят; в 30 верстах от Москвы армия находилась десять дней. Неприятель ничего не предпринимал важного противу нас. Напротив того наши легкие партии и двухтысячный отряд на Можайской дороге беспрестанно его беспокоят и в течение сего времени взяли в плен более 5 000 человек. Для лучшего обеспечения свежих войск, идущих на подкрепление нашей армии, должно было с ними сблизиться.
"Ополчение Калужское, Рязанское, Владимирское и Ярославское имеют все свои направления к защите противу неприятеля. Московское и Смоленское ополчения находятся при армии. В последнем сражении, бывшем неподалеку реки Пахры, особливо отличались ратники Московского ополчения. Неприятель, занявший церковь, крепко в оной держался; 20-й Егерский полк, посланный вытеснить его, едва пошел в атаку, как увидел до 1 000 человек ратников Московского ополчения, стремящихся поразить, прежде его, неприятеля. Не прошло 10 минут, как неприятель был вытеснен и совершенно истреблен.
"Неприятель, вошедши в Москву, думал найти неисчерпаемые богатства; но очень в том обманулся, ибо все жители, за исключением весьма малой части, выехали из города со всем их имуществом. Все запасы были вывезены, а прочие ранее истреблены. Неприятель нуждается также в продовольствии своих войск, как и прежде, от чего много переходит к нам его дезертиров[3]".

В "ИЗВЕСТИЯХ О ДЕЙСТВИЯХ АРМИИ" от октября 3-го дня 1812 года сообщалось:

"Главная квартира д. Леташевка.
"Новые блистательные подвиги поселян и городских жителей требуют доведены быть до всеобщего сведения.
"Г. генерал-майор Дорохов отряжен был с частью войск для истребления неприятеля, укрепившегося в Верее и для разрушения его работ. Мещане того города: Петр Жуков, Василий Прокудин, Борис Гаврилов и Ларион Дементьев, явясь к нему, предложили из усердия к славе оружия и на поборение врагов церкви и отечества, быть проводниками на штурм. Г. генерал-майор Дорохов, приняв сие с признательностью, 29-го сентября с рассветом атаковал неприятельские укрепления, которые были выстроены на крутой горе, имеющей 5 сажен вышины от подошвы рва, и обнесены кругом палисадом, и чрез полчаса холодным ружьем[4] взял оные штурмом. Касательно помянутых мещан, бывших проводниками, когда уже приспела минута спускаться в ров и всходить на вал, тогда командующие колоннами просили их скрыться позади колонн, дабы избавиться опасности; но сии почтенные люди с твердостью объявили, что они Русские, и что когда были проводниками дорогою до Вереи и то хотят быть проводниками и на вал, и с сими словами дерзнули на смерть. Один из сих достопочтенных людей - Жуков - ранен пулею в ногу. Неприятель потерял множество на месте убитыми, в числе коих и комендант; 15 штаб и обер-офицеров и 377 рядовых взяты в плен, при чем одно Вестфальское знамя досталось в трофей. Г. генерал-майор Дорохов слишком 500 ружей, взятых у врага, роздал просившим крестьянам для защиты их домов, которые оными везде наносят сильное поражение появляющемуся неприятелю. Его Светлость г. главнокомандующий генерал фельдмаршал, предоставя себе наградить всех в сем деле отличившихся, между тем в ознаменование такой отличной любви к отечеству, наградить изволил храбрых мещан знаками военного ордена. При сем же случае священник соборной Верейской церкви Иван Скобеев собрал до 100 человек, которые срыли бывшие укрепления. Толико знаменитые и подражания достойные порывы преданности к Государю и отечеству заслуживают всеобщее уважение сограждан.
"Вообще поселяне наши, горя справедливым мщением, пользуются всяким встречающимся случаем, дабы по возможности наносить удары нарушителю их спокойствия. То, соединяясь с военными отрядами, то особенно действуя, побивают множество неприятелей и множество всякий день доставляют пленных в армию. Поселяне одной Калужской губернии с того времени, как неприятель коснулся их границ, будучи вспомоществуемы казаками Быхолова, убили и взяли в плен слишком 6 030 человек неприятелей; ежедневно приходят они просить оружия, умоляют начальников отрядов дать им случай к поражению врага, просьбы их по возможности выполняются. Много есть знаменитых подвигов, учиненных почтенными нашими поселянами, но они не могут на первый случай быть обнародованы, ибо неизвестны еще имена храбрых; приняты меры, чтобы узнать об них и передать отечеству для должного почтения.
"Партизаны наши, рассеянные по всем дорогам, также весьма удачно действуют. Следствием их поисков есть совершенное почти лишение неприятеля фуража и провианта и множество ежедневно приводимых пленных. Артиллерии капитан Фигнер, отважностью своею сделавшийся известным, неоднократно под разными видами проводил целые ночи между армиею неприятельскою и его авангардом, и даже оттуда доставлял пленных. Сей неутомимый офицер, равно как и полковник князь Кудашев и гвардии капитан Сеславин до сих пор наносят повсюду отборным войскам неприятельским в самом их тылу и во флангах большое поражение доставлением множества пленных, истреблением его запасов, где бы он их не собирал, и отнятием сокровищ, святотатски ограбленных храмов наших.
"Генерал-адъютант барон Винценгероде, находящийся с отрядом легких войск, на дорогах Санкт-Петербургской, Ярославской и частью Владимирской, в течение последних трех недель взял в плен до 50 штаб и обер-офицеров и до 5 000 нижних чинов.
"6-го числа октября армия, вышед из позиции своей, при селе Тарутине, атаковала правым флангом, бывшим под начальством генерала от кавалерии барона Бенигсена, корпус армии неприятельской в 50 тысяч, состоявший под командой короля Неаполитанского и расположенный при речке Чернишне следующим образом: еще до света войска 2, 3 и 4 пехотных корпусов, 10 казачьих полков с подкреплением четырех легкой кавалерии в совершенном порядке и тишине достигли назначенных им пунктов, между тем как остальная часть затем армии последовала их движению вперед по большой дороге. На рассвете с таковым же порядком прошел лес, отделявший нас от неприятеля, устремились на него казаки под командою генерал адъютанта графа Орлова - Денисова, бывшие даже в тылу левого неприятельского крыла и вышеозначенные пехотные корпуса ударили столь быстро на беспечного неприятеля, что он, долго не державшись, предпринял ретираду которая скоро потом сделалась бегством. Легкие наши войска с артиллериею, подкрепляемые конницею и пехотою, преследовали отступающего в большом беспорядке неприятеля за село Вороново. Потеря его в сей день состоит до 2 000 пленными, до 2 500 на месте оставленными, в том числе командовавший гвардиею короля Неаполитанского генерал Дери, одного почетного штандарта первого кирасирского полка, 38 орудий, 40 зарядных ящиков, всего обоза, между коим находится и обоз Неаполитанского короля. Несколько неприятельских генералов убито и ранено, но имена их неизвестны. Наша же потеря не превышает 300 человек убитыми и ранеными, но чувствительна смертью храброго и достойного генерал-лейтенанта Боговута, убитого ядром сначала действия, когда он обходил неприятельский фланг.
"7 числа по случаю сей одержанной над неприятелем победы, во всех корпусах приносимо было благодарственное молебствие, а господин главнокомандующий фельдмаршал с некоторыми из генералитета слушал молебствие при гвардии, куда привезен был и образ Смоленской Богоматери".

Затем тот же г. Петр Коновницын письмом от 8 октября уведомлял Рязанского губернатора Бухарина:

"Милостивый государь, Иван Яковлевич[5]:
"Спешу уведомить ваше пр-во о знаменательной победе, одержанной нами над неприятелем, покорнейше прошу о радостном случае сего сделать известие в управляемой вами губернии.
"Октября 6 дня главная армия, атаковав на рассвете неприятеля из 60 000 войск состоявшего при речке Чернишне, по 4-х часном сражении разбила оного совершенно. Легкие войска наши гнали его более 25 верст за село Вороново. Потеря его состоит из 2 500 человек убитых, 2 000 пленных, 36 орудий разного калибра, более 40 зарядных ящиков, одного почетного знамени и всего обоза, между коим находится и обоз короля Неаполитанского со всеми сокровищами и казною.
"Приятно мне весьма сообщить вашему превосходительству столь возжеланную для каждого русского новость, выполняя сим волю его светлости, имею честь быть с истинным почтением и преданностью покорный слуга.
Петр Коновницын"[6].

Так как адресат просил сделать о сообщаемом радостном событии известие по губернии, то Рязанский губернатор 9 и 10 октября выпустил напечатанные от него объявления[7] и препроводил их городской и земской полиции для немедленного распространения среди населения[8].

Это была значительная победа над неприятелем. Поэтому 10 октября губернатор, сообщая о ней первоприсутствующему в консистории (архиепископа Феофилакта не было в Рязани), просил его "завтрашний день приказать по случаю сему после божественной литургии совершить благодарственное Господу Богу молебствие"[9].

В ответ на это первоприсутствующий в консистории Спасский архимандрит Антоний 11 октября, между прочим, писал, что он предложил Рязанской консистории известить все здешнее градское духовенство, чтобы оно согласно требования его для совершения благодарственного Господу Богу молебствия за настоящую над неприятелем победу, прибыло ныне, т. е. 11 октября по окончании божественной литургии в здешний кафедральный Успенский собор[10].

Дальнейших извещений, заимствованных нами из архива Рязанского земского суда и помещенных нами на стр. 72 - 83 ч. 1 сего труда в деле "о действиях Росс. армии" не имеется.

Затем в деле имеются указания на присылаемые в 1813 году известия. Они присланы были при двух препроводительных бумагах за подписью старшего адъютанта гвардии подполковника Скобелева от 2 и 12 января 1813 г. с предложением разослать их по напечатании во все города губернии для предания их во всенародное сведение[11]. Очевидно известия эти уже касались новой войны за освобождение Европы.

Но до этого времени совершилось более великое событие в жизни русского народа, - окончание Отечественной войны.

Высочайший манифест о сем воспоследовал 3 ноября 1812 года[12]. В Рязань он прибыл к двадцатому числу ноября. По крайней мере, распубликование его в Рязанской губернии сделано губернатором 20 ноября 1812 г. Губернатор особыми предложениями уездным предводителям, земской и градской полиции предписывал Высочайший манифест сей о торжественном изъявлении от лица всего отечества благодарности храброму, верному и благочестивому народу Российскому повсеместно обнародовать немедленно[13].

Манифест 3 ноября гласил: "Божиею Милостью МЫ АЛЕКСАНДР ПЕРВЫЙ Император и Самодержец Всероссийский и прочая, и прочая, и прочая объявляем всенародно:
"Всему свету известно, каким образом неприятель вступил в пределы НАШЕЙ Империи. Никакия приемлемыя НАМИ меры к точному соблюдению мирных с ним постановлений, ниже прилагаемое во всякое время старание всевозможным образом избегать от кровопролитной и разорительной войны, не могли остановить его упорного и ничем непреклонного намерения. С мирными в устах обещаниями не преставал он помышлять о брани. Наконец приготовя сильное воинство и приумножа оное Австрийскими, Прусскими, Саксонскими, Баварскими, Виртембергскими, Вестфальскими, Итальянскими, Гишпанскими, Португальскими и Польскими полками, угрозами и страхом приневоленными, со всеми сими многочисленными силами и множеством орудий двинулся он внутрь земли НАШЕЙ. Убийства, пожары и опустошения следовали по стопам его. Разграбленные имущества, сожженные города и села, пылающая Москва, подорванный Кремль, поруганные храмы и алтари Господни, словом, все неслыханные доселе неистовства и лютости, открыли напоследок то самое в делах, что в глубине мыслей его долгое время таилось. Могущественное, изобильное и благополучное Царство Российское рождало всегда в сердце врага страх и зависть. Обладание целым светом не могло его успокоить, доколе Россия будет процветать и благоденствовать. Исполнен сею боязнью и глубокою ненавистью к ней, вращал, изобретал, устроял он в уме своем все коварные средства, которыми бы мог нанести силам ее страшный удар, богатству ее всеконечное разорение, изобилию ее повсеместное опустошение. Даже хитрыми и ложными обольщениями, мнил потрясть верность к Престолу, поруганием же Святыни и храмов Божиих поколебать веру, и нравы народные заразить буйством и злочестием. На сих надеждах основал он пагубные свои замыслы, и с ними, на подобие тлетворной и смертоносной бури, понесся в грудь России. Весь Свет обратил глаза на страждущее Наше Отечество, и с унылым духом чаял в заревах Москвы видеть последний день свободы своей и независимости. Но велик и силен Бог правды! не долго продолжалось торжество врага. Вскоре, стесненный со всех сторон храбрыми НАШИМИ войсками и ополчениями, почувствовал он, что далеко дерзкия стопы свои простер, и что ни грозными силами своими, ни хитрыми соблазнами, ни ужасами злодейств, мужественных и верных Россиян устрашить, и от погибели своей избавиться не может. После всех тщетных покушений, видя многочисленные войска свои повсюду побитыя и сокрушенные, с малыми остатками оных ищет личного спасения своего в быстроте стоп своих: бежит от Москвы с таким уничижением и страхом, с каким тщеславием и гордостью приближался к ней. Бежит, оставляя пушки, бросая обозы, подрывая снаряды свои, и передавая в жертву все то, что за скорыми пятами его последовать не успевает. Тысячи бегущих ежедневно валятся и погибают. Тако праведный гнев Божий карает поругателей Святыни Его! Внимая с Отеческим чадолюбием и радостным сердцем сим великим и знаменитым подвигам любезных НАШИХ верноподданных, в начале приносим МЫ теплое и усердное благодарение Источнику и Подателю всех отрад Всемогущему Богу. Потом торжественно от лица всего Отечества изъявляем признательность и благодарность НАШУ всем НАШИМ верноподданным, яко истинным сынам России. Всеобщим их рвением и усердием доведены неприятельские силы до крайнего истощения, и главною частью или истреблены, или в полон взяты. Все единодушно в том содействовали. Храбрые войска НАШИ везде поражали и низлагали врага. Знаменитое дворянство не пощадило ничего к умножению Государственных сил. Почтенное купечество ознаменовало себя всякого рода пожертвованиями. Верный народ, мещанство и крестьяне, показали такие опыты верности и любви к Отечеству, какие одному только Русскому народу свойственны. Они, вступая охотно и добровольно в ополчения, в самом скором времени собранные, явили в себе мужество и крепость приученных к браням воинов. Твердая грудь их и смелая рука с такою же неустрашимостью расторгала полки неприятелей, с какою, за несколько пред тем недель, раздирали плугом поля. Таковыми наипаче оказали себя под Полоцком и в других местах Санкт-петербургские и Новгородские дружины, отправленные в подкрепление войск, вверенных Графу Витгенштейну. Сверх того из донесений Главнокомандующего и других генералов с сердечным удовольствием видели МЫ, что во многих губерниях, а особливо в Московской и Калужской, поселяне сами собою ополчались, избирали из себя предводителей, и не только никакими прельщениями врагов не были уловлены, но с мученическою твердостью претерпевали все наносимые ими удары. Часто приставали к посылаемым отрядим НАШИМ и помогали им делать поиски и нападения. Многие селения скрывали в лесах семейства свои и малолетних детей, а сами вооружась и поклявшись пред Святым Евангелием не выдавать друг друга, с невероятным мужеством оборонялись и нападали на появляющегося неприятеля, так что многие тысячи оного истреблены и взяты в плен крестьянами и даже руками женщин, будучи жизнью своею обязаны человеколюбию тех, которых они приходили жечь и грабить. Толь великий дух и непоколебимая твердость всего народа приносят ему незабвенную славу, достойную сохраниться в памяти потомков. При таковых доблестях его, МЫ вместе с православною Церковью и Святейшим Синодом и Духовенством, призывая на помощь Бога, несомненно надеемся, что есть ли неукротимый враг НАШ и поругатель Святыни не погибнет совершенно от руки России, то по крайней мере по глубоким ранам и текущей крови своей почувствует силу ее и могущество. Между тем почитаем за долг и обязанность сим НАПИМ всенародным объявлением изъявить пред целым Светом благодарность НАШУ и отдать должную справедливость храброму и благочестивому народу Российскому. Дан в Санкт-Петербурге в 5-й день месяца ноября в лето от Рождества Христова 1812, Царствования же НАШЕГО во второенадесять.

На подлинном собственною ЕГО ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА рукою написано тако:

А Л Е К С А Н Д Р.

Печатан в Санкт-Петербурге при Сенате ноября 4 дня 1812 г.

В Духовную Консисторию Высочайший манифест 3 ноября прислан был только 11 декабря. В этот же день он был заслушан в общем присутствии консистории, каковая определила: отправить Господу Богу о здравии и благополучии Его Императорского Величества и всего Августейшего Дома и за одержанные над врагами победы благодарственный молебен с коленопреклонением и целодневным звоном[14].

Кроме того об отправлении молебнов предложено и всем церквам и монастырям.

Но радостное событие это для некоторых послужило предметом несчастий. В нашем собрании документов имеется как раз один такой случай по доносу диакона села Дядькова Алексея на иерея того же села Петра Максимова в неотправлении им благодарственного молебствия.

Начались суд да дело. 9 января 1813 год иерей Петр Максимов был вызываем в консисторию к вопросу по этому делу[15], но чем оно закончилось неизвестно.

Большею торжественностью отпраздновано в г. Рязани взятие союзными войсками Парижа.

Граф Растопчин, письмом из Москвы от 17 апреля 1814 года по этому поводу писал Рязанскому губернатору:

"Милостивый Государь мой Иван Яковлевич.
Провидение Всевышнего, избрав Великого Государя нашего на избавление Европы, даровало Ему после многократных побед совершенное торжество над злодеем рода человеческого оружием под стенами Парижа доброделью над народом французским.
"Я поспешаю уведомить ваше превосходительство о сем всерадостнейшем событии, препровождая у сего экземпляры полученных мною известий о занятии Парижа.
"С истинным почтением имею честь быть Вашего Превосходительства покорнейший слуга Граф Растопчин. Москва 17 апреля 1814 г. № 113"[16].

Торжественный молебен с возношением благодарения Господу Богу, даровавшему победы над неприятелем, за коими последовало и занятие Парижа, был отслужен самим преосвященным Феофилактом 22 апреля, в день Преполовения, в которое, благодаря крестному ходу на Трубеж для освящения воды, бывает особенно большое в церкви стечение народа[17].

18 мая 1814 года снова воспоследовал Высочайший Манифест о заключении с Францией мира. Снова были отслужены во всех градских соборах и церквах с вечера соборно всенощное бдение, а на другой день по литургии и по прочтении Манифеста при народном собрании благодарственное Господу Богу молебствие с коленопреклонением и целодневным звоном, а в сельских церквах тоже совершено в первый воскресный или праздничный день.

При этом объявлено: не читать более в церквах при священнослужении о победе на супостаты молитвы[18], установленной Св. Синодом 15 июля 1812 года[19].

Народные торжества по случаю избавления от неприятеля закончились изданием Манифеста 30 августа 1814 года, которым устанавливалось ежегодное в день Рождества Христова празднование за избавление отечества от лютого и сильного врага и кроме сего объявлялись всему народу "облегчения" в разных статьях.

Названный Манифест гласил:

"Божиею Милостью, МЫ, АЛЕКСАНДР ПЕРВЫЙ, Император и Самодержец Всероссийский и прочая, и прочая, и прочая.

Объявляем всенародно:

Долговременное отсутствие из отечественной страны наводило сердцу НАШЕМУ тяжелую скорбь, которая при всех успехах и благополучных делах не преставала НАМ сопутствовать. Единое то служило НАМ утешением, что МЫ многотрудное и громоносное оружие СВОЕ не для тщетной славы толь далеко от пределов земли НАШЕЙ несли, но как для ея собственной чести и безопасности, так и для спокойствия всей Европы. Бог, неизреченною своею милостью, вознаградил НАШЕ терпение и труды. Он сокрушавшуюся о чадах своих Россию обрадовал возвращением их в недра ее с миром и славою, никогда не чувствовали МЫ толь великого блаженства, как при вступлении в пределы благословенной области НАШЕЙ, куда несли Мы сердце, исполненное любовью к достойному оной народу НАШЕМУ, и где встречены были всеобщим усердием и радостью. Ныне, хотя постановление и устроение дел в Европе для общего всех народов успокоения и требует отбытия НАШЕГО из России, но сие отбытие, уповаем на милость Божескую, будет уже не долговременное и с полным окончанием внешних дел возвратит НАС к беспрепятственному попечению о внутреннем Государства НАШЕГО благе. Между тем в ознаменование тех взаимных чувствований на любви благодарности и благополучии основанных, которые Мы днесь вкушаем, и в сохранение памяти беспримерного единодушие и ревности, увенчанных от руки Всевышнего толь знаменитыми происшествиями, возжелали Мы учредить и постановить следующее:
I. Для принесения Всемогущему Богу теплых и усердных молитв за избавление Державы НАШЕЙ от лютого и сильного врага, и в прославление в роды родов сего совершившегося над НАМИ промысла и милости Божией постановляем МЫ ежегодное празднование в день Рождества Христова; о чем с подробнейшими объяснениями дан будет Святейшему Синоду особый указ.
II. Священнейшее духовенство НАШЕ, призывавшее пред Алтарем Всевышнего теплыми молитвами своими благословение Божие на Всероссийское оружие и воинство, и примерами благочестия ободрявшее народ к единодушию и твердости, в знак благоговения к вере и любви к Отечеству, да носит на персях своих, начиная от верховного пастыря включительно до священника, нарочно учреждаемый для сего крест с подписью 1812 года.
III. Победоносное воинство НАШЕ, которого храбрость и прежде, даже и в самые отдаленнейшие времена, всему свету была известна, и которое ныне новыми подвигами своими не токмо Отечество свое, но и всю Европу спасло и удивило, да вкусит сладкую награду в душе и совести своей. Всякое иное возмездие не сравнится с делами его и доблестью, но МЫ однакож в знак памяти содеянного им великого происшествия желаем ознаменовать оное особою учрежденною для него медалью, с изображением на оной года и числа вступления в Париж, також надеемся, что продолжение мира и тишины подаст НАМ способ не токмо содержание воинов привесть в лучшее и обильнейшее прежнего, но даже дать им оседлость и присоединить к ним их семейства.
IV. Благородное Дворянство НАШЕ, верная и крепкая ограда Престола, ум и душа народа, издревле благочестивое, издревле храброе, издревле многократными опытами доказавшее ничем ненарушимую преданность и любовь к Царю и Отечеству, наипаче же ныне изъявившее беспримерную ревность щедрым пожертвованием нетокмо имуществ, но и самой крови и жизни своей, да украсится бронзовою на Владимирской ленте медалью с тем самым изображением, каковое находится уже на медали, учрежденной на 1812 год. Сию бронзовую, крепости духа их сообразную медаль, да возложат на себя отцы или старейшины семейств, в которых, по смерти носивших оную, остается она в сохранении у потомков их, яко знак оказанных в сем году предками их незабвенных заслуг Отечеству. Впрочем МЫ несомненно уверены, что хотя дворянство в необычайную нынешнюю войну сильно пострадало и претерпело великие убытки, но приобретенная им истинная и неувядаемая слава исцелит раны его, утешит в скорби, умножит еще более должную и справедливую гордость быть Россиянином и увеличит заботу и попечение его о благосостоянии вверенных ему Богом и законами достойных любви его домочадцев; воздержность же от роскоши матери пороков и хозяйственное домостроительство источник изобилия спокойствия и чистоты нравов вознаградит сторицею все претерпленные расстройства и убытки.
V. Именитое купечество, принимавшее во всеобщей ревности и рвении знатное участие, да примет из уст НАШИХ благоволение и благодарность. В ознаменование же тех из них, которые принесли отличные и важные заслуги Повелим МЫ рассмотреть оные и по представлении вознаградим ихь тою же бронзовою, о какой выше упомянуто, медалью на ленте ордена Святыя Анны.
VI. Почтенное мещанство и крестьяне, которые трудолюбием своим извлекают из земли первоначальную для всех пищу, из среды коих исходит воин на защиту отечества, и которые в самое грозное время самолютейшей войны показали дух православия, верности и мужества, едва ли когда имевший пример в бытописаниях; крестьяне, верный НАШ народ, да получит мзду свою от Бога. Мы же в отраду понесенных ими трудов и претерпений извещаем, что как войска НАШИ из запасов достаточно пополнены, так что состоят ныне в сугубом против того числе людей, в каком состояли при начале войны, то не токмо на нынешний год, но уповательно и на предбудущий или более останутся они без набора рекрут, между тем МЫ предполагаем и ожидаем несомненно, что они в наставшее после жестокой брани мирное и спокойное время, пребывая верны долгу и званию своему, умножат прилежание свое к сельским трудам и ремесленным промыслам и тем исправят нанесенные неприятелем разорения. Господи, молю Тя, да сбудутся с ними словеса пророка твоего Давида: "Бразды Твоя упоятся и жита Твоя умножатся; поля Твоя исполнятся тука, овцы будут многоплодни и волове Твои толсти; удолия умножат пшеницу, пустыни возвеселятся и холмы радостию препояшутся". Тако да взыщет их милость Твоя. Со стороны же человеческого попечения в удовлетворение всякой нужде и недостатку их правительство о казенных крестьянах приложит старание доставлять им возможные пособия; что же принадлежит до помещичьих крестьян, то МЫ уверены, что забота НАША о их благосостоянии предупредится попечением о них господ их. Существующая издавна между ими, Русским нравам и добродетелям свойственная связь, прежде и ныне многими опытами взаимного их друг к другу усердия и общей к Отечеству любви ознаменованная ее оставляет в НАС ни малого сомнения, что с одной стороны помещики отеческою о них яко о чадах своих заботою, а с другой они, яко усердны домочадцы, исполнением сыновних обязанностей и долга, приведут себя в то счастливое состояние, в каком процветают добронравные и благополучные семейства.
VII. Наконец сколь не велики были в толь огромную и тяжкую войну государственные расходы, однакож МЫ при толико радостном и благополучном окончании дел не можем удержаться от поспешения изъявить народу НАШЕМУ не исходящую никогда из мыслей НАШИХ готовность ко всевозможному тягостей его облегчению; почему и даруем ему разные льготы и милости в нижеследующих статьях состоящие:
1) Обращая внимание НАШЕ на потерю в людях от нашествия неприятельского, и признавая по справедливости платеж за убылых людей тем паче тягостным, что случилось сие в первый год новой ревизии, Повелеваем во всей ИМПЕРИИ сделать новую перепись народа о чем Государственному Совету и заготовить к подписанию НАШЕМУ указ.
2) Из подушной подати с крестьян и поселян казенного ведомства разных наименований, равно и с крестьян удельных и помещичьих, все недоимки по 1 января 1813 года, остающиеся в недоборе и поныне не взысканные, равно и штрафы по оным наложенные по Манифесту 1811 года мая 15 дня, простить и более не взыскивать.
3) Таковые же недоимки из оброчной подати с казенных крестьян и поселян разных именований не взыскивать.
4) Недоимки и штрафы с торгующих крестьян за производство торгов и промыслов, купечеству присвоенных по Манифесту февраля 11 и указу 29 декабря 1812 года без установленных свидетельств, за весь 1812 и 1813 год простить и все следствия и дела по оным производимые уничтожить.
5) Все недоимки в процентном сборе с помещичьих доходов, по добровольному их объявлению, учрежденном Манифестом 11 февраля 1812 года, и по сие число не внесенные за 1812, 1813 и 1814 годы, равно и штрафы за неподачу объявлений в срок, сложить и производящиеся по сему дела предать забвению.
6) В тех губерниях и уездах, кои наиболее претерпели от нашествия неприятеля и от бывшей в Новороссийском краю заразительной болезни, не взыскивать и за 1813 год недоимки подушного сбора с крестьян казенных и помещичьих, с мещан и вольных, также процентных денег с купеческого капитала.
7) Недоимка в сборе единовременной, Манифестом 11 февраля 1812 года учрежденной пошлины с чаю, в пределах ИМПЕРИИ уже находившегося яко тягость главнейше падающая на Московское разоренное неприятелем купечество, слагается и уничтожается.
8) Всякого рода взыскания по делам казенным или уголовным долее десяти лет продолжающиеся и кои в течении такового времени не кончены оставить, и есть ли по подобным делам где содержится кто в тюрьме, то немедленно освободить.
9) Взыскания по казенным недоимкам с умерших, падающие на их наследников, уничтожаются и предаются забвению.
10) Людей по казенным долгам более 5 лет в тюрьме содержащихся, и заплатить не могущих, простить и освободить.
МЫ надеемся, что и частные люди при том общем и радостном торжестве, последуя примеру НАШЕМУ, уступят из взысканий своих к облегчению и освобождению тех, кои в темницах за неуплату им долгов страдают.
11) Начеты казенные и другие такие же упущения и утраты, ежели они неумышленны и простираются не более двух тысяч рублей, простить.
12) Положенные по делам штрафы, кои до сего времени не взысканы, уничтожить.
13) Содержащихся под стражею в пошлинных в казну деньгах по истцовым делам, есть ли где таковые окажутся, простить и освободить.
14) По корчемным и соляным делам содержащихся под стражею всех освободить, по учиненным об них приговорам исполнения не делать и всякие по сим делам взыскания и начатые следствия оставить.
15) Всякого рода и звания военным людям, крестьянам и прочим обывателям, отлучившимся из Отечества, жилищ и команд их самовольно, даруем прощение, буде пребывающие внутри России возвратятся от сего числа в течении года, а из иностранных земель в течении двух лет.
16) Всех, находящихся ныне под следствием и судом по разным местам чивовников и всякого звания людей по делам, не заключающим в себе смертоубийства, разбоя и грабежа, учинить от суда и следствия свободными.
17) Преступников, содержащихся ныне под стражею и осужденных уже к торговой казни и ссылке в каторжную работу, освободить от казни, сослать токмо в работу; кои же осуждены к телесному наказанию с отсылкою на поселение или в крепостную работу таковых послать без наказания.
18) Распространяем Всемилостивейшее прощение на всех вообще соделавших по сей день преступления, не подвергающие их по законам лишению жизни, хотя бы за безгласностью и следствий об оных начато еще не было.
19) Напоследок в главнейшем и почти всецелом числе верноподданных НАМ народов к сожалению находим МЫ некоторое, но к утешению весьма малое число заблудших людей, из которых иные от страха и угроз неприятельских, иные от соблазна и обольщений, иные же от развратных нравов и худости сердца забыв священный долг любви к Отечеству и вообще к добродетели пристали к неправой Богу и людям ненавистной стороне злонамеренного врага; сих по мере вины их правосудие долженствовало бы наказать; но МЫ при столь благополучном и радостном всего света торжестве, уступая гласу вопиющего в НАС милосердия, Даруем им без всякого изъятия всеобщее прощение, вследствие которого Повелеваем во всем пространстве области НАШЕЙ всех по сим обстоятельствам взятых, сосланных, или иным каким образом задержанных, освободить, також имения или имущества их по сему случаю конфискованные, или иным каким образом под надзор взятые и по сие время удерживаемые по прежнему владельцам их возвратить, и все следствия над ними пресечь, и никаких притязаний к ним не делать, словом поставить их в то состояние, в каком находились они прежде до впадения в сию вину, которую МЫ Всемилостивейше прощаем и предаем забвению в надежде, что сие препобеждение милосердия НАШЕГО над правосудием приведет их в полезное для них раскаяние и что они впредь беспорочностью жизни своей изгладят из памяти людской те свои поступки, которые лишали их драгоценнейшаго для человека преимущества уважения благомыслящих людей.
Дан в Санкт-Петербурге в 30 день августа месяца в лето от Рождества Христова 1814 г. Царствования же НАШЕГО в четыренадесятое.

На подлинном подписано собственною ЕГО ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА рукою тако:

А Л Е К С А Н Д Р.

Печатан в Санкт-Петербурге при Сенате августа 31 дня 1814 года.

Вместе с Манифестом прислано было особое Высочайшее повеление на имя министра, дополняющее некоторые статьи Манифеста. Оно гласило:

"Господину Министру Юстиции.
В дополнение некоторых статей Манифеста, сего числа изданного, повелеваю объявить правительствующему сенату к исполнению:
1) Что установленные для дворян в ознаменование 1812 года бронзовые медали на Владимирской ленте должны быть носимы в петлице.
2) Что распоряжение о беглых должно быть сделано на основании Манифеста 6 мая 1779 года и указа Сената 31 января 1788 года, то есть, предоставить всем без изъятия беглым как военного, так и гражданского звания, кто из за границы в определенный срок к ближайшему начальству явится, полную волю избрать род жизни, вступать в военную службу, возвращаться на прежние жилища, записываться по городам, или селиться на назначенных для того местах: помещичьих же людей, кои по сему дозволению в службу вступят или припишутся в казенное ведомство, зачитать владельцам за рекрут при будущих наборах. Относительно же беглых, не бывших за границею, но проживавших внутри государства, то они, получая прощение в винах ими содеянных, должны обращены быть в то состояние, куда принадлежат.
8) В сложении разного рода взысканий и начетов казенных сообразоваться с указом, данным бывшему генерал-прокурору Самойлову 2 сентября 1793 года, дабы не были почитаемы подходящими под статьи сии неплатежи по откупам, подрядам и тому подобным делам.
4) Прощение по корчемным и соляным делам разуметь не для одних только уличенных в корчемстве, но без изъятия и для тех, кои по делам сего рода подпали под суд и взыскание, как изъяснено то было в повелении, объявленном Правительствующему Сенату 26 февраля 1802 года.
5) В сложении начетов и утрат казенных до двух тысяч рублей руководствоваться положением Правительствующего Сената 1801 года и считать подлежащими к сложению сему как те начеты, кои при первоначальном открытии были превосходнее сей суммы, но за уплатою соделались уже менее, так равно и те, кои хотя при начале открытия своего были гораздо превосходнее двух тысяч рублей, но расположением на разные лица учиненным не превышают на каждом из них двух тысяч рублей.
6) При исполнении 16 статьи Манифеста, под названием грабежа, разуметь и лихоимство. Наконец
7) что под 8 статью Манифеста не должны подходить дела такого рода, по которым не представлены еще отчеты в отпущенных кому-либо казенных суммах.

На подлинном собственною ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА рукою подписано тако:

А Л Е К С А Н Д Р.

Санкт-Петербург Августа 30 дня 1814 года.

Из Рязани Манифест этот был отправлен для обнародования 18 сентября 1814 года во все присутственные места к лицам места занимающим, при чем в указах, посылаемых в земские суды и городничим добавлялось, что если у кого из них содержатся такие люди, которых должно уже наказать по приговорам кнутом или плетьми, сослать в каторжную работу, а некоторых на поселение, то в сем случае поступили бы согласно 17 статьи Высочайшего Манифеста[20].

25 октября месяца 1814 года значится по входящему реестру канцелярии губернатора поступившим указ Сената о составлении и представлении в Сенат списков о дворянах, на коих возложить следует медали[21].

Но 27 декабря 1814 года поступил новый указ по 1-му департаменту о доставлении в Сенат немедленно списков о старших в дворянских семействах, на коих следует возложить медали[22].

Более года шла работа канцелярий об этих медалях, так как только в декабре месяце следующего 1815 года пришел в Рязань новый указ Сената о раздаче дворянам бронзовых медалей, установленных Всемилостивейшим Манифестом 30 августа 1814 года[23].

Примечания

  1. Не отмечено на бумагах и числа поступления и номера входящего. Очевидно, бумаги были совершенно секретными.
  2. Яковом Рязанский ry6epнатор Бухарин назван ошибочно. Его звали Иван Яковлевич.
  3. Из дела канцелярии Рязан. губ. "о действиях Российской армии, начальнику в 1812 году".
  4. Так в печатном экземпляре, но вероятно нужно читать холодным оружием.
  5. На этот раз имя и отчество Рязанского губернатора Бухарина названы правильно.
  6. "Дело о действиях Росс. армии, начавшихся в 1812 году". Письмо от 8 окт. 1812 г. № 174.
  7. Объявления эти помещены на стр. 74 - 76 1-й части сего труда.
  8. Дело "о действиях Росс. армии", стр. 13.
  9. Там же, стр. 12. Отнош. губернатора от 10 окт. № 6900.
  10. 2) Там же, стр. 14. Отнош. арх. Антония от 11 окт. 1812 г. № 4338.
  11. Там же, стр. 18 и 24. Под второю бумагою от 12 января 1813 г. подполковник Скобелев называет себя начальником отделения гвардии.
  12. Манифест напечатан в 1-й части сего труда на стр. 92 - 94.
  13. Дело Егорьев. предв. двор. об изъявлении всему российскому народу благодарности за верность к престолу в разсуждении неприятеля. 26 ноября 1812 года.
  14. Архив Рязан. дух. конс. Журн. консист. 1812 г. 11 дек.
  15. Арх. Ряз. дух. кон. Журн. консист. 1813 г. за янв. месяц.
  16. Дело о действиях Росс. армии, стр. 36.
  17. Там же, стр. 46. Письмо преосвящ. Феофилакта к губернатору от 21 апреля 1814 г. № 88 на письмо губернатора от 19 апреля того же года за № 1614.
  18. Сведения эти заимствованы из указа консистории настоятелю Ольгова монастыря от 23 июня 1814 г. за № 2571.
  19. См. о сем на стр. 545, ч. 1 сего труда.
  20. Дела Егор. предв. двор. Указ. Ряз. губ. правл. от 18 сент. 1814 г. № 15950.
  21. По вход. реестр. указов Сената значится под № 57.
  22. По вход. реестр. указов Сената значится под № 74.
  23. Там же, 1815 г, № 67.

Рязанская губерния в 1812 году преимущественно с бытовой стороны. Материалы для истории Отечественной войны.

0
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте