Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
 

Предложения

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

К истории города Скопина



Коростелев В.А.

Дополнено и исправлено 9.10.2013 года.

Согласно легенде, свое название город Скопин получил от птицы скопы, которая вила гнездо на вершине сухого исполинского дуба, торчавшего возле оврага. Овраг тянулся с востока на запад вдоль будущей южной окраины Скопина. По преданию, скопа имела такую громадную силу, что одним взмахом крыла могла убить человека, после чего с жадностью пила его дымящую кровь. По другой легенде название своё селение получило от скопа разбойников, обитавших в этих местах. Ещё одну версию происхождения названия города выдвинул известный ученый-географ П. П. Семенов-Тян-Шанский. По его предположению сюда бежали и здесь скапливались жители разоренных татарами русских колоний на Дону. Следующая версия также увязывает название города со словом «скопляться». Якобы в этих местах скапливались (концентрировались) войска накануне Куликовской битвы. Есть версия происхождения названия города от древнерусского личного имени Скопа или фамилии Скопин. Последнее предположение как-то лежит на поверхности и безвестный автор описания города в 1826 году, не удержавшись, написал, что « по изысканиям департамента о вотчинах, он принадлежал прежде как степь или как поле, дикое пастбище князьям Скопиным …», но аргументов к этому приведено не было. И наконец, последняя версия - от скопцов - сектантов, проповедовавших «спасение душ» в борьбе с плотью путём оскопления (кастрации) мужчин и женщин. Не будем подробно анализировать каждую версию.[1]

Заметим лишь, происхождение названия города связано с именованием птицы скопой, с однокоренными с ним словами, но не с самой птицей, тем более в контекстах изложенных в легендах и публикациях. Прежде всего, будем исходить из того, что на месте древнего городища или рядом первоначально возник городок, а позднее острожек, через который проходила Ряжско-Рановская засека и время его возникновения относится не к раннеславянскому периоду колонизации юга России (13-15 вв.), когда тотемное происхождение названия городка от птицы могло быть обосновано, как это сделано в статье : Имя птицы (гипотеза о тотемном происхождении названия города Скопин). Телков М. Скопинский вестник. Скопин. 2005. 26 мая, 15, 16 июня. В местности примыкающей к городу, названия селений, рек … раннеславянского характера представлены структурными типами на – ец, -на, -да, гоша, -ва, ья . Этимологически большая часть имен связана со славянской географической терминологией, имеющей праславянские корни; брусна «река с каменным дном», келец «место вырубки леса», «русло реки»…[2]

Другими словами, словообразование Скопин не характерно для 13-15 вв., а относится уже к 16 веку и для выяснения истины надо еще раз обратиться к значению слова скопа, однокоренных с ним слов, этимологии слова «скопа». В Толковом словаре русского языка однокоренной со словом скопа глагол «скопать, скопанный»; означает: что копая, срезать, снести, срезать кочку; от греч. Skapto - рыть, сечь; лит. Skapiи-вырезать что-либо. В Толковом словаре В.Даля также как «скапывать, скопать бугор, сымать, срезать заступом, лопатой, снести, выравнивать место». [3] И почему собственно птицу назвали скопой? Ответ находим в публикации «Значение и этимология некоторых русских названий хищных птиц и сов фауны России». Скопа - … свое название птицы получили за светлую часть оперения верха головы, резко контрастирующую с общим темным фоном спины. Голова птицы как бы «обрита» или «ободрана» (скальпирована) и напоминает тонзуру католических монахов. Эта особенность выделяет скопу и делает ее хорошо узнаваемой среди других хищных птиц. Собственно слово происходит от общеславянского корня *skopiti, который, в свою очередь, восходит к индоевропейскому *(s)kob(h) в значении "скоблить" или "kapoti" - сдирать. В древнейшем славянском языке оно отмечается в варианте skopъсъ (Срезневский, 1893), то есть речь идет о внешнем сходстве головы птиц с головой монахов. [4]

К истории города Скопина

К истории города Скопина

Конечно, город получил название не от птицы скопа, «которая вила гнездо на исполинском дубе», а исходя из находившегося вблизи топонима, то есть места, местности и пр., носившего однокоренное со словом скопа название. Видимо существовала вблизи местность с характерной «залысиной», природной или образовавшейся в результате деятельности человека уже при строительстве острожка. Изначально безлесный или расчищенный от кустарника и леса, «скопанный» перед строительством острожка холм древнего городища, на левом, возвышенном берегу Верды безусловно мог служить к именованию его скопинским с присоединением прежнего его названия Городища – Скопинское городище. Таким образом, версия происхождения названия города от птицы верна лишь в той части, что ее название: скопа имеет корень и тоже смысловое значение со словами скопанный, скопинский . Наши предки были ближе к природе, наблюдение и перенос ранее увиденных животных, птиц , предметов на окружающую местность тонко подмечалось и было по своему оригинально. Например, речка Клешня ( недалеко от Скопина ) – метафорический, народный, географический термин клешня связан со словом клешня «передние ножки раков и некоторых насекомых…». Повторяющий форму природный объект мог также именоваться клешней. Таким образом , термин… - послужил для обозначения оврага или реки расширяющихся у истока или устья. Или название деревни Лопатино, которое упоминается в Ряжских платежных книгах 1629-1630 г.г. Местный географический термин лопата,.. имеет значение «устье оврага, выходящего к реке , и образованный перед ней нанос лопатообразной формы». [5]

Наблюдение такого рода касается села Пупки ( иногда в писцовых книгах Пупок), название, которое оно получило в связи со своим географическим положением , так как оно стояло на возвышенности, а кругом были болота. [6] Доказательством существования до строительства острожка топонима, от которого он получил своё название служит описание дозора Ряжской засеки в период с 1610-1620 г.г., ( Ряжская засека состояла: из Ряжской-Липской, Ряжско-Пустотинской и Ряжско-Рановской засек. Пустотинская засека шла «от реки от Мостьи да по замок Рановские засеки и по речку по Божью Воду..»), а именно Ряжско-Рановской, она «шла от р. Божья Вода мимо следующих селений , рек и урочищ: Петровская слобода, Дмитриевский монастырь, Скопинское городище, с.Волебы, с.Вердерево, с.Поплевино,с.Нагайское, д.Федосова, д.Желтухина, д.Бураково, с.Кувшиново, д.Алетово, с. Корневое, д.Чулкова, с.Городецкое, д.Булыгина, Иванкова, д.Чиркова, слобода Подвислая, д.Княжая, д.Бостынь. д.Хомуцкая, д.Бастыльская, д.Щурова, д.Кучукова, Фофанова слобода, Городенская слобода, Ряжское ямское поле. В своей большей части шла по р. Ранове и встречала реки Чернавку, Верду, озеро Черное («впало в Ранову»), оз. Пятницкое, р.Хвощовку, Луковский враг, р. Песоченку, р.Тьяну, р.Вострик. [7] Очевидно , что запись данного дозора в целом, лишь повторяла ориентиры какого-то уже существовавшего дозорного документа о границе этой засеки в более раннее время, до возникновения городка. В документе ориентир Скопинское городище стоит без наименования его как городка или острожка, в отличие от остальных населенных пунктов, что подтверждает именование в данном документе какой-то характерной местности. К границам на местности, ориентирам дозорные и контролировавшие их должностные лица относились очень строго. Для оберегания дозорных ориентиров засеки правительство держало особый штат должностных лиц, так называемых засечных голов, приказчиков, сторожей и привлекало к охране черты окрестных жителей. В писцовой книге за 1675 года в селе Вослеба значились два двора засечных сторожей. Охранявшие черту окрестные жители по общему порядку должны были сопровождать дозорщиков. Насколько настойчивы были требования можно судить по тому, что иногда одно дерево находилось на ответственности нескольких лиц. Так, около р. Утки на Шацкой засеке была липа, « а та липа вопче д. Петковой да разных помещиков».

На Ряжско- Пустотинской засеке «от реки Мостьи по замок Рановской засеки и по речки по Божью Воду с польской стороны» при дозоре 1663 г. насчитали «граных дерев и ям 115 дерев и с русские стороны Пустотинской засеки от речки от Божьей Воды по замок Липской засеки по речку Улус граных дерев и ям 156 дерев, а меж ими от грани до грани по 100 саж., а поперег тое Пустотинской засеки верст 30 и больши». Аналогичную точность старались соблюдать в дозорных документах относительно населенных пунктов, их расстояния от засечной черты, так по Белевской засеке указывали в начале 17 века, что « на р. Бобрике была башня, изба и конюшня, ничего нет, только знать место» или « полян нет, мест для мельниц тоже нет»,.. «д. Савелково (от засеки с полверсты), д. Боброва (на черте),..с.Халезово (ныне Песковатое, близ черты).[8] В последующих дозорных книгах 1672 и 1676 года ориентир Скопинское городище пропадает , а вместо него значится: « против села Коренева и Скопина города и села Вослебы и села Вердерева …деревни Чулково, всякое лесное з гранями с натесом отведал великий государь к Скопину на великое городовое строение и те скопинские, посадские и всяких чинов люди в тех местах там секут на великое хоромное строение под деревней Чулково …годные леса отданы боярские Василию Федюкину с товарищи». Таким образом , даже со строительством острожка , в непосредственной близости от заметного участка местности - Скопинского городища, он оставался по прежнему ориентиром в дозорных документах еще долгое время . Существование городищ подтверждается раскопками - всего на археологической карте Рязанской земли зарегистрировано 180 пунктов со славянскими поселениями , относящихся к X-XVI в.в., из них 62 городища, остальные неукрепленные поселения , селища. Примеров наименования той или ной местности городищами и селищами , в XIV-XVII в.в., по ранее находившимся укрепленным и неукрепленным поселениям, немало - пустоши: Городищи на речке в Мече в Перевицком стане, Городище в Старорязанском стане, Селинское (Городище, Дерть) на Сежине колодезе в Перевицком стане, Селище верх речки Турандеевки и Селище Лисище Моржовского стана, Часовое Селище Пехлецкого стана.

На карте археологических памятников славянского населения в бассейне среднего течения р. Оки Х-ХVI в., по результатом раскопок в ХХ веке , в пойме реки Верды, наряду с Лихаревским городищем и Мшанским городком, в непосредственной близости от Скопина отмечены древние городище и селище. Причем по результатам раскопок сделанных Н.П.Милоновым , выявлено также городище около Скопина и в восточной его окраине. Поэтому именовать местность Скопинским городищем и соответственно внести это наименование в дозорный документ могли непосредственно как занимаемую современным городом Скопиным возвышенность, так и Лихаревское городище. Вот как описан Н.П.Милоновым данный объект : «Преданий о городище никаких не сохранилось, но о существовании его знают все окрестные крестьяне и оно зовется у них «городок». Не знать «городка» нельзя – нельзя не заметить высокого рельефного мыса, на котором основан «городок», высоко лежащий над речной долиной …С трех сторон «городок» ограничен крутыми обрывами…Высота всего городища над уровнем реки и долины 20 саженей (около 45 метров)». Такой заметный ориентир не мог остаться без внимания. В то же время, сохранилось именование прилагательным скопинская и другой местности - поляны в дозорных документах по Крапивинским засекам: « поляны…Ясная, Долгая, Волкова, Ярцева, Сорокопенья, Головина, Скопинская, Волженская…». Существовала, видимо, прозванная по наименованию уже другой поляны деревня Скопина поляна , в «Чертеже, земель по речке Сменек на границе Елецкого и Ефремовского уезда», относящегося к 17 веку. [9] Конечно и в этих случаях, совсем неправильно думать, что именоваться они стали скопинскими лишь потому, что нам вили гнезда или слетались птицы с аналогичным названием.

К истории города Скопина

Но с другой стороны, следует обратить внимание и на то, что река Верда около Скопина делает крутой изгиб, напоминающий, если смотреть сверху, голову гигантской птицы, а её русло до города и после него повторяет характерный изгиб гигантских крыльев скопы, когда птица находится в парящем полёте в поисках добычи (см.фото). Но ещё большие ассоциации со скопой могли возникнуть при наблюдении с высокого берега реки, на противоположный низкий берег - в месте её изгиба, из-за расчищенного, «скопанного» или скорее изначально «лысого» тогда участка мыса ( вблизи села Старый Келец) . Все это вместе: «лысый», «скопанный» участок на изгибе напоминающий опущенную голову птицы и контуры реки придающей ей сходство с крыльями гигантской скопы, мчащейся навстречу городу с юго-запада, породили в последствие миф, описанный в книге А.И.Алексеева.[10] Река - в виде летящей птицы, как языческого божества, которая в весеннее время при разливе поглощала человеческие жизни и олицетворяла также неминуемые жертвы во время татарских набегов, стремление врага завоевать Русь. Но это всего лишь миф , возникший уже после присвоения городу Скопину его названия.

К истории города Скопина

Сейчас трудно установить, что явилось исходным для названия города: местность, где был непосредственно основан острожек, что было бы логично или прилегающий к реке, также «скопанный» участок. Но следует заметить, что не исключено, что и боярин И.В.Шуйский-Скопа получил своё прозвище из-за характерной прически, залысины или седой пряди волос, похожей на голову скопы.

Какие аргументы могут служить в определении более точного времени основания Скопина? Во второй половине 16 века проводилась политика активного освоения «польской украйны». В 50-е годы здесь были построены крепость Дедилов и Шацк (1553 г.), Болхов (1555 г.) и Ряжск (1557 г.); в 60 – г.г. – крепость Новосиль (1562 г.), Данков (1563 г.) и Орел (1566 г.); в 1578-1579 г.г. – Чернь, перестроены Венев и Епифань, в 1585 г.Воронеж; в 1586 г. –Ливны; в 90-е – Елец (1592-1593 г.г.)…[11]

Кроме того, в 1551 году строится город-крепость Михайлов, Сапожок (1566). Учитывая, что Ряжская Засечная черта образца 1566 года проходила через Сапожок, Ряжск, Скопин до истока реки Верды, [12] возведение этих городов-крепостей должно было осуществляться примерно с разницей в несколько лет, по единому плану, что косвенно подтверждается характером застройки. Скопин располагался на местности аналогично Сапожку, выбор мест для крепости в Михайлове и Скопине также похожи. [13]

Всё это не случайно и потому, что вопросами строительства ведал Разрядный приказ и города, возникшие не по указу, потом переделывались заново на основе сметной росписи и чертежей, присланных из Москвы. Под руководством приказа также осуществлялось выбор места для крепостей. Некоторые города, возникшие в это время, несомненно, в связи с внешнеполитическими планами Ивана Грозного, строились на средства крупных бояр и формально считались частновладельческими : так, новый город Городенск (с 1572 г. называется Веневым) был поставлен в середине 16 века на новом месте взамен разрушенного Венева на средства боярина И.В.Шереметева. В те годы князем И.Ф. Мстиславским была построена Епифань, гарнизон епифанской крепости получал жалование от владельца города. [14] Видимо аналогичным образом со строительством обстояло и в Скопине. В то время большие города крепости возводились в 1,5 – 2 года, а малые города – всего за 2 – 3 недели. [15] К малому городу вполне можно отнести в то время cкопинский острожек.

Владельцем cкопинской вотчины в ХVI веке был боярин Никита Романович Романов (Юрьев-Захарьин), который занимал при Иване Грозном высокие посты в государстве , успешно выполнял царские указы и поручения . Достаточно отметить, что перед смертью царь Иван Васильевич поручил своих сыновей Федора и Дмитрия нескольким приближенным и именитым людям; во главе этих лиц, несомненно, стоял Никита Романович, который, по единогласному указанию современников, занял также первое место и при дворе своего племянника, царя Федора.

Один из последних его постов - назначение в феврале 1574 года, вместо умершего князя М. И. Воротынского, начальником над сторожевой и станичной службой, в то время одной из важных отраслей государственного управления. В 1575-76 гг. линия укреплений на юге государства настолько подвинулась вперед, что в нее поступили уже вновь выстроенные города, а многие прежде существовавшие пришлось укрепить и приспособить к пограничной службе. При Никите Романовиче укрепления и в целом пограничная служба постоянно совершенствовалась. В первые два года царствования царя Федора (1584-1585 гг.) сторожевая служба оставалась без изменений, а с 1586 г., по приговору Н. Р. Романова, линия укреплений выдвинулась в степь до Сосны и устья Воронежа, и решено было выстроить два новых города: Ливны и Воронеж. На южной окраине Московского государства, расширяемой вслед за строительством новых укреплений у него были обширные земли в Калужском , Епифанском, Ряжском, Данковском, Лебедянском и Елецком уездах. Он принадлежал к числу самых крупных землевладельцев своего времени и на его земли, а впоследствии в вотчины его сына, Ивана Никитича, стремились крестьяне, жившие за небогатыми помещиками и вотчинниками, сознавая, что найдут в них заступников и покровителей.[ 16]

Не смотря на то, что первое упоминание о Скопине находим лишь в платежных книгах 1595-1597 г.г.: «В Пехлецком же стану вотчиныя земли за боярином за Олександром да за ево братом за Василием Никитичи Романова городок Скопин на речке на Верде и всего городок да с.Вослеба , да 4д , да 2 починка да слободка; а сошнова списьима полсохи в живущем и пол-полчети сохи, а в пустее полсохи пол-чети сохи», [ 17] можно не без оснований предположить о его строительстве Н. Р. Романовым где-то в период с 1574 по 1584 г.г., когда он заведовал обороной южной окраины Московского государства. Кроме личной заинтересованности в строительстве острожка у него была в это время заинтересованность и родственная. Ряжск в то время принадлежал царской фамилии и строительство скопинского острожка явилось бы усилением Ряжской засеки и очередным подтверждением преданности Ивану Грозному. О времени приобретение самого владения в писцовой книге 1629-1631 г.г. говорится как о старинной вотчине Романовых. Нельзя не заметить, что эти земли могли быть даны во владение Н. Р. Романову в первые годы после замужества в 1546 году сестры его Анастасии с Иваном Грозным. Кроме владений Рязанского архиепископа , смежными, со скопинской вотчиной находились владения князей Вердеревских, в межевой подтвердительной грамоте великого московского князя Василия Ивановича Семену и Василию Федоровичам Вердеревским от 15 марта 1522 года писано: « очиною Верхдеревскою сельцом Докутовским да сельцом Рождественым да деревнею Милолюбью да селищем Выползовым да селищем Дроковым, да селищем Чижевым да селищем Марьиным с пустошми и с луги и с покосы и з дубравами и з бортными ухожеи; та отчина с ыными отчинами и с поместными землями смежна ».

В этой же грамоте дана граница (межа) вотчины Вердеревских и указаны село Вослебы и некая слободка, недалеко от кургана в будущей вотчине Романовых: « …а от врага прямо лесом к липягу , которой из Немировского отрогу вышол, а липяг пошол через Вослебскою дорогу, что ездят ис Пронска к Вослебе к татарской сакме, да сакмою на курган, которой курган стоит полеву сакмы, едучи к слободке, а от кургана через сакму к Осиновому колку, которой стоит у сакмы направе , а от Осинового колка прямо к речке Гремячке...» [ 18] Из этого же документа видно, что татарская сакма проходила практически рядом с селом Вослеба и будущим местоположением скопинского острожка. Прохождение сакмы возле села дало ему и название ( см. значение слова «возле» в словаре В.Даля: - ряз. возле, возля предлог и нареч. подле, близ, близко, около, обапол, вплоть, рядом, вокруг, ниж. возлебок; у, при; требует родительного падежа, а на севере иногда винит.) Это становится еще более очевидным , если открыть дозорные книги засек, где в каждой строке употребляется – возле, возле ямы, возле пня …Эта же грамота замечательна тем, что указывает на отсутствие к 1522 году какого-либо укрепления и селения на месте современного Скопина, так как тогда сама дорога шла к Вослебе, а не к острожку , да и ездили и с Пронска «к Вослебе к татарской сакме» , а не к острожку . Отсутствие упоминаний Скопина в документах сторожевой службы , начиная с приговоров 1671 года подтверждает, с одной стороны, что по сравнению с Ряжском, Шацком и другими городами оборонительных рубежей он являлся в 16 веке небольшим укреплением и именовался лишь как городок и только уже в 17 веке - острожек, служил для укрытия жителей окрестных селений и обороны от ограниченного по численности противника и в течение какого-то времени имел даже одно ограждение. В Ряжской писцовой книге 1629-1631 г.г. писано «за острожком в большом остроге …» , возможно большой острог был выстроен позже.[ 19] Больших острогов, например, на Ряжско-Липской засеке в начале 17 века показано всего два, а в дозоре за 1676 год на Ряжско-Рановской засеке, куда входил Скопин, отмечено «острогов и надолбов и никаких крепостей …нет», следовательно он по-прежнему не считался таковым.[ 20] В гарнизоне острожка было всего «стрельцов, пушкарей и разсыльщиков семьдесят шесть дворов, а людей в них тож…». [21] По количеству ратных людей он уступал Михайлову и Пронску.

Это видно из царского указа 1623 года, где писано: «велено быти ратным людям тамошних городов до снегов», в первом « Дмитрий Беклемишев а с ним детей боярских рязанцов 154 человека; в Пронску Федор Оладьин, а с ним детей боярских рязанцов и казаков, рязанских помещиков 326 человек. Да в тех же городах осадных воевод и с ним служилых и жилецких людей…на Михайлове Иван Гагин, а с ним стрельцов и казаков 659 человек; в Пронску Лукъян Кобяков, а с ним стрельцов и казаков и черкасов 192 человека». В 1629 году в «Сапожке всяких служилых людей: сто семьдесят один человек полковых казаков , да двадцать человек белопоместных казаков, да двадцать два человека засечных сторожей, да четыре воротника …в казне зелья и всяких запасов: два тюфяка медных, нового литья, да три пищали волконейка, а к ним 86 ядер, да пищаль затинная железная, а к ней 45 ядер железных, да в казне зелья 13 пуд без четверти, да полсема пуда свинцу…» Впрочем, количество ратных людей не всегда определяло мощь укрепления, в 1623 году Сапожковский воевода Яков Милославский докладывал: «мая в10 день приходили к Сапожку татары и, быв на Сапожковских полях, пошли от Сапожка опять в степь , а взяли трех человек да пять лошадей отогнали, а по смете их было человек с сорок; да в июле 7 дня снова приходили татары и взяли в полон девять человек, да одного убили и двух ранили и снова ушли в степь; было их человек со сто. В июле же 12 дня опять приходили татары под Сапожок человек с тридцать, а отбить их было некому, потому что в Сапожке какие и есть ратные люди и те безконны и бредут врозь от татарских частых приходов». Государь на его документе пометил: « есть ли у него сторожи и проезды и почему татарове безвестно приходят, и почему… не писал как приходили». В тот же день воеводе была послана грамота, в ней писано: « и ты дурак безумный, худой воеводишка!.. для чего в те поры нам не писал, как татары к Сапожку пришли …». [22 ] Далее идут разъяснения об укреплении города и постановке сторож.

С другой стороны, отсутствия сведений о городке говорит о том, что он безусловно в сторожевой службе занимал подчиненное положение по отношению к Ряжску, находясь в его оперативном подчинении. Задачи гарнизона острожка – стрельцов и пушкарей, кельцовских казаков и местных крестьян ограничивались выполнением сторожевой службы в основном на ближних подступах и ограниченном участке Ряжско-Рановской засеки. Главной же задачей все-таки являлась охрана вотчины от набегов и разграбления татарами. Как сказано в писцовой книги начала 17 века «Да в том селе Келец служилых казаков, которые живут по сторожам - оберегают боярские вотчины от татарских приходов 51 двор». Также это утверждение косвенно подтверждается и тем, что для несения службы на засеке в 1592 году некоторые рядом расположенные селения были переданы в подчинение городу Ряжску, а не Скопину, хотя от последнего находились в непосредственной близости. В 1699 году митрополитом Рязанским и Муромским в письме к Петру I писано: «по указу блаженныя памяти великого государя царя и великого князя Федора Ивановича всея Руси взято из домовых вотчин Пресвятые Богородицы у Преосвященного Митрофана к Ряскому городу новоприборным казакам на реке Верде село Корневое да Подвелемье да село-ж Секирино дрвн Гуменная и село Пупки…»[23]

К истории города Скопина

Выбор места для Скопина был обусловлен: во-первых, наличием татарской сакмы и в этом месте брода – «опасного места» через Верду, где могла переправиться без помех вражеская конница. На изгибе реки существовала отмель, с островами обусловленная резким изменением течения реки. Во-вторых, возможностью далеко просматривать окрестности, в третьих, использованием защитных свойств рельефа местности (возвышенность, реки, болота). В четвертых, расположением города за изгибом русла реки (характерным для 16 века), который относительно не сдерживал развитие города.

Все приведенные события и обстоятельства указывают, что изначально Скопин задумывался как небольшой город – крепость для защиты боярской вотчины в составе засечной черты и возводился в середине семидесятых годов 16 века.

Примечания:

[1] Соболев В. А., Егоров В. Н., Крылов А. Ф. Скопин: Ист.-краеведч. очерки о городе Скопине и населенных пунктах Скопинского района. - Скопин, 1996; Археологическое и статистическое обозрение г. Скопина Рязанской губернии; Б.м., 1826. с.412.
[2] Топонимия Ряжской засечной черты. / Гордова Ю. Ю.. - Рязань; Рязань: Изд-во Рязанского областного научно- методического центра народного творчества: Изд-во Рязанского областного научно- методического центра народного творчества, 2006. -
(Рязанский этнографический вестник; Вып. 37) с.44.
[3] Толковый словарь русского языка. Отв. Ред. Н.Ю. Швецова, Москва, 2008 г.c.889.
[4] «Значение и этимология некоторых русских названий хищных птиц и сов фауны России». И. Г. Лебедев, В. М. Константинов.( III конференция по хищным птицам Восточной Европы и Северной Азии: Материалы конференции 15-18 сентября 1998 г. Ставрополь: СГУ, 1999. Часть 2. C. 80-96.
[5] Гордова Ю. Ю. тоже с.76.
[6] Левошин Н. Н. ГАРО Ф. Р - 6713, Оп. 1, Д. 15, Л. 59 об.
[7] Яковлев А.И.Засечная черта Московского государства в 17 веке.Москва. 1916 г. с.24,25.
[8]Тоже с.36, 37,39,41.
[9]Тоже с.31.
[10]Алексеев И.А. Историческое, статистическое и современное значение города Скопина. Отд. 1-2 .Скопин : тип. А.И. Яцко , 1868
[11] Носов К.С. Русские крепости конца 15-17 в.в., С-П.,2009 г.с.33.42;Никитин А.В. Оборонительные сооружения засечной черты 16-17 в.в., МИА, Вып 44.М., 1955, с.129
[12] Гордова Ю. Ю. тоже с.9.
[13] Градостроительство Московского государства в 16-17 в.в.под. общ. Ред. Н.Ф.Гуляницкого., М.,Стройиздат.,1994 г.с.69.
[14] Бахрушин С.В.Научные труды Т.1, 1952 г. с.115; Бороздинский М.Г. Венев. Тула.1974 г. с.22; Писцовые книги Московского государства 16 века.С-Пб 1877 г.Ч.1., отд. 2. С. 1558 – 1591; Градостроительство Московского государства в 16-17 в.в.под. общ. Ред. Н.Ф.Гуляницкого., М.,Стройиздат.,1994 г.с.63.
[15] Градостроительство Московского государства в 16-17 в.в.под. общ. Ред. Н.Ф.Гуляницкого., М.,Стройиздат.,1994 г.с.7.;Алферова Г.Организация строительства городов в Русском государстве в 16 – 17 в.в.(Вопросы истории – 1977 г.№ 7, с.50 -66).
[16] В. Корсакова, Большой Биографический словарь, Романов Никита Романович.
[17] Сушицкий В. Скопин.,Рязань, 1921 г.,с.9.
[18] Цепков А.И. Рязанские землевладельцы 14-16 веков. Рязань. с.29, прил. 7. карта 5.
[19] Писцовая книга поместных и вотчинных земель в Пехлецком стане Ряжского уезда.1631г.РГАДА,ф.1209,д.213,оп.1,ч.3, л.л.1-2.
[20] Яковлев А.И.Засечная черта Московского государства в 17 веке,Москва,1916 г. с.25.
[21] И.Добролюбов. Историко статистическое описание церквей и монастырей Рязанской епархии.т.1-4. Зарайск,1884 г. С.154.
[22] Акты Московского государства.1890 г с.192,194, 262, 263.

[23] И.Добролюбов. Историко статистическое описание церквей и монастырей Рязанской епархии.т.1-4. Зарайск,1884 г. с.169,с.171,с.172,с. 218.

5
Рейтинг: 5 (3 голоса)
 
Разместил: skala    все публикации автора
Состояние:  Утверждено


Комментарии

Изображение пользователя voslebovo.
Добрый день. С наступившим Новым годом. Спасибо за очень интересный материал. У меня к Вам такой вопрос, извините заранее за дилетанство. В своём материале Вы приводите выдержки из "Акты XIII-XVII вв., представленные в Разрядный приказ представителями служилых фамилий после отмены местничества. Том 1.". В частности из грамоты под №115-1522 г. Межевая грамота великого князя Василия Ивановича, подтверждающая право Семёна и Василия Вердеревских владения старинными землями. В конце грамоты строка "Писана на Москве лета 7000 тридесятого марта в 15 день.". Подскажите пожалуйста, как здесь соотнести 1522 год и 7000 год который должен соответствовать 1492 году.

С уважением Черных Алексей Николаевич. achernykh@skopin.ryazan.ru

skala: Алексей Николаевич, с прошедшими и наступающими, здоровья.Вопрос достойный.На самом деле: лета 7000 тридесятого, марта в 15 день - читается как 7030 года 15 марта, соответственно тогда и получается 1522 года 15 марта.

С уважением,Владимир Анатольевич.

На поверхности лежат и ждут исследования более глубокие пласты, как известно, они и послужили опорой для перечисленных хроник. Но что это были за люди, что синтезировали угро-финские реалии с санскритскими традициями и топонимами? Почему бы не заглянуть глубже? Мне, например, видится, что есть материал для палеонтологических версий, времён великих переселений индо-арьев, наконец, удивительное событие, как оледенение и потоп. Вершина средне-Русской возвышенности приходилась на Скопин и Заречный. Сравним Скопье или Уймон Алтая, там скопилось много народа в ожидании отступления мирового океана.А у нас есть и Кочугуры ( Кочи на горе),Велема , Пупок, Крыжи и Кельцы! Давайте искать и сопоставлять новые и старые верси. Ответ должен быть найден. По крайней мере, я этим занимаюсь плодотворно и в теме "Писательского дворика" поделюсь результатами, возможны и лекционные беседы по заказу с мест.

skala: Во многом с Вами согласен,в частности с тем,что иногда все лежит на поверхности.В этом смысле,мы не только слабо знаем свой родной язык,а еще более забываем его.Отсюда странные версии названия населенных пунктов, где авторы хватаются за легенды без указания источников их появления,"клюют" на похожесть слов.Вот, например, как Вам нравятся версии происхождения сел Скопинского района: Вослебово произошло от имени богатыря Осляби или Ильинка от имени охотника Ильи. При кажущейся простоте исследования названий городов и сел, работа эта довольно сложная и требует разносторонней подготовки и языковой тоже.В обоих случаях не изучены были вопросы истории селений, а в первом авторы даже не заглянули в словарь Даля.В конце концов ответы найдены.
Да все лежит на поверхности.
Вопросы каких-либо исследований трудозатратны по времени.Помощь могли бы оказать местные власти, школы,чиновники более высших инстанций.Но к сожалению, как Вы знаете на практике это дело энтузиастов и доброхотов.
Я лично не смог опубликовать в Скопинском вестнике данную версию о Скопине,хотя бы с сокращениями.В то же время,например в Звенигородских ведомостях без проблем и в короткое время вышло 5 публикаций о

Звенигороде. Редакция конечно редактировала их под свой формат. Видимо здесь имеем дело с какой то другой "субкультурой" не известной миру.Скорее в данном случае, действительно требуются палеонтологические изыскания.Здесь обиды нет, просто это против природы и культуры вообще.

Слежу за Вашими публикациями,правда только на данном сайте.Они глубоко симпатичны и на мой взгляд талантливы.

Извините,что с опозданием,иногда не заглядываю в комментарии.

С уважением.

О проекте