Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Страницы из скопинской жизни: Народное образование



Учреждение начальных народных училищ в России было обязательным лишь для государственных крестьян, а потому открытые в Скопинском уезде еще до введения земств продолжали существовать с бывшими ранее и открываемыми церковно-приходскими. У крестьян же помещичьих школ вовсе не было и если они возникали, то по почину помещиков. Из 222 школ в селениях государственных крестьян губернии большинство – 51 находилось, именно в Скопинском уезде. К 1860 году в Скопине работали: основанное в 1818 году 3 классное духовное училище: 262 ученика, 5 учителей и заведующий ректор, в 1859 -1868 годы им был соборный протоирей И.И.Антизиторов ; 3-х классное уездное училище, учрежденное в 1808 году: 6 учителей и 54 ученика ( 12 дворян, 14 обер-офицеров, 5 приказнослужащих, 18 мещан, 5 разночинцев), штатный смотритель в1959 году коллежский асессор М.Ф.Чистяков , в 1868 году коллежский асессор Н.И. Бессонов . К 15 сентября 1864 года в нем обучалось 58 человек: из них по классам: I – 34, II – 13, III – 11, все – православного вероисповедания. Распределение по сословиям: дворян и чиновников – 19, городского сословия - 31, сельских сословий - 8. Скопинское уездное училище размещалось в собственном ( в 1868 году значится в казенном) каменном доме, в библиотеке 640 томов. На содержание выделялось:

- из государственного казначейства 2110 руб., - из сбора на обучение – 140 руб. В 1860 году в 2-х классном, приходском училище: 2 учителя и 68 учеников ( 7 дворян, 9 обер-офицеров, 5 купцов, 11 приказнослужащих, 28 мещан, 5 дворовых, 3 разночинцев), смотритель. Начало работать женское училище 2-го разряда , открытое в 1860 году: 3 класса и подготовительное отделение, 65 учениц, 6 учителей и учительниц, одна начальница - в 1860 году домашняя учительница Е.П. Федюкина , в 1868 году М.В. Ураева. Содержалось на средства города, скопинского банка и попечителей. В 1870 году оно было преобразовано в прогимназию.

Предназначение и некоторые правила определялись уставами этих учебных заведений: училище уездное было «открыто для людей всех состояний , в особенности предназначенных для того, чтобы дети купцов, ремесленников и других городских обывателей, вместе со средствами лучшего нравственного образования» могли почерпнуть «те сведения, кои по образу жизни их, нуждам и упражнениям, могут быть им наиболее полезны…» Курс учения в уездном училище разделялся на три класса и «на каждый назначается по одному году». Во всех трех классах преподавались: закон божий, священная и церковная история, русский язык, включая и высшую часть грамматики, арифметика, геометрия до стереометрии включительно, но без доказательств, география, история государства Российского и всеобщая, но сокращенная, чистописание, черчение и рисование.

Для принятия в уездное училище, каждый был «должен уметь читать и писать и знать первые четыре правила арифметики» и за учение полагалась плата по 3 рубля серебром. В соответствии с установленными правилами урок продолжался полтора часа, и на каждый день назначалось по четыре урока, кроме среды и субботы; в эти дни после обеда учения не было. По субботам в послеобеденное время обучались церковному пению по нотам… В конце каждого учебного года штатный и почетный смотрители производили испытание ученикам всех классов.

Для приходских училищ действовали следующие положения: «Во всех приходских училищах в городах и селениях обучались: закону божию по краткому катехизису и священной истории, чтению по книгам церковной и гражданской печати и чтению рукописей, чистописанию, четырем действиям арифметики. В посадах и селениях, где много ремесленников или иного рода промышленников, мог учреждаться в приходских училищах второй класс, для преподавания некоторых предметов, назначаемых для низшего класса училищ уездных…»

Скопинское женское училище 2-го разряда было открыто «для приходящих девиц всех сословий». В действующем уставе заведения отмечалось: «Ученицы принимаются от 9-ти до 11-ти лет; по уважительным причинам могут быть принимаемы и 8-ми летние, равно и старее 11-ти лет, но последние только в два высших класса, по предварительным испытаниям. Преподавание в училище производится по программам и руководствам , одобренным Министерством народного просвещения, рукоделию обучают начальница и одна из гувернанток…Курс учебы продолжается три года и разделяется на три класса, в каждом по одному году…Предметы преподавания суть: закон божий, краткая русская грамматика, русская история и география сокращенная, первый четыре правила арифметики над простыми и именованными числами, чистописание и рукоделие.

На основании § 10-го Высочайше утвержденного 30-го Мая 1858 г. положения Скопинскому градскому обществу, изыскавшему средства к открытию училища, предоставляется право назначить в училище, с соблюдением установленных для пpиема правил, до 20-ти учениц бесплатно. Прочие ученицы вносят за учение плату по 3 руб. в год. Каждый год перед наступлением летних каникул , девицам производятся частные испытания в присутствии почетной попечительницы, штатного смотрителя, начальницы училища и преподавательниц». В подавляющем большинстве случаев помещения для учебных заведений городское общество: дума и управа снимали. В 1866 году за снятие помещения для Скопинского женского училища платили 200 рублей и 80 рублей за отопление. Для приходского училища на пять лет у мещанина Сафонова планировали снимать квартиру за 700 рублей, с отделкой ее за 500 рублей, или по усмотрению думы, оставить для училища и «ныне занимаемую им квартиру купца Афонасова за счет городских доходов». Приговором от 27 августа 1868 года на содержание предположительно к открытию 2-х классного приходского училища имени Великого князя Николая Александровича было «запланировано 1050 рублей и на первое обзаведение 100 рублей единовременно».

В 1868 году, кроме того, функционировали училища в городе и уезде, работавшие при попечительстве скопинского духовенства (церковно-приходские школы), которые организовали и где наставниками являлись священники: в Скопине при Пятницкой церкви их было три (годы основания 1842,1852, 1855 г.г.) с 40 учениками; при Входоиерусолимской одно (1842 г.) с 13 учениками; при Покровской четыре (1841 , 1856 , 1862, 1865 г.г.) с 30 учениками ; при Казанской одно (1844 г.) с 3 учениками и при Богоявленской (1827 г.) с 15 учениками . Занятия проводилось в домах священников и за обучение взималась плата в размере 2-3 рублей серебром от родителей или родственников. В селениях государственных крестьян , плата за обучение наставникам - священникам производилась сельскими обществами и из средств Палаты государственных имуществ - помещения оплачивались из средств сельских обществ, Палаты государственных имуществ или предоставлялись наставниками безвозмездно.

Основателями училищ в большинстве случаев были священники. В Старом Кельце (год основания училища - 1846 г.) с 30 учениками , Корневом (1842 г.) с 50 учениками и Вослебове (1861г.) с 52 учениками все средства на содержание училищ, а равно и жалование наставникам выдавалось из волостного правления, училище в селе Кельце размещалось в доме священника, Вослебово в общественном доме. В Затворном (1844 г.) с 65 учениками, Горлове (1844 г.) с 73 учениками, Рудинке (1844 г.) с 65 учениками, Новоалександровке , основанного Окружным коннозаводским правлением в 1859 году с 35 учениками, Липягах (1862 г.) с 61 учеником, а также в училищах селений: Муравлянка, Борщевое, Хворощавка, Делехово, Кремлево, Вязовенка, Топилы, Жерновки основанных местными священниками в 1861 году с общим числом учащихся 376 мальчиков и девочек, необходимые средства за помещения и обучение доставлялись от Палаты государственных имуществ. В селах Поляны, Спасском, Черных Курганах, Богородицком, Чернаве, Дехтярке, Озерках, Полотебне, Князево-Займище , Чулково, Пупках, Н.Кельце и Питомше, где училища были открыты также в 1861 году священниками при деятельном участии Палаты, обучалось 454 ученика. Чулковское, Полянское и Чернавское училище помещались в домах обществ, а остальные в домах священников с платою за помещение, средства содержания училищ и жалование выдавалось из волостных правлений. В Секирино (1861 г.) с 25 учениками, Ермолове (1861 г.) с 35 учениками, Маклакове (1861 г.) с 40 учениками , Гремячке (1861 г.) с 64 мальчиками и одной девочкой, основанных священниками; Городецком (1863 г.) с 25 учениками, Павельце (1847 г.) с 70 учениками, Подноволоках (1861 г.) с 25 учениками, Лопатине (1864 г.) с 35 учениками, Казинке (1849 г.) с 74 учениками, основанных Палатой занятия проводились в домах наставников с платой за помещение и жалования от Палаты. В 1861 году были открыты училища от крестьянских обществ в селениях Высоком, Ильинке, Березняги, Мшанке, Катино, Чуриках, Покровском, Лазинке с 362 учениками , помещения размещались в домах наставников с платой за него и жалования от Палаты. В Баракове (1861г.) и Шелемишеве (1856 г.) священники обучали детей безвозмездно.

В селах бывших помещичьих или временно-обязанных крестьян: Вердерево два училища (1861, 1849 г.г.) , Ерлино (1861 г.), Яблонево (1863 г.), Растегаевке (1861 г.), Измайлове (1864 г.) Сергиевском (1861 г.), Гагарине (1861 г.), Шишкине (1861г.), Курбатове (1861 г.) помещения были при волостных правлениях, учебники приобретали как правило родители или волостные правления, обучение было за ничтожное жалование или вовсе безвозмездно, всего обучалось 149 учеников.

Новый этап в развитии народного образования связан с учреждением земств, Значительный вклад в его развитие внес Д.Д.Дашков, руководивший этим направлением в губернском земстве с 1869 по 1875 год. Немало им сделано и для Скопинского уезда. Как видно, из докладов Д.Д.Дашкова в различные годы, ситуация в деле народного образования в губернии и уезде состояла в следующем : «В 1864 году действовало положение о начальных училищах, по которому содержание училищ было делом уездов, губернскому училищному совету, созывавшемуся ещё под председательством архиерея собственно которому дела не было до его развития. Не было возможности, по недостатку средств, ни составить выписку из сообщенных 3-мя уездными советами отчетов, для доклада губернскому совету, ни написать каталог дешевых и полезных книг для народа, чтобы тем облегчить выбор книг уездным советам… Так как до введения земских учреждений, народного образования в строгом смысле этого слова, не было и так называемые школы «палатские», удельных управлений, как и школы духовенства числились лишь номинально, на бумаге для представления начальству, а в действительности в них училось только ничтожное количество детей, то школы эти представляли из себя не более как какую то пародию на школы. Все же то, что в общей совокупности составляет настоящую школу, а именно, подготовленные преподаватели, более или менее приспособленные школьные помещения, классная обстановка, учебные пособия, школьные библиотеки—все это отсутствовало в перечисленных школах совершенно. Не получило также земство от дореформенного времени ни опыта ведения школьного дела, ни организации самого деда, так как никакого дела и никакой школьной организации в дореформенное время не существовало».

Полагая , что от самих земств и обществ крестьян должна исходить инициатива в деле народного образования , по предложению Д. Д. Дашкова уезды Рязанский, Спасский, Сапожковский, Скопинский приняли на себя добровольно обязанность устраивать школы, которые своим примером послужат образцом к открытию в будущем других школ. Скопинское земство, как правило, при открытии школы исходило из того, чтобы сельское общество на собственные средства выстраивало помещение под школу и производило расходы на отопление, освещение, ремонт, караул, классную мебель, а также отводило квартиру учителю.

В своем докладе Д.Д.Дашков о деятельности в1870-1871 годы привел примеры успешной работы Скопинского земства: «В одной крестьянской семье Скопинского уезда была грамотная женщина. По её настоянию старший сын обучен был грамоте. Отец умер, оставив на руках матери еще двух парней, которых мать благословила не только учиться в приходском училище, но и идти далее в средние и высшие учебные заведения. Один из них составил себе имя и стоит в ряду известных медиков в России. Выступая ныне на поприще общественной земской деятельности, старший брат гласный от крестьян г.Боков ( Андрей Иванович Боков в 1873 году состоял гласным Скопинского земского уездного собрания и членом уездной управы. Прим. авт.) открывает в своем доме училище для девочек , чтобы помнили и чтили грамотную мать все девочки Скопинского уезда, которые ей будут обязаны женским сельским училищем. Пример г. Бокова увлек Скопинское собрание, не отказывая в удовлетворении потребности учится там, где она уже проявилась , собрание выделило 1000 рублей на награды и пособия прежним училищам, прося только училищный совет несколько строже относится к оным и постепенно возвышать свои требования. Но рядом с тем оно открывает свои собственные училища и кладет твердое основание народного образования. На первый год оно открывает три училища для мальчиков – в селах Павельце, Дымове и Кумине.

И одно для девочек в подгороднем селе Кельце, в доме пожертвованном и устроенном г. Боковым. На первые три земство строит хорошие дома (десятиаршинный класс и такую же квартиру для учителя соединенных сенями, при этом огород) и постановили открыть свои училища не иначе как в подобных помещениях. На постройку каждого назначено вперед по 700 рублей, итого 2100 рублей, на содержание каждого по 300 рублей, кроме платы законоучителю, учителям назначено жалование – 200 рублей, учительницам, к сожалению только 150 рублей. Наконец гласный Лихачев пожертвовал десятину земли на одно из помянутых училищ в селе Кумине, строит там же, на своей усадьбе другое училище для девочек. Выбор этих пунктов чрезвычайно удачен. Вместе с 2-х классным образцовым училищем, открытым в Павельце и с хорошо обеспеченным и хорошо поставленным училищем в имении г. Мусина-Пушкина, они расположились по целому уезду широким поясом вокруг Скопина, представляя всему населению образцы хороших училищ. Включая 300 рублей на учебные пособия, 100 рублей на награды ученикам и 250 рублей на училищный совет, вся смета возросла до 5000 рублей. Так как предполагается ежегодно употреблять те же 2100 рублей на построение училищных домов, то материальная сторона училищ в Скопинском уезде твердо обеспечена».

Приняв расходы на народное образование, скопинское уездное земство приняло на себя непосредственное заведывание училищным делом, действуя до сих пор самостоятельно и независимо от губернского земства. В 1873 году, в Скопинском уездном училищном совете членами состояли: от Министерства народного просвещения коллежский асессор Н.Г. Темешев, от Министерства внутренних дел поручик А.Г.Александров, от земства П.М. Боклевский , от города купец Н.В. Овчинников, председателем- протоирей И.И.Антизиторов.

У дверей школы

У дверей школы

В Скопине в 1875 году : - классное духовное училище, где учились дети священников для поступления в Рязанскую духовную семинарию, 3-х классное училище и три приходских училища, женская 3-х классная прогимназия, а также перестраивался 3-х этажный корпус для реального училища . Идея открытия училища принадлежала Рыкову И.Г. и переписка по этому вопросу началась с 1874 года, а в сентябре 1874 года министр народного просвещения граф Д.А. Толстой на имя городского головы Н.А.Афонасова направил письмо, где предлагал устроить в городе 4-х классную прогимназию. На заседании земского собрания 30 сентября, по прочтение письма возникла дискуссия о преимуществах того и другого учебного заведений. «О преимуществах реального училища пред прочими,.. распространялся гласный П.М.Боклевский». Спорить было о чем, кроме выделения помещений в « двух верхних этажах во вновь отстраивающемся городском общественном доме», город и земство должны были ежегодно ассигновать 19000 рублей на нужды училища. В итоге , 4 октября М.П.Боклевским от лица общей комиссии уездного собрания представил доклад о необходимости учреждения училища. В результате на ходатайство городской управы, 8 ноября 1875 года последовало Высочайшее повеление: « учредить в г.Скопине Рязанской губернии 1-го июля 1876 года реальное 6-ти классное училище с одним основным отделением и с высшим дополнительным классом с механико- техническим отделением». Наряду с другими, первыми учениками реального приюта стали 15 воспитанников приюта Рыкова. Сначала из-за нехватки денег, а позже из-за войны, занимаемый первый этаж приютом не удалось передать училищу , тогда «помещения в частных домах были наняты под казармы для квартируемых в городе войск, партий пленных турок, лазарета и других воинских учреждений и вследствие, того нельзя было найти подходящей квартиры для детского приюта», освободить первый этаж удалось в начале июня 1879 года. В августе этого года также было выделен дом для директора и 2-х помощников классных наставников, который достался городскому общественному банку за долги одного из несостоятельных должников. Здания училища и дома располагались на углу Ряжской и первой Мещанской, «наискось одно от другого».

Низ учительского дома был каменный, а второй этаж деревянный. Квартиры помощников располагались на первом этаже, «каждая из них кроме кухни, заключала две небольшие комнаты». Квартира директора на 2-м этаже , в ней три комнаты 6 на 5 аршин, две комнаты боле значительных размеров, две передних и кухня. К дому примыкал земельный участок в 150 кв.саженей.

В составе Скопинского реального училища входили к января 1887 года : фундаментальная библиотека – 1747 названий (3420 томов),ученическая библиотека - 500 названий (972 тома),физический кабинет с оборудованием на 9844 рубля, механический с оборудованием на 6177 рублей, естественно-исторический, рисовальный, чертежный кабинеты, лаборатория. Состав учащихся был неоднороден, и все же количество крестьянских детей доходило в классах в среднем до 12 процентов. В училище преподовались: закон божий, русский. немецкий ,француский языки, география, история, арифметика, алгебра, геометрия, тригонометрия, начертательная геометрия, естественная история, физика ,химия, механика, черчение, рисование и гимнастика. Интересным было то, что в училище отдельной брошюрой были отпечатаны «Правила обязательные для учеников Скопинского реального училища вне стен заведения и вне дома», где ,между прочим , было написано: «Вне дома ученики обязаны быть в одежде установленной формы и положенные для них полукафтаны, должны быть застегнуты на все пуговицы. Ношение длинных волос, усов и бороды, а равно излишних украшений не соответствующих форменной одежде, как например колец, перстней, высоких воротников, рубашек выставленных наружу,часовых цепочек, а также тросточек, хлыств, палочек – воспрещается». Процент успевающих был довольно высок , но иногда понижался настолько, что возникал вопрос о дополнительных занятиях, так в начале 90-х были введены дополнительные уроки по русскому языку и математике, продолжавшиеся несколько лет.

В свою очередь, в среднем переводились в следующий класс лишь около 70 процентов учащихся, не малое количество учеников оставались в одном и том же классе по три года. Но действительным показателем подготовки служили результаты поступления в высшие и специальные учебные заведения , из общего количества выпускников, закончивших дополнительный класс училища до 1903 года, более 60-ти процентов поступили в специальные высшие учебные заведения: Московское техническое училище, С-Петербургский, Харьковский, Томский технологические , Киевский и Рижский политехнический, С-Петербургский лесной, Московские межевой и сельскохозяйственный институты и прочие, около трети в военные академии и училища. Первым директором стал Ф.Ф. Чемолосов, выпускник Московского университета по отделению математических наук, последующие директора до 1903 года Н.Е.Львов, А.Ф.Бердников, С.М.Зегер, К.И.Грацианский, Д.К.Гик, П.Ф.Никульцев, М.Е. Васильев были выпускниками Московского и С-Петебургского университетов математического или физико-математическог факультетов. Преподаватели математики и физики также имели серьезную подготовку С-Петербургского, Московского и Харьковского университетов и даже Пражского политехнического института. Все учителя рисования получили образование в Строгановском техническом училище, ну и наконец, гимнастику преподавал несколько лет барон штаб-ротмистр В.П.Тизенгаузен.

Прилежному поведению учащихся всегда уделялось внимание, при отсутствии в прежние годы в Скопине реального училища, приходилось продолжать образование в губернских и столичных городах, при этом случалось разное, но обращает внимание на то, что проступки рассматривались на самом высоком уровне. Из докладной записки от 11 февраля 1858 года инспектора Александровского воспитательного заведения Ф.Т.Смирнова губернскому предводителю А.В.Селиванову: «В январе 24 числа воспитанник Александровского Заведения, обучающийся в 4-м классе Федор Леонтьев, в числе прочих был в театре, под наблюдением надзирателя Лихарева. Во время представления с Леонтьевым сделалось дурно от того, что он выпил водки…По дознанию моему об этом обстоятельстве открылось, что водку перед началом представления доставил Леонтьеву встретившийся ему там знакомый семинарист… и что он выпил с тем семинаристом, выйдя во двор». Резолюция Селиванова гласила: «Приняв во внимание 17-летие Леонтьева, наказать его 50 ударами и оставить в заведении с предупреждением. О проступке сообщить его матери через Скопинского предводителя дворянства». Позже 23 февраля 1885 года,в реальном училище, «когда на уроке рисования пять учеников намерено произвели шум и высказали крайнее неуважение к преподователю, педагогический совет признал поступок учеников гнусным, выходящим за пределы благопристойности и приличия постановил уволить двух из них, как главных зачинщиков, а остальные были подвергнуты заключению в карцер».

Сельские училища в Скопинском уезде подразделялись на два типа : одни содержались земством, сельские же общества или частные лица заботились при этом о помещении или отоплении, также общества или частные лица предоставляли квартиры для учителей. Другие сельские училища содержались исключительно сельскими обществами или частными лицами.

В 1875 году земские училища (школы):

Куминское мужское (52 мальчика); Куминское женское (22девочки). Например, на содержание от земства женское училище получало 250 руб., а помещение было от господина Лихачева; Старо-Келецкое мужское (44 мальчика); Зезюлинское ( 73 мальчика) , это училище получало от земства 300 руб. на содержание, на пособие учителям 25 руб., кроме того от попечителя господина Ващенко жертвовалось помещение и деньги на учебные пособия учителям до 100 руб.; Чернавское женское ( 25 девочек); Чернавское мужское ( 70 мальчиков); Горловское мужское ( 48 мальчиков); Муравлянское мужское ( 66 мальчиков); Залесско- Чулковское мужское ( 42 мальчика); Покровско- Шишкинское (52 мальчика); Вослебовское мужское ( 35 мальчиков); Высоковское ( 53 мальчика).

Сельские училища от общества и частных лиц:

Хворощавское мужское ( 70 мальчиков), законоучителем в нем был священник Иван Чтецов , по прочим предметам- заштатный дьякон Н.М. Добронравов. Училище содержал Добронравов, от общества выделялось 90 руб. Всего же от земства в 1874 году было выделено на пособие 125 руб.; Вердеревское мужское ( 36 мальчиков); Вязовенское мужское ( 24 мальчика); Кремлевское мужское ( 24 мальчика); Гремячское мужское ( 56 мальчиков), содержалось священником П.Муратовым без помощи общества; Затворненское мужское ( 55 мальчика); Рудинское мужское ( 68 мальчиков); Озерковское ( 25 мальчиков), содержалось священником А.Примогентовым; Богородицкое ( 30 мальчиков и 1 девочка) - содержалось священником А.А. Кудриным; Масальщинское (45 мальчиков и 2 девочки) - содержалось на средства местного помещика И.И. Мусина -Пушкина.

Описание некоторых школ приведено в документах их ревизии в 1875 году:

«В селе Чернава земская школа для мальчиков и девочек помещается в довольно удобном деревянном здании на кирпичном фундаменте, длиной 23 аршин и 10 аршин ширины, ...в женском отделении три комнаты, приспособленные: одна к классным занятиям, а две другие к квартире учителю. Тут же и кухня со входною комнатою. Мужское отделение составляет одна большая квадратная 10-ти аршиная комната с 12 стульями и 60 скамейками, по 6 парт с каждой стороны: тут же черная доска на треножке, шкаф с учительскими пособиями и несколько стульев. Вообще здание исправное, крепкое, сухое и почти новое, крытое дранью».

В Павелецкой волости школа по своему оборудованию считалась, видимо лучшей: « На площади, близ церкви, помещается 2-х классная образцовая школа. Само помещение просторное и сухое: липовый дом с мезонином, крытый железом, 18 аршин длины и 15 ширины; внутреннее размещение состоит внизу из зала, где учатся дети младшего класса, рядом комната учителя, затем кухня и две мастерские столярной и токарной работ; наверху в одной большой комнате помещается учитель старших классов, а рядом в меньшей комнате — другой учитель, учащихся в школе мальчиков местных крестьянских детей. Школа снабжена небольшим количеством учебных пособий; книг, кроме учебников нет; инструментов мало , особенно, как объяснял попечитель этой школы Никифор Васильевич Кормилицин, бывший старшина, при той охоте мальчиков к ремеслам, которая берет даже верх над учебной частью. Школа состоит в ведении министерства народного просвещения, содержится за счет казначейства с незначительной помощью общества».

«В Маклаковской волости, в деревне Куминой две школы мужская и женская ; первая занимает деревянный флигель, довольно просторный, совершенно новый, с хорошими и удобными помещениями для учителя. Здание женской школы полуразрушенное, хотя просторное; изба без сеней, крыша , которой как мне объясняют, снесена бурею». Необходимо отметить, что , например, в Раненбургском в уезде одна школа помещалась в церковной сторожке, одна в колокольне, три в наемных зданиях, одна в квартире учителя ....

«Чулковская школа. В школе 74 ученика, на 18 меньше чем в прошлом году. Исключая закон божий все предметы учениками освоили очень слабо. Причина этого явления вполне небрежное отношение учительницы Волковой к своим обязанностям ( ушла затем в отпуск и не возвратилась). Вместо нее назначен переведенный из Рязанского уезда учитель Срезнев. Из 9 человек испытание экзаменом выдержало 4».

По земским отчетам за 1877/78 учебный год , дело народного образования в губернии представлялось в следующем виде : одна школа приходилась на 3556 душ обоего пола .Наименьшее количество в Данковском уезде — 2329 ;Спасском -2376, Сапожковский — 2733. Наибольшее — в Михайловском уезде — 6040, затем в Скопинском — 5847, в Ряжском — 5120. Если, в среднем в губернии учился один из 47, то по отдельным уездам: в Спасском — один из 22, в Данковском — из 32, в Сапожковском — из 38; с другой стороны, в Скопинском учился один из 76, в Михайловском и Ряжском — один из 66. Если из общего количества сельского населения выделить лиц школьного возраста ( от 8-13 лет), то в губернии учился один из 7. В отдельности , в Спасском уезде - один из трех, в Данковском - из 4, в Сапожковском - из 5. С другой стороны, в Скопинском — один из 11, в Михайловском и Ряжском — один из 10.

Контроль учебных заведений со стороны уездного земства был постоянным, при этом обращалось внимание на все стороны их работы,от состояния зданий до учебного процесса, принимались толковые решения.

Земское собрание экстренного созыва от 12 августа 1894 гола по ходатайству сельских обществ постановило «открыть училища в селах Липягах, Боровое, Ильинском» и разрешили «выдать ссуду на постройку и ремонт училищ: Муравлянского - 1000 р., Липяговского - 1000р., Боровского - 600р., Полянского - 200 р. и Березняговского – 600 р. и особо ему безвозвратное пособие 100р». Ссуды были выданы из 8 процентов годовых. Отмечено было, что «…полезно иметь при земских училищах огороды и питомники…обязательное наделение открывающуюся школу земельным участком, хотя бы около десятины». С.Н. Худеков: « кроме наделения землею …и на счет земства расходов , на приобретение для сего инструментов и семян». Учитель Высоковской школы Сдобняков был послан на курсы садоводства и огородничества. В 1895-1897 годы ссуды на постройку школ от 600 до 1000 рублей были выделены сельским обществам сел: Городецкое, Шелемишево, Зюзино, Ново – Александрово.

В результате, проведенной Земством 20 декабря 1893 года ревизия земских школ, некоторые итоги состояли в следующем:

«Казинская школа.

. Учеников 150 человек, менее прошлого года на 54 человека. Все три отделения школы помещаются в одной комнате, которая тесна даже и для 15 человек. Первый учитель – М.Зайцев преподает в младшем и старшем отделениях, из которых первый хорошо читает и довольно слабо считает, а второе (16 чел.) прямо приводит в изумление выразительным чтением стихотворений и своими прекрасными, как в калиграфическом так и в грамматическом отношении письменными работами диктантом и изложением, но решая удовлетворительно письменные задачи, считает весьма не бойко. Преподавание русского языка в обоих этих отделениях доведено до высшего совершенства и должно поглощать массу времени чем и объясняется то, что ученики сначала текущего учебного года и до дня ревизии, не приходилось много упражняться в беглом счете. Среднее отделение , которым во время ревизии заведовал переведенный в начале текущего года первым учителем в Муравлянскую школу и замененный учителем Бондаревым, второй учитель Карташев читает и считает довольно слабо, слабости учеников среднего отделения в чтении объясняется тем, что все три отделения школы вообще, а среднее отделение в особенности, чрезвычайно плохо снабжены книгами по русскому языку. По закону божию младшее и среднее отделение очень плохо, вследствие неаккуратного посещения законоучителем школы – преподавание закона божия в старшем отделении поставлено несколько лучше. Карташевым был организован из настоящих и бывших учеников прекрасный церковный хор. К экзамену производящему С.Н.Худековым из 18 учеников старшего отделения были представлены 14 , который все выдержали.

Секиринская школа.

Всего 84 человека на 2 меньше, чем в прошлом году. Учительница Рослова несмотря на то, что начала свою педагогическую деятельность лишь с конца 1892 года, сумела поставить вверенную ей школу довольно высоко. В младшем и среднем отделениях хорошо чтение, но еще лучше счет. Старшее отделение хорошо пишет диктант и довольно сильно их арифметика. Чистописание удовлетворительно во всех отделениях. По закону божию несколько запоздал по следующей причине, законоучитель Поспелов, у которого училищным советом было удержано содержание за год , до ноября не посещал школу, а в ноябре подал заявление о том, что он отказывается преподавать в школе, вследствие чего и был заменен местным дьяконом Беляевым, который впрочем, очень скоро наверстал потерянное время.

Корневская школа.

В школе 104 человека. Младшее отделение которому преподает , имеющий звание учителя местный крестьянин Терехин оказалось довольно слабым, как в чтении так и в счете. Как учительница г-жа Полянская так и почтенный законоучитель о.Чельцов умеют действовать на детей особенно развивающим образом и приохочивают их к занятиям, дети усиленно обучаются церковному пению. К экзамену представлено 9 учеников .выдержало 7, о.Чельцов представлен к награде.

Князево-Займищевская школа.

В школе 75 человек, на 22 меньше чем в прошлом. Такое значительное уменьшение учеников объясняется пожарами , истребивший в 1893 году половину села, многие мальчики из погоревших бросили школу. Старшее отделение (10 чел.) знает вполне обстоятельно все то, что следует знать в начальной школе по истории и географии, порядочно пишет диктант ,не особенно бойко читает, хорошо считает и решает задачи.

Покровско-Шишкинская школа.

Учеников 66, на 19 человек меньше чем в прошлом. Неудовлетворительно лишь одно младшее отделение и эта неудовлетворительность объясняется тем, что недостает скамеек учащимся, от 8 и до 12 часов занимаются с одним средним и старшим отделением, а с младшим лишь с 12 часов…

Павелецкая школа.

Всего учеников 113.Классное помещение вполне удовлетворительно, но квартира учителя страшно сыра и холодна…Первая группа младшего отделения плоха по всем предметам. Старшая недурно читает, вполне удовлетворительно считает и пишет диктант, довольно сильно закон божий, но общее развитие учеников в старшем отделении слабо. Законоучитель Можаров представлен училищным советом к награде.

Горловская школа.

Учеников 162.Младшее отделение вследствие перерыва занятий с 13 ноября по 8 января имевшего эпидемическое заболевание оказалось очень слабо. В среднем отделении хорошо читают, считают в пределах 100, знают таблицу умножения и пишут удовлетворительно чистописание. В старшем отделении чтение и арифметика вполне удовлетворительно, закон божий преподается в школе превосходно. Из 17 , представленных - выдержало экзамен 12, а всего 25.

Хворощевская школа.

В школе учеников 65, на 40 меньше чем в прошлом. При ревизии замечено, что учитель Чтецов освобождает на всю первую неделю великого поста учеников своей школы от занятий и что поправа тетрадок с диктантом производится Чтецовым крайне небрежно, удовлетворительны все три отделения по всем предметам. Общее развитие учеников , тем не менее является очень слабым. Из 10 в старшем отделении представлено 7, выдержало 4.

Вослебская школа.

В школе имеется в настоящем году 98 человек. С января 1894 года назначается вторая учительница Глинкина . Увеличение учительского персонала, а также деятельность нового законоучителя Родимова сразу подняли школу, которая имеет все данные , для того чтобы в ближайшем будущем перейти в разряд удовлетворительных школ нашего земства. Младшее отделение , в общем недурно, среднее отделение очень слабо по всем предметам. Старшее отделение не совсем гладко читает, но пишет диктант и решает задачи весьма порядочно. К экзамену С.Н.Худекову представлено все старшее отделение, который все и выдержали.

Немеровская школа.

Учеников 37 , в действительности же учатся лишь 11 человек , из которых семеро приходятся на старшее. По славам самой учительницы, общество запрещает ребятам ходить в школу. Попечительство над школой согласился принять немеровский помещик князь А.А. Мещеряков. К экзамену С.Н.Худекову из 7 человек представлено 5, который выдержали 4.

Маклаковская школа.

В школе 59 человек. Учитель Наумов и законоучитель Федотьев видимо занимаются с детьми с большой любовью. В младшем отделении недурно читают и считают, хорошо знают молитвы. Среднее отделение слабо во всем, исключая закон божий. Старшее отделение хорошо читает и по всем предметам удовлетворительно. К экзамену С.Н.Худекову представлено все старшее отделение – 7 человек, все выдержали».

В 1893 году в Скопине было три однокласных училища — в них 327 учащихся. Расход на одного ученика в год 11,2 руб. В уезде было 31 одноклассное училище , в них обучалось 2384 ученика, на одно училище тратилось 346 руб. в год. Также в уезде было 25 церковно-приходских училищ и 22 школы грамоты . Расход на одно училище составлял 118,4 руб. в год, тогда как в Пронском уезде - 247,8 руб, Егорьевском уезде- 255,7 руб., Данковском - 128,6 руб., причем расход на учащегося соответственно 2 руб., 4,5 руб., 5.5 руб., 3,3 руб.

На одну школу грамоты в Скопинском уезде тратилось 15,8 руб. в год , Пронском уезде 138,5 руб., Данковском уезде 56,2 руб., Егорьевском уезде 63,8 руб. и соответственно на одного учащегося 0,5 руб., 1,1 руб., 1,5 руб., 4,4 руб.Случались определенные разногласия между Скопинским уездным отделением Рязанского Епархиального училищного совета и земством. Так в письме от 30 августа 1910 года , по вопросу о развитии школьной сети уезда было изложено: «Как известно Скопинским уездным земским собранием чрезвычайного созыва от 12 февраля 1908 года была одобрена и принята школьная сеть по введению всеобщего в уезде обучения и принята школьная сеть по введению всеобщего в уезде обучения… совместно с Скопинским уездным отделением Епархиального училищного совета, причем включавшая и церковно – приходские школы». Далее в письме указывалось на то, что в действительности земское школьное строительство якобы направлено на нарушение общей школьной сети и «в подрыв церковно-школьному… делу. Так по плану в селах Измайлове, Жерновках, Б.Подовечье и Вердереве назначены были церковные школы, тогда как в них стали строится школы земские, кроме того, в Н-Кельце, хотя земская школа, при наличии церковной и предназначена была к вводу, но не в настоящем 1910 году, а в 1914 году, равно и в Черных Курганах- по плану была земская школа в дополнение к церковно-приходской в 1917 году, между тем к вводу она предполагается в 1911 году. В письме указывалось, что уездное отделение « протестует против захвата Скопинским земством церковно-школьных пунктов…и просит действовать в полном соответствии принятой для Скопинского уезда сетью всеобщего обучения». Такие конфликты быстро исчерпывались , в заключении управы на это письмо отмечалось: « Управа ..безусловно никогда ничего не имела против школ церковно-приходских …Устройство нескольких школ в селах, где были церковно-приходские, произошло именно ввиду настоятельных просьб населения…»

К 1899 году в уезде 41 земская школа обучалось 3355 мальчиков и 471 девочка. Кроме организации школ , внимание уделялось и такой форме образования как народное чтение. Как сказано в отчетах училищного совета уездному земскому собранию : «Народные чтения бывшие … в зачатке, в отчетном году уже получили довольно широкое распространение, происходят они под наблюдением священников в школах Ново-Бораковской, Городецкой, Боровской, Чулковской, Залес.-Чулковской, Горловской, Чернавской, Казинской, Липягской и Невзоровской » . Интерес населения к этим чтениям был очень большой («не поддается описанию»), например, в Горловской школе, в которой они производились еженедельно, каждый раз бывало столько народа, что в большом школьном здание не хватало места. Из общего числа земских школ по данным за 1902-1903 около 90 процентов преподавателей были в возрасте до 32 лет, 24 процента от общего числа составляли мужчины. Скопинскую женскую прогимназию окончило 31,8 процента, имели свидетельства на право преподавания 27,3 процента, Рязанскую Александровскую учительскую семинарию 25,8 процента, закончили прочие институты 13,6 процента и одна учительница , закончила курсы Зарайской гимназии (1,5 процента). Во многих земских училищах состояли попечители : в Воскресенско-Федоровском дворянин А.И. Хрущев; Городецком крестьянин С.Г.Мишункин; Горловском крестьянин А.М.Калашников; Гремяческом крестьянин Д.С. Лазарев; Дмитриевском крестьянин К.М. Соколов; Залеско-Чулковском дворянин М.И.Загряжский; Зезюлинском статский советник Ф.М.Альбокримов ; Ильинском крестьянин С.М.Харлашкин; Казинском крестьянин А.П.Меркулов; Корневском крестьянин М.И.Насонов; Князевском крестьянин Г.Т.Гришин; Кремлевском крестьянин Ем. Хиров; Лазинском крестьянин Ф.А.Кирюнин; Липяговском крестьянин И.И. Барсуков; Лыковском дворянин Д.Д.Лихарев; Маклаковском мещанин А.Г.Попов; Масальщинском надворный советник Н.Д.Рудинский; Муравлянском крестьянин Лебедев; Мшанском священник Капраулов; Невзоровском дворянин П.П.Ржавский; Немеровском купеческий сын В.Г.Брежнев; Новинском крестьянин Зотов; Ново-Александровском крестьянин А.В.Доронин ; Ново-Бараковском дворянин Д.А. Леонов; Ольшанском С.П.Ефанов; Петрушинском крестьянин Д.Г. Лукахин; Питомшинском земский начальник Н.А.Кареев; Побединском инженер путей сообщения А.А.Тюнтин; Покровско- Гагаринском дворянка А.Е. Хрущева; Покровско-Шишкинском купец Н.П.Лебедев; Полянском дворянин Н.А.Кареев; Старо-Келецком крестьянин С.А.Овчинников; Хворощавском Ф.С.Решетников; Чулковском крестьянин Н.Бобылев; Чуриковском крестьянин Ф.П.Плотников; Шелемишевском крестьянин Л.Г. Абрамов.

Примечательным является то, что отдельные попечители проявляли неподдельную заботу о подведомственных им школах , так дворянин К.П.Ржавский, по завещанию от 8 мая 1887 года, оставил Невзоровской школе капитал в размере 8000 тысяч рублей, которая ремонтировалась и содержалась на проценты от него, коих к 1896 году было израсходовано 3651 рубль.

Земское собрание заботилось не только об успеваемости и его всеобщем характере, но и определила необходимость периодического санитарного контроля школ. В докладе по народному образованию в уездном земском собрании в октябре 1898 года, отмечалось, что в результате ревизии земскими врачами в октябре-ноябре 1898 года школ уезда выяснилось: «Особенно неудовлетворительно в санитарном отношении представляет Дмитриевская школа. Страшная духота, грязь, пыль, плохие старые столы, скученность, отсутствие вентиляции служат причиной почти поголовного малокровия учащихся. В этой школе на одного ученика приходится только один квадратный аршин площади ( норма равна 3 кв.аршин) и 3 куб. аршина воздуха то есть в 6 раз менее норм. В остальных школах представлены следующие одинаковые санитарные недостатки: грязное содержание полов, пыль, отсутствие вешалок для платья, неопрятное содержание питьевой воды (кадка с водой часто стоит на полу без крышки). Существенный недостаток во всех школах состоит сидение учеников непосредственно у окон. По отношению к учащимся следует отметить неопрятное содержание головы и пребывание в классе в верхнем теплом платье. Из паразитных заболеваний наблюдалось четыре случая парши и семь случаев чесотки, больные ученики удалялись из школы до излечения. Инфекционных болезней среди учащихся не наблюдалось. Казинская школа, по отношению к числу учеников, содержится неопрятно. Неудачное расположение печей, неудобство , которого было указано при зимнем осмотре не устранено.

В Маклаковской школе вход залит и запачкан экскрементами из устроенного тут отхожего места, чересчур миниатюрного, следует его расширить или лучше поставить отдельно от школы. В Невзоровской школе нет отхожего места для учеников, содержится опрятно. Гремячевская школа тесна, потолки низки, вентиляции недостаточно, содержится опрятно. В Ильинской школе в день осмотра было угарно, из 110 учеников на лицо осталось только 58, из остальных много угорело и ушли домой. Печь мала , для достаточного нагревания не поправлена, содержится неопрятно. В Высоковской школе очень тесно, содержится не опрятно. Новодеревенская школа страдает по-прежнему недопустимым соседством со сторожкой, в которой ежедневно толпятся прихожане при всяких церковных требах. Кроме того, потолки крайне низки, вентиляции вовсе никакой…правая сторона помещения остается неосвещенной, так как окна малы и расположены низко от пола. Содержится неопрятно. В Немеровской школе, кроме ее неустроенности, ночуют 3 сторожа (1 церковный и 2 сельских) , так что учительница не имея отдельного помещения, лишена покоя и днем и ночью. Секиринская школа в прежнем плохом виде: ветха, темна, грязна. Учеников - 67, у одного усмотрен «мокнуший лишай». Вослебовская школа ремонтирована, полы сбиты, увеличено освещение (в младшем классе проделано новое окно) . В младшем классе за досчатой перегородкой , в углу помещается кровать сторожа наполненная трепьем, издающих довольно плохой запах и портящий без того спертый воздух помещения».

В 1904 году, учебных заведений в городе - 11, из них в реальном училище -7 учителей и 285 учащихся; в женской гимназии учителей -19, учащихся -424, в шести мужских низших учебных заведениях - учителей - 29 и учащихся 510 человек, в трех женских школах учителей - 8 и учащихся 80. Народных школ в уезде было: 2 министерских (Павелецкая и Чернавская) с 285 учащимися , 41 земская школа — в них учащихся - 4207 чел., из коих 694 девочек.

Замечательно, что Скопинское земство и гласные от уезда постоянно ставили вопрос о введении всеобщей грамотности. «Предложение о введении обязательного обучения грамоте впервые было внесено в ( губернское) собрание гласным Рыковым в 1868 году, затем 2 раза вносилось в губернское от Скопинского собрания, первый раз в 1870 по почину того же Рыкова, второй в 1871 , по почину гласного Ивана Сидоровича Кроткова, наконец вопрос об этом обсуждался еще раз в 1872 году по предложению гласного Ремезова. К 1914 году существовали реальные планы всеобщей грамотности уезда, речь шла о возможности обучения всех детей.

Страницы из скопинской жизни

0
 
Разместил: skala    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте