Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Мы все в долгу перед Рязанской землей. (Продолжение третье).



Какие же были наши предки, населявшие Рязанский край два столетия ранее, похожи ли мы на них? Ответы на эти вопросы можно найти в книге «Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального штаба. Рязанская губерния». Составитель М. Баранович. СПБ 1860 г.

Исследование жителей в физическом, нравственном и гражданском отношениях

а) исследование физических свойств жителей

Великорусская порода обитателей Рязанской губернии, отличающихся вообще хорошим ростом, крепким сложением, красотою типа и оживленностью движений, больше всего проявила своих достоинств в жителях Рязанской стороны и, в особенности прибрежных Оке селений. Выгодное положение этих местностей вблизи Москвы и на судоходной реке, способствуя развитию прибыльной промышленности, благоприятствует довольству жителей, а вместе с тем их физическому процветанию. Население Степной стороны не столь росло, крепко и красиво, как Рязанской, и причиною тому образ жизни степняка-земледельца, живущего безвыходно в семье своей, среди однообразных и трудных полевых работ и в тесной курной избе, наполненной людьми и домашними животными. От этого в жителях степной стороны уже нет той развязности и живости, которыми отличаются их промышленные соседи, но зато в них развиты более нравственные достоинства. В Сапожинском уезде тип мордвы еще проявляется местами, хот и слабо, и потому эта часть губернии, относительно физических достоинств своих жителей уступает прочим местностям. Женское население Спасского уезда в особенности отличается стройностью форм, тонкостью и миловидностью очертаний лица.

б) исследование нравственных свойств жителей

Образ жизни, имея первенствующее влияние на физическое развитие народа, отражается и на нравственных свойствах. Ничто не способствует так патриархальной чистоте нравов, как простая жизнь земледельца. Живя постоянно в семействе, среди сельских занятий, земледелец, если и отчуждает себя, через знакомство с многими лучшими условиями жизни, зато так же его не касаются пороки той ложной цивилизации, которой бывают проникнуты обыкновенно его собратья промышленники.

Необыкновенная простота жизни и совершенное незнание лучших ее сторон, не допускает в жителях Степной стороны и вообще земледельческих уездов развития многих природных качеств. От этого они мало хлопочут об улучшении своего быта, терпеливо снося лишения жизни, часто очень суровой. Жилища, пища и одежда их носят характер какого-то скучного однообразия, безвкусия, тесноты и прочих неудобств. От этого же сложился и характер степняка – земледельца, обыкновенно неповоротливого, неловкого, сбивчивого в понятиях и туго объясняющего себе значение вещей и предметов. За то на долю степных жителей досталось много нравственных достоинств. Они отличаются кротостью и тихостью нрава, прилежанием и гораздо менее крестьян промышленников имеют дурных наклонностей. Впрочем, следует сказать, что все исчисленные недостатки рязанского крестьянина земледельца отнюдь не врожденные, а проистекают только от образа жизни его. Тот же неповоротливый и бестолковый степняк, в других лучших обстоятельствах жизни, скоро усваивает другие привычки и наклонности, уясняет свои понятия и в нем является сметливость, удаль и другие неотъемлемые качества великороссиянина.

Жители Мещерской и части Рязанской сторон живут совершенно под другими условиями. Недостаток земли и ее бесплодие не манят их к работам земледельца, и они избрали себе другие средства существования. Близость Москвы, судоходная река, обилие лесу и другие, столь же выгодные условия их местности открыли обширное поприще предпринимательства и сметливости русского человека. Предоставив заботы о земледелии и вообще о домохозяйстве немногим членам своего семейства и даже женщинам, одни из них целыми партиями расходятся по разным далеким и близким сторонам, другие же занимаются на домах различными более или менее искусственными ремеслами. Ясно, что подобный образ жизни, если с одной стороны способствует развитию природных качеств крестьянина и знакомит с разными, неизвестными дотоле, сторонами жизни, то, с другой стороны сильно вредит нравственности необразованного еще народа.

Рязанский крестьянин промышленник скоро даст узнать себя. Он боек, словоохотлив, сметлив и удал, любит щегольнуть своей одеждой, речью и занятием, заботиться об удобствах в жилье и пище, наряжает свою жену и вообще у него денег, так и довольства более чем у крестьянина – земледельца. Конечно, что самая степень этого довольства соизмеряется с личными качествами промышленника и со свойствами того промысла, которым он занимается. Но этот же самый крестьянин промышленник, находясь беспрестанно в сношениях и в зависимости от людей разного звания, образования и нравственности, усваивает их привычки, наклонности и пороки и предает их детям своим. Находясь в разлуке с семейством иногда по целым годам, он отвыкает от него, так что в самых денежных его выгодах очень часто не участвует семья, им оставленная в селении. Таким образом, если с одной стороны жизнь промышленника развивает в нем достоинства великорусской натуры, и делает его изворотливым в приискании средств, деятельным и предприимчивым, то с другой стороны, она увеличивает и его недостатки. Равнодушный к своему семейству, он становиться равнодушным и ко всему остальному и беззаботность укореняется в нем в высшей степени. Удаль превращается в буйный разгул, а сметливость, ловкость и смелость принимают часто безнравственные направления.

Итак, в самом различии быта населения Рязанской губернии кроются причины тех особенностей нравственных, которые резко отличают земледельческую часть губернии от промышленной. Общие же нравственные свойства жителей Рязанской губернии те же, что в прочих великоросских губерниях, та же религиозность, или вернее набожность, сильно развитая в простом народе. Крестьянину не в полнее понятна сущность догматов православной церкви, но страх Божий сильный и постоянный сопровождает его везде. Он удерживает его от дурных намерений, точно так же как, Промысел божий служит ему утешением в тяжкие дни невзгод. Повиновение властям и доверие к обществу суть так же отличительные его свойства. Говоря правду, примеры ослушания и неповиновения довольно редки, и случаются более как вынужденные чрезмерными требованиями или вследствие недоразумений. Крестьянин вполне доверяет обществу, среди которого живет, зная, что оно не обманет его, но в иных случаях жизни смотрит на многое подозрительно и недоверчиво, и в этом, конечно нельзя упрекать русского человека, по природе доброго и простодушного.

Семейная любовь отличается патриархальной простотой. Силы ее скрыты притворной суровостью и равнодушием, и не любят обнаруживаться ни в каких проявлениях нежности. Этот недостаток нежности гибельнее всего отражается на воспитании малолетних детей, их которых многие делаются его жертвами. Раздоры в семействах не редки и всегда происходят от женщин, от их мелочных интриг, соперничества и зависти.

Совершенно справедливы добрые слова о гостеприимстве русского крестьянина, об его хлебосольстве, о том уважении, которое он питает к обычаям своих предков, к различным религиозным и другим обрядам и верованиям. ….

Вот те добрые начала, которые явственно обрисовываются в натуре рязанского крестьянина. Несмотря на низкую степень ее духовного развития, начала эти затемнены суевериями, предрассудками, беспечностью и укоренившимися во многих случаях правилами безнравственности. Нужны большие усилия, чтобы очистить эти добрые начала от грубой коры, которой они покрыты и чтобы сообщить им правильное направление и скорейшее развитие.

Похожи ли мы на них? Скорее всего и да и нет.

5
Рейтинг: 5 (2 голоса)
 
Разместил: Мелединский    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте