Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

17 июля 1918 года были расстреляны последний император Николай II и его Семья



"Уже через три дня после ритуального убийства Царской Семьи в Екатеринбург вошли белые. По горячим, ещё не остывшим следам преступления начал свою работу ныне известный всему миру криминалист Николай Алексеевич Соколов, продолжавший её до самой своей смерти, настигшей его во Франции при весьма странных обстоятельствах. Утверждают, что это было преднамеренное убийство.

А другой, неразлучный с Соколовым участник расследования, бесстрашный и честнейший английский журналист Роберт Вильтон успел написать столь бесценную для истории книгу «Убийство царской семьи», целиком основанную на свидетельских показаниях. Она всколыхнула весь мир своею неподкупной правдивостью. И, разумеется, поэтому у нас и на Западе была потом замолчана и оклеветана, а самого журналиста выгнали из лондонской «Таймс», корреспондентом которой в Петербурге он проработал четверть века и был известен своей неподкупностью суждений и любовью к России.

Опуская весь леденящий душу кошмар подробностей убийства Царской Семьи, отсылаю заинтересованного читателя к переизданным у нас в 90-е годы книгам Н.А. Соколова и Р. Вильтона. Хочу особо остановить внимание на одном факте – ни Соколову, ни позднее генералу Дитерихсу не удалось найти на месте захоронения убиенных ни одного зуба (кроме вставной челюсти доктора Царской Семьи верного Боткина) – а ведь, как известно криминалистике, зубы человека не сгорают даже в самом сильном пламени костра и не подвергаются воздействию серной кислоты, которой убийцы поливали трупы своих жертв. И это при том, что по приказу Дитерихса две тысячи солдат тщательно просеивали сквозь решета всю землю в глухой чаще Котляковского леса и внутри заброшенной шахты № 7, на дне которой находились истерзанные и осквернённые тела Царственных великомучеников и их верных слуг. Убийцы надеялись, что это навсегда останется тайной. Не вышло!

Но куда же делись головы? Мнение следственной комиссии Дитерихс сформулировал коротко и ясно: «Головы членов царской семьи и убитых вместе с ними приближённых были заспиртованы в трёх доставленных в лес железных бочках, упакованы в деревянные ящики и отвезены... в Москву Свердлову в качестве безусловного подтверждения, что указания... Центра в точности выполнены...».

Известно, что главные ответственные за убийство Царской Семьи товарищи Голощёкин и Юровский уже на второй день после совершенного преступления срочно отбыли в Москву в комфортабельном салон-вагоне с тремя тяжёлыми не по объёму ящиками, от которых Шая Исаакович буквально не отходил ни на шаг до самой Москвы. Их вид явно контрастировал с роскошным салоном, и Голощёкин спокойно объяснил охране и поездной прислуге, что везёт в этих ящиках образцы снарядов для Путиловского завода. По прибытии в столицу Голощёкин вместе со своим загадочным грузом отправился в Кремль к своему приятелю ещё по ссылке Свердлову и прожил у него пять дней. С момента его приезда по Совнаркому среди служащих, преимущественно из числа «американцев», приехавших в Россию вместе с Троцким делать революцию, распространился слух, что Голощёкин привёз в спирте головы бывшего Царя и членов его семьи. Как докладывала агентура, один из них, наиболее пессимистически оценивавший прочность советской власти, потирая руки, говорил: «Ну теперь, во всяком случае, жизнь обеспечена: поедем в Америку и будем демонстрировать в кинематографах головы Романовых».

Из книги «Россия распятая» И.С. Глазунова

Заговор цареубийц. Палачи

Ещё следователь Соколов на основании глубокого расследования всех обстоятельств этого дела пришёл к выводу, что «убийство всех членов Дома Романовых является осуществлением одного и того же намерения, выразившегося в одном (едином плане)... За много лет до революции возник план действий, имеющий целью разрушение идеи монархии. Вопрос о жизни и смерти членов Дома Романовых был, конечно, решён задолго до смерти тех, кто погиб на территории России». Одним из доказательств этого является распространявшаяся ещё до Первой мировой войны в Западной России открытка, изображавшая раввина с жертвенным петухом («капорес»). У петуха – голова Государя Николая II с императорской короной. Надпись гласила: «Да будет это моим выкупом, да будет это моей заменой, да будет это моим жертвоприношением», – ритуальные слова, произносимые перед закланием. Эта открытка подтверждала факт заменного жертвоприношения в талмудическом иудаизме (т.е. инвольтирование).

Таким образом, можно с полной определённостью говорить о том, что цареубийство полностью соответствовало ритуальной традиции этно-культурного слоя, из которого вышло абсолютное большинство цареубийц, т.е. «тайне беззакония».

Понимание этого объясняет тот факт, почему организаторами злодейского убийства Царской Семьи стали два Янкеля (Якова) – Свердлов и Юровский и Шая Голощёкин.

Первым большевистским лидером, официально признававшим то, что убийство было осуществлено по решению Совнаркома и ЦК РСДРП(б) сверху, был Троцкий.

Вопрос о судьбе Романовых неоднократно поднимался на заседаниях Совнаркома и Президиума ВЦИК. Об этом свидетельствуют данные биохроники жизни Ленина за первую половину 1918 года. Правда, там только констатируется рассмотрение этого вопроса, но мало говорится о его решении. Это и понятно, содержание вопроса было очень деликатное. Ведь речь шла о последних представителях законной власти в России. Пока жила Царская Семья руководители большевиков чувствовали себя узурпаторами. Они-то были реалистами и понимали, что власть захвачена военной силой и их пребывание у руля великой страны совсем не отражает мнение народа. Это продемонстрировали выборы в Учредительное собрание.

О чём говорили руководители большевиков на заседаниях Совнаркома и Президиума ВЦИК, решая судьбу Романовых, мы не знаем и, возможно, никогда не узнаем. Воспоминаний они не оставили, ибо либо рано умерли, либо уничтожили друг друга.

Но факт есть факт, что после разгона Учредительного собрания в январе 1918 года представителей Царской Фамилии переводят на Урал под око Уралсовета. В феврале Великого Князя Михаила Александровича конвоируют в Пермь, в конце апреля в Екатеринбург из Тобольска также перевозят Николая II, его жену и детей, в мае в Алапаевск под охраной привозят Великую Княгиню Елизавету Фёдоровну (старшую сестру Императрицы), Великого Князя Сергея Михайловича, князей Иоанна, Константина и Игоря Константиновичей, и князя Владимира Павловича Палея. Вместе с ними в заключение едут их домочадцы. После «своза» всей Царской Фамилии на Урал верховный режиссёр трагедии Свердлов дал сигнал к первому акту.

Закономерно им стало убийство самого законного в то время претендента на власть в стране – Великого Князя Михаила Александровича. Конкретные исполнители отдельных ролей знали только то, что им положено. Действовало старое правило уральских террористов, которое любил повторять Свердлов: «Говорить должно не то, что можно, а то, что нужно...».

Участники расследования злодейского убийства Царской Семьи генерал М.К. Дитерихс и английский журналист Р. Вильтон в своих книгах свидетельствуют, что за день до совершения преступления «в Екатеринбург из Центральной России прибыл специальный поезд, состоявший из паровоза и одного пассажирского вагона. В нём приехало лицо в чёрной одежде, похожее на иудейского раввина. Это лицо осмотрело подвал дома», где и было совершено убийство.

В комнате Император Николай Александрович, Императрица Александра Фёдоровна, их сын, Наследник Престола 14-летний Царевич Алексей, их дочери: 23-летняя Ольга, 21-летняя Татьяна, 19-летняя Мария и 17-летняя Анастасия, личный врач Царской Семьи Евгений Сергеевич Боткин, личный повар Харитонов, царский лакей Трупп и комнатная девушка Царицы Анна Демидова. В комнате нет мебели, и Александра Фёдоровна просит принести стулья. Приносят только два. На один усаживают Государыню, на другой – Царевича Алексея. На некоторое время устанавливается напряжённое молчание. По установленному сигналу входят 12 человек. Юровский зачитывает смертный приговор. И сразу гремят залпы, начинается бойня. Государь и Государыня пали первыми. Другим предстоит испытать ещё страшные муки. «Алексей, три из его сестёр, фрейлина и Боткин были ещё живы, – пишет Юровский. – Их пришлось пристреливать. Это удивило... (меня)... т.к. целили прямо в сердце».

Так излагал события сам Янкель Юровский.

Но дадим слово и другим участникам.
«Принесли носилки, начали убирать трупы, первым был вынесен труп Царя. Арестованные уже все лежали на полу, истекая кровью, а Наследник всё ещё сидел на стуле, – вспоминает охранник Стрекотин. – Он почему-то долго не упадал со стула и оставался ещё живым, впритруть начали ему стрелять в голову и грудь, наконец и он свалился со стула. С ними вместе была расстреляна и та собачка, которую принесла с собой одна из дочерей...

Трупы выносили на грузовой автомобиль, находящийся во дворе. Второй на носилки стали ложить одну из дочерей Царя, но она оказалась живой, закричала и закрыла лицо рукой. Кроме того, живыми оказались ещё одна из дочерей и та особа, дама, которая находилась при Царской Семье. Стрелять в них было уже нельзя, так как двери все внутри здания были раскрыты, тогда тов. Ермаков, видя, что я держу в руках винтовку со штыком, предложил мне доколоть оставшихся в живых. Я отказался, тогда он взял у меня из рук винтовку и начал их докалывать. Это был самый ужасный момент их смерти. Они долго не умирали, кричали, стонали, передёргивались. В особенности тяжело умерла та особа – дама. Ермаков ей всю грудь исколол. Удары штыком он делал так сильно, что штык каждый раз глубоко втыкался в пол.

Галерея убийц

Хотя Юровский соединял в себе ненависть к России с призванием палача, он был только первым (но далеко не самым главным) в галере убийц Царской Семьи. А она в 1918 году протянулась от Екатеринбурга до Москвы. Давайте пройдём по ней.

Янкель Хаимович Юровский, 40 лет, мещанин г. Каинска, Томской губернии, из семьи сосланного за кражу в Сибирь, дед был раввином.

Голощёкин Шая Исаакович, 42-летний мещанин из Невеля Витебской губернии, закончил зубоврачебную школу, никогда не работал, в партии с 1903 года, личный друг Свердлова.

Войков (Вайнер) Пинхус Лазаревич, 30-ти лет, мещанин города Керчи. В 1917 году прибывает в Россию вместе с Лениным в «пломбированном вагоне», в июле 1918 года – комиссар продовольствия Уралсовета.

Другой пассажир «пломбированного вагона», Георгий Иванович Сафаров, наряду с Голощёкиным был партийным куратором этого убийства.

Его друг и соратник по екатеринбургскому злодеянию Лев Семёнович Сосновский, 32-летний партийный публицист, сторонник Троцкого, прославился сборниками своих статей, проникнутых ненавистью к России, глумлением над русской историей.

Белобородов Александр Григорьевич 27 лет, образование начальное.

Весьма характерно, что, когда организаторы убийства Царской Семьи в звериной борьбе за власть сами попали в созданный ими зловещий механизм убийств и насилия, как подло и низко они себя вели.

Все эти сафаровы, сосновские, зиновьевы, белобородовы, голощёкины, как и их соратники бухарины, каменевы, розенголъцы и прочие представители ленинской гвардии, залившие Россию морем крови, охотно давали показания, чтобы спасти свою жизнь, соглашались подписать любую нелепость, любой вздор, лишь бы только выжить.

Фёдор Фёдорович Сыромолотов близкий соратник Свердлова.

Фёдор Николаевич Лукоянов, 24-летний председатель Уралчека, из семьи чиновников.

Самой зловещей, конечно после Юровского, фигурой здесь является 34-летний Пётр Захарович Ермаков, своего рода прототип Федьки Каторжною из «Бесов» Достоевского.

Активными организаторами и участниками убийства были чекисты Сахаров, Горин, Радзинский, Павлушин, начальник милиции Екатеринбурга Алексей Николаевич Петров.

Теперь иностранные наёмные убийцы. Их в галерее семеро: Андреас Вергази, Ласло Горват, Виктор Гринфельд, Имре Надь, Эмил Фекете, Анзелм Фишер, Изидор Эдельштейн.

Отражая мнение верхушки большевиков, Лев Троцкий писал в своём «Дневнике»: «...казнь царской семьи была нужна не для того, чтобы напугать, ужаснуть, лишить надежды врага, но и для того, чтобы встряхнуть собственные ряды, показать, что впереди полная победа или полная гибель».

Решение об убийстве Царской Семьи было принято наверху, и Троцкий откровенно признаётся в этом. «Белая печать, – пишет он, – когда-то очень горячо дебатировала вопрос, по чьему решению была предана казни царская семья... Постановление вынесено было в Москве. В один из коротких наездов в Москву я мимоходом заметил в Политбюро, что, ввиду плохого положения на Урале, следовало бы ускорить процесс Царя. Я предлагал открытый судебный процесс, Ленин откликнулся в том смысле, что это было бы очень хорошо, если б было осуществимо. Но... времени может не хватить. Прений никаких не вышло. Ленин в тот период был настроен довольно сумрачно, не очень верил тому, что удастся построить армию… Следующий мой приезд в Москву выпал уже после падения Екатеринбурга. В разговоре со Свердловым я спросил мимоходом: “Да, а где Царь?”. “Конечно, – ответил он, – расстрелян”.– “А семья где?” – “И семья с ним”. “Все?” – спросил я, по-видимому, с оттенком удивления. “Все! – ответил Свердлов. – А что?” Он ждал моей реакции. Я ничего не ответил. “А кто решал?” – спросил я. “Мы здесь решали. Ильич считал, что нельзя оставлять нам их живого знамени, особенно в нынешних трудных условиях”. Больше я никаких вопросов не задавал, поставив на деле крест. По существу решение было не только целесообразно, но и необходимо. Суровость расправы показывала всем, что мы будем вести борьбу беспощадно, не останавливаясь ни перед чем…».

Итак, галерея убийц Царской Семьи, начавшаяся в Екатеринбурге, неизбежно выводила к Москве. Ленин, Свердлов, Троцкий – верховные руководители убийц,

Надписи на месте убийства

Комната, где совершилось злодеяние, была тщательно вымыта. Но следы крови всё равно оставались. На всех стенах отверстия от пуль, на полу следы пуль и штыка. А на стене сохранялись две зловещие надписи, которые выражали духовное и эмоциональное состояние организаторов или участников убийства.

Кто написал эти слова, мы можем только догадываться. Скорее всего, это сделал тот самый таинственный незнакомец, побывавший в Екатеринбурге за день до убийства и посетивший заранее подвал, где и было совершено злодейство (свидетельства М.К. Дитерихса и Р. Вильтона). Ясно, что он понимал роль Царя и царской власти в России, осознавая последствия убийства – крушение тысячелетних духовных структур русской государственности. И с радостью констатировал, что он приветствует крушение исторической России.

В одной надписи проводится историческая параллель России и Вавилона, Николая II и вавилонского Царя Валтасара. Валтасар обижал израильского Иегову и его последователей и за это поплатился жизнью. После убийства Валтасара пало и Вавилонское Царство, после убийства Николая II падёт Русская Православная Держава.
Надпись была по-немецки:
Belsatzar ward in selbiger Nacht

Von seinen Knechten umgebracht.

Эти строчки из стихотворения Г. Гейне «Валтасар». По-русски они переводятся так: «В эту самую ночь Валтасар был убит своими слугами (холопами)».

Другая надпись, состоящая из четырех каббалических знаков, свидетельствует о ритуальном характере убийства.

В Британском музее находится книга Энеля «Жертва», в которой он даёт расшифровку этой каббалической надписи. «Полное раскрытие тайного значения надписи, – пишет он, – выражается так: «Здесь, по приказанию тайных сил, Царь был принесён в жертву для разрушения государства. О сём извещаются все народы».

Из книги «Терновый венец России» О.А. Платонова

5
Рейтинг: 5 (1 голос)
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено


Комментарии

Изображение пользователя Хайрат.
Великолепный материал! Для заинтересовавшихся могу порекомендовать еще книгу В.Е. Шамбарова "Оккультные корни Октябрьской революции".
А еще надеюсь, что сюда заглянет мой друг Eduard, который активно лечит меня от увлечения свастикой http://history-ryazan.ru/node/1157 - так, вот, Eduard, серп, молот и масонская пентаграмма принесли русскому народу, радетелем, которого Вы выступаете, гораздо больше горя!

"И если моя Родина опять сойдет с ума и пойдет распространять коммунизм, я первым возьму автомат и пойду воевать с ней!" В. Суворов "Последняя республика".

Убийство есть убийство, что под одним знаком, что под другим.

А считать и сравнивать количество трупов, которые принесла одна система или другая, определять, чьё зло злее - можно, если такой алгоритм расскажете....

Изображение пользователя Хайрат.

Это определяется не алгорифмами, не вариацией по Стьюденту и не ссылками на первоисточники...

О проекте