Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Город Рязань



Никто толком не знает, откуда пошла Рязань. Где ее истоки? Летописи безмолвствуют, а память человеческая коротка. Не донесла она ничего через века. Знают горожане одно: «Раньше Рязань была селом - деревенщиной, а ныне слывет стольным городом...». Правда, молва людская рассказывает одну байку (речь идет о происхождении Старой Рязани, ныне село Старая Рязань. - Бабурин А.).

Как состарился киевский князь Владимир Красно-солнышко, так позвал он к себе сыновей своих. Каждому в удел дал землю. Держава Русская широка да обильна многими щедротами. Младшему сыну Глебу отказал отец в кормление далекий Муром. Добираться в те края непросто. Собрался Глеб с дружиною и поплыл по Оке-матушке. Долго ли, коротко ли плыл он - неведомо. Только однажды на рассвете очарован был княжич красотой земли. Холмы, подобно спящим богатырям, лежали у берега реки. На одном из крутояров высилась городня, высокая да крепкая. Повелел узнать Глеб, кто здесь живет? Кому люди здешние дань платят? Кому они молятся? Поспешили слуги верные да ретивые - все выведали. Вернулись к князю и поведали. Земля-то рязанская. Живут тут славяне-русичи. Крутогор тот с частоколом Ярилиной горкой кличут. Со стародавних времен тут Яриле - богу плодородия поклоняются. В жертву хмель да зерно приносят. А дань платят великому князю Владимиру и шлют ее в златоверхий Киев. Крепко призадумался княжич Глеб. Был он кроток сердцем. Лицом пригож, как цветок луговой. Разумом светел, богобоязнен. Повелел Глеб срубить крепость малую да неприступную, поставить в том остроге цсрковь божию, палаты боярские. Закипела работа жаркая, спорная. Поднялись стены бревенчатые, могучие... Прослышали о том купцы заморские. Привезли товар диковинный. С той поры пошла расти и полниться земля рязанская. Слава о ней до сего времени ширится...

Шаров П. А. Любава. - Спасск-Рязанский, 1995. - С. 17

В древние времена в верхнем течении Оки по соседству с мордовскими племенами обитало славянское племя вятичей. Львовская летопись указывает: «...а вятко по Оце, от него прозвашеся вятичи иже есть рязанци». К началу XI века часть вятичей переселилась из южных и юго-западных районов на правый берег Оки между ее притоками Проней и Парой и продвинулась далеко на восток до верховьев Дона на юге и до реки Лопасни на севере. В этом богатом районе, окруженном естественными преградами, они нашли удобное убежище от враждебных племен...

Вятичи являются основателями древнерусских городов Рязанского края - Рязани, Пронска, Ново-Льгова, Перевитска, Ижеславля и других... Ермолинская летопись говорит: «И седоша ту и прозвашася рязанци». Тверская летопись указывает: «... и от него прозвашася вятичи и до сего дне, еже есть рязанци...».

Дворов И. Рязань. – Рязань, 1961. - С. 32, 33
Солодовников Д. Переяславль Рязанский. Прошлое Рязани в памятниках старины. - Рязань, 1955

Столица Рязанских Князей была и называлась сперва Тмутаракань, а потом Рязань или Резань, имевшая местоположение свое при реке Оке (что ныне село, называемое Старая Рязань). Сей пресловутый древний город упоминается в Российской Истории под летом 1079, в которое время был Князем в Рязани или Тмутаракани Олег. А по сему и вероятно, что он и построил сей город.

Тихон Воздвиженский. Рязанская гражданская история. - М., 1822. - С. 1, 2

Значительную роль в истории Рязани сыграл Олег Святославович, один из известных русских князей XI века. Он построил в устье реки Прони, в пяти верстах от Старой Рязани, крепость, которую так и прозвали Олегов или Ольгов городок. Олег Святославович в 1095 году построил на высоком мысу, окруженном с трех сторон реками, в километре от Старого Острога, где сейчас расположена церковь Бориса и Глеба, что вблизи Бутырской улицы, небольшую крепость, в которой был намерен поселиться. Он назвал этот городок Переяславлем, а рукав Оки - Трубежем, как в Переяславле южном, огибающую крепостной холм речку - Лыбедью, как в самом стольном граде Киеве. Уже в его обустройстве на Рязанской земле началось формирование Рязанского княжества. Первым официальным князем стал Ярослав - брат Олега.

Кулиничин Н. Предания земли рязанской. Записки краеведа. - Рязань, 2002. - С. 21, 22, 24

По поводу происхождения названия Рязани в литературе имеется несколько суждений и до сих пор нет единого мнения.

Одни полагают, что слово «рязань» произошло от глагола «резать», так как рязанцы в прошлые времена были якобы воинственными людьми. Сторонников этого мнения немного, видно, потому, что доводы их не имеют под собой сколь-нибудь правдоподобного обоснования. Другие считают, что «рязань» есть не что иное, как наименование денежной монеты «резан». Приводятся ссылки на летописные источники, в которых Рязань называется Резанью. Подробного описания этого мнения в литературе нет.

Третьи связывают название Рязань с именем речки Ряньзя, что соответствует перестановке букв.

Четвертые считают, что название «Рязань» было заимствовано у южных славян и перенесено на берег Оки.

Все эти предположения о происхождении названия Рязани в настоящее время почти забыты и встретить их в литературе можно очень редко.

Широким распространением теперь пользуются две гипотезы.

Согласно первой гипотезе «Рязань» произошло от мордовского слова «эрзя» или «эрзянь».

Вторая гипотеза производит «Рязань» от слова «ряса», что означает топкое, слегка болотистое место.

Рассмотрим, какие доводы у сторонников первой гипотезы.

В середине XIX столетия в литературе можно было встретить несколько объяснений происхождения названия Рязани. «Слово Рязань принадлежит к тем географическим названиям, которые перешли к славянам от туземных обитателей» (Баранович М.

Материалы для географии и статистики России. Рязанская губерния. СПБ, 1860, стр. 489).

Первое наиболее обоснованное мнение было высказано в прошлом веке священником Н. Любомудровым в работе «О происхождении и значении имени Рязань» (1872 г.). По его мнению, имя «Рязань» или «Резань» осталось и сохранилось от мордвы - эрзы или эрзянь. Он считает, что это имя не заимствовано откуда-либо, а принадлежит обитателям края - мордовскому племени (Любомудров Н. «О происхождении и значении имени Рязань». М., 1872, стр. 7-8). Н. Любомудров ссылается на тождество арабской эрзы с приокской мордвою. Рязань или Резань и арабское или мордовское эрзань имеют сходство в буквах, словоударении и произношении. «Начальную гласную букву слова - эрзань, - говорит Н. Любомудров, - ориенталисты пишут как А и как Э, например Арза, Эрза и Эрзань» (Любомудров Н. «О происхождении и значении имени Рязань». М., 1872, стр. 28).

Позже с предложением Н. Л юбомудрова согласился академик А. А. Шахматов, утверждавший, что мордовское слово «эрзань» и «рязань» имеют между собой сходство. На этой точке зрения стоят и некоторые современные исследователи. Археолог А. Л. Монгайт пишет, что «Старая Рязань» (имеется в виду территория города, где была впервые основана Рязань. Теперь на этом месте расположено село Старая Рязань, находящееся на правом берегу реки Оки в Спасском административном районе, в 50 километрах восточнее современного областного города Рязани) не только возникла на месте мордовского поселка; этот славянский город воспринял также племенное имя его древних насельников» (Монгайт А. Л. Журнал АН СССР «Вопросы истории» № 4, М., 1947,стр.89).

Исследователь древнерусских городов академик М. Н. Тихомиров говорит, что «гораздо вероятнее название «Рязань» искать в корнях мордовских слов и сближать его с племенным названием мордвы - «эрзя» (Тихомиров М. А. Древнерусские города. М., 1956, стр. 225).

М. А. Ильин, изучающий Рязань, в своем историко-архитектурном очерке подтверждает мысль названных авторов, указывая, что Рязань - славянский город, возник на территории, занятой ранее поселением мордовского племени эрзя, и что «от названия мордовского племени и произошло наименование славянского города; Рязань - это славянская форма слова эрзянь» (Ильин М. А. Рязань. Историко-архитетурный очерк. Часть 1. М., 1954, стр. 7).

Перечисленные исследователи ничего нового не прибавили к предположению Н. Любомудрова, но они не обратили внимания на то, что славянские племена, осваивая земли будущего Рязанского края, находились во враждебных отношениях с обитающими в те времена племенами, в том числе и с мордвой, и потому не могли назвать город по имени мордовского племени.

Как известно, с образованием Рязанского княжества первые рязанские князья были выходцами из Киевской Руси. Они являются основателями многих древнерусских городов. В конце XI века, в 1095 году, они основали город Переяславль (теперь современная Рязань) и назвали его своим именем. Протекающие же по городу речки Трубеж, Лыбедь были также названы киевскими именами, а не мордовскими. То же было и во вновь построенном городе Владимире (ныне областной центр). Пересекающие его речки - Лыбедь, Рпень, Почайна - получили имена киевских речек. Подобных примеров можно привести много.

Город Рязань (теперь на этом месте село Старая Рязань) впервые в летописях упоминается под 1096 годом.

Во второй половине XIV столетия столица Рязанского княжества была перенесена в город Переяславль. С этого времени он стал называться Переяславлем Рязанским. (Название города Переяславля существовало до того около 300 лет). Имя Рязань не было забыто. Оно было дорого русскому человеку. Едва ли наши предки стали бы беречь слова, заимствованные из чужого языка?

В конце ХVIII столетии при учреждении в России наместничеств и образовании губернии Переяславль Рязанский становится губернским центром и с тех пор до наших дней именуется Рязанью.

Вторая гипотеза утверждает, что название «Рязань» происходит от слова «ряса». Основоположником этой гипотезы является, видимо, М. Н. Макаров. В замечаниях «о землях Рязанских» им было сказано, что имя Рязань происходит от слова «ряса», означающего «грязную, топкоболотистую землю» или просто топь (Макаров М. Н. Чтение общества истории и древностей Российских о землях Рязанских. № 1, 1841, стр. 8). Спустя пять лет он добавляет, что Ряжск, Рязань и Рясы одного и того же происхождения. «Можно думать, что даже Ряск (Ряжск) и Ресань (Рязань) оттуда же» (Макаров М. Н. Опыт русского простонародного словотолковника обществу истории и древностей Российских. 1846, стр. 12).

Слово «ряса» М. Н. Макаров рассматривает следующим образом. У мордвы, шведов, финнов РЯ означает сырость, болото, а у тунгусов и татар СА- земля, местность (Макаров М. Н. Чтение общества истории и древностей Российских о землях Рязанских. № 3,1841,стр.90). Таким образом, из соединения двух слогов получается РЯСА – топь, болотистое место. Эту же гипотезу развивал историк Д. И. Иловайский.

Местный исследователь Рязанского края, историк Н. П. Милонов утверждает, что имя «Рязань» произошло от слова «ряса». «Возможно, - пишет он, - что название Рязани, Ряжска, Ряс одного и того же происхождения и связаны были у местного населения с местностями, характеризующимися болотистостью и наличием рек, богатых рудою» (Милонов Н. П. К изучению археологических памятников и истории сел и городов на территории Рязанской области. Р., 1949, сгр. 47).

Из сказанного видно, что сторонники этой гипотезы происхождение названия Рязани видят в названии реки Рясы. Реки, как известно, в прошлом играли большое значение в жизни народов. Имена рек давали многим городам и населенным пунктам.

Но почему имя «Ряса» с берегов этой реки перешло на берег Оки, т.е. из Донского бассейна в Окский, а затем стало общим именем для целого края? Почему бы нашим предкам не назвать свой главный город Окском в честь той реки, на которой он был основан, как был назван город Пронск на реке Проне. Мы не знаем случая, когда населенный пункт, названный именем реки, был бы расположен не на берегу этой реки, а основан где-то в другом месте.

Как видно, обе гипотезы шатки, они не убеждают нас. Со словом «рязань» тесно связаны такие слова, как «ряжск», «ряса» и другие.В этих словах имеется что-то общее, и их роднит один корень, от которого, видимо, они и произошли. А происхождение этого корня имеет свою большую историю.

Правописание слов «рязань», «ряжск» и «рясы» установилось не сразу. Особенно длительный период, как доказывают историки, ушел на окончательное формирование слова «рязань». В литературных источниках это слово встречается как «рязань», «резань» и даже в мужском роде «иде к Рязаню» (Греков Б. Д. Очерки истории СССР. М.,1953, стр. 210-211). В полном собрании летописей слово «рязань» указывается двояко - «резань» и «ряань» (Полное собрание русских летописей, т. 1, стр. 215, 221 -222). В других летописях встречаем это слово в начертании резаня и рязаня (Троицкая летопись, стр. 29; Лаврентьевская - стр. 107), а также и с буквой С - рясань (Макаров М. Н. Опыт русского простонародного словотолковника обществу истории и древностей Российских. 1846, стр. 12).

Для примера сошлемся на горд Ряжск. Он был известен в VХІ столетии, а местность, где теперь расположен город, еще раньше называли Рясским полем.

Слово «ряжск», как и «рязань», претерпело также большие изменения.

В разрядном приказе, составленном в 1627 году, говорится: «А на Хупте город Ряской» (лист 130).

Известный специалист по истории городов географ-статистик К. И. Арсеньев в описании городов Российской империи в табеле городов, существовавших в 1627 году город Ряжск упоминается под названием Рязской (Арсеньев К. И. Географическо-статистическое описание городов Российской империи, с показанием всех перемен, происшедших в составе оных в течение двух веков, от начала XVII столетия и доныне. Журнал Министерства внутренних дел, часть VI, № 11. СПБ, 1837, стр. 20).

В 1846 году М. Н. Макаров, рассматривая слово «рясы», город Ряжск упоминает именем Ряск. (Макаров М. Н. Опыт русского простонародного словотолковника обществу истории и древностей Российских. 1846, стр. 12).

Видимо, и слово «ряса» в течение времени претерпело также изменения.

В новом полном географическом словаре Российского государства в разделе знатнейших рек Рязанского края, указывается река Ряса, где она именуется как Ряза - «Становая Ряза - речка Рязанского наместничества» (Новый полный географический словарь Российского государства или лексикон, том XXVI, часть V, М., 1788, стр. 167).

Можно согласиться с авторами второй гипотезы, где они утверждают, что слова «рязань», «ряжск» и «рясы» произошли от одного и того же корня. Таким корнем, по их мнению, является ряса. Но как от корня слова «ряса», означающего топкое болотистое место, получили названия города Ряжск и Рязань, если они расположены на возвышенных берегах рек? Не правдоподобнее ли сделать предположение, что происхождение слов «рязань», «ряжск» и «ряса» надо искать не от корня рясы, как это рассматривали авторы второй гипотезы, а от корня ряж.

Что это за корень?

В давние времена слово «ряж» обозначало крепостное сооружение, деревянный сруб, погруженный в грунт и заполняемый обыкновенно вязкой, жидкой глиной или булыжником. Такое простое и крепкое сооружение служило в те отдаленные времена для жителей Рязанского края защитой, крепостью от нападения кочевых племен.

В конце XVII столетия, во время образования Рязанского наместничества и образования Рязанской губернии, Ряжск становится уездным городом. При учреждении герба города в разделе гербов городов Рязанской губернии сказано: «Ряжский: в Серебряном поле построенный на реке ряж, означающий имя города». То, что Ряжск получил свое имя от корня ряж, подтверждает и М. Баранович, который пишет: Что касается до названия города, то полагаю, что оно произошло от ряжей, т. е. деревянных срубов, которые наполнялись песком и в этом виде употреблялись для образования валов построенной тогда крепости. Герб города, изображающий в нижней части щита на серебряном поле построенный на реке ряж, подтверждает это мнение» (Баранович М. Материалы для географии и статистики России. Рязанская губерния. СПБ, 1860, стр. 514-515). Этой же мысли придерживается известный русский ученый-географ П. Семенов (Семенов П. Географическо-статистический словарь Российской империи. СПБ, 1873, стр. 376).

Теперь можно сделать предположение, что в Рязанском крае, особенно в его южной части, от корня ряж получили свои названия реки Ягодная Ряса, Гущина Ряса, Московская Ряса, Становая Ряса – правый приток и Говейная Ряса - левый приток Становой Рясы, впадающей в реку Воронеж, а также Рясское поле, Рясский переволок и города - Рязань, Ряжск, Зарайск (Зарясск), село Рясы на реке Становая Ряса и другие.

Корень ряж при его смысловом значении мог утвердиться и стать, видимо, одним из стержневых корней для образования многих географических названий Рязанского края, в том числе и названия горда Рязань.

Дворов И. Рязань. - Рязань, 1961. -С.34- 40

Может, показаться, что постановка вопроса о происхождении географического наименования почти тысячелетней давности малоперспективна и даже несерьезна. Но название города - это часть его истории. Имя же «Рязань» нередко само используется для обоснования весьма важных выводов. Это обстоятельство и является основанием и оправданием предлагаемых соображений.

В литературе высказано немало версий, объясняющих название «Рязань». Но внимание исследователей привлекли лишь две из них: по одной наименование производится от «ряса», по другой - от «эрзя».

Еще в начале прошлого столетия П. Ю. Львов обратил внимание на то,что в Рязанской стороне имеется много селений и урочищ, названных «рясами» и предположил, что раньше Рязанская земля.называлась «Рясанью» (М. Макаров. Историческое и статистическое описание Ряжска, уездного города Рязанской губернии. «Исторический, статистический и географический журнал или современная история света на 1830 г.», ч. 1, кн. 1, стр. 60). Это мнение было поддержано Д. И. Иловайским и в недавнее время А. Н. Насоновым и Н. П. Милоновым (Д.И. Иловайский. История Рязанского княжества, М., 1858, стр. 23; А. Н. Насонов. «Русская земля» и образование территории древнерусского государства, М., 1951, стр. 204; Н. П. Милонов. Топонимика, как источник для изучения истории края. «Историко-краеведческий сборник», Рязань, 1953, стр. 21, 290).

Сторонники произведения «Рязани» от «ряса» вкладывали различное содержание в это название. Но никто не объяснял, каким путем слово «ряса» трансформировалось в «Рязань». Вопреки предположению П. Ю. Львова, написание «Рясань» в источниках не встречается. Если же принять объяснение слова «ряса» как «болотистое место» (В. Даль. Толковый словарь, т. IV, М., 1955, стр. 12б), то сближение его с наименованием «Рязань» станет еще менее возможным. В источниках обычно болотистый Мещерский край противопоставляется высокой и сухой «Рязанской стороне» (Писцовые книги Рязанского края, т. 1, в І-Ш, Р. 1898-1904 гг.).

В 79-х гг. прошлого столетия рязанский историк Н. Любомудров в специальном исследовании попытался доказать связь имени «Рязань» с названием мордовского племени «эрзя» (Н. Любомудров. Исследование о происхождении и значении имени Рязань, М., 1874). Но это положение основано у него на цепи довольно шатких аргументов. Автор обращает внимание на неславянскую топонимику Рязанского края и приписывает ее мордве на том основании, что позднее она являлась непосредственным соседом славян в этом районе. Не более убедительно и положение Н. Любомудрова о том, что в этом районе жила именно мордва-эрзя. В русских памятниках письменности «эрзя» даже не упоминается. Автор попытался найти это имя в арабских источниках.

Вопрос о трех центрах древней Руси, упоминаемых арабскими авторами, до сих пор не может считаться решенным. Однако с написанием «третьего центра» как «Артании» согласно как будто большинство исследователей. Именно это написание А. М. Карасик объясняет из угорского языка как «страна на запоре», страна, в которую никого не пускают (А. М. Карасик. К вопросу о третьем центре древней Руси. «Исторические записки», т. 35, 1950, стр. 305).

Н. Любомудров читал это слово как «Эрзань». На основе двух доволно сомнительных предположений он предлагал и заключительное звено; в районе Средней Оки жила мордва-эрзя. Перестановкой «эр» в «ре» слово «эрзань» трансформировалось в «резань».

Как можно видеть, построение Н. Любомудрова не имеет ни одного прочного звена. Не случайно А. В. Экземплярский назвал его «более остроумным, чем правдоподобным» (А. В. Экземплярский. Великие и удельные князья сев. Руси в татарский период с 1238 по 1505 г., т. 2, СПб, 1891, стр. 561-562). Тем не менее, это объяснение имело широкий резонанс и оказало заметное влияние на решение вопросов, связанных с древнейшим периодом истории района Средней Оки. Мнение Н. Любомудрова поддержано научным авторитетом А. А. Шахматова (А. А. Шахматов. Древнейшие судьбы русского племени, 1919, стр. 36.). Поддержал его также А. Л. Монгайт.

Мнение А. Л. Монгайта по этому вопросу представляет особый интерес, так как он обращался к нему неоднократно. В статье «К вопросу о трех центрах древней Руси», отстаивая ряд: Артания - Эрзания - Рязань, А. Л. Монгайт говорит, в частности: «Что название города Рязань появилось из мордовского племенного имени эрзя подтверждается как данными филологии, так и археологическими материалами. Раскопками установлено, что славянскому городу на территории Старой Рязани предшествовало мордовское поселение, оставившее следы на северном участке городища, и большой могильник рядом с ним» (А. Л. Монгайт. К вопросу о трех центрах древней Руси. КСИИМК, 1947, стр. 105). Однако более широкие археологические исследования заставили А. Л. Монгайта пересмотреть свое положение относительно «трех центров древней Руси». «Что касается фонетики слова Артания, - говорит он в новой работе, - то его созвучие с Эрзянией и созвучие последней с Рязанью представляет два самостоятельных явления. Для предполагавшегося ранее ряда Эрзяния - Артания - Рязань мы не нашли археологических доказательств» (А. Л. Монгайт. Из истории населения бассейна среднего течения Оки, «Советская археология», 18,1953, стр. 175).

Это заключение разрушает схему Н. Любомудрова. Но А. Л. Монгайт в данном случае оказывается непоследовательным. Отметив, что «наиболее устойчивыми этническими признаками являются племенные наряды и украшения», он признает, что, «сравнивая таковые из рязанских могильников и из могильников на территории современной эрзи, мы не можем установить непосредственное сходство». А. Л. Монгайт отмечает также, что «могильники мордвы-эрзи... территориально очень отдалены от Рязани». Вместе с тем, по его мнению, «по топонимическим данным можно предположить, что древним населением в течение Оки была мордва-эрзя» (А. Л. Монгайт. Из истории населения бассейна среднего течения Они, «Советская археология», 18,1953, стр. 176). При этом прежде всего и имеется ввиду, что «в самом названии Рязани сохранилась ославяненная форма названия племени эрзя» (А. Л. Монгайт. Из истории населения бассейна среднего течения Они, «Советская археология», 18,1953,стр. 177). По мысли А.Л. Монгайта «филологическое сродство слов «Эрзань» и «Рязань» несомненно» (А. Л. Монгайт. Из истории населения бассейна среднего течения Они, «Советская археология», 18,1953, стр. 185; А. Л. Монгайт. Рязанская земля, М., 1961,стр. 135.) Так недоказанное положение Н. Любомудрова стало одним из главных аргументов в отождествлении культуры рязанских могильников с эрзей.

Примечательно, что археолог А. Л. Монгайт, помещая эрзю в район Средней Оки, по существу не смог привлечь для подтверждения своего мнения археологических материалов. Исследователи же мордовских древностей (А. Е. Алихова, Е. И. Горюнова и др.) в последнее время достаточно уверенно очерчивают территорию, занятую древней мордвой. Она в основном совпадает с районом расселения мордвы в наше время. Как показала А. Е. Алихова, «вопрос о генезисе мордовской культуры от культуры рязанских могильников в настоящее время отпадает сам собой, так как в последнее время на мордовской земле открыт ряд бесспорно мордовских могильников, одновременных с рязанскими и явно отличающихся от последних по инвентарю» (А. Е. Алихова. Из истории мордвы конца 1 -го- начала II тысячелетия н. э. «Из древней и средней истории мордовского народа», Саранск, 1959, стр. 13).

Таким образом, археологический материал не позволяет отождествлять население рязанских могильников с эрзей. На территории собственно Рязанской земли, то есть в треугольнике Рязань - Пронск -Коломна, не видно и сколько-нибудь заметных следов мордовской топонимики. Даже многочисленная неславянская топонимика «Мешерской стороны» не тяготеет к мордве (В. Я. Никонов. Неизвестные языки Поочья. «Вопросы языкознания», 1960, № 5). Очевидно, рязанские могильники оставлены не мордвой, а каким-то другим угро-финским племенем.

Связь наименования «Рязань» с «эрзей» и «рясой» предполагает неславянское происхождение этого топонима (М. Макаров выводил значение этого слова из разных языков). Но некоторые исследователи обращали внимание на бытование его в районах славянских поселений. А. Чертков указал «Резан» на Дунае среди определенно славянских наименований (М. П. Погодин. Русский исторический сборник, т. VI, М., 1843, стр. 124, прим. 164). П. Г. Шафарик указал на островок славянских сел, расположенных в долине Рязанской (П. Г. Шафарик. Славянские древности, т. II, кн. 2, М., 1848, стр. 97). А. Ф. Риттих находил наименование «Рязань» (Резан) в Германии, на Балканском полуострове, в Северной Италии (А. Ф. Риттих. Карта славянских поселений в Западной Европе в древности. ТРУАК, Р., 1895, т. X, в. I, стр. 89-95). Он объяснял этот факт передвижением по Европе славянского племени роксолан. Такое объяснение явно искусственно, но связь топонима со славянскими поселениями заслуживает внимания.

Еще к первой половине XIX века М. Макаровым была предпринята попытка установить конкретное значение названия из славянских языков. Отметив, что «слово Резань, кажется, ближе всего к глаголу «резать», М. Макаров обратил внимание на то, что название «резань» носили древние русские монеты и привел ряд других производных от глагола «резать» (М. Макаров. Историческое и статистическое описание Ряжска..., стр. 61 -63). Но в результате своего рассуждения М. Макаров удовлетворился объяснением, что «нигде столько не резались, как в кровавой стороне Резанской». Некоторые последователи М. Макарова брали только эту сторону его объяснения, чем скомпрометировали связь топонима с глаголом «резать». Между тем реальный интерес представляют именно производные от этого глагола.

Исследователи довольно единодушно принимали первоначальное написание слова как «Резань». Такое написание преобладает в рязанских источниках ХVІ-ХVII вв. В летописях, однако, можно встретить различное написание. Одни из них пишут чсрез «е» или «ять», другие через «я». Многие летописи устойчивого написания не имеют вообще. По-видимому, уже в ХІV-ХV в., к которым относятся древнейшие списки летописей, конкретное значение слова «Рязань» было забыто. Но самый характер отклонений можно удовлетворительно объяснить только приняв за первоначальное написание через «ять». Этот звук, как показывают лингвистические исследования, произносился как открытое «е» и легко переходил как в «е», так и в «я» (А. А. Шахматов. Очерк современного русского литературного языка, Л., 1925, стр. 45 и др.). Следовательно, первоначально слово «Рязань» писалось через «ять», как в глаголе «резать». А в таком написании слово буквально совпадает с одним из написаний названия денежной единицы древней Руси (другое написание - «резана») (И. И. Срезневский. Материалы для словаря древнерусского языка, т. III, М., 1959, стр. 217 и 218).

Каково же буквальное значение названия этой денежной единицы? Если обратиться к кладам древних монет, в частности, арабских дирхем, то в них наряду с целыми монетами можно встретить также резаные. По-видимому, крупные денежные знаки сознательно делились на части, составлявшие какую-то долю целой монеты. Эта отрезанная часть монеты и называлась «резанью» или «резаной». К такому выводу пришли в последнее время некоторые видные нумизматы (А. В. Орешников. Денежные знаки домонгольской Руси. Тр. ГИМ, М., 1936, стр. 25 и 89; И. Г. Спасский. Русская монетная система, М., 1960, стр. 30-31), и это совершенно естественное определение.

Таким образом, наименование денежной единицы «резань» означает «отрезанная часть». Но в таком значении слово «резань», оказывается, употреблялось вообще. И. И. Срезневский, со ссылкой на Тактикой 1397 года дает объяснение слова «резань» как «отрезок», «кусок» (И. И. Срезневский. Материалы..., т. III, стр. 218). Следовательно имя «резань» объясняегся древнерусским производным от глагола «резать», означающим «отрезанную часть».

Каково же историческое содержание этого топонима? Что, от чего и когда было «отрезано»? Если проследить за характером упоминаний Рязани (Резани) в источниках, то можно будет заметить, что «Резанью» называется не только город, но и вся Рязанская земля. Так под 1186 годом летописи, рассказывая о событиях, разыгравшихся вокруг Пронска, говорят: «и бысть крамола зла велми в Резани» (Летописец Переяславля Суздальского, М., 1851, стр. 98. Тоже Лаврентьевская летопись, СПб., 1897, стр. 380). Под 1187 годом летописец Переяславля Суздальскою сообщает, что черниговский епископ Перфурий «пришел к Резаню в Резань и к прочим рязанским князем» (Летописец..., стр. 100). «К Резаню» здесь, очевидно, к городу. В древнейших летописных текстах город «Резань» часто упоминается в мужском роде. «В Резань» в этом тексте явно означает «в страну». И в этом смысле слово как будто постоянно трактуется в женском роде. В названной летописи под 1208 годом, например, имеется следующее известие: «Всеволод (Большое Гнездо - А. К.)... иде к Резаню. Рязанцы же отвориша ему. Он же посади в Резани сына своего Ярослава (Летописец..., стр. 108). «Резань» здесь определенно город, упоминаемый снова в мужском роде. «В Резани» же дается в женском роде и, по-видимому, означает землю, княжество вообще. Очень ярко и отчетливо значение «Резани», как территориального понятия, прослеживается в Никоновской легоииси. Так под 1147 годом в ней имеется известие, согласно которому Святослав Ольгович черниговский идет к Москве «с Резани из Тешилова»(ПСРЛ. т. IX, М., 1965,стр. 172). В этом же году, по Никоновской летописи, «прииде из Резани с Елца князь Андрей Ростиславичь» (ПСРЛ, т. IХ. стр. 173) и были якобы чудеса от иконы «в Резани, во граде Казари» (ПСРЛ, т. IX, стр. 176).

Таким образом, «Резанью» в источниках называется не только город, но и страна вообще. Так воспринимали это название и иностранцы. С. Герберштейн, дважды побывавший в России в начале XVI века, сообщает, что «Резань расположена между Окою и Танаидом» (Доном) (А. И. Малеин (Записки о московитских делах барона Сигнзмунда Герберштейна, СПб., 1908, стр. 103) перевел одно слово «Резан» как «Рязанская область»). Определенная территория обозначается именем «Резань» и на картах XVI века (Записи о московитских делах, стр. 137 (1557) и в приложении карта Антония Дженкинсона (1562 г.)). Очевидно «Резань» - это отрезанная земля.

Состояние источников не позволяет дать исчерпывающий ответ на вопрос о том, с какими конкретными событиями связано появление этого имени. Но ряд моментов можно отметить.

В настоящее время считается общепринятым мнение, что район Средней Оки был колонизован около X века вятичами. Это положение проводилось в ряде работ В. А. Городцова (В. А. Городцов. Результаты, арх. исследований в Белевском и Рязанском уу. в 1897 г., стр. 15: его же: Древнее население Рязанской области ИОРЯС, т. XIII, кн. IV. СПб., 1909). Но он исходил более из общих соображений, чем из археологического материала. Это положение принял А. В. Арциховский (А. В. Арциховский. Курганы вятичей, М., 1930). В последнее время, на чем особенно настаивает А. Л. Монгайт (А. Л. Монгайт. Из истории поселения..., стр. 181-184; его же. Старая Рязаяь, М , 1955, стр. 182, его же. Рязанская земля, стр. 122-134).

На чем же основано названное мнение? В некоторых летописях в рассказе о расселении славянских племен, текст Повести временных лет сопровождается комментарием: «вятичи, иже есть рязанцы» (ПСРЛ, т. XX, ч. I, СПб., 1910, стр. 42) или «и седоша ту (Вятко с родом) прозвавшаяся рязаньци» (ПСРЛ, т. XXIII, СПб., 1910, стр. 2).Названные летописи, как показал А. А. Шахматов, составлены не ранее XV века (А. А. Шахматов. Обозрение русских летописных сводов XV- XVI вв. М.-Л., 1938, стр. 146-147 и др. 296). Более ранние летописи такого комментария не знают (ср. П. Н. Третьяков. Восточнославянские племена, М., 1953, стр. 238-239). П. Н. Третьяков основательно относит отождествление вятичей и рязанцев именно к XV веку. И всякое отождествление нетрудно понять, если учесть, что в ХІV-ХV в. значительная часть бесспорно вятической земли (верховья Оки) входила в состав Рязанского княжества или служила объектом борьбы между рязанью и Литвой. Но в домонгольское время земля вятичей не только не смешивается с Рязанью, но и в значительной степени противопоставляется ей. По летописям, прежде всего по Ипатьевской, по Московскому своду конца XV века, наиболее осведомленным в делах Южной Руси, довольно отчетливо проводится и разграничительная линия. Такой линией является район реки Осетра. Еще Н. П. Барсов заметил, что далее начинались земли, занятые первоначально не славянскими племенами (по Н. П. Барсову мордвой), а затем «в эпоху Русского государства уже колонизованные выходцами из разных концов восточного славянства» (Н. П. Барсов. Очерки русской исторической географии, Варшава, 1885, стр. 157). Осетром ограничивает район расселения вятичей Повести временных лет и П. Н. Третьяков (П. Н. Третьяков. Восточнославянские племена, стр. 239). А. Н. Насонов, принимая положение о вятическом происхождении населения Рязанского края, собственно рязанские и черниговские владения также разделил Осетром (ХІ-ХІІ вв.) (А. Н. Насонов. «Русская земля»..., стр. 210-211). Так или иначе, из прямого свидетельства летописей следует, что район реки Осетра является разграничительной линией, этнической или политической, между Рязанью и землями, входившими в состав Черниговского княжества, которые в летописных текстах ХII века обычно именуются «вятичами». В то же время нет ни одного известия этого периода, в котором название «вятичи» было бы распространено на Рязанскую землю. Следовательно, письменными источниками вятический состав населения Рязанского края не доказывается.

Вятический характер рязанского населения доказывался и доказывается археологами. Полемизируя с А. А. Шахматовым, В. А. Городцов утверждал, что по обеим берегам реки Оки от Коломны до Пронска «и вероятно далее до владений касимовских кривичей» встречаются вятические курганы (В. А. Городцов. Древнее население...) До Старой Рязани, но только по правому берегу ведет вятические курганы А. Л. Монгайт (А. Л. Монгайт. Старая Рязань, стр. 20, Рязанская земля, стр. 129). Более осторожен А. В. Арциховский, указавший на слабую исследованность в этом отношении Рязанского края (А. В. Арциховский. Курганы вятичей, стр. 120).

Следует отметить, что курганами Рязанская область не богата. Возможно, это связано с тем, что край заселялся в значительной степени уже христианским населением. Кроме того, курганы области совсем не однородны. Одна группа - Рассохинские, Кривкшинские, Осовские курганы - расположена на территории бывшего Зарайского и, частично, Михайловского уездов Рязанской губернии. Это наибольшая по количеству и наиболее исследованная курганная группа (Дневник раскопок курганов, произведенных в 1896 г. ТРУАК, XI, в. 2, Р. 1897; И. И. Проходцов. Кривишинские курганы.ТРУАК, т. XIII, в. 1, Р. 1898 и др). И по форме курганов, и по инвентарю – это вятические погребения. Вятическое происхождение названной группы курганов и послужило основанием считать это племя первоначальным населением всей Рязанской земли. Но вся эта группа расположена в районе реки Осетра, то есть в том районе, который в собственно «Рязань» и не входил. Расположенные же в самом центре Рязанской земли, между Переславлем Рязанским и Старой Рязанью Рубцовские курганы, а также Ростиславские курганы, представляли собой совершенно иной тип. Здесь иная и форма курганов (они меньше) и состав сопровождающих их предметов. В этих курганах совершенно нет вятических семилопастных височных привесок. Зато в них имеются привески в виде небольших височных колец, а также привески т. н. «киевского типа» (кольцо о тремя бусинами) (ТРУАК, т. XI, стр. -1, и стр. 153-158; А. А. Спицин. Обозрение некоторых губерний и областей России в археологическом отношении; «Записки русского археологического общества». т. XI, в. 1-2, СПб. 1899, стр. 237 и др).

Южное происхождение этих курганов признается по существу всеми исследователями (В. А. Городцов. Древнее население..., стр. 149; Н. Лебедева. Перстни рязанских курганов, Р. 1928, стр. 7 и 12; А. Л. Монгайт. Рязанская земля, стр. 193 и 244). Иных же курганов по берегам Оки, в наиболее населенной части Рязанского края, нет вообще. В.А. Городцов отметил еще ряд погребений на Борковском и Алекановском селищах (В. А. Городцов, Отчет об арх. исследованиях в долине р. Оки, 1897 г., М., 1900, стр. 27-29 и 33 и др. работы). По инвентарю они оказались родственными Рубцовским и Ростиславским курганам. Но сам В. А. Городцов оказался непоследовательным. В одном месте, обращая внимание на привески «киевского типа», он связывает погребение с южнорусским населением, в других местах без всякого основания относит их к вятичам. У А. А. Спицина такой непоследовательности нет. Таким образом, берега Средней Оки заселялись не вятичами. Вятичи составляли здесь только компонент и компонент не особенно значительный. Ни одного погребения вятического типа нет в прибрежных районах Оки между двумя главными рязанскими центрами. Зато на Оке имеются Рубцовские и Ростиславские курганы, а также погребения на Борковском и Алекановском селищах, которые исследователи связывают с юго-западной колонизацией.

Весьма показательна и географическая номенклатура в Рязанском крае. Здесь был Переславль, который, как и Переславль Русский, располагался на Трубеже (до начала XIX в. проток Оки). Через Переславль протекает речка Лыбедь. Неподалеку от Переславля находились города Вышгород и Льгов, между Старой Рязанью и Пронском - Белгород. В «списке русских городов», относящемся к концу XIV - началу ХV века (М. Н. Тихомиров. Список русских городов дальних и ближних. «Исторические записки», т. 40, 1952, стр. 217-218), среди рязанских городов названы Торческ, Воино, Глебов, Зареческ. Вместе с тем, в собственно рязанской земле нельзя указать ни одного города, который вел бы свое название из земли вятичей.

Обращает на себя внимание и такой любопытный факт: нигде поселения с приднепровской и северянской номенклатурой не переходят Оку; Ока является как бы пределом, до которого доходили колонии выходцев с юга. Лингвисты и этнографы до сих пор отличают население Рязанского края именно по этой линии. И именно этой линией отделялась «Рязань» от позднейшей Мещеры. П. Голубовский был склонен связывать с северянской колонизацией наряду с Рязанью также и Муром (П. Голубовский. История Северской земли до половины XIV столетия, Киев, 1881, стр. 25). Однако несмотря на то, что Муром являлся некоторое время основным опорным пунктом княжеской власти в крае, южно-русский элемент не сказался здесь сколько-нибудь существенно. Лингвистика, этнография и археология единодушно относят район Мурома к кривичам. Это, между прочим, может свидетельствовать и о том, что и географическая номенклатура юга занесена в Рязанскую землю не князьями, во всяком случае, не только князьями. Сюда шли большие массы народа. В. О. Ключевский отмечал обычай колонистов «уносить с собой на новые места имена покидаемых жилищ» и в этой связи проводил параллель с США, по городам которых «можно репетировать географию доброй доли Старого Света» (В. О. Ключевский. Сочинения, т.І , М., 1956, стр. 290). Видимо, колонистами основаны и большинство городов с южной номенклатурой в районе Средней Оки.

В настоящей работе не ставится задача рассмотрения этапов славянской колонизации. Вполне вероятно, что юго-западной колонизауии предшествовала колонизация со Среднего Дона в X веке. Не может здесь ставиться и задача выяснения племенной принадлежности первых славянских поселенцев на территории позднейшей «Резани». Здесь важно подчеркнуть никем не отрицавшийся, но не оцененный в полной мере факт колонизации края из Приднепровья. Этот факт может объяснить многое. Он объясняет, почему Рязань и вятичи постоянно и отчетливо разделяются в XII веке. Он может объяснить причину стремительного подъема культуры Рязанской земли, в частности, культуры Старой Рязани в XII веке. Этот факт может дать ключ и к решению поставленного в данной работе вопроса. Наименование «Резань» - «отрезанная земля» - аналогично наименованию «Залесская земля». И та, и другая земля получили свое название относительно Приднепровья. «Залесская» - потому, что эта земля оказывалась за непроходимыми или почти непроходимыми лесами. «Резань» - потому, что этот район был в определенное время отрезан от Киева.

Если вывод о путях из района Средней Оки в Приднепровье делать на основе географической карты, то естественно предполагать два пути: один по Оке и ее притокам с переходом на Оку и ее притоки, другой -по Дону и его притокам с переходами на притоки Десны, в частности Сейм. А что дают по этому поводу источники?

Судя по находкам изделий Причерноморья в рязанских могильниках I тысячелетия н. э., путь по Дону уже в глубокой древности играл значительную роль для района Средней Оки. Летописи под 1095 годом отмечают путь из Курска в Муром (Лаврентьевская летописъ, стр. 221-222). А. Н. Насонов подчеркивал важность этого пути «полем» для черниговских князей (А. Н. Насонов. «Русская зсмля»..., стр. 198-199). О существовании переходов с Оки на Дон в районе Переславля Рязанского и Старой Рязани имеются прямые свидетельства и источниках более позднего времени (ХІV-ХVІ вв.) (М. Н. Тихомиров. Средневековая Москва в ХІV-ХV веках, М., 1957, стр. 122 и далее; его же. Древнерусские города, М., 1956, стр. 426; К. В. Кудряшов. Половецкая степь, М., 1948, стр. 12 и далее; М. В. Фехнер. Торговля русского государства со странами Востока в XVI веке, М., 1956, стр. 11-12). Примечательно, что в районе Курска, а также в районе села Борок близ Переславля Рязанского зарегистрировано соответственно 6 и 7 кладов арабских монет (А. Л. Монгайт. Рязанская земля, стр. 95 и 156). Таким образом, путь от Курска на Дон и далее к Оке был известен и использовался в древности.

Географически может представиться наиболее логичным путь по Оке и Десне. Однако в источниках имеются определенные указания на практическую непроходимость водораздела Десны и Оки. В «Поучении» Владимира Мономаха, относящемся к началу XII века, имеются слова: «Первое к Ростову идох сквозе вятиче, посла мя отець, а сам иде Курьску». И далее: «А вятичи ходихом по две зиме на Ходоту и сына его, и ко Корьдну ходих 1-ю зиму» (Лаврентьевская летопись, стр. 238 и 239). Эти извлечения из «Поучения» Мономаха неоднократно рассматривалась в литературе и их смысл не вызывал сомнений (А. В. Арциховский. Курганы вятичей, стр. 156; Т. Н. Никольская. Культура бассейна верхней Оки в I тысячелетии н. э., МИА, т. 72, М., 1959, сгр. 85 и др.). В последнее время, правда, А. Л. Монгайт попытался обосновать положение о постоянном функционировании пути по Оке и Десне (А. Л. Монгайт. Рязанская земля, стр. 305-310). Положение А. Л. Монгайта логически вытекает из предложенной им схемы расселения племен. Но конкретная аргументация его неубедительна. Он, в частности, не опроверг свидетельств Мономаха. По поводу первой фазы им высказано предположение, что «вероятно это не был военный поход» (А. Л. Монгайт. Рязанская земля, стр. 309). Но в «Поучении» дается именно перечень походов - «путен» (А. С. Орлов. Владимир Мономах, М.-Л., 1946, стр. 141). Иначе и не было смысла подчеркивать «сквозе вятиче». Совершенно явно, что о военных походах идет речь и в другом сообщении, которого А. Л. Монгайт почему-то не касается.

Таким образом, источники дают возможность говорить только об одном прямом пути из Приднепровья в район Средней Оки: пути с Сейма на Дон. Не исключено, что слова «Поучения» «а сам иде Курьску» означают, что Всеволод, направив сына труднопроходимым путем, сам пошел как раз обычным путем - через Курск. Весьма вероятно, что именно путь на Дон и далее на Оку делает Курск и прилегающий к нему район объектом борьбы Святославичей и Всеволодовичей в конце XI -начале XII вв. (По смерти Ярослава в 1054 г. города по Сейму достались Всеволоду. П. Голубовский полагал, что по Любеческому съезду Курск перешел к Олегу Святославичу (История Северской земли, стр. 100)). Вполне вероятно, что сами поселения выходцев из Придпепровья на Средней Оке первоначально сложились в связи с функционированием пути по Дону и Оке к Волжской Болгарии. Этот путь должен был приобрести особое значение в период княжения в Чернигове и Тмутаракани Мстислава Владимировича (20-30 гг. XI столетия). По сообщению В. Н. Татищева, Ярослав уступил в 1023 году Мстиславу Муром (В. Н. Татищев. История Российская, т. II. М.-Л., 1963, стр. 70). Едва ли это приобретение Мстислава не было связано с борьбой за овладенис путем в торговый центр Восточной Европы того времени - Булгар. Как опорный пункт, у перехода с Оки на Дон могло возникнуть и поселение при слиянии Прони и Оки - позднейшая столица княжества.

Но и путь по Дону не был безопасным. Более того. Имеются свидетельства того, что в отдельные периоды он прерывался совсем. Уже Д. Ходаковский обратил внимание на то, что, согласно Сказанию о Борисе и Глебе (убитых в 1015 году их братом Святополком), Глеб направляется из Мурома в Киев не вверх по Оке, а перейдя на Верхнюю Волгу. Д. Ходаковский отметил также то, что и гонец Ярослава из Новгорода и убийцы ожидали Глеба под Смоленском. Путь через Смоленск был, следовательно, единственным путем (Д. Ходаковский. «Пути сообщения в Древней России», «Русский исторический сборник», т. I, кн. 1, М., 1837, стр. 25-26).

В исторической литературе путь Глеба, кажется, не подвергался сомнению. Ведь автор Сказания, кем бы он ни был и в какое бы время ни писал, не мог ставить задачи фальсификации исторической географии. Можно говорить только о том, отражал ли этот путь положение, существовавшее ко времени написания Сказания, или ко времени, отраженному в нем (Литературу см. у Н. Н. Ильина, Летописная статья 6523 года и ее источник, М., 1957 и Н. Н. Воронина. «Анонимное» сказание о Борисе и Глебе, его время, стиль и автор, ТОДРЛ, т. XIII, 1957). А. Л. Монгайт, правда, делает предположение, что Глеб шел не из Мурома, а из Ростова (А. Л. Монгайт. Рязанская земля, стр. 308). По А. Л. Монгайту, только летопись Переяславля Суздальского определенно говорит о том, что князь шел из Мурома. Но можно ссылаться также на тексты Сказания, дошедшие во многих сравнительно древних списках. Глеб по ним совершенно определенно считается муромским князем (Н. Н. Ильин. Летописная статья 6523года..., стр. 195).

Связь поселений в районе Средней Оки с Приднепровьем, а также трудность пути к этим поселениям, позволяет предложить и заключительное звено для решения поставленного вопроса. В середине XI века в русских степях появились половцы. Как справедливо заметил Д. Багалей, половцы оказались «не чета печенегам; целых два столетия Русская земля должна была употребить на борьбу с ними» (Д. Багалей. История Северской земли до половины XIV столетия, Киев, 1882, стр. 133). После 1094 года со страниц летописей исчезает Тмутаракань (А. Н. Насонов. Тмутаракань в истории Восточной Европы X века. «Исторические записки», т. 6,1940). Через некоторое время последние русские поселения степной полосы и Дона покидаются их жителями. Раскопки Белой Вежи показывают драматическую картину разорения и уничтожения некогда цветущего города (Материалы и исследования по археологии СССР, № 75, т. 2, М.-Л., 1959). Население отступает частично «в Русь». Но в Руси тоже неспокойно. Поток переселенцев в «Залесскую землю» и в район Средней Оки возрастает. Но теперь и донской путь в район Средней Оки становится трудным, а временами, видимо, вообще недоступным. В какой-то момент русские колонии в райоие Средней Оки оказались отрезанными от «Русской» земли. И они получили название «отрезанной земли», то есть «Резани».

Трудно, конечно, установить, когда оформилось это название, и с какими конкретными событиями оно связано. Половцы начинают п способствовать на Дону примерно с 60-х гг. XI века (П. Голубовский. Печенеги, торки, половцы до нашествия татар ІХ-ХІІІ вв., Киев, 1884, стр. 78). Как показывает Сказание о Борисе и Глебе, составленное, по мнению Н. Н. Ильина, около 1072 года (Н. Н. Ильин. Летописная статья 6523 года..., гл. IV), прямой путь в это время вообще исключался. Позднее же, в конце XI столетия, он в определенной степени становится возможным. С 60-70 гг., по-видимому, можно связать и время возникновения имени «Резань».

Может возникнуть вопрос: почему не называлась «Резанью» Тмутаракань? Ведь это княжество также оказалось отрезанным. Но имя Тмутаракань было уже привычно для слуха всякого русского, особенно после блестящего княжения там Мстислава и песен Бояна. К тому же оказывается, что некоторые летописные источники путают Тмутаракань и Рязань. Это, в частности, отразилась у В. Н. Татищева (В. Н. Татищев. История Российская, т. II, стр. 106-107,138-139,253, прим. 321. В Никоновской и Густинской летописях под 1125 г. имеется смешение Тмутаракани и Мурома). Таким образом, не исключено, что и Тмутаракань какое-то время и в каких-то местах называлась «Резанью». Но имя это не успело за ней утвердиться.

Можно вспомнить теперь и те многочисленные «Резани», которые отмечались рядом авторов в Европе. Очень вероятно, что некоторые из них также означают «отрезанную землю». Весьма похожа на таковую, в частности, «долина Резянская или «Резяны», указанные П. Г. Шафариком. Но аналогиями в данном случае не следует злоупотреблять, а конкретное исследование происхождения этих наименований не может входить в задачу данной статьи.

Кузьмин А. Г. Название «Рязань» в связи с некоторыми проблемами истории района Средней Оки в Х-ХІ веках. //Учен. зап. Ряз. гос. пед. ин-та. - Рязань, 1969. -Т.

62: Некоторые вопросы краеведения и отечественной истории. - С. 290-305

В 1778 году при образовании Рязанского паместничества город Переяславль-Рязанский был переименован в Рязань. Такое название имела первоначальная столица Рязанского княжества, которая находилась значительно ниже по Оке (ныне село Старая Рязань Спасского района).

Древнерусский город Рязань впервые упоминается в 1096 году. В Лаврентьевской летописи в записи под этим годом содержится известие о том, что Олег, не принятый смольнянами, «иде к Рязаню». В древнейших летописных текстах название города нередко имеет форму мужского рода. Необходимо отметить, что слово Рязань употребляется в летописях не только для обозначения города, но и всей Рязанской земли, и в последнем случае оно, по-видимому, «постоянно трактуется в женском роде». Так, в Никоновской летописи под 1147 годом сообщается, что Святослав пошел к Москве «с Резани из Тешилова». В летописях представлено различное написание топонима Рязань: через Я, юс малый, Е, ять. Как отмечает А. Г. Кузьмин: «Многие летописи устойчивого написания не имеют вообще».

Существует большое количество версий, объясняющих происхождение названия Рязань. Известный ученый историк Н. И. Надеждин, стоявший у истоков научной топонимики в России, писал: «Слово в нашей власти. Оно беззащитно. Из него можно вымучить всякий смысл этимологической пыткой». Исходя из этого замечания, трудно назвать другое слово, которое подвергалось бы такой изощренной пытке, как топоним Рязань.

В XVIII веке считалось, что Рязань - это видоизмененное и перенесенное на новый объект название древнерусского города Тмутаракани (В. Н. Татищев, Екатерина II, И. Н. Болтин). Т. Я. Воздвиженский сближал топоним Рязань с наименованием древнерусской денежной единицы резаны, М. И. Макаров – с глаголом резать («... нигде столько не резались... как в кровавой стороне рязанской»). Д. Ч. Черков полагал, что это название было перенесено «нашими праотцами с придунайских стран». Наряду с подобными умозрительными гипотезами было выдвинуто предположение, которое до сих пор признается одной из основных версий происхождения топонима Рязань. Данное предположение, высказанное впервые П. Ю. Львовым, возводит название Рязань к слову ряса. Эта точка зрения была поддержана в дальнейшем М. Н. Макаровым, интерпретировавшим слово ряса как «топкое, болотистое место». Во второй половине ХІХ века Н. Любомудровым была высказана другая ведущая версия происхождения топонима Рязань, согласно которой имя города возникло из названия одного из мордовских племен - эрзя. Близка к этой версии точка зрения Д. В. Щеглова, который усматривал в наименовании Артания (так обозначалось в древних арабских источниках одно из племен) угро-финское племя и считал, что название Рязань восходит к этому этнониму. А. Ф. Риттих предпринял попытку установить соответствие между славянскими географическими названиями на юге и западе Европы и именем Рязань.

В XX веке А. А. Шахматов поддержал направление поисков Н. Любомудрова и Д. Ф. Щеглова, считая возможным такой ход последовательных изменений: Артания - Эрдзянь - Рязань. Эта гипотеза получила развитие в работах А. Л. Монгайта, но результаты больших раскопок в Старой Рязани привели его позже к выводу, что данное предположение не находит археологических доказательств. А. М. Селищев считал, что название подмосковной деревни Рязань по своему происхождению является кратким притяжательным прилагательным, образованным с помощью суффикса –J (ь) от неканонического имени Резан. Однако он не распространил данное объяснение на древнерусский город Рязань. Это сделал М. Фасмер, который, впрочем, охарактеризовал подобную этимологию как ненадежную. По мнению И. М. Дворова, название Рязань произошло от слова ряж, которым обозначалось крепостное сооружение в виде деревянного сруба, погружаемого в грунт и заполняемого обыкновенно вязкой, жидкой глиной или булыжником. Возникающую при этом несвойственную русской фонетике замену «ж» на «з» С. Роспонд считает возможным объяснить влиянием угро-финского субстрата. Как полагает А. Г. Кузьмин, наименование Рязань восходит к слову резань - «отрезок, кусок». «В какой-то момент русские колонии в районе Средней Оки, - писал он, - оказались отрезанными от «Русской» земли (Приднепровья-Н.). И они получили название «отрезанной земли», то есть «Резани». В работах ряда исследователей выдвигается версия гидронимического происхождения названия Рязань. А. Ф. Орлов указывал, что «надо поискать близ села Ст. Рязани речку Рязань». Однако нет такой речки сейчас, не имеется и исторических свидетельств о ней в прошлом. Поэтому сторонники данной версии сравнивают наименование города Рязани с названием рек на других (подчас весьма отдаленных) территориях. Так, А. Ф. Орлов отмечал, что один из рукавов Северной Двины ниже Великого Устюга называется Рязань, Резаниха. Наименование города сближали также с гидронимами Рось (бассейна Днепра), Ряньзя (бассейна Оки). В. П. Нерознак, допуская возможность гидронимического происхождения названия города, приводит имена таких рек в Поочье, как Рязань, Рязанка, Резанька.

Многочисленные версии настолько разнообразны, что создается впечатление о практической исчерпанности новых путей поиска. Однако это не так.

Один из первых рязанских краеведов М. Н. Макаров, рассматривая происхождение названия города Рязани, попутно отметил: «и здесь же к истории того же названия можно еще присовокупить резань, дикие или лесные, яблоки, известные под сим именем и доныне. Их не зовут рязанью?» На вопрос, поставленный М. Н. Макаровым, можно дать утвердительный ответ. В «Словаре географическом Российского государства», опубликованном в начале ХІХ века находим: «Жители (Рязанской губернии - А. Н.) упражняются в обыкновенных крестьянских работах и великое количество разводят таких яблок, именуемых резань, коими производят нарочитый торг».

Исходной, видимо, следует считать форму резань, этимологически связанную с глаголом резать. «Сии твердые и мелкие яблоки, - утверждает М. Н. Макаров, - обыкновенно разрезывались, вязались и сушились или вялились и таким уже образом употреблялись в пищу. Яблоки же мороженые не употреблялись в разрез». В таком случае резань - фонетическое видоизменение исходной формы.

В. Бурнашев сообщает, что рязань - это мелкие яблоки, наиболее распространенные в Рязанской губернии. В «Толковом словаре живого великорусского языка» В. И. Даля даются такие сведения: «Рязань – ж. мелкие яблочки, дичковые, на квас; // мороженые яблоки, привозимые по зимнему пути // Сиб. сибирские, китайские, райские яблочки (или резань?)».

Зарегистрировано также употребление в некоторых русских диалектах слово рязань в значении «дикая яблоня».

Г. П. Смолицкая в книге «Гидронимия бассейна Оки (список рек и озер)» приводит такие названия: река Рязань, река Рязанка (Резанька), река Резанка, озеро Резаново, вершина Резанова, овраг Резанов. Представляется достаточно очевидным, что данные названия относятся к разряду имен, связанных с породами деревьев и кустарников. Ср. в той же книге: река Береза, река Березка, река Березовка, болото Березово, овраг Березов, река Ольховка, ручей Ольховец, озеро Ольхово, река Осиновка, овраг Осинов, озеро Орехово, река Смородинка, речка Черемушка, овраг Черемухов, овраг Яблонев, река Яблоневка, река Яблонка и т. д.

Сосуществование таких топонимов, как Яблонка и Рязанка, Яблоново и Резаново, обусловлено, по-видимому, не только наличием в момент их возникновения общенародного слова яблоня и местного рязань (резань), но и тем, что рязань (резань) - это определенная разновидность яблони.

К сожалению, почти не изучена микротопонимия Поочья. Можно предположить, что в ней тоже представлены случаи топонимизации данного слова. Так, например, И. Г. Рябцев отметил, что между деревнями Уляхиной и Сивцевой «... место и долина называется Городище, а луговая часть близ Городища - Рязанями».

Такие ойконимы, как деревня Рязань (Звенигородский район Московской области), деревня Рязанка (Ермишинский район Рязанской области) вовсе не обязательно относить к числу перенесенных названий, тоесть названий, которые перенесены населением с прежнего места жительства на новое. Вполне вероятно, что данные населенные пункты получили свои наименования в связи с особенностями местной флоры. Ср. в Рязанской области: поселок Дубки, деревни Дубовка, Ольховка, Осиновка; села Березовка, Липки, Ольхи и другие.

Все изложенное позволяет предположить, что город Рязань получил свое название по местности, обильной дикорастущей яблоней - рязанью (резанью), по аналогии с названиями древнерусских городов типа Березовьць, Березый, Дубеченъ, Дубок, Олешье.

Никольский А. А. О происхождении низвания города Рязани. // Лингвистическое краеведение Рязанской области: Исследования и материилы: Сб. науч. тр. - Рязань, 1995. –С. З-9
Никольский А. А Рязань. // Топонимич. слоеарь Ряз обл. – Рязань, 2002 – Вып. 2. - С. 57-60
Никольский А. А. Рязань. // Топонимич. словарь Ряз. обл. -2-е изд., перераб. и доп.-Рязань, 2004.
Никольский А. А. Рязань. //РЭ. – Рязань, 2000. -Т.2.- С. 336, 337
Слоеарь географический Российского государства. – М., 1807. – Ч. 5- Стб. 459, 503-506
Воздеиженский Т. Историческое обозрение Рязанской губернии. – М., 1822. – С. 5, 6, 97
Руссов С. В. Письмо о Россиях, бывших некогда вне нынешней России. II Отественные записки. - 1827. - Ч. 31. - № 87. - Июль. - С. 118, 119
Макаров М. Историческое и статистическое описание Ряжска, уездного города Рязанской губернии. II Исторический, статистический и географический журнал, или Современная история света на 1830 год. - 1830. -Ч. 1.- Кн. 1: Янв. - С. 61-63
Чертков Д. Ч. О переводе Манассиной летописи на словенский язык. II Русский исторический сборник, издаваемый Обществом истории и древностей российских І Под ред. проф.- (М. П. ) Погодина. - М., 1843. -Т.6.- Кн. /, 2. - С. 124 (Примечание)
Тихомирое Д. Записки об археологических исследованиях в Рязанской губернии. - М., 1844.-С. 2-4
Макаров М. Н. Опыт русского простонародного словотолковника. - Б. м., Б. г. - С.12
Макаров М. Н. Опыт русского простонародного словотолковника. II Чтения в обществе истории и древностей российских. - 1846. – № 3. - Отд. 4. - С. 36
Щеглов Д. Первые страницы русской истории. II Журнал Министерства народного просвещения. - 1876. - Май. - С. 15
Экземплярский А. В. Великие и удельные князья Северной Руси в татарский период с 1238 по 1505 г. - СПб., 1891. -Т.2.- С. 560-562
Риттих А. Ф. Карта славянских поселений е 3ападной Европе в древности. І Труды Ряз. учен. архивной комиссии. - 1895. - Т. 10. - Вып. I. - С. 93
Орлое А. Ф. Происхождение русских и некоторых западноевропейских рек, городов, племен и местностей. - Вельск, 1907. - С. 29, 119, 120
Шахматов А. А. Древнейшие судьбы русского племени. - Пг., 1919. - С. 35, 36 (Примечание)
Монгайт А. Л. К вопросу о трех центрах Древней Руси. II Краткие сообщения Института истории материальной культуры АН СССР – М., 1947 -№ 16. -С. 105, 106
Монгайт А. Л. Из истории населения бассейна среднего течения Оки. I/ Советская археология. - 1953. - № 18. - С. 174, 175
Тихомирое М. Н. Древнерусские города. - М., 1956. - С. 430
Милонов Н. П. Топонимика и некоторые вопросы из истории Древней Руси. I Учен. зап. Ряз. гас. пед. ин-та. - Рязань, 1957. - Т. 16; Исторический сборник. - С. 139-141
Дворов И. М. О происхождении названия города Рязани. II Известия Всесоюзного географического общества. - 1960. – Т. 92. - Вып. 6. - С. 526-529
Никонов В. А. Краткий топонимический словарь. - М., 1966. - С. 362
Роспонд С. Структура и стратиграфия древнерусских топонимов. II Восточнославянская ономастика. - М., 1972. - С. 30
Нерознак В. П. Названия древнерусских городов. - М., 1983. - С. 151, 152
Чумакова Е. П. Расселение славян в Среднем (Рязанском) Поочье по лингвистическим и историческим динным. - Уфа, 1992. - С. 15, 16
Касаткин В. Славное имя Рязань. II Рязанский следопыт. - 1994. -№ 3. - С. 49-52
Тарабрин Е. Г. Рязань. Происхождение названия. II РЭ. - Рязань, 1995. - С. 511
Смолицкая Г. П. Живые свидетели тысячелетий и веков. II Рязанские известия: Спец. выпуск к 900-летию Рязани. - 1995. - 4-10 сентября
Смолицкая Г. Топонимич. слоеарь. // Рус. речь. - 1998. - № 6. - С. 93, 94
Смолицкая Г. Топонимич. словаръ. - М., 2002. - С. 294-296
Смолицкая Г. П. Рязань. //РЭ. - Рязань. 2000. - Т. 2. - С. 335, 336
Поспелое Е. М. Историко-топонимический словарь России. - М., 2000. - С. 157, 158

Легенда рассказывает о том, что здесь была 6итва, резня с войсками Батыя, отсюда и название Рязань. Но летописи говорят о том, что название города упоминается почти на 150 лет раньше, чем была битва между рязанцами под предводительством Евпатия Коловрата и войсками хана Батыя.

Смолицкая Г. П. Занимательная топонимика. - М., 1990. - С. 80

Название свое столица княжества заимствовала, по мнению некоторых, от народа, образовавшегося из пришельцев, которые будто бы за свои буйные и воинственные наклонности заслужили от современников название резанцев, происходящее от глагола резать. Впрочем, с этим едва ли можно согласиться; вероятнее предположить, что слово Рязань принадлсжит к тем географическим названиям, которые перешли к славянам от туземных обитателей, подобно именам Оки, Муромы и других.

Баранович М. Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального штаба: Рязанская губерния. - СПб., 1860. - С. 489

Рязань др. - русск. Рязань (часто в Пов. врем. лет). Сомнительно в фонетическом отношении исключительно популярное возведение к морд. erza или erzan - «эрзянский» (Бубих, Sbornik Prasil, Sjezdu 2, 456 и сл.; Шахматов у Монгайта, Кратк. Сообщ. 16,105). Скорее это производное от собств. Рьзанъ, букв. «вырезанный (из чрева матери)» с ранней ассимиляцией гласных - Рязань. Ненадежно.

Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. - М., 1987. -Т. З.-С 537

Одна из версий выводит название города от мордовского племени эрзя. В связи с этим вот какой примечательный текст мы находим у Н. Любомудрова: «В мордовкой языческой мифологии обращает на себя внимание имя «Азар», что значит «владыка, господин» - название главного верховного божества, которое есть корневая основа в именах прочих мордовских божеств».

Азар и Азарава - владычица.

Ведьазар, ведь на морд. языке - лес, следовательно, Ведьазар и Азарава - владыка леса и владычица леса. Юртазар - владыка дома и т. д.

Народное мордовское имя Арза, Эрза, Эрзянь и прочие варианты этого слова не указывает ли на название племенного бога - родоначальника «Азар»? В этом случае имя «Арзы» или «Эрзы» не означает ли народ, почитающий божество Азар, или происходящий от родоначальника и главы - Азара?

Любомудров. О происхождении и значении имени Рязань. II Ряз. епарх. ведом., Прибавление. - 1871. -№ 12. - С. 305
Любомудров Н. Исследования о происхождении и значении имени Рязань. - М., 1874. - С 44

Этноним эрзя - неясного происхождения. Впервые, видимо, он был упомянут в X в. в письме хазарского каганата Иосифа, сообщавшего о народе Arisu на Оке. Название г. Арзамас (морд. Эрзямас) также имеет отношение к этнониму эрзя. Некоторые исследователи (Н. Ф. Мокшин) производят его из иранских языков, ср. иран. arsan «самец», «мужчина», «герой». В тюркских и иранских языках корень ар-/эр-/ир- имеет значение «человек». Этноним эрзя мог быть воспринят мордвой от сарматского племени аорса, описанного Страбоном и Птоломеем в I в до н. э. -1 в. н. э.

Агеева Р. А. КАКОГО МЫ РОДУ-ПЛЕМЕНИ? Народы России: имена и судьбы. Словарь-справочник. М.: Academia, 2000. - С. 404

«Ря» у мордвы, шведов, финнов обозначает сырость, болото, а «са» у тунгусов и татар - земля, местность.

Любомудров. О происхождении и значении имени Рязинь. II Ряз. епарх. ведоМ., Прибавление. - 1871. -№ 10. - С. 242
Любомудров Н. Исследования о происхождении и значеии имени Рязань. - М., 1874. - С. 1

...Другие считают, что «рязань» есть не что иное, как наименование денежной монеты «резан». Приводятся ссылки на летописные источники, в которых Рязань называется Резанью. Подробного описания этого мнения в литсратуре нет...

Дворов И. Рязань. - Рязинь, 1961. - С. 35

Еще до прихода южно-русских князей жители Поочья вели торговые отношения с арабскими купцами. Арабская серебряная монета - диргем - для удобства расчета разрубалась на куски - резаны (или резанцы). За резаны же в Поочье слыли и кусочки серебряных монетных гривен арабской отливки в виде четырехгранных прутиков, которые тоже имели хождение в качестве денег.

Полагают, что и сами диргемы в Рязанском крае прозывались резанами. Со словом «резан» (резана) и увязывается поименование местности и города.

Потапов А. Вековечный город. - Рязань, 1995. - С. 6

В составе известных вариантов происхождения названия «Рязань» отсутствует один, который, казалось бы, лежит, что называется, «на поверхности», и должен был бы, как представляется автору данной заметки (Горбунову Б. В.), привлечь внимание исследователей в числе первых.

Будучи в командировкс в Саранске, я посетил читальный зал местной университетской библиотеки с целью ознакомления с литературой, посвященной рязанской мордве. Здесь мое внимание привлекли разного рода мордовско-русские словари, в обилии представленные в справочном отделе. При просмотре мокшанского и эрзянского словарей обнаружилось, что в обоих языках термин «русский» обозначается словом «рузонь», разговорное «рузань». Имеются и варианты: «рузвань» в эрзянском и «рузва» в мокшанском (прилагательное «русский» к некоторым существительным женского рода).

Известно, что в ходе славянской колонизации территория среднего течения р. Оки славяне и аборигенное финское население некоторое, довольно длительное, время проживали по соседству, в том числе и на территории нынешнего городища Старая Рязань. Впоследствии часть финнов была ассимилирована славянами, другая - вытеснена.

Автор данной работы полагает, что в период длительного совместного проживания финны сопровождали обозначения славянских поселений прилагательными «рузонь», «рузань», «рузавань» и т. п. Со временем эти прилагательные распространились на всю территорию среднего течения р. Оки, населенную русскими, в том числе потомками ассимилированных финнов, и приобрели самостоятельное значение. В дальнейшем «рузонь», «рузань», «рузавань» и пр. трансформировались в более привычное русскому уху «резань» (тем более, что слово «резань» бытовало в древнерусском языке), что стало обозначать и название города, и название всей территории Среднего Поочья.

Горбунов Б. В. Еще раз о происхожденин названия «Рязань». // Материалы и исследования по рязанскому краеведению: Сб. научных работ. - Т. 3. / Отв. ред., сост. и авт. предисловия Б. В. Горбунов / Ряз. обл. ин-т развития образования. -Рязань, 2002. - С. 248, 249
Горбунов Б. В. Еще раз о происхождении названия «Рязань» // Труды Рязанского исторического общества. - Рязань. 2002. - Вып. 4. - С. 109-110
Мокшанско-русский словарь. - М., 1998. - С. 587, 588
Эрзяно-русский словарь. - М., 1993. - С. 559

Существует довольно много версий происхождения названия города Рязань (Топонимический словарь Рязанской области / Под ред. А.А. Никольского; РГПУ. -Рязань, 2002. –Вып. 2. - С. 57-60). Среди них-объясняющая «Рязань» как краткое притяжательное прилагательное от имени «Резан», образованное при помощи суффикса j(ь). Парадоксально, что эта гипотеза (даже при большом количестве в той или иной степени подтверждающих ее фактов) все еще остается наиболее малоизвестной. Вероятно, значительную роль в этом играет принадлежность аргуменгации к духовной культуре, а не к миру конкретных материальных вещей (будь то дикие яблоки, называемые «резань», или монеты резаны, топкое место, место проживания зрзи и т. п.).

М Фасмер в «Этимологическом словаре русского языка» пишет, что «Рязань» - «скорее производное от собств. Р?занъ, букв. «вырезанный (из чрева матери)» с ранней ассимиляцией гласных - Рязань» и характеризует такую этимологию как ненадежную (Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. /Пер. с нем. И доп. О. Н. Трубачева. Т. 3. - М., 1987. - С. 537). Эту версию поддерживает О. Н. Трубачев и приводит ряд важных замечаний: уточнение первоначальной формы названия как формы мужского рода (къ Рязаню) и признание реальности личного имени Рязанъ (Трубачев О. Н. Из истории и лингвистической географии восточнославянского освоения. //Вопросы языкознания. -2000.- №5. -С. 10).

В дополнение к названным аргументам можно привести еше один. Среди славянских племен, освоивших Среднее (Рязанское) Поочье, несомненно, были вятичи и, вероятнее всего, они являлись здесь преобладающей племенной группой в общей картине восточнославянского расселения.

Проблема происхождения вятичей относится к числу активно обсуждаемых, но еще не решенных наукой. Тем не менее, в общем, очевидно, что вятичи - с Запада. История уже застала вятичей на окраине славянского мира, но приход на Восточно-Европейскую равнину совершился все же на памяти уже осевших вокруг племён. Традиционная формулировка места исхода вятичей - «от ляхов». О происхождении вятичей автор «Повести временных лет» говорит: «Радимичи бо и вятичи от ляхов. Бяста бо два брата в лесех, Радим, а другий Вятко, и пришедыне седоста Радим на Съжю, и прозвашася радимичи, а Вятко седе с родом своим на Оце. от него же прозвашася вятичи» (Рязанская энциклопедия. - Т. 2. -Рязань, 1999. - С. 212).

Итак, скорее всего племенное название «вятичи» восходит к имени «Вятко» (возможно, уменьшительная форма от «Вячеслав»). Следовательно, у группы вятичей, основавших Рязань (а на первом этапе славянской колонизации Рязанского края преобладающим потоком принято считать вятичей; часть керамики из раскопок Старой Рязани археологи датируют не позднее 1 -й половины XI в. (Чернецов А. В., Буланкина Е. В., Завьялов В. И., Стрикалов И. Ю. Новое в изучении Старой Рязани и ее округи. // Труды Рязанского государственного историко-архитектурного музея-заповедника. -Рязань, 1998. -С. 106)), был племенной опыт номинации значительного социокультурного образования по имени вождя.

А имя «Резан» вполне подходит для вождя и указывает на его сакральность. В качестве аналогии можно привести лат. Caesar (рус. царь), осмысленное на славянской почве как «выпороток»: «Иулию бо сушу во утробе матери 6 месяц и умре мать его. Южики же распороват утробу ея, изъяли младенца жива и нарекоша его Иулий, иже после был царь Риме, по реклу нарицаем Кесарь» (Воронков А.И. Из истории появления слов с латинскими корнями в русском языке. //Вопросы классической филологии,- Вып. VI. -М., 1976.-С. 154). Здесь, несомненно,сыграло свою роль своеобразное объединение сакральности царя и сакральности «вырезанного из чрева матери», связанной с языческой славянской культурой (ср., например, значение праславянского lysъ (jь) как явление практически одного порядка - «светлый, блестящий» (= «небесный, божественный») (Этимологический словарь славянских языков: Праславянский лексический фонд. / Под ред. О. Н. Трубачева. - Вып. 17.- М., 1990. -С. 50)).

Мы считаем, что эта версия является весьма обоснованной и, что важно красивой. Возможно, найдутся новые подтверждающие ее факты.

Дудин А.А.К вопросу о происхождении названия города Рязани. //Материалы и исследования по рязанскому краеведению: С6. научных работ. -Т. 4.1 Отв. ред. сост. Б. В. Горбунав I Ряз. обл. ин-т развития образования. - Рязань, 2003. – С. 223 -228

Слово, название города, РЯЗАНЬ - древнего происхождения и напрямую связано с именем бога РА в редуцированной временем форме РЯ, хотя в некоторых письменных источниках Рязань писалась в форме РЕзань.

Слово РЯЗАНЬ состоит из двух слогов: РА и САН, и первоначально название города фонетически произносилось как РАСАН.

РА - это имя ИСТИННОГО РУССКОГО ПЕРВОБОГА, означает в начальном смысле не только Солнце, Огонь и Свет, а неведомую человеку силу, которой подчиняется все на сете. Имя бога РА до наших дней дошло не только в таких словах как рассвет, радуга, праздник, красота и множестве других, но и названиях городов, таких как Зарайск, Самара, Саратов. Слог РА - один из основополагающих в русской речи. Достаточно сказать, что обратное произношение имени бога как АР, применялось в древности к ЧЕЛОВЕКУ как ЗЕМНОМУ ВОПЛОЩЕНИЮ РА. От слога АР произошло и само название наших предков - Арийцы, то есть земные боги. Все современные религии утверждают, что БОГ создал ЧЕЛОВЕКА по своему образу и подобию, но по РУССКИМ ВЕДАМ БОГ был не только ТВОРЦОМ, но и основателем славянских народов-АРИЕВ.

Вторая часть слова Рязань - САН на древнерусском-арийском языке означала тоже самое, что и сейчас, а именно: высокое место, пост, почтенное обращение, святость. Например сановник - человек, занимающий высокий пост; Санкт-Петербург, Сан-Франциско, Санта-Мария – имена городов и имена людей с обозначениями САН как символа святости, японское САН - форма вежливого обращения к человеку. В германских языках, например, английское слово САН фонетически имеет два значения - СОЛНЦЕ и СЫН. Русское СЫН также произошло от САН. Суммируя сказанное, относящесся к САН, можно утверждать, что РАСАН или современное Рязань, исторически несет несколько смысловых значений слова САН, но, безусловно, только одно значение РА - как Бога СВЕТА, СОЛНЦА, ЗАРИ, ЖИЗНЕННОЙ ЭНЕРГИИ.

Слово РЯЗАНЬ в историческом контексте можно понимать как ВЫСОКИЙ СВЕТ, СВЯТОЕ МЕСТО. Думается, что все эти смысловые содержания названия города не противоречат друг другу, а показывают всю сложность мироощущения наших предков. Но, возможно, что именно Старая Рязань была первой резиденцией – город династии РАРОГОВ /Рюриковичей/ - СЫНОВ РА, отсюда и РАСАН или ЦАРЬГОРОД...

Костылев В. В. Русь Рязанская. // Ариец. (Рязань). - 1999. - отябрь

А вот любопытная информация, правда, пока не подтвержденная документально, о чуть было не случившемся переименовании города. Старожилы рассказывают, что в 1920-30-х годах, когда пошла первая волна переименований названий старых городов, на карте молодого Советского государства стали появляться имена новых политических деятелей. Тогда Рязань чуть было не стала городом Троцк (в честь Троцкого).

Бабурин А. Запись со слов жителя г. Рязани. Запись сделана в 1993 г.

Кстати, сразу после смерти В. И. Ленина рассматривался вопрос переименования города Шацк в город Ульянов (смотри г. Шацк).

Говорим одно, а делаем другое. // Рабочий клич. - 1924. -17 февраля
Очерках истории рязанской организации КПСС. - М., 1974. - С. 202
История одной губернии: очерки истории Рязанского края 1778- 2000 гг. Под ред. к. и. н. Н. В. Акульшина. Рязань, 2000. - С. 195

Второй раз попытка наименовать Рязань по другому была предпринята в конце 40-х годов. Тогда руководителю аппарата секретариата ЦК ВКП(б) Г. М. Маленкову был подготовлен к заседанию секретариата 3 июня 1949 года обширный план мероприятий, посвященных празднованию юбилея академика И. П. Павлова. В одном из 14 пунктов, которые были завизированы заведующим отделом пропаганды и агитации, предлагалось переименовать Рязань в город Павлов. К счастью, этот пункт Маленков вычеркнул.

Заздравных О. Рязань, которую мы потеряли. //Домострой (Рязанский еженедельник. - 2003. - № 14.

И еще один интересный момент, не относящийся, правда, к происхождению названия нашего города, но напрямую с ним связанный. Речь идет о наименованиях, в которых участвует слово «Рязань», встречающееся в других областях.

В 1986 году в газете Приокская правда от 20 сентября появилась заметка В. Серебрякова «Рязанские названия», где сказано, что в течение всего XIX века из густонаселенной Рязанской губернии шло переселение крестьян в наименее населенные места России. По далеко неполным данным за 1861-1882 годы только из трех уездов Рязанской губернии - Раненбургского, Данковского и Скопинского - ушло в переселение 3500 семей. Переезжая на новые места, они перевозили с собой и названия. Так в Куйбышевской области есть села Большая и Малая Рязань и железнодорожный разъезд «Рязань» (Ставропольский район), поселок Рязанский (Большеглушицкий район). В Ульяновской области есть село Рязаново (Мелексекский район) и деревня Рязановка (Радищевский район). В Оренбургской области - село Рязановка (Алексеевский район), деревня Рязановка (Бузулукский район) и поселок Ряжский (Светлинский район).

Серебряков В. Рязанские названия. //Приокская правда. - 1986. - 20 сентября

В Тверской области есть населенный пункт с названием Рязань.

Атлас Московской области. - М., 2003.

К восгоку от г. Владимира протекает речка Рязановка (прав. приток р.Сож, притока р. Клязьмы).

Атлас Владимирской области. – М., 2003.

В Нижегородской области есть населенный пункт Рязанка; Московской - Рязанка, Рязаново (2), Рязанцы (2), Рязановский; Тверской – Рязаново (2), Владимирской - Рязаново; Самарской - Рязанский; Ярославской -Рязанцево; Омской - Рязанцы; Тульской и Приморском крае – Рязановка, в Краснодарском крае-Рязанская. Интересно, что в Самарской области, кроме населенного пункта Рязанский, есть Тамбовка, Малая и Большая Черниговка, Пензино, Украинка, и все они расположены, примерно, в одном месте, образуя своеобразный топонимический куст. А в Московской области, в 10 километрах к юго-западу от Звенигорода, на р. Москва есть населенный пункт Рязань.

Общегеографическая карта Владимирской области. 1:500000. - М. 1991.
Атлас автомобильных дорог России. -М, 1998. - С.15,47,52,81, 90,105,125,148
Автомобильный атлас Московской области. - М, 2000. - С 4,5,10,16,17,22, 31, 34,39,47.

Про населенный пункт Рязань в Московской области, говорят, что в стародавние времена тут проживал купец из Рязани. Вот и была названа деревня по его родному городу (правда есть и другие версии). А что касается деревни Рязанцы, расположенной в окрестностях Москвы, то ее, якобы, образовали переселенцы из Рязани.

Кулиничин Н. Предания земли рязанской. Записки краеведа. - Рязань, 2002. - С.59, 60

Микротопонимы, расположенные в окрестности города, смотри в статье: место Остров, район г. Рязани; остров Первый на р. Оке у г. Рязань; остров Средиземныйу г. Рязань.

Гидронимы, расположенные у г. Рязани, смотри в статьях: р. Ока, р. Трубеж, оз. Ореховое, оз. Сологоща, оз. Хохол, ручей Дунай.

5
Рейтинг: 5 (2 голоса)
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте