Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
 

Предложения

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Агрономические заметки, составленные при обзоре сельского хозяйства в Рязанской губернии



(Содержит краткое описание имений: "Спешнево" Николая Петровича Шишкова, Данковского у., "Песошня" Александра Ивановича Кошелева, Сапожковского у., "Андреевское" — Алексея Петровича Мосолова, Сапожковского у., "Лакаша" Александра Ивановича Коломина, Спасского у.)

Спасибо пользователю dpopov за перевод материала в текстовый формат!

ЗАПИСКИ ЛЕБЕДЯНСКОГО ОБЩЕСТВА СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА ЗА 1854 год.

Часть вторая

«Благонамеренный труд всегда являет пользу».

***

I. АГРОНОМИЧЕСКИЕ ЗАМЕТКИ, СОСТАВЛЕННЫЕ ПРИ ОБЗОРЕ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА В РАЗНЫХ ОКРУГАХ РЯЗАНСКОЙ ГУБЕРНИИИ.

Д. Ч. П. Н. Соколова

ОТДЕЛЕНИЕ ПЕРВОЕ.

О СПОСОБАХ К УСТРАНЕНИЮ БОЛЕЕ ГЛАВНЫХ НЕДОСТАТКОВ В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ.

Посвятив летнее время хозяйственному обзору разных округов, составляющих Рязанскую губернию, мы старались подметить все то, что в каком-либо отношении обращало на себя наше внимание и казалось интересным, а более всего заботились вникать в те недостатки, от которых зависит главным образом неудовлетворительное состояние Сельского Хозяйства большей массы наших земледельцев.

Держась той мысли, что только местное дознание нужд хозяйственных и личное исследование разных его запросов может навести наблюдателя на истинные меры, служащие к улучшению хозяйства, мы старались следить за трудом земледельца во всех его действиях и проявлениях.

Как облегчить труд земледельца и сделать его более прибыльным? Вот что составляло цель наших наблюдательных исследований, при обзоре сельского хозяйства Рязанской губернии.

С другой стороны, мы имели в виду, личным ознакомлением с условиями и требованиями хозяйства, приобрести возможность представить хозяевам мало опытным в деле земледелия, верные указания для практической их деятельности и навести их на местные средства, служащие к улучшению их хозяйства и вообще домашнего их быта.

Вот виды, коими мы руководствовались в своем агрономическом путешествии и при составлении предлагаемых заметок.

Представляя плоды и опыт трудов своих на благорассмотрение Общества, мы льстим себя отрадною надеждою, что труды наши, как выражение любви нашей к агрономии, не лишены будут интереса в глазах Общества, деятельно заботящегося об улучшении отечественного Сельского Хозяйства.

Говоря вообще, Сельское Хозяйство большей массы наших земледельцев не сделало никаких успехов; оно то же самое, каким было прежде. Отрадные явления в видах его улучшения очень редки - их можно усмотреть только в экономиях некоторых помещиков. Вся же масса земледельцев держится еще старинных обычаев и занимается земледелием по примеру своих отцов и дедов. И это не удивительно. Не видя обязательных примеров улучшенного хозяйства и не имея верных указаний на средства устранения местных недостатков, земледелец, естественно, во всем действует так, как он поступал прежде.

Чтобы дать нашим исследованиям по этому предмету более ясности, мы будем рассматривать состояние хозяйства по разным его отраслям. И прежде всего, бросим взгляд на скотоводство; потому, что скотоводство служит повсеместно краеугольным камнем благосостояния и преуспеяния земледелия. Без движения скотоводства не возможен успех и в земледелии - этом главном промысле наших хозяев.

1. Скотоводство в Рязанской Губернии.

Скота мало, скот дурен - вот картина скотоводства почти во всех уездах нашей губернии.

Вникая в причины неудовлетворительного, а по местам жалкого, состояния скотоводства, нельзя не видеть, что более главные из них суть: а) плохое помещение; b) скудное содержание скота и с) самый небрежный уход за ним.

Само собою понимается, что скотские помещения, какие теперь находятся повсюду, вовсе не соответствуют требованиям правильного содержания скота. Хлева часто раскрыты, со скважистыми дырявыми стенами, хлева, существующие в иных местах в виде навесов, забранных только с наружной стороны плетнем, такие хлева, естественно составляют первую препону к хорошему содержанию скота. Скот во время осени, подвергаясь в них всевозможным климатическим переменам, терпит еще более зимою, когда температура в них вполне уравнивается с надворною. Да и весною, представляя лужи навозной жидкости и дождевой воды, подобные хлева - гибель для скота.

Итак, первым шагом, при улучшении скотоводства, должно быть улучшение помещений скота. Хорошо устроенные хлева дадут возможность хозяину накопить и сберечь большие массы навоза. В таких хлевах при прочих благоприятствующих условиях, скот будет содержим, сообразно с потребностями своей натуры, а потому от него можно будет получить и большие выгоды.

В материалах для устройства хлевов нет недостатка. Во всех уездах материал под руками; стоит приняться за дело и это поведет к рациональному хозяйничанью. В тех округах нашей губернии, где совершенный недостаток в лесных материалах, например в Данковском, Скопинском, Пронском, Раненбургском, Ряжском и отчасти Сапожковском уездах, хлева могут быть устраиваемы самые удовлетворительные из глины с соломою. Превосходный пример в этом отношении представляют скотские помещения, устроенные А. И. Кошелевым в Дехтяных Борках и А. П. Мосоловым в селе Андреевском, Сапожковского уезда. Хлева, ими устроенные из глиносоломенного кирпича, прочны, теплы, а главное - дешевы и как нельзя более соответствуют требованиям правильно содержимого скотоводства. Считаем здесь необходимым высказать главное, относительно их устройства.

1) Глиносоломенный кирпич производится в хорошую летнюю погоду. Вынимаемая из ям глина, набрасывается в углубление, где, будучи смочена водою, перемешивается с цельною соломою посредством волов.

Перемятая и перемешанная с соломою масса кладется в формы, имеющие до ¾ аршин в длину, при 6 вершковой ширине.

Потом этот кирпич просушивают на вольном воздухе для того, чтобы он не растрескался, посыпают его или песком, или же соломенною резкою. Для просушки, кирпичи сперва кладутся плашмя, а потом ставятся на ребро; после же складываются в клетки; одним словом, в этом случае поступают с ними так, как и с обыкновенным кирпичом, до его обжигания.

Во многих местах для первоначальной просушки кирпича, кладут его под навесы. Высушив кирпич в сухое летнее время приступают к кладке стен хлевов. В достаточных экономиях Фундамент делают из камня, а цоколь возводят из обожженного кирпича. В простых и небогатых хозяйствах, вместо каменного, фундамент можно возводить из глины, утрамбовывая ее самым тщательным образом. На этом-то глиняном фундаменте прямо следует класть стены из кирпича. Стены кладутся на глиняном цементе из той же самой массы, из которой сделан кирпич. Для того чтобы сырость не размывала нижней части стены, непременно нужно обвалить стену внизу глиною, в виде ската, но если в хозяйстве есть хотя малейшая возможность, гораздо лучше нижнюю часть стены возводить из обожженного кирпича или по крайней мере им обложить низ стены. А так как в безлесных местах не редко попадается камень, то для фундаментов и цоколей этот материал даже лучше кирпича. При устройстве хлевов из глиносоломенного кирпича, оставляют требуемое количество отверстий для окон, вставляют при возведении стен оконные колоды, как равно и колоды для дверей. Потом покрывают хлева, стараясь сделать свес крыши наивозможно больший; после того устраивают потолок; и таким образом хлева выходят прочные, теплые и самые пригодные для скота.

Хлева наши, виденные у А. И. Кошелева, до того были сухи, теплы и удобны, что лучшего и желать не оставалось.

Там же в черноземных округах нашей губернии, где попадается камень, а таких мест у нас очень много[1], самые прочные и теплые скотские помещения могут быть возводимы из известкового или булыжного камня на глиняном цементе;

Если эти постройки снаружи и внутри отштукатурить, сделать их с потолком и пригнать в них поплотнее окна и двери, тогда хлева таким образом устроенные будут служить теплым и вообще самым удобным для содержания животных помещением.

Впрочем, для скота можно устраивать помещения и из самого сподручного материала из земли. Для сего потребно сделать углубление в земле, землю выбросить и из нее составить свалы с откосом; на эти свалы земли кладется венец из бревен для укрепления балок и стропил. Чтобы дерево не лежало на земле, под венец подкладываются каменья, или же другие предметы, разобщающие дерево от земли. Таким образом устроенный хлев покрывается покруче и со свесом, и обрывается канавкою, чтобы вода стекала куда нужно и не размывала земли. Если подобного рода хлев устроить с потолком и пригнать получше двери и окна, выйдет помещение теплое, удобное и прочное.

Итак, материал для устройства хлевов, даже в странах безлесных, всегда под рукою: стоит только приняться за дело, чтобы обеспечить свое скотоводство самым главным приличным помещением.

В тех странах, где лесные материалы малоценны, скотские помещения устраиваются из бревен или же из хворосту. Последний часто попадается в изобилии и в безлесных местах.

При устройстве бревенчатых построек, нужно возводить их на мху, стараясь тщательнее пригонять бревна одно к другому; делать хлева с потолком; пригонять как можно плотнее дверные и оконные колоды, и тогда хлева будут теплы и прочны.

Что же касается до устройства хлевов из хвороста, то плетневые помещения могут быть столь же теплы и сухи, сколько и из других материалов возводимые. Если стены сделать из двойного плетня, промежуток между плетнями укласть соломою, мхом, или другими тому подобными предметами, и если при том обмазать плетневые стены глиняным цементом, перебитым с соломою и коровьим пометом, то стены так устроенные будут сберегать теплоту, даже лучше бревенчатых или кирпичных. Нижнюю часть стен должно обложить снаружи кострикою и потом землею, которую укласть скатом, дабы дождевая вода не размывала цемента. В таких хлевах устраиваются и потолки из плетня, обмазываемого тем же цементом или, что еще проще, потолок делается из жердей, на которые наваливается толстый слой соломы или мха. Вот задача, при устройстве хлевов из того или другого материала, состоит в том, чтобы стены и верх хлевов представляли совершенную преграду для внешних атмосферных влияний.

Что же произойдет от устройства рекомендуемых нами хлевов?

1) Скот будет совершенно защищен от вредных влияний непогоды и холодов.
2) Зимою потребует менее корма; ибо известно, что в холодное, морозное время, большая часть корма служит к усилению животной теплоты.
5) Для сельского хозяина тогда представится возможность искусственного подготовления кормов. Таким образом, в теплых помещениях можно во время поздней осени, давать корм, состоящий из соломенной резки, слегка посыпаемой мукою и в смешении с корнеплодными растениями.
4) Не будет нужды, зимою, брать молодых животных в избы, а потому наши поселяне от недосмотра не будут лишаться молодых животных, которые так часто теперь от холода погибают, и главное, крестьяне освободятся от сожительства с животными.
5) Представится возможность употреблять и обращать большие массы подстилочных материалов в навозы, и самые навозы получать в более сочном состоянии и спелые.
6) Только при хорошем устройстве хлевов, можно заниматься молочным хозяйством, там, где это прибыльно. Ибо употребление питательного пойла, усиливающего отделение молока возможно зимою, только в теплых помещениях.
7) Содержание скота повсюду в нашей губернии самое неудовлетворительное. В зимнее время, в большей части хозяйств, главным продовольствием для коров, овец и лошадей служит озимая и яровая солома; и только изредка скотине приходится пользоваться более питательным кормом - мякиною и половою. Очень естественно, скотина находясь на таком корме, в состоянии только сберечь свою жизнь, о приращении в весе и о полезных продуктах от животных и толковать нечего.

Последствием столь скудного содержания бывает то повсеместное почти явление, что, с наступлением весны, скотина выходит на пастбища в заморенном и исхудалом виде. Наши земледельцы, поэтому самому, считают скотоводство необходимым злом, содержат скот только для навоза. Но сколько их расчеты в таком случае ошибочны и убыточны, это всего яснее можно понять из следующих указаний агрономии. Достоинства навозов, по ее замечаниям, находятся в прямом отношении к качеству корма. Плодопроизводительные начала туков, получаемых от животных, на основании физиологических законов, суть те же самые, которые находятся в потребляемом корме.

Итак, уже это одно, что от употребления соломы на корм, получается навоз богатый содержанием только древесины и кремнозема, навоз малостоящий, - обязывает сельского хозяина позаботиться о лучшем продовольствии скота.

Незавидно также и летнее содержание скота. Когда заказываются луга, в это время большею частью приходится скоту бродить на голом пару, а с распашкою оного, пастись по выгонам, которые еще беднее парового поля.

Посему вопрос, каким образом обеспечить свой скот достаточным продовольствием, составляет предмет особой важности, потому в особенности, что в настоящее время, вследствие увеличения народонаселения, скотоводство представляется спасительным средством для успехов в земледелии.

Способы устранения зла могут состоять, во-первых, что повсюду, где только встречаются дурных качеств луга и болота, все эти места должны быть приведены в угодья ценные и доставлять корм скоту питательный. Как этого достигнуть, увидим в статье «о луговодстве».

Во - вторых, при устройстве хороших скотных и на зиму теплых помещений, будет возможность наивыгоднее обращать в корм вещества молотильные – например, разных родов солому, грубое сено и. т. п. предметы. Солома и грубое сено, будучи разрезаны на части, в виде резки, перемешаны с небольшим количеством сена и корнеплодных растений, слегка смочены и посыпаны овсяною, ржаною или виковою мукою, доставляют корм во всех отношениях пригодный для скота - здоровый и питательный. При совершенном недостатке в лугах, земледелец очень легко может иметь хотя не большое количество сена и от искусственных посевов (и об этом речь также будет ниже).

Опыты над содержанием скота, произведенные известными практиками в деле хозяйства, как за границею, так и у нас, ясно показали, что для одного только поддержания жизни коровы потребно в день употреблять сено или другого равного ему по питательности корма, на каждые 100 ф. живого веса 1⅓ ф. и столько же потребно производительного корма, когда мы желаем получить что-нибудь от животного на пользу своей экономии. Поэтому, можно содержание домашних животных, когда на долю коровы едва ли приходится двойное, сравнительно с означенным, количество соломы, которая по питательности в 3 и даже 4 раза уступает сену. Итак, чтобы животное было содержимо с пользою, необходимо подумать о более удовлетворительном содержании его. При неимении сена, должно стараться недостаток питательности в соломе заменять мукою, дабы получить от скота более прибыли. Это дает возможность, в особенности в южных наших округах, где хлеб никогда не доходит до высоких цен, обращать хлебные зерна в капитал более стоящий.

Что же касается летнего продовольствия скота, то первое, на что повсюду требуется обратить внимание - это улучшение выгонов и более правильное пользование ими.

Действительно, сколько нам приходилось видеть, выгоны представляют убитые пастбища, служащие вовсе не для насыщения скота, а скорее для сгона в то время, когда скоту в других местах не дозволяется ходить. Впрочем, по различию выгонов, и меры к их улучшению и наивыгоднейшему ими пользованию должны быть разнообразны.
1) Там, где выгоны расположены на низинах и зарастают обильно травами, там стравливание выгонов должно быть производимо последовательно, дабы скотина надолго могла находить на них безбедное продовольствие.
2) Выгоны, состоящие из хорошей производительной земли, но от времени неправильного пользования сделавшиеся задерневелыми, бедными, требуют возобновления. Что достигается распашкою их. От разработки задерневелый слой обращается в производительные тук, что, по разработке, выгоны покрываются обильною растительностью. На первый год, по разработке, выгоны обращают в поля; обыкновенно снимают два или три хлеба самых ценных, и углубив почвенный слой, по яровому, наконец, засевают ту или другую траву; пригоднее всего для выгонов смесь из злаков с белым клевером.
3) Выгоны возвышенные, сколько это возможно, должны быть обращаемы в поля, и на место их должна быть отводима земля более потная. При невозможности же это сделать, возвышенные выгоны нужно отнять купами деревьев скоро растущих и удобрять изредка компостами, по предварительной разработке их боронами с ножеобразными зубьями.
4) Там, где летнее продовольствие скота, по недостатку лугов и других угодий, чрезвычайно стеснено, всего лучше завести полевую систему с двумя парами, из коих один должен быть травяной, а другой чистый. Эта система будет выгодною и в отношении земледелия. На паровом поле, которое следует за яровым, можно сеять многолетние и однолетние травы. Само собою понимается, что в первом случае посев трав производится по яровому. Скотина, находя продовольствие на чистом паре, по взмете оного, переходит на другое паровое поле, когда на сем последнем скошены уже травы.
Что же касается ухода за скотом, то обыкновенный уход, повсюду почти замечаемый, нимало не сообразен ни с природою скота, ни с экономическим видами от его содержания. 1-е) Воспитание молодых животных самое противоестественное, чему доказательством служит то обстоятельство, что большая часть их умирает. Сельский хозяин должен однажды на всегда усвоить ту истину, что от воспитания главным образом зависит то или другое состояние скота в будущем. Теленок, хорошо развившийся вследствие правильного ухода за ним, будет впоследствии крепким животным. Наоборот, слабое животное в молодости, останется таковым же и впоследствии. А потому непременно нужно телят отпаивать молоком от 4 - 6 недель и потом заменять этот корм хорошим сеном и питательным пойлом. Впрочем, так как в наших хозяйствах, от выпаивания телят, большая их часть пропадает, вследствие небрежности ухода за ними, поэтому при заведении теплых помещений, всего лучше воспитывать телят припуском их к матерям. В особенности, этот способ воспитания телят должен быть введен там, где молочные скопы малоценны, и уход за скотом заглазный.
2) При обыкновенном уходе за скотом, решительно не обращается внимание на чистоту при его содержании. Больно видеть варварское обращение крестьян со скотом. Летом он принужден проводить ночи в грязных хлевах; в сырую осень хлева в собственном смысле представляют лужи и болота; зимою извержения скотские часто образуют особого рода навески на шерсти животных, или же обращаясь в комья, представляют ложе хлевов как бы усеянным каменьями. Возможно ли, при таком не естественном содержании, чего-либо ожидать от животных? А потому летом, а особенно весною и осенью, необходимо стараться доставлять скоту достаточное количество подстилки. Это кроме пользы для скота, будет приносить выгоды земледелию. Ибо скотские извержения, оставляемые в хлевах летом, весною и осенью, дают возможность накопить большие массы тука превращением в навоз разных подстилочных материалов. Мы положительно убедились в том, что если бы наши земледельцы поболее заботились о накоплении навозов в летнее время, они получали бы их несравненно более.
3) Размножение животных представлено самой природе. Решительно нигде крестьяне и не думают сообразоваться при этом с полезными указаниями рационального хозяйства. Обыкновенно животные начинают плодиться прежде, чем достигнут полного формирования; от сего получается приплод слабый и болезненный; и порода с каждым поколением становится все слабее и хуже. А потому, обыкновение вместе содержать молодых животных - самцов и самок повсюду должно быть устранено, как вредное и служащее к порче и без того бедной, обыкновенной нашей породы скота. Заметим при этом, что бычки и коровы могут быть годными к случке, не ранее как на 3-м году, при хорошем содержании; при скудном воспитании эта пора годности к размножению должна быть определена только в три года. Сверх того, при размножении животных, желая улучшить породу должно стараться избирать для того лучших животных, отличающихся требуемыми качествами. Этим способом, с течением времени, значительно можно улучшить местную породу скота[2].

К уходу за крупным рогатым скотом относится и сбережение его от падежей.

Падеж крупного рогатого скота составляет самое ужасное зло для наших хозяйств. Во многих местах хозяева решительно отказались от разведения крупного рогатого скота. Действительно, не проходит года, чтобы скотская зараза в тех или других уездах не уничтожала большей части скота. Так, в нынешнем году, падеж свирепствовал с необыкновенною силою в уездах Данковском, Сапожковском, Ряжском и Рязанском. Несчастие, раз постигшее хозяина, часто совершенно разоряет его, лишает его капитала, который заключался в скоте, а землю урожаев. В Данковском уезде, по словам тамошних хозяев, совершенно нет возможности более содержать крупный рогатый скот, по соседству со скотопрогонным трактом. Итак, нельзя ли, хотя сколько-нибудь, ослабить это пагубное и разорительное зло мерами, доступными сельским хозяйствам?

Можно, и очень можно - вот положительный наш ответ на счет этого предмета. С соболезнованием выслушивая о гибельном опустошении, производимом скотскою чумою, мы всегда дивимся, когда узнаем, что в местах, где свирепствовала зараза, не весь еще скот вымирает. Более всего в распространении гибельной моровой язвы виноваты сами хозяева, которые своим нерадением и какою-то безрассудною апатиею ко всем мерам, признанным в таком случае полезными, еще более содействуют распространению зла. «Уж если быть беде, она будет» - вот тупой и бессмысленный отзыв, который не редко приходится слышать от крестьян, перед приближением заразы; но когда опустошительная зараза и губительная язва пообчистит стада, тогда хозяева утешают себя одним: «видно так угодно Богу - прогневили Его!»

Итак, вместо беспечности пусть крестьяне последуют тому, что говорят здравый рассудок, опыты многих просвещенных хозяев, и тогда скотская чума далеко не будет столько опустошительна.

I. В местах близких к скотопрогонным трактам пусть хозяева вместо крупного рогатого скота, занимаются разведением лошадей и овец. Коневодство и овцеводство в южной нашей полосе могут быть самыми выгодными статьями скотоводства.
II. При содержании крупного рогатого скота, найдено полезным в видах предохранения скота от заразы, употреблять в корм скоту поваренную соль. На каждую штуку рогатого скота, в месяц, достаточно употребить от 1 - 2 фунт.
III. Пред появлением заразы, непременно нужно разделить свой скот на несколько отделений, партий или стад и сберегать их в разных местах. Но эта мера положительно необходима при появлении болезни.
IV. При открытии болезни, всех собак должно держать на привязи, ибо ни что так не может распространить заразу, как собаки.
V. Буде в стаде окажутся подозрительные, невеселые животные, непременно их отделить, прежде, чем болезнь в них обнаружится.
VI. Отнюдь не должно посещать тех мест, где зараза появилась, или, по крайней мере, стараться быть, как нельзя более, осторожным.
VII. Когда в стаде появился уже падеж, в это время здоровую скотину совсем должно удалить от зараженной, содержать ее на дворе, если позволяют обстоятельства, или же где-либо вдали от выгонов и обыкновенных скотских пастбищ.
VIII. Павших скотин немедленно же должно сжигать или же рубить на части, перекладывать золою и известью и закапывать землею, огораживая место, куда они зарываются, плетнем, дабы собаки не могли отрыть падали. Мирские общества и сельские начальства должны обращать особое внимание на это обстоятельство, ибо ничто так не распространяет заразы как шкуры. Хотя законом строго воспрещается снимать шкуру с павших чумных животных; за всем тем, злоупотребления почти повсеместны. Корысть или неведение закона в низшем классе людей производят то, что в крестьянском быту шкуры со скота снимаются повсюду, где только нет строгого за этим присмотра.
IX. Всем здоровым животным мазать каждодневно рога, лоб, хвост, крестец дегтем с чесноком; это найдено полезным. потому что тогда животное носит, так сказать, с собою свою собственную атмосферу, противную миазме.
X. Поить здоровый скот серною кислотою (купоросным маслом) или соленою кислотою (acid. muriaticum), разведенными в воде, полагая по ложке на ведро воды.
Одним словом, все зло происходит от несоблюдения полицейских мер. Поэтому, остается желать, чтобы наши хозяева ознакомились с узаконениями, касательно предупреждения скотских падежей. Все узаконения об этом предмете находятся: в своде уставов благочиния, с уставе Медицин. полиции, разделе шестом, «о мерах к пресечению скотских падежей» главе первой и приложении к статье 1396-й. Итак, полезно бы было:
XI. Если бы сельские священники, по любви своей к пастве и по заботливости о благосостоянии своих прихожан, поставили себе в обязанность наставлять, по праздникам на мирских сходках, своих поселян в важности и необходимости вышеозначенных узаконений. И, кроме того,
XII. В помещичьих экономиях и в экономических селах завести сходки, где бы по нескольку раз прочитываемы были эти узаконения.

Падеж скота составляет бедствие столь разорительное для хозяйства и гибельное для отечественного земледелия, что стоит серьезно подумать об этом предмете и принять надлежащие меры.

2. Луговодство.

Кажется, излишне говорить о важности лугов для земледелия. При обыкновенной трехпольной системе, луга составляют главную основу успехов скотоводства. И однакож, эта хозяйственная истина далеко не понимается так нашими хозяевами.

Самые прибыльные луга, какие встречаются по течению больших рек, находятся в незавидном состоянии; во многих местах, при совершенном недостатке в лугах, решительно не обращают внимания на болотные и топкие места; в северо-восточных округах, где малейший участок луговой земли должен бы иметь большую ценность, приходится часто видеть кочкарники или бесплодные непроходимые топи. Вообще, кажется, ни одна хозяйственная статья не находится у нас в таком жалком опущении, в каком представляется повсюду луговодство.

Постараемся же сообщить способы, при помощи коих можно восставить луговодство на высшую степень доходности. Для большей ясности в исследовании сего предмета, рассмотрим состояние лугов в разных полосах нашей губернии.

В северо-восточных округах нашей губернии, куда принадлежат уезды: Касимовский, Георгиевский, Спасский, Рязанский и Зарайский (последние два уезда местностями, лежащими по левую сторону течения Оки) - повсюду почва песчаная, а потому здесь в особенности луга более, чем где либо необходимы для полеводства. И однакож, здесь во всей полосе, за исключением мест, прилегающих к Оке, хороших лугов нигде нет. Обширные болота и непроходимые топи - вот луговые угодья северо-восточной полосы. За неимением хороших лугов, земледельцы принуждены бывают продовольствовать свой скот болотным и боровым сеном. А отсюда можно судить и о степени состояния скотоводства в тех местах.

Чтобы иметь достаточно сена в боровых местах, для сего, прежде всего, должно расчищать лесные низины, зарастающие порослью; по расчистке стоит только их вспахать, перепарить распаханную дернину гречихою или картофелем, репою; а потом, засеяв их многолетними травами, можно иметь отличный, самый доходный луг.
2) Там, где скашивается боровое сено, всегда должно к уборке сена приступать, как можно ранее, когда травы большею частью, еще находятся в цвету, иначе, перестояв, трава дает жесткое, грубое и малопитательное сено.
3) На болотах повсюду могут быть заведены хорошего качества луга. Этого достигнуть можно следующим образом:

Прежде всего, нужно осушить болота. Способы осушения могут быть разнообразны, смотря но разнообразию болот. Если болотные луга имеют покатость, в таком случае по ключевым местам требуется провести накопную канаву, из коей вода посредством отводной канавки удаляется, куда следует. Если болото с двух сторон окаймлено возвышенностями, так что с них вода, во время весеннего таяния снегов, идет на болото и насыщает его; в таком случае, по бокам низины нужно сделать по канавке, дабы не допустить извне притекающей воде затоплять болота и эту воду провести в накопную или отводную канаву. Когда излишняя влага будет удалена, болото осядет и верхний слой просохнет, тогда нужно, во время осени или лета, пустить огонь, который уничтожит все накопленное временем, все остатки болотной растительности и кроме того мшарник, клюковник и всю болотную древесную поросль. Обыкновенно, после этой операции, на другой год появляется трава, состоящая из мелкой осоки и небольшого количества хороших злаков. Этой травы не должно скашивать, а всего лучше оставить ее до будущего лета и тогда же сжечь ее. Вторичное выжигание, уничтожая прошлогоднюю траву, с тем вместе истребляет и самый верхний слой болота. Таким образом, болото освобождается от кислот, обогащается минеральными веществами и вследствие этого покрывается хорошею луговою растительностью, для скорейшего появления коей, полезно по выжженному болоту разбрасывать семена луговых трав или даже труху. Между тем, в это время по осушенному и выжженному болоту разбрасывается земля, вынутая из канав, земля, которая к той поре уже успевает придти в состояние удоборазлагаемое.

Но заметим притом, что в боровых местах осушение болот представляется иногда делом решительно невозможным, вследствие отсутствия вместилищ, куда бы можно спустить воду. Часто болота со всех сторон окружены бывают возвышенностями, или же идут на далекие протяжения, так что или по соприкосновению прав других владельцев или по причине трудности провести на далекое пространство канаву, чтобы спустить воду, осушены быть не могут. Однакож в таком случае, осушение болота, хотя и составляет дело трудное, все же не невозможное. Именно: в первом случае, стоит только ложбинообразное болото окружить канавою, дабы не допустить воду с возвышенностей заливать или затоплять болото; за этим нужно крестообразно провести по болоту две канавы, с небольшим углублением к центру болота, на месте соединения этих двух канав, еще более углубить их и расширить, тогда в самом центре болота образуется прудик, куда вода будет собираться, и где она будет испаряться. Прудику дают форму тазообразную, дабы испарение сильнее совершалось. Если болото в несколько десятков десятин, тогда, по направлению перекрестных канав, делают также прудики, т.е. углубляют и расширяют в некоторых местах обыкновенные канавы. Вследствие искусственного скопления влаги в прудиках, происходит то, что эта влага, постоянно испаряясь и убывая, открывает вместилище для воды, вновь собирающейся от окружности болота. А потому, при этой методе осушения, окружность, как и большая часть болота осушается, тогда как самая средина болота пресыщается влагою.

Этот же способ осушки болот прилагается к делу и в другом случае. Тогда нужно отрезать свое болото от верхнего соседнего поперечными канавами, и потом уже, по средине болота, вести с углублением канаву до самого конца своего болота. По протяжению этой канавы делаются с откосами прудики и к главной канаве, именно к прудикам, проводятся потом боковые канавки, также с прудиками. Вот способы осушки ложбинообразных болот, как и тех, которые тянутся на большее протяжение и где следовательно невозможно бывает вести спускную канаву по экономическим и другим обстоятельствам, - способ, изведанный нами в практике с полным успехом.

Примечание. Описание наших способов выручки болот в боровых местах и обращения их в хорошие угодья помещено в Записках Лебедянского Общества Сельского Хозяйства за 1852 год. Выше было сказано, что в северной полосе Рязанской губернии, там, где протекает река Ока, по всему протяжению этой реки, раскинуты в большом количестве поемные луга. Здесь сенной промысел составляет наивыгоднейшую спекуляцию хозяев. Окское сено идет на барках в Москву и на продажу в Рязань и другие города, арендуется жителями черноземных округов, стравливается скотом гуртовщиков и прочее. Вообще полоса губернии, примыкающая к Оке реке, самая богатая лугами. Однакож и здесь луговодство не в цветущем состоянии. И здесь, как и в других местах, луговодство находится в натуральном своем виде.

Постараемся сообщить меры, служащие к более прибыльному пользованию поемными лугами и таким образом открыть возможность хозяев наивыгоднейшей выручки от луговодства.

1) За поемными лугами решительно нет никакого ухода. Луга немилосердно убиваются скотом, еще в первые дни, по слитии воды, и от сего на таких лугах получается травы менее. И если потом настает продолжительная весенняя засуха, убитые возвышенные луговины оказываются голыми. Поэтому, когда луга еще не прочахли, решительно не должно на них пускать скота. И в особенности, в первую пору, по сбытии воды, возбраняется пасти скот на возвышенных луговинах. Очень рано выбитая трава редко возрождается, в особенности при засухе. Гораздо лучше весною, по просушке лугов, пасти скот на потных равнинах, где от этого впоследствии получается трава и в большем количестве и в лучшем виде.
2) На поемных лугах очень много встречается возвышенных мест, где трава родится плохо, и доходы с таких мест ничтожны. Чтобы и отсюда получить большее количество сена, для сего должно сберегать древесную поросль на таких местах, и за неимением ее, стараться покрывать их купами кустарных деревцев (напр. ивняка). Ни что так не усиливает растительности на возвышенных и покатых луговинах, как умеренное отенение их. Равным образом, за правило должно поставить, - с первовесенья беречь их от вытравливания.
Если возвышенные луговины таковы, что то и другое средство недостаточно, чтобы сделать их более прибыльными, тогда остается их распахать и разрыхлить на значительную глубину. Это одно часто возобновляет луга, если они имеют грунт земли доброкачественный. Если же грунт хорошей луговой земли мелок, тогда распашку лугов, осенью, должно располагать в поперечном потокам разливающейся воды направлении, делать притом свалы земли, и все это для того, чтобы остановить и собрать, как можно более ила. Этим средством мы привели в состояние хорошей производительности самые высокие луговины и с мелким растительным слоем. Но так как в хозяйствах, по левую сторону реки Оки, земли очень мало, и земля притом песчаная; по этому всего прибыльнее возвышенные бесплодные луговины обращать в поля. На разработанных иловатых поемных почвах всегда можно получать большие урожаи хлебов, и притом каждогодно.
Способы разработки таких луговин и правила наивыгоднейшего пользования ими для земледелия подробно нами сообщены в Записках Лебедянского Общества Сельского Хозяйства за 1855 год.
3) Во многих местах в особенности вблизи селений, луга от времени неправильного пользования ими, до того задерневели, что даже в самые благоприятные годы не дают хороших укосов. Средства к их возобновлению состоят в временной их распашке; при чем дернина, разлагаясь, доставляет утучняющее вещество лугам, а самые луга, быв разрыхлены на значительную глубину, роскошно потом покрываются растительностью.
4) На поемных лугах кочкарников повсюду очень много, и никто не думает об их уничтожении; тогда как здесь-то и могут быть заведены самые прибыльные луга, приносящие, даже в сильную засуху, богатые укосы трав.

Способы к искоренению кочек, смотря по разнообразию их, не одинаковы. Описание этих способов, а равно и дальнейшая разработка кочкарников сообщены нами Обществу по поводу решения вопроса об уничтожении кочек (смотри в Записках Лебед. Об. Сел. Хоз. за 1854 год) ответ по луговодству. А равным образом способы обращения кочкарников описаны также нами в жур. Моск. Об. Сел. Хоз. в № 8 1854 года.

Теперь посмотрим, в каком состоянии луговодство в черноземных округах нашей губернии. Здесь лугов вообще очень недостаточно. Луга встречаются здесь только по течению рек и речек и в оврагах. Но их очень мало в черноземных округах. Проня, протекающая по Михайловскому и Пронскому уездам, Ряса в Раненбургском, Ранова, Мостье и Хупта в Ряжском, Машка и Пара в Сапожсковском, Дон и Вязовня в Данковском, вот все более замечательные речки. И однакож, здесь картина луговодства еще печальнее, чем в северной полосе.
1) Большая часть лугов пропадает под сыростью — топи и болота.
2) Кочкарники повсеместны даже там, где решительно ощущается недостаток в лугах.
3) Во многих местах самые лучшие низины под порослью.
4) Луга здесь вообще малопроизводительны, что происходит от постоянного убивания их скотом, при недостатке в других пастбищах.

Что касается осушки лугов в черноземных округах, то здесь эта операция в высшей степени производится легко и удовлетворительно, ибо удаление воды представляется всегда возможным, по соседству рек, речек и ручьев. Здесь болотные луга и мшарники, большею частью, обязаны бывают преизбытком сырости ключам, пробивающимся близь подошвы полей, окаймляющих луга; а потому, где таковые ключи будут замечены, там стоит только перенять близь подошвы возвышенностей эти ключи и провести воду в речку или ручей, болото обыкновенно становится сухим. Равным образом, когда луг страдает преизбытком влажности от притока ее с около лежащих местностей, в таком случае также нужно перенять эту влагу окруженными канавами и провести, куда следует.

Когда болота или мокрые луга будут осушены тем или другим способом, и когда они уплотнятся, осядут, тогда непременно нужно вспахать их, перегноить поднятый пласт, потом разборонить и засеять травами.

Луга в черноземных округах почти повсюду покрыты бывают кочками. Уничтожение их должно быть производимо таким же точно образом, как об этом сказано было выше. Срубленные кочки всего лучше складывать в кучи, чтобы они скорее перегнили и разложились. И если при этом кучи перекладывать золою, известью или навозом, тогда из кочек образуется тук самый питательный и плодородный. Этот тук может быть с пользою употреблен как для осушенных лугов, так и для тех лугов в виде компоста, которые сделались от времени бесплодными. При сем не можем не навести хозяев еще на одно важное употребление тука из кочек. Этот тук может доставить высокую производительность обедневшим в силах производительности полям; им можно, сверх того, улучшить почвы тяжелые и легкие, относительно физических их недостатков.

Да нам часто приходилось видеть вблизи кочкарников самые бедные земли; и насколько бы можно усилить производительность этих земель материалами, находящимися под руками? В особенности полезные действия тук из кочек может оказать на почвах бедных, глинистых и песчаных.

Там же, где луга от постоянного утаптывания скотом, сделались совсем непроизводительными, средство к их исправлению, к усилению их производительности состоит в их распашке; при чем задерневелый слой перегнивает, почва разрыхляется на значительную глубину. Обыкновенно этим средством луга совершенно возобновляются.

3. Земледелие.

Река Ока, протекающая по Рязанской губернии, разделяет всю губернию в сельскохозяйственном отношении на две полосы, совершенно различные по качеству земли, относительно земледельческой деятельности и самого быта жителей. Места, лежащие по левую сторону Оки, на Северо-восток, состоят из песчаных земель и далее на Север, к границе Московской и Владимирской губернии, имеют вполне характер боровых. При бедности земель и при недостатке[3] их, естественно, здесь жители, кроме земледелия, принуждены бывают снискивать себе пропитание и другими средствами: вот почему в северной полосе Рязанской губернии, земледелец более, чем в других местах промышленник. Таким образом, в этой полосе жители занимаются - гонкою смолы, дегтя, обжиганием угля, перевозкою леса, обработкою лесных материалов - деланием кадок, ушатов, чанов, плотничеством и пр. Кроме того, в этой полосе развиты и промыслы, свойственные соседним губерниям, откуда дух промысловых занятий в особенности перешел в Егорьевский и Зарайский уезды: тканье нанки, миткаля и плиса, бердичество, фабрикация сукон и. т. п. Места же соседние с Окою рекою усвоили себе отхожую промышленность - занимаются бурлачеством. Округи же губернии, лежащие по правую сторону Оки, представляют совсем другой характер в земледельческом отношении. Самые южные округи, коими Рязанская губерния примыкает к Тамбовской, отличаются преимущественно земледелием. Здешние жители, при обилии земель и по отдаленности от мест сбыта или рынков, все время года проводят в земледелии, обработке земледельческих произведений и в доставке их, куда следует. Поэтому-то в этой полосе собственно промысловых занятий нет и быть не может: ибо все время посвящено земледелию; что же касается средней полосы, то здесь также главным занятием жителей служит земледелие, и если где заметны промысловые предприятия, то они такого рода, что существенно относятся до земледелия. Впрочем, жители этой полосы более имеют свободного времени, чем их соседи, степняки земледельцы, и потому многие из них, в особенности в свободное от земледелия время, отправляются на заработки в Московскую губернию и другие места.

Почва в северной полосе Рязанской губернии.

Песчаные почвы, как они попадаются в северной полосе, отличаются своим бесплодием. Излишняя рыхлость их, бедность органическими материалами - вот главные недостатки этих земель. Итак, вопрос: как усилить производительность почв песчаных, представляется предметом особой важности для земледельцев северной полосы, тем более потому, что земледелие здесь составляет самое прибыльное занятие, в следствие постоянно выгодного запроса на все земледельческие произведения. Чтобы решить этот вопрос наиполезнейшим образом для наших хозяев, мы считаем необходимым указать на следующие меры: 1) жители северной полосы, после указанных нами способов, относительно выручки лугов, могут иметь достаточное количество сена, а потому и содержать достаточно скота.
Таким образом, хорошо удобряя землю, они могут получать и с малого количества полей сильные урожаи; ибо песчаные почвы, при сильном утучнении, дают богатые жатвы хлебов, и других сельскохозяйственных растений.
2) Навозы для почв песчаных, преимущественно относительно улучшения их физических свойств, должны отличаться своею сочностью, мягкостью и содержать подстилку в полуразрушенном состоянии. А потому, при накоплении навозов в хлевах, жители боровых мест должны поставить себе за правило выстилать ложе хлевов болотною землею или листом, дабы сберечь навозную жидкость, которая и производит сочность в навозах и самые навозы в боровых местах должны быть доводимы до того состояния, при коем они отличались бы своею спелостью.
3) При недостатке навозов, северные земледельцы имеют неистощимый запас органических материалов, самых пригодных для улучшения почв легких, в болотной земле. Эта земля, будучи сложена в кучи, подвергаясь влиянию атмосферических деятелей, преимущественно зимних холодов, образует материал самый полезный и пригодный для подмеси к навозам. Теперь при удобрении песчаных земель одним навозом, действие последнего бывает кратковременно; тогда же, когда навозы будут перемешаны с землею, образуется тук медленнее или, точнее, умереннее разлагающийся.

4) В боровых местах, для увеличения полевой запашки, должно стараться выручать из-под лесной поросли в особенности те места, которые составляют переход от песчаных площадей к болотам. Здесь обыкновенно выручаются угодья, самые ценные, богатые содержанием легкого чернозема, а главное - потные. Здесь и при малом удобрении, можно получать богатые урожаи хлебов. Если выручаемые места будут очень потны и даже сыры, в таком случае достаточно бывает провести несколько канавок или же даже расположить пахоту загонами, свалами.

Сноски:

  1. Так камня очень много в Данковском уезде, в особенности по течению Дона. В Михайловском, Пронском и Ряжском уездах каменоломни находятся по течению реки Прони. Главным образом, Рязанский и Зарайский уезды очень богаты также камнем.
  2. При невозможности выбрать хороших породных животных из домашней породы, должно позаботиться на стороне приобрести хотя хорошего производителя, который бы происходил тоже от местной, но улучшенной породы. Подобные животные попадаются часто в городах.
  3. Так как в этой половине губернии удобной земли очень мало, - по ведомству Министерства Государственных Имуществ, в северной полосе на душу приходится до 2 ½ земли, и притом земли бесплодной; то это самое отдаляет жителей от земледелия и заставляет их по необходимости приобретать хлеб из черноземных округов.
Агрономические заметки, составленные при обзоре сельского хозяйства в Рязанской губернии
5
Рейтинг: 5 (1 голос)
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте