Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

«Жемчужный свет не угасает»



Николай Мешков (1885-1947) – поэт, редактор. Современники знали и ценили его как тончайшего лирика, скромного и талантливого человека, поэтического ученика Ивана Бунина.

Владимир Маяковский провидел, предсказал исчезновение из страны, из жизни, из памяти лучших, талантливых: «В 16 году из Петрограда исчезли красивые люди».

Их возвращение тоже предсказал поэт: «Обещано мне // Воскреснуть, // Вернуться в Россию стихами» (Георгий Иванов).

Воскресло, вернулось в Россию стихами Русское Зарубежье. Вспомнила Россия и оставшихся на родине, незаслуженно забытых поэтов.

Живые и мёртвые и не изгнанные, не убитые, но запрещённые и официально, и негласно, каким-то чудом прорастали, чтобы люди вспоминали, что родились людьми.

Когда в 80-х годах прошлого века сын Лидии Ивановны Кашиной (урождённой Кулаковой) и Николая Павловича Кашина Георгий Николаевич Кашин поделился своими воспоминаниями, узнать «поэта Мешкова» можно было только в архивах и получить отдельные сведения о нём – в раритетных энциклопедиях.

Его забыли, да и не знали не только «массы, массы, массы» (как писал Николай Эрдман и с ударением на последнем слоге произносили на сцене любимовской Таганки), но, за редким исключением, даже знатоки, специалисты.

Обращая к читателям слова Сергея Есенина, написанные им Николаю Мешкову, это издание (Николай Мешков. «Снежный сад». Издательство «Мнемозина». Серия «Серебряный пепел». Рудня-Смоленск, 2014) возвращает, дарит России «с любовью на ядрёную пучень слова и образа» её забытого поэта Николая Михайловича Мешкова.

«Родился в Москве 22 марта 1885 г. По отцу из крестьян Владимирской губ., Покровского уезда, деревня Большие Горки. Дед - владимирский столяр, по матери - из старинной московской купеческой семьи Ашукиных, некогда очень богатой, потом разорившейся. Учился в Московской 4-й гимназии, из 5-го класса ушёл, не вынеся старорежимного гимназического строя. Во время революции 1905 года (в январе) был арестован, сидел в Таганской тюрьме. Печататься начал с 1906-го года, печатался в журналах «Вокруг света», «Возрождение» (1909 г.), «Весы» (1909 г.), «Путь» (изд. И.А.Белоусовым), «Свободный журнал», «Новая жизнь», «Вестник Европы», «Жатва», «Студенческая жизнь», «Кривое зеркало», альманахе «Сполохи», детских журналах «Маяк», «Проталинка», «Рабочий мир» (1918-19 гг.), «Путь» (изд. ЦК железнодорожников), «Общее дело», альманахе «Рол» и др. Дореволюционной критикой причислен к поэтам бунинской школы. В 1922 году принял живейшее участие в организации издательства «Земля и Фабрика», где работал редактором до 1 апреля 1925 года», - писал Николай Мешков в Автобиографии 1 марта 1927 года (ГЛМ). О его творчестве отзывались Валерий Брюсов, Любовь Столица, Василий Брусянин, София Парнок (А.Полянин), Василий Львов-Рогачевский, Владислав Ходасевич.

Николай Мешков - автор трёх сборников стихотворений: «Снежные будни» (1911), «Стихотворения» (1914), «Четыре времени года» (1923), - редактор сборника рассказов «Среди тополей» (1923) (хранятся в РГБ).

В семье Николая Мешкова среди его книг, публикаций, рукописей сохранился членский билет Московского профессионального союза писателей № 122, выданный в 1918 году, подписанный Борисом Зайцевым. А среди документов Отдела рукописей ГЛМ – членский билет Н.Мешкова № 149 Московского отдела ВСП, подписанный В.Кирилловым и А.Соболем (19 октября 1922), приглашение на вечер Литературно-художественного кружка общества «Среда» (26 февраля 1914), где «прочтёт свой новый рассказ С.С.Мамонтов и стихи Н.М.Мешков», приглашение на годичное собрание ВСП в марте 1924 года, приглашение на собрание «Никитинских субботников», посвящённое памяти Валерия Брюсова («с докладами выступят: проф. И.П..Гроссман, проф. И.Н.Розанов, проф. С.В.Шувалов, В.А.Дынник. Во второй части выступят поэты с чтением стихов, посвящённых Брюсову») в ноябре 1924 года.

В РГАЛИ сохранились документы объединения «Дворец искусств» (Федеральный Союз Дворцов и Домов Искусств РСФСР), куда Николай Мешков был принят по рекомендации Бориса Пильняка. В состав «Дворца искусств» вошёл ряд художников, музыкантов и литераторов, в том числе Вяч.Иванов, Г.Чулков, Андрей Белый, С.Есенин, М.Сабашникова, М.Цветаева, К.Бальмонт, П.Зайцев, А.Мариенгоф, И.Соколов, М.Ройзман, А.Кожебаткин.

Николай Мешков являлся действительным членом Московского литературно-художественного кружка, частым посетителем литературного объединения «Среда», организованного писателем Н.Телешовым, собрания которого вначале проходили в помещении Московского литературно-художественного кружка, а затем – на квартире и на даче писателя в Москве и в Малаховке. С 1890-х гг. в разное время участниками знаменитых телешовских «сред» были В. Вересаев, А. Куприн, И. Бунин, Н. Ашукин, И. Белоусов, Б. Зайцев, М.Горький, Ф. Шаляпин, Л.Андреев, Ю. Бунин, А. Толстой, И. Шмелёв, Б. Пильняк, Е.Чириков, С.Рахманинов.

Кроме того, поэт входил в кружок А. Альвинга, сформировавшийся вокруг московского издательства «Жатва» (1910 - 1916 гг.), литературно-артистический салон Л. Столицы «Золотая гроздь» (1910-е гг.), а также в литературно-артистический кружок молодежи «Сердарда», существовавший в 1909 - 1913 гг., участники которого (Б. Садовской, А. Гурьев, Б. Пастернак, С. Бобров, С. Дурылин, К. Локс, А. Кожебаткин и др.) собирались на квартире Ю. Анисимова. В 1920-е годы поэта можно было встретить на заседаниях таких литературных группировок, как «Кифара», «Литературный особняк».

Николай Мешков активно участвовал в работе литературного объединения «Никитинские субботники», организованного Е. Никитиной в её квартире по инициативе профессоров И. Розанова, П. Сакулина, А. Веселовского (среди участников - Ю. Айхенвальд, Л. Гроссман, А. Луначарский, Л. Леонов, В. Качалов...), а также литературно-художественного кружка «Звено», первое организационное собрание которого состоялось в Москве 20 декабря 1918 года и первый параграф устава гласил: «Кружок писателей «Звено» имеет цель по объединению писателей в своём творчестве и культурно-просветительской работе навстречу духовным запросам пролетарской массы». На собраниях кружка читали свои произведения В.Маяковский, А.Мариенгоф, И.Касаткин, А.Неверов, А.Новиков-Прибой, П.Орешин, С.Есенин, П.Зайцев, Н.Ляшко. Председателем «Звена» был В. Львов-Рогачевский, собрания кружка проходили на его квартире. Писатели, входившие в «Звено», участвовали в заседаниях, диспутах, вечерах к памятным датам русской литературы (ГЛМ).

3 октября 1913 года Николай Мешков писал Бунину: «Очень я соскучился по Вас, дорогой Иван Алексеевич, скорблю, что встречи наши так редки и так редко приходится слышать от Вас Ваше живое и страшно ценное для меня слово<…>. Свою книгу стихов я отложил до осени, но теперь, на днях, передал Вересаеву на его благосклонное решение. Дорогой мой Иван Алексеевич! Разрешите мне книгу посвятить Вам, как знак моей благоговейной любви, ибо писать я учился у Вас, и в свободные минуты творчества Ваш образ всегда со мной и надо мной. Кроме того, мне хотелось бы посвятить Вам одно из стихотворений – «На церковном дворе». Оно Вам понравилось, этой весной на «Среде» (РГАЛИ).

Сохранилась рукопись сборника стихов Николая Мешкова 1908-1913 гг. «Стихотворения», вышедшего в 1914 году, с его дарственной надписью: «Эту книгу посвящаю Ивану Алексеевичу Бунину в знак неизменной любви и глубокого уважения» (ИМЛИ).

Здесь же – автограф стихотворения «На церковном дворе», понравившегося Ивану Бунину на заседании Московского литературно-художественного кружка «Среда» и посвящённого ему:

«Окончив исповедь, идёт к себе домой
По дворику церковному усталый
Священник старичок, качает головой
И смотрит старчески на палисадник талый.
Как будто на плечах тяжёлый груз грехов
Всех прихожан его к земле склоняет, -
Но всё же грустный взор таинственно пленяет
Весенняя лазурь в просветах облаков.
Идёт по дворику, по тоненьким доскам,
На лужи кинутым – и, нехотя вздыхая,
Походкой шаткою плетётся к воротам,
Где шепчутся ручьи, на улицу стекая».

После выхода книги Мешкова с посвящениями Бунину Василий Васильевич Брусянин писал И.А. Бунину 13 марта 1915 года: «Очень понравилась мне его книга, и я прозвал его Вашим учеником. Может быть, я ошибся, судя по первому впечатлению, но, думается, моё первое впечатление не подвело меня» (РГАЛИ).

Во все времена Николай Мешков оставался верен себе и потому в новых невыносимых для жизни условиях стихов почти не писал, публиковал старое.

Сохранились в архивах его письма Белоусову И.А, Богучарскому В.Я, Смирнову В.А. (ГЛМ); Бунину И.А., Шаляпину Ф.И., Белоусову И.А. (РГАЛИ); письма Николаю Мешкову от Бунина И.А., Белоусова И.А. (РГАЛИ); Бялыницкого-Бирули В.Б., Вересаева В.В., Гусева Н.Н., Заяицкого С.С., Касаткина И.М. – с упоминанием Алексея Чапыгина, Лидина В.Г., Слёзкина Ю.Л., Финкельштейн В.Д. – с упоминанием Андрея Белого, Максимилиана Волошина (ГЛМ); Лукашевича Евг., Эрлиха А.И. (ИМЛИ).

Переписка Николая Мешкова с Иваном Буниным, Иваном Белоусовым, Фёдором Шаляпиным рассказывает о тесной и многолетней дружбе и творческом единении адресатов.

В письме Фёдору Шаляпину Николай Мешков писал: «Дорогой друг мой Фёдор Иванович! Я не могу быть у тебя сегодня, потому что вызван по неотложному делу в контору Демидова Сан-Донаро для заключения контракта. Да и, кроме того, мне нездоровится, что, без сомнения, ты и заметил в эти два дня. Жму твою руку и шлю приветы твоей милой семье. Твой всегда Николай Мешков».

Иван Алексеевич Белоусов 10 апреля 1911 года писал Николаю Мешкову: «Дорогой мой, привязался я к Вам всей душой и полюбил Вас. Какое это счастье, что я Вас встретил. Да я Вас, Вашу книжную душу знал раньше, по Вашим стихам. А когда я познакомился с Вами, родной Николай Михайлович, я полюбил Вас горячо, большой дружеской любовью. И как я ценю Ваше ко мне такое хорошее отношение. Спасибо, спасибо Вам. Спасибо за Ваши думы обо мне, за Ваши ласковые слова. Ценю их и люблю Вас крепко-крепко, родной мой».

В Российском государственном архиве литературы и искусства в фонде Ивана Белоусова – автографы стихотворений Николая Мешкова «Всё горячей в лесу сосновом», «Люблю скрипучее крыльцо», а в Отделе рукописей Государственного литературного музея хранится альбом И.П.Белоусовой со стихотворением Николая Мешкова «Твой светлый образ» (автограф 21 апреля 1913 года).

Письма Бунина говорят о том, что Мешков был не только его поэтическим учеником, или, как писала критика, его прямым порождением, но и дорогим ему человеком. Об этом и письмо от 18 сентября 1913 года: «Крепко целую Вас за полученное – и за Ваше чувство ко мне и за посвящение, очень буду рад, если Вы будете у нас. В тех стихотворениях, что Вы прислали мне, очень тронуло меня многое, но мне уже хочется от Вас более сильных, мужественных нот. Поговорю с Вами о них подробно при свидании – в конце сентября надеюсь быть в Москве. Очень хотелось бы видеть Вас в «Вестнике Европы».

«Понять талантливое – это уже надо иметь талант» (С.Есенин). Николай Мешков был одним из первых, кто увидел и поддержал талант Анны Ахматовой и Сергея Есенина, и его отношение к ним не было ими забыто.

Тесным и неслучайным было общение Николая Мешкова и Сергея Есенина. Об этом говорит и дарственная надпись на книге стихов Есенина «Преображение» (Издательство МТАХС, П год 1 века): «Николаю Михайловичу Мешкову с любовью на ядрёную пучень слова и образа. С.Есенин». Этот раритет сохранил известный любитель книги Лев Абрамович Глезер.

Всегда значимая у Есенина, эта дарственная надпись - и уважение к старшему собрату по перу, и признание его творчества. Не только как автор лирических стихотворений, но и по жизненным привязанностям поэт был близок Есенину, что отразилось даже в тексте автобиографии Николая Мешкова1920-1921 гг.: «Больше всего, пожалуй, люблю природу, небо, облака и ветер. Кроме того – Москву, старые церкви и вечером в субботу колокольный звон» (ИМЛИ). А стихотворение «Утро на Оке», вошедшее в сборник «Четыре времени года», - как зарисовка с натуры в Константинове:

«Предутренний зелёный серп
Сияет, встав, над берегами.
Бледнея, клонит на ущерб
Ночь над росистыми лугами.
И дрогнуло сиянье звёзд
В воде и в небе над Окою.
Неясный шум грачиных гнёзд
В садах деревни за рекою.
Кричат вторые петухи.
Поголубело, хоть и рано, -
И плавают берёз верхи
В дыму молочного тумана.
Росистый запах мокрых трав,
Озябший луг, как снег, белеет,
И по росе душистой, встав,
Заря светлеет и светлеет».

Есть в стихах поэта и перекличка настроений и зарисовок, как будто отразившихся позднее в есенинской поэме «Анна Снегина».

И, конечно же, для Есенина было дорого, значимо и незабываемо, что Николай Мешков был одним из тех поэтов, кто поддержал своим откликом его стихи в то непростое для Сергея Есенина время, когда он только входил в литературу и работал в Московской типографии Сытина вместе с родной сестрой поэта Марией Михайловной Мешковой.

Была в жизни поэта Мешкова любовь, семья, был талант, была радость. Но «чем блистательнее, чем необычнее человек, тем ближе он к костру» (В.Набоков). Лучших «всегда сжигали люди на кострах» (В.Высоцкий), и Николай Мешков не избежал этой участи.

В марте 1936 года он был арестован, осуждён на 5 лет лагерей и последние годы жил в Муроме на поселении, работал сторожем в больнице. «Я живу так ужасно и плохо, как никогда ещё не жил. Несмотря на поддержку из Москвы (Маша и Ваня), живу буквально впроголодь, такая дороговизна. А последние 4 дня сижу на одном хлебе – и больше ничего. Психика моя разваливается, и скоро буду как Анка. <…> Мне невыносимо тяжело: надвигается ужасный конец в полном одиночестве», - писал Николай Мешков родным в Москву 14 мая 1947 года, незадолго до своего ухода в жизнь вечную (11 августа 1947). «Арест!! Сказать ли, что это перелом всей вашей жизни? Что это прямой удар молнии в Вас? Что это невмещаемое духовное сотрясение, с которым не каждый может освоиться <…> (А.Солженицын). Дочь Николая Мешкова Аня не смогла вместить в себя это «духовное сотрясение» - арест отца, заболела и умерла от этого перелома всей своей жизни. В 1990 году усилиями своей внучки Милочки - Людмилы Игоревны Мешковой после долгой переписки с прокуратурой поэт был полностью реабилитирован. (Текст письма Н.Мешкова и сведения о его семье опубликованы О.Сушковой в журнале «Литературное обозрение», 1993, № 1-2).

И оттого, что судьба Николая Михайловича Мешкова завершилась жизненной трагедией, его лирика, передающая тихое счастье и гармонию жизни, какой хотелось бы, чтобы она была, становится щемящей, как русская боль, русская воля.

Лев Абрамович Глезер говорил при встрече и писал в своей книге «Записки букиниста»: «Автограф на книге – свидетельство и подтверждение уважения и приязни автора книги к адресату подписи. Когда же я беру в руки старую книгу с автографом, я особенно остро ощущаю духовную связь поколений, слышу голоса давно ушедших людей. Автографы, как и книги, являются вечной памятью человечества».

Лев Абрамович позволил сделать фотографии, переснять автограф для изготовления муляжа, и теперь в экспозиции Государственного музея-заповедника С.А.Есенина можно увидеть эту мастерски выполненную фотохудожником Ю.В.Робиновым и художником А.Г.Солдатовым копию - книгу Есенина с дарственной надписью Мешкову.

Посмотрим на этот автограф, на книги, рукописи и фотографии в музее, прочтём книгу, что подарило нам издательство «Мнемозина», и ощутим «духовную связь поколений», услышим «голоса давно ушедших людей», живых «вечной памятью человечества».

Галина Иванова.

5
Рейтинг: 5 (1 голос)
 
Разместил: Galina_Ivanova    все публикации автора
Состояние:  Утверждено


Комментарии

Уважаемая, Галина!

Как можно с Вами связаться? Очень хотелось бы узнать сведения о матери Мешкова, т.к. я как раз занимаюсь составлением родословной московских купцов Ашукиных.

Изображение пользователя admin.

ivanova7772@yandexТочкаru

О проекте