Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
 

Предложения

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Скопинская советская власть преимущественно с бытовой стороны



(Середина двадцатых годов.)

Коростелев В.А.

Зима 1925 года, по скопинской традиции не сытая для большинства крестьян уезда. «Колодезные журавли вытянулись нестройным рядом по запакощенному талым навозом деревенскому порядку, сгорбились, нагнулись над весенними лужами. Грязные сугробы закрутились вихрями и легли между избами ледяными хребтами, занесли мазанки, перепутали дороги… Кричит зычно и дико, над закопавшейся в снегу деревенькой, ночная птица – сыч … К открытию рек – деревенская примета. Тук…тук… тук.. – стучат песты, долбят пшено, готовят блины … Самый глухой край волости уезда – Чернавской. Деревушки – поселки, дворов по полсотни, рассыпались всеми забытые черными гнездами на серебряном просторе снежных пашен - Сергиева, Елизаветинка, Софьино, Марьино. В четверг «об маслену» празднует чернавская глушь старинный обряд – «отводы». К тёще в гости заявляется зять и несет с собой «дары» - новые лапти, а теща уже встречает зятя низкими поклонами, ведет его с почетом в «вышний» угол, ставит на стол , рядом с твердокаменными блинами, ему в дар махотку с топленым маслом. А там гульба идет с самогоном , с приплясом. Эту ночь по обычаю заночует зять у тещи, а на завтра пойдут гулянки, расцветут «караводы», раскрашенных бодягой, насурмленных сажей и напудренных мелом чернавских девушек. Ни в одной волости уезда так не распространен этот дикий и пагубный для здоровья обычай , не накрасится девушка – значит у нее горе. По сугробам, взбразгивая ныряют очумелые, загнанные лошаденки, под заливистые бормотанья колокольцев полупьяные подростки раздирают воздух дикой руганью».

Скопинская земля середины 20-х годов своим бытом еще в 18-м и 17-м веке, в каждом селе и деревне праздник справляется немного по-своему, а то и совсем необычно, так, что сквозит язычеством. Рядом с обрядом повсеместное пьянство, тоже традиция, которую власть сильно не осуждала, главное классовая борьба. По заметкам селькоров местной газеты «в селе Князево Победенской волости масленица праздновалась так: старые и малые, в том числе женщины бродили по улицам в пьяном виде, сквернословили и дрались. Князевские крестьяне жалуются на бедность, особенно когда дело касается отчислений на какое-либо полезное дело. На самом же деле всегда и у всех находятся средства на выпивку. Граждане села Ново-Бараково прошедшей зимой вместо того, чтобы ходить в избу-читальню и в ней чему-либо поучиться всю зиму дрались на кулачках с селом Костемеровым и между собой. Драку они хвалили, про избу-читальню говорили: «Мы и без нее умны». В селе Семенском Чуриковской волости зиму , а потом всю пасху продрались на кулачках, сельсовет и волмилиция хладнокровно созерцают дикому зрелищу. В селе Ермолово на масленицу молодежь вместо того, чтобы участвовать в полезных и разумных развлечениях, каталась на лошадях, орали песни, строили из себя шутов, наряжались и устраивали пляски под гармошку».

Впрочем, выпить с радости в праздники или выпить выше меры для радости полбеды, напиться в будни – беда. О таких людях тогда говорили, порой с усмешкой, но как о несчастье совсем необходимом, вроде бы как о нищем при всяком большом храме или падших, без которых не может существовать ни одна деревня, ни один город, вот и в «в городе Скопине есть старая женщина, бывшая проститутка по прозвищу «Маша-Мастерок». Недавно она напилась пьяная и заснула на улице. От мороза она окоченела. Ее доставили в больницу, где ее признали мертвой и положили в мертвецкую к другим покойникам. Проснувшись и увидев себя, окруженной мертвецами «Маша-Мастерок» разбила окно и убежала. Организм ее так крепок, что эта воздушная ванна на ней не отразилась». Подобное случалось повсеместно и на производстве и в быту. «Правление коллектива шахты №25 Шатилов П.,Чувинов В., Лощин Л., и Елисеев В. на наряд не явились, ходили по селу Секирино и «опивали» работы. В шахте на водоотводе в это время находилось только два рабочих, которые бессменно работая – 32 часа, конечно, не смогли отлить воду от 15-го забоя. И вот заведующий шахтой тов. П.Шатилов взял да и «помарал» по 16 часов у водоотлива, за то, что они не выполнили того, что сверх сил человеческих.

В механической мастерской, при станции Секирино работа идет хорошо. Одно только плохо – во время получки рабочих остается в ней мало, а все бродят по деревне Свинушки, где сильно развито самогоноварение. Со стороны даже видно, как бабы закликают рабочих в шинки». В обыденной жизни и в сельской глуши, каждое пьяное происшествие тема для пересудов и насмешек – скучно. Поскольку хватало таких курьезов в каждом селе, то рассказывали их вместо анекдотов, прибавляя от себя и разукрашивая каждый случай на свой манер. «Товарищу Журавину Василию из села Костемерово Побединской волости не понравилась собака, живущего через улицу «насупротив» его дома односельчанина Объедкова. Злая была презлая собака и особенно не любила пьяных. Как- то, в феврале собака особенно досадила Журавина. Не стерпела хмельная душа, снял с гвоздя засиженный мухами дробовик и вышел на улицу. Собака, как ни в чем не бывало, сидит у сеней избы Объедкова. И тут же лошадь, какая-то стоит в упряже. Кто - то приехал к Объедкову. Прицелился и грянул выстрел, рвануло руки и сквозь рассеявшийся дым видит он улепетывающую собаку и поджавшую ногу лошадь, оказалось к Объедкову приехал из деревни Воздвиженки Ерлинской волости гражданин Панин. Нарсуд оправдал его , но привлек к административной ответственности».

Рядом с пьянством лукавство и прикрытое воровство. «На Победенском руднике некоторые из Рудоуправления, как например, заврайкомом Филатов, главбух Цетлин по зарплате должны управлению от 400 до 700 рублей, которые переходят из месяц в месяц».

Местное население уже ни во что не верящее и уставшее от войны , от продразверсток, потихоньку вставало на ноги. Среди всего обыденного, привычного уже появляется инициатива, желание заработать и почувствовать при этом себя человеком: возникают рабочие кооперативы, артели . Шахта №25, Побединских копей сдана в арендное пользование группе граждан села Секирино и Чулково. «Условия аренды таковы: с каждого пуда угля Рудоуправление платит 4,5 копейки. Ранее эти шахты, находясь в эксплуатации рудника, добывали уголь, обходившийся по 12 копеек за пуд. Месячная добыча шахты около 200000 пудов. Шахта отремонтирована, имеет своего штейгера и подчиняется горному надзору району. Это первый опыт передового коллектива шахты, которая предназначалась к закрытию, вследствие убыточности». Однако от бедности и неграмотности, может быть и в хорошем начинании, но основанном частью на поверхностной оценке, нельзя было увидеть зерно действительно передового опыта. Прежде всего, производительность на шахтах Рудоуправления была тогда выше, чем на арендованной. Если в Рудоуправлении в феврале 1925 года забойщик получал 2 рубля 30 копеек, а вагонщик 1 рубль 37 копеек, то у арендаторов соответственно 1 рубль 21 копейка и 73 копейки. Условия работы на шахте управления и арендаторов также были различны, первое было оборудовано, в них отсутствовала вода и грязь, имелась спецодежда, в арендованных же были ужасные условия: оборудование и крепление производились с нарушением элементарных правил, работали своим инструментом. Другое начинание, как видно из публикации, было более удачным: «рабочий кооператив Сапроновского госцемзавода широко развернул работу. Хотя новое правление получило от старого бедное наследство во всем, да кроме того дефицит на 4284 рубля, а все таки дело идет хорошо, во-первых, товару стало больше, и такой, который требуется для рабочих завода.

Мясо великолепное, цена ниже рыночной и всем стало хватать, ранее только давали спецам, а рабочим часть переднюю шеи, да от задней части ноги. Хлеб стали выпекать и больше и лучшего качества, белый хлеб хорошо пропеченный». Как видно, все зависело от грамотного руководителя и организатора, поэтому рабочие и говорили : «Спасибо Скопинскому уисполкому, что дали нам честного партийного работника и дельного кооператора – тов. Кожаринова». На местах такие людей было немного, даже от партийных товарищей инициативы было мало, на собрания не ходили не то, что возглавить крестьянство для решения задач: «Всем членам и кандидатом Феняевской ячейки РКП(б) уже два раза было объявлено в какие дни и часы намечены очередные общие собрания и несмотря на это, на все собрания не аккуратно являются с 31-го мая было два случая, когда собрания не состоялись. На последнее собрание 28 июня не явился даже и докладчик. Кочетовскому, Ванюшину, Коновалову, Михину, Титову, Родькину и докладчикам Засорину и Савенкову бюро ячейки РКП(б) постановила сделать выговор». Или вот , еще один репортаж с места событий: «Список тех, кто не стоит на ногах. 1. Егор Гаврилович Генералов. 2. Власов Василий Данилович. 3. Савин Яков Митрофанович. Егор Гаврилович палкой ударил в глаз Василия Даниловича. Василий Данилович упал без памяти. Яков Митрофанович тузил Василия Даниловича, но когда увидел, что тот лежит без памяти, то бросил. Василий Данилович пошел с убитым глазом.

Граждане, да что это такое? Это в селе Ермолово Победенской волости пьяные комсомольцы на посиделках подрались и их ответственный секретарь Егор Данилович Генералов (тоже пьяный) палкой разнимал». В 1926 году в селе Катино ячейка РЛКСМ совсем развалилась. «Секретарь ячейки пьянствует и никаких собраний и заседаний не проводит». Можно с уверенностью сказать, для многих пребывание в партии и комсомоле было в силу разных обстоятельств необходимым, только с точки зрения решения их жизненных задач. В селе Поляны в ячейке РЛКСМ работа шла хорошо, хромала на одну ногу, но потом выбрали секретарем нового, работа стала хромать на обе – «влюбился в комсомолку Чинкову секретарь ячейки, не заглядывает в избу-читальню также и Чинкова, а ходят каждый вечер по полям разгуливать».

Пьянство это неотделимое сопровождение той беспросветной жизни, когда каждый день был связан с поиском, для большинства, насущного куска хлеба , когда в борьбе за существование, для многих рушились мечты, сложившиеся ещё в дореволюционное время, при тех устоях и при той не советской власти. Одной ногой крестьянство была в прошлом, другой пыталось ступить в будущее, робко нащупывая пьяной походкой в каждом происходящем событии опору своего мирского существования. В тех настроениях крестьянской массы, важны были дела советской власти, ощутимые изменения, ведь только налаживающийся быт определял сознание в пользу правильности начатого пути – пути в коммунизм. Действительность же была такова. Освещение города Скопина электрическое, с 72 - мя лампами, на каждую точку приходилось 0, 42 км улиц. Водопровода нет и канализации тоже. Администрация железной дороги предполагала закрыть водокачку на реке Верде. Пользование водой предполагалось из Прощеного колодца. Воду планировалось подавать в водонапорную башню, а оттуда к устроенным в Скопине четырем водосборным будкам. «Недавно при электростанции Победенского рудника открылась баня, которая обслуживает рабочих, а также крестьян. К сожалению, некоторые несознательные товарищи допускают хулиганство, открывают краны и выпускают всю воду из бака. Пришедшим после этого, приходится уходить обратно, не помывшись».

Примерно в таком же режиме работало и городское хозяйство: «Похвальный обычай за последнее время взяли себе хозяйственники ОМХ тушить электричество утром, когда еще совершенно темно. Оно правильно рассуждает: «Ну, что там, ну потушу на полчаса раньше. Ишь ты, какая штука. Обыватель керосин на это время будет покупать и «Верде», я буду платить меньше. Мудрые хозяйственники, ведь скоро лето, обыватель в речке купаться будет». То же самое в уезде, конечно не от бюрократизма, а из бедности: «До сих пор в Казинке осветили 50 домов, а их всего 1000, зажгут в 7 часов, а через час гасят». Так что светлое будущее днем можно было разглядеть с трудом, а ночью при электрическом свете сделать это, для большинства становилось затруднительно. Это в Казинке, в других селах и такого электричества не было. Но все же люди получили к своим мечтам призрачную пока надежду и большую темную часть суток, чтобы мечтать.

Мечталось и проживавшему в Скопине революционеру тов. Львову-Марсианину: «активный участник борьбы 1905 года в Москве. Он закончил свой роман в 2-х частях под названием «Рабочий». Как сказано в газетной заметке : «Действие начинается в 1903 году и доведено почти до наших дней».

Происходила борьба не только товарища Сталина с товарищем Троцким за «счастье народа» и на местах , в Скопине к этому счастью строили дорогу в светлое будущее, однако дорога эта получалась пока зигзагами. Еще не наступило время, но вскоре ее начнут выпрямлять вместе с генеральной линией партии. Для успешного строительства много чего нужно. А на том же руднике толком и дисциплина не налажена. Для этого одного приказа было мало, нужно было понимание советским аппаратом устоев жития людей, населяющих каждую волость и деревню в отдельности. «Из 569 забойщиков, основных рабочих, на Новый год старого стиля, то есть 14 января вышло на работу 447 человек. Второй праздник Крещение, который не только почитали, но сопровождалось грандиозными шествиями … в виде водосвятия на Иордане: на Победенке из 3200 рабочих - половина явилась на работу».

Для многих крепких хозяев новая власть, по-прежнему была неправильной и противоестественной. Схлынула первая волна открывшихся по заявительной системе кооперативов, возникших еще до НЭПа, много распалось. Как у Шекспира: « Из ничего и будет ничего». Зачем трогать и разорять уже сложившиеся успешные хозяйства , а не строить новые на базе бедняцких. Вот бы и посмотрели, кто работает лучше. Сразу загоняли под коммунистические шаблоны живых людей, пытаясь сделать их винтиками нового общества. Большевицкий подход наделает еще много бед, а оправдание одно - мы идем первыми неизведанной дорогой. Одни получили свободу, другие должны были остаться с тем, что «с построением коммунистического общества классовая борьба обостряется». Черты будущего были еле различимы, точно никто не знал, как надо его строить и каждый связывал его с чем-то своим, поэтому большинство населения полагалось в трудные дни, на давно проверенный прошлый опыт. При засухе «в селе Высоком Чуриковской волости по почину старух-кликуш попы устроили по старой традиции, по деревням крестный ход, дабы бог послал дождя. И что же в результате? Дождик не пошел, «а потом и без дождя сразу получился урожай в виде 600 яиц и спокойно кушают и ожидают второго молебна». Советская власть понимала, что для успешного строительства любого общества потребуются грамотные люди с другим сознанием, способных построить и обустроить жизнь. В 1924 году в уезде было 270 школ, в 1925 уже 282.Ликпунктов соответственно 36 и 164. Изб-читален соответственно 53 и 134.В 1924 году была организована первая в Скопинском уезде школа крестьянской молодежи. «По деревенским ячейкам РЛКСМ были даны разверстки. Наплыв заявок был так велик, что из 140 человек принято было только 67. В 1925 году школа переведена в Малинки Гагаринской волости, где была семилетка, которая затем была реорганизована и влилась в ШКМ». В области образования это хотя и эволюция, но по размаху и конечным целям революция. В то же время нельзя сказать, что прежняя царская система в этой области ничего не сделала. Накануне войны в планах уездного земства стояла задача всеобщего образования уезда, то есть каждый мальчик и девочка должны были обучаться в школе .

В эти годы трудностей было достаточно, что видно из состояния школьного дела в Казинской волости (название по старому наименованию, укрупненный уезд будет преобразован вскоре из существовавшего Скопинского уезда в составе 16 волостей в укрупненный девяти волостной ), недостатки те же, даже их больше, чем десять и пятнадцать лет назад, но видна самодеятельность населения. Однако этой заинтересованности больше видно в уездных советских органах, они должны были организовывать и в целом решать все проблемы. На местах же в ликпунктах, избах-читальнях и прочих заведениях культпросвета работа налаживается с трудом или совсем не налаживалась, ведь, что интересно работали они, хотя и за небольшую, но плату. «В довоенное время в четырех селениях Казинской волости с населением 17958 человек имелось семь начальных школ с 21-м школьным работником. После сокращения сети в 1922 году, осталось четыре школы с 13-ю школьными работниками. В 1924-25 годы за переполнением школ, в каждой из них отказано в приеме около сотни людей. Много детей не посещают школы за дальностью. Посещаемость школ в течение года сильно убывает, падая с 980 ребят на 1 октября до 760 на 1 марта. Причина: недостаток учебных пособий и необходимость их приобретения, отсутствие обуви и одежды. Школы требуют капитального ремонта и приспособлений (нет даже уборных) , мебели. Учителя получают 20 рублей по бюджету и 6 рублей субвенционных. Школы именно четырех возрастные за исключением одной трех возрастной.

Посещаемость старших групп значительно падает, например, со 143 человек в первой группе, до 6 человек в четвертой. Занятия ведутся по комплексной программе ГУСа, которая связана с краеведческими экскурсиями, в старших группах занятия ведутся по предметам. Текущий учет работы ведется в дневниках и круговых тетрадях. Кроме того, делаются доклады о работе на школьном совете и устраиваются триместровые отчеты. Самоуправление детей выражается в общих собраниях, в работе учкомов и класскомов, санитарных комиссий. Учебных пособий имеется крайне не достаточно, также как и нет литературы. Бумага ценится на вес золота, дети пишут и рисуют на крошечных клочках. Подбор учителей весьма удовлетворительный, это в большинстве горячо преданные школе лица, с общественной жилкой (беспартийные). Большинство из них участвует в ликвидации неграмотности, в работе изб-читален (руководят кружками), стенных газет, состоят членами ДН МОПР, ОДВФ, некоторые участвуют в работе кооперативов, сельсоветов, клубов РЛКСМ. Одна учительница ведет работу с женщинами и с пионерами, которых пока не много – 10 человек. Население к школе и к учителям относится с доверием, по мере сил оказывает материальную помощь. Помещения школ широко используются для всех видов культпросвета и общественной работы. Школьные занятия с 9 часов утра до 12-ти ночи». В 1925 году в Казинской волости имелось 10 ликпунктов, из них 3 в Гремячке – 98 человек, в Ильинке - 3, один специально для допризывников – 14 человек, а всего 94 человека, в Казинке – 88 человек, в Березнягах один ликпункт – 25 человек. Обучали специальные ликвидаторы и шесть учителей.

В учреждениях культпросвета, школах, клубах старое и новое рядом, даже комсомольцы и ответственные работники не отошли от привычек прошлого, бедность и нищета, дремучесть нравов, порой равнодушие, но есть и желание людей сделать свою жизнь лучше и светлее. «В селе Казинка в избе-читальне холод как в леднике, книги все сырые и плесенью покрылись, а топить избу-читальню не чем. При станции Павелец имеется рабочий клуб. Работу клуба видно: имеется музыка, драмкружок, физкультура. При этом же клубе работает ячейка ВКП(б), ячейка РЛКСМ. На электростанции «Верда» заведующий Чубаров организовал «электрозанятия» каждую субботу, рабочих довольно. Изба-читальня в Ермолово работает хорошо, ежедневное посещение 50 человек, в том числе девушки. Выписываются газеты, организован кружок по сельскому хозяйству, но к сожалению, нет книг по сельскому хозяйству. Месяца два назад комсомольская ячейка ходила на воскресники и заработала 12 рублей, на них хотели отремонтировать клуб. Пока без движения. А завклубом Архипушкин – молодец, сам сложил печку, сам подметает клуб, сам заправляет лампу. Осенью по инициативе В.П.Лапшина был организован ликпункт, но осталось лишь несколько человек». Есть потребность в культурной жизни, потребность в знаниях и информации об окружающем Скопин мире. Детский дом в Скопине (пл.Ленина), воскресенье 25 октября 1925 года, «в педтехникуме ставили оперу «Грибной переполох».

Как исполнение, так и весьма оригинальное художественно исполненные костюмы, доставили много удовольствия зрителям. В балетном отделении обратил на себя внимание Мухомор, оказавшийся весьма пластичным. Однако, как недостаток – недостаточно идеологически выдержана пьеса, но это надо отнести на счет нашего бедного репертуара». В деревнях и селах не кипит жизнь , пока крестьяне в своих соломенных избах успокоились, словно переваривая и переживая все прошедшие события, начиная с окончания Империалистической войны и заканчивая переделом собственности. Новое входит с трудом, есть сельсовет, но многие важные вопросы решаются по-прежнему на сходе. Есть улучшения и это уже не энтузиасты-одиночки, а комсомол, пионеры . В деревне Рогово Феняевской волости «благодаря энергии гражданина З.Г.Храмова организован культпросвет и изба-читальня. Имеется библиотека, выписываются газеты и журналы, организован драмкружок. В селе Павелец силами пионерского отряда был поставлен платный спектакль. Денег было собрано три рубля. Пионеры решили совместно с комсомолом деньги употребить на выписку газет. В селе Жерновках Скопинской волости кружком молодежи на свои средства установили радиоприемник. Все сделано молодежью своими силами. Скопинская школа девятилетка установила в селе Лопатино радиоприемник. Установка стоила 40 рублей, все сделано силами кружка. 28 февраля и 1 марта Семенским культпросветом Чуриковской волости был поставлен бесплатный спектакль «хорошей политики, просвещению содействие. Присутствующие крестьяне, остались очень довольны спектаклем».

Открытого противодействия новому нет, но есть непонимание при забитом состоянии большинства населения, с которым советской власти надо разговаривать, уговаривать, воспитывать и наказывать. Но уговорить крестьянина купить промышленный товар по завышенным ценам уже нельзя, военный коммунизм в прошлом. В 1923 году крестьяне нуждались в плугах и прочих промышленных изделиях, но отказывались покупать их по завышенным ценам. В 1924 году стало ясно, что народное хозяйство пришло к противоречию: дальнейшему продвижению к рынку мешали политические и идеологические факторы, боязнь «перерождения» власти; возврату к военно-коммунистическому типу хозяйства мешали воспоминания о крестьянской войне 1920 года и массовом голоде, боязнь антисоветских выступлений. В 1925 году Бухарин призвал крестьян: «Обогащайтесь, накапливайте, развивайте своё хозяйство!», но уже через несколько недель на деле отказался от своих слов. Другие же, во главе с Е.А.Преображенским, требовали усиления борьбы с «кулаком». Пока была оппозиция, были дискуссии, позже от уговоров перейдут опять к принуждению, причем, чтобы все действия власти оправдывались стремлением построить новое общество. Принуждение возобладает в тридцатых, эта мера окажется более эффективной, причем во всех сферах жизни, включая формирование пролетарской культуры, а пока «в Чернаве на спектаклях и вечерах в публике идут разговоры, лущение семечек и т.п. Иногда из-за этого приходилось прерывать вечер. Правление Бухвостовского культпросвета Медведев С.И., Медведев В.Г., Можарцев Н.Н., Медведев А.В. и школьные работницы после постановки спектакля посылают – кто за самогоном, кто за закуской и открывают гульбу. «Все ли вырученные деньги идут на нужды кружка и школы» - спрашивали люди.

В Победенском рабочем клубе и в театре можно видеть не только взрослых пьяных , но и 15-летних подростков. За последнее время прекратились постановки спектаклей, киносеансы также производятся, а в радиоприемной крысы свили себе гнездо. 7 октября 1926 года в избе-читальне села Секирино идет беседа о хулиганстве. Присутствующим 2-3 хулиганам эта тема не нравится. Избач предупреждает, что мешающие должны будут удалиться. Хулиганы демонстративно уходят, а через несколько минут в разбитое окно читальни вливается ведро воды. Потом под окном раздается выстрел и угрозы по адресу избача. Все это проделывали три человека, двое из них комсомольцы. А.Седин и Панин сейчас сидят. В селе Старые Кельцы Скопинской волости детской группой 14 февраля был организован бесплатный спектакль. На задних и средних рядах скамьях организовались две группы хулиганов. Одна из новиковской молодежи, а другая из скопинской, которые соперничая друг перед другом стали сыпать матом. Затем скопинцы стали высказывать свою «воспитанность» , начали бросать окурками в публику и соперников, что привело к возмущению зрителей, которые конечно разошлись».

«Замшелую ниву деревенского болота глубоко вспахивает упорный плуг революции», крылатая фраза, придававшая романтизма рутинной работе по налаживанию нового быта в деревне. Важным направлением была борьба за раскрепощение женщин. Конечно, при том , что положение женщины в скопинской деревне было удручающим, дошло и до перегибов. В коммуне «Заря» при деревне Мамоново « Коммуна держит курс на полное раскрепощение женщины от своей семьи… От кухни женщины освобождены, а равно и от печения хлебов… От детей школьного возраста, с 7-ми лет мать освобождена». В этой связи государство обратило внимание на «беспорядочное общение полов, свойственное нашей деревне …», которое получило в советских законах известную узду и которой «очень недовольна мужская половина». На собраниях скопинской молодежи в скопинской деревне определенно ставили вопрос о том, чтобы не гулять с барышнями, если они будут подавать в суд: «Пройдешь под ручку и зарабатывай «пятерку». Бывало мать за девкой, едва смеркается, бежит – домой гонит, а теперь иначе стало, шатайся хоть до петухов, а там суд взыщет. Распустили баб, они только и смотрят с кого, получше сорвать». Тогда и от членов ВИКа приходилось слышать недоуменный вопрос: «Как же так можно записать отцом того, кого голословно указывает мать, ведь за это нам отвечать придется». Применять же новую 165а ст. УК, карающую в уголовном порядке за уклонение от платежа на содержание приходилось очень осторожно, опять же вследствие отсутствия средств и особенностей деревенского быта.

Веяние нового, безусловно есть, но есть и неподготовленность руководящих работников к этому новому. Летом 1925 года в Павельце Р-У ж/д состоялся футбольный матч между командами Павелец и Сапронов (завод), 5:0 в пользу сапроновцев, 6-го августа Михайлов – Скопин, счет 1:4. И некто Федор Миронов отмечал, «что нет таких руководителей, которые знают дело» физкультуры в Скопине и уезде. «Задачи физкультуры свели к футболу , занимаются бэскетболом, погоня за рекордами. Есть женщины, которые занимаются на турниках и т.п., вот от этих упражнений и думай трудящийся СССР, что у тебя будет здоровое потомство». В годовом отчете уездного Совета физкультуры 1992 рубля. По уезду участвующих в физкультуре крестьян 430 человек. Деньги истрачены на мероприятия с учащимися города, чем провинились 29 пионерских отрядов мальчишек и девчонок ? Конечно, ответственный товарищ за это дело, не имел навыков организаторской, как не имел представления о спортивной работе и критиковавший его товарищ Миронов. Может быть от того, что местные Советы еще не считали спорт и физкультуру важным направлением в работе среди молодежи, а на селе это считали вовсе пустым занятием.

Футбол, баскетбол, советские учреждения, митинги и собрания и наконец скопинский самолет. В местной газете идет сбор денег на скопинский самолет: «Принимая вызов врача Зайцева, вношу на скопинский аэроплан 3 рубля.Подпись врач Хвостов; Вносим в фонд на усиление средств на постройку скопинского самолета. Артель в свою очередь вызывает вторую артель сапожников «Труд» и артель шапошников и кортузников «Прогресс» последовать нашему примеру. Староста артели кустарей сапожников. Ф.Казаков; Принимая вызов тов. Терентьева вношу на постройку скопинского самолета один рубль облигацией крестьянского выигрышного займа и вызываем на пожертвования сотрудников Казинского ВИКа: Красикова В., Борисову М.С.; сотрудников и членов Чуриковского ВИКа Гавришкина А.Г.,Скорюкина И.Я, Дробышева С.С.,Кулакова Ф.А., Михину Н., Гришина Д., Горохова. Член ОДВФ Замилов». Хотя и откликались на призыв. Но без особого энтузиазма.

В 1924 и 1925 годы случился недород и голод. Весной 1925 года на полях озимые плохие. Весной 1925 года павелецкие крестьяне мучительно думали над вопросом « чем прокормить до травы скот, где раздобыть семян для посева, как прокормиться людям. Виды на урожай ржи плохие, много придется пересевать. Рожь не уродилась, картофель, да овес , а там может быть государство поддержит» - вот слова, которые можно услышать на сходах. В селе Расстегаевка Милославской волости у 75 процентов населения хлеба нет совершенно или делят по четверти, половине фунта на брата. «Щи варят из конины – похлебают в обед хлебцем, а в ужин с надеждой, что уж вот только бы картошка поспела, тогда наемся».

В селе Петрушино Побединской волости озимых погибло четвертая часть и «за недостачей яровых семян поля почти не пересеяны. Деревня в настоящее время переживает голод. Из 246 домов, только в 35 есть продовольствие до нового урожая». В январе 1926 года, крестьянин деревни Кондауровка А.Медведев задавал вопрос: «Как прожить год с семейством, не имея с самого начала года, ни зерна… продают некоторые вещи, мелкий и крупный скот, но бедноте лохмачам хоть в петлю полезай».

Волости Володарская (Боровская), Ерлинская, Горловская - кроме 3-х деревень, Казинская, Побединская, Хавертовская, Чуриковская и Чернавская определенно голодали и нуждались в немедленной помощи. В селе Кумино Ерлинской волости голодали бедняки, а «местные кулаки Пахомов и Сумароков делают свое дело, продают хлеб по 3 рубля за пуд. Бедняк берет у них за пуд, даже за 3 рубля, так как до города 25 верст». В селе Секирино Побединской волости, местный кулак Белов И.С. снял у крестьян огородную землю под бахчу. Землю эту он обрабатывает трудом крестьянских девушек, подростков, не достигших 16-ти лет. С 6-ти утра и до 9 часов вечера за 30 копеек в день.
В помещении сельской школы в селе Поляны, переполненной крестьянами выездной суд Скопинского 2 участка. Прокурор и защитник разбирают дело фельдшера Подковырова. Подковыров, местный житель, пользуясь темнотой крестьян, занялся врачеванием населения негодными медикаментами, заставляя крестьян платить натурой, в виде обработки земли, возки хвороста. Производил аборты, «жертвой, которых стала одна женщина деревни Барановки». На суде выяснилось, что он сумел собрать с полуголодной крестьянской массы 300 пудов хлеба. За это был приговорен к 2 годам лишения свободы.

Главными мероприятиями по борьбе с недородом были: семенная помощь населению, которая составила в 1925 году : овсом - 66056 пудов, гречихой - 8316 пудов, проса -2930 пудов , рожью - 445000 пудов. Продовольственная же помощь населению составила: 70677 пудов хлеба и 11592 рублей. В качестве помощи крестьянству прокатными пунктами было обслужено 1611 хозяйств , зерноочистительными машинами отсортировано 75600 пудов ржи и 65613 овса.

В 1926 году, в качестве семенной помощи, были отпущены на Скопинский уезд 75 000 тонн семян, которые Уисполком разверстал больше всего на Михайловскую волость – 14 000 тонн, Чернавскую 10 000, Милославскую – 12 000.

На Ерлинскую, Скопинскую, Победенскую,Горловскую,Гагаринскую и Пронскую от 4000 до 9000 тонн. Причем губернский исполнительный комитет выделял зерно на продовольственную и семенную помощи из расчета: 10% на бесплатную раздачу,80% - на организацию платных общественных работ,10% - в резерв. Половина суммы отпускаемой на общественные работы употребили на дорожно-строительный работы и вторую половину на мелиорацию. Первая помощь пришла 13 марта 1926 года в уезд, 120 из 500 вагонов хлеба.

Как следствие недорода, другой привычной стороной жизни скопинской деревни - массовый отход из деревни в летнее время. Рязанская губерния занимала первое место в стране по отходу населения. Вся молодежь на лето уезжала кто стекольщиком, вальщиком, арматурщиком, бетонщиком, кто на торфоразработки. В 1924 году было сформирована 531 артель торфяников или считая по 30 рабочих в артели около 15930 человек, в 1925 году предполагалось навербовать из Скопинского уезда 658 артелей – 19740 человек и около 9000 торфяниц, всего около 29000 человек. В селе Катино Гагаринской волости 24 января 1926 года было созвано волостная конференция рабочих торфяников. Приезжали представители от трестов, крестьяне просили улучшить жизнь рабочих на торфоразработках. Аналогичные собрания ежегодно проводились и в других волостях.

Сезонной отчасти была работа местных крестьян и на скопинских угольных шахтах. В зависимости от обстоятельств, крестьянин, работающий на шахте, а тем более забойщик, мог внезапно оставить работу и заняться обработкой своего участка, а потом через неделю – две снова выйти, потребность в квалифицированных кадрах была постоянно. При 6 часовом рабочем дне средний заработок, например, на шахте №18 50-60 рублей. В девяти верстах от города Михайлова, на правом известняковом берегу реки Прони - Сапроновский цементный завод – единственный в губернии. На нем работало 1192 человек и 75 служащих. Средняя заработная плата 1 рубль 58 копеек в день. Работало предприятие на угле Побединских шахт и на четверть донецком. Он снабжал своей продукцией Мосстрой. «Выехав из Скопина, свернув на «шоссейку» попадаем на сушильный завод. Из сырой угольной пыли с примесью земли, которую раньше выбрасывали, делали топливо. Пропускал около 220000 пудов в месяц». Вскоре это здание Уисполком отдаст под черепичный завод. Искали лучших условий и достойных заработков, уходили и на соседние рудники, но там тоже заработать не всегда удавалось. Артель рабочих секиринцев, около 200-х сот человек в начале октября месяца 1926 года поступили работать на Оболенский рудник. Для административного руководства и общего наблюдения за ходом работ артелью из своей среды были выделены товарищи: Шатилов, Никулин, Ерошин. При окончательном расчете артели с Рудоуправлением руководителям Шатилову, Никулину, Ерошину ( он же член Оболенского рудкома Тулподрайкома и председатель шахтной производственной комиссии) «вздумалось поживиться, получив от Рудоуправления рабочие расчетные книжки, рукою Ерошкина принялось за исправление заработка в свою пользу 400 рублей. Рабочие подали в нарсуд. А эти товарищи уехали на Победенку».

Учитывая, что на шахты вербовалось много приезжих, из них в городе Скопине не мало развелось шпаны.

Пользовавшаяся темнотой крестьян она «посредством особой игры опустошала карманы крестьян, которые еще не знают искусства этой шпаны». В селе Победенке , так тогда часто писали название селения, 25 марта у гражданина Володина И.А. играли в карты пьяные: Гришаев В. из Секирина и Пимкин из села Дмитриева. Игра дошла до того, что Гришаев проиграл Пимкину сапоги и пошел домой босиком, вызванная милиция захватила пьяную компанию. Был даже случай, когда в Побединский ВИК вбежал с воплем: «Караул грабят!» , - раздетый и разутый гражданин. Нарядили следствие и выяснили, что гражданина попросту обыграли в одном из притонов. Такие случаи были и в других местах, о них нередко публиковали в качестве мини – фельетона в местной газете «Коллектив» такие объявления: «Все желающие купить, а также поинтересоваться торговлей верхним и нижним платьем и обувью во время азартной карточной игры – приглашаются ежедневно с 6 часов вечера до 6 часов утра в поселок «Пробуждение», дом гражданина Ив. Вас. Максимова. Особенно там ждут милиционера Жданова и Барановский сельсовет».

В отчаянные, голодные годы криминальная хроника тех дней удивляет своей жестокостью и циничностью, но это было , как сейчас любят говорить, отражение объективной реальности того существования, уже не хаоса, но бедственного положения народа. В действительности и тогда и сейчас, это всего лишь прикрытие и оправдание органов правопорядка в своей бездеятельности. Всегда есть объективная ситуация, реальность, но ведь есть и субъекты: милиция, полиция, которые просто должны лишь учитывать сложившиеся условия, честно выполняя свой долг.

«В ночь на 1 мая 1924 года в селе Вослебово 17-летний Егор Люлюкин покушался лишить жизни двух девиц сестер Соломатиных, посредством поджога мазанки, в которой последние сидели. Люлюкин ранее, гулявший с одной из сестер, ночью 1 мая подошел к их мазанке и стал требовать, чтобы они вышли на улицу. После категорического отказа Соломатиных «ухажер» запер снаружи дверь и поджег соломенную крышу. Сам же убежал к своей тетке Плисовой. На сильный стук и крики девиц о помощи подоспел их отец, который спас дочерей от неминуемой смерти. Сначала он был приговорен к 8 годам строгого режима, но так как ему было 17 лет, суд нашел возможность сократить до 3-х лет 4 месяцев. В 1923 году в колонии шахты №13 Побединского рудника жила семья Соломатиных (другая семья): мать Наталья, ее дочь Александра, сын Павел и еще две дочери. Павел был женат. Александра была телефонисткой на центральной станции станции рудника, погуливала с ребятами. И вот осенью 1923 года забеременела. Ребенок был здоров, но она решила сопроводить его на «на лоно аврамово». Сестры закричали: «Души его!» Сноха Соломатина попросила ребенка себе, говорит, что она его где-нибудь подбросит. Через несколько минут вернулась – ребенок мертвый. Труп зарыли в погребе, потом зарыли неподалеку от шахты в торфяной яме. В 1924 году Александра родила второго ребенка, вечером его отнесли в гвоздяном ящике на кладбище. Сноха не выдержала и донесла. Соломатиных Наталью и Александру приговорили к 8 годам со строгой изоляцией. Но была подана кассация в Верховный суд и так как не было экспертизы, срок снизили до 2-х лет Александре и Наталье до 6 месяцев без строго режима.

В селе Гремячка 15-го октября на «сиделках у девок» гражданин Гремячки Илья Макарович Корнеев – 18 лет, вызвавшийся на драку с Сергеем Дмитриевичем Алимовым ранил его в бок ножом, рана глубокая.

4 апреля 1926 года в селе Павелец гражданин Комнев пошел ловить рыбу на реку Верду и выловил ребенка завязанного в мешке. «Лобик ребенка проломлен, нос смят, очевидно мать его убила, а потом бросила под лед».

В Скопине воры проломав стену проникли в магазин обувь «Райша и К» , откуда похитили кожтовара и обуви на сумму около 2000 рублей.

В ночь с 24 на 25 марта 1926 года неизвестными произведена из Сретенского храма кража, со взлом, похищено один пуд серебра, сорваны украшения с икон». Одни брали из храмов для личной наживы. Другие как зав. Скопинским музеем, взяв, конечно из благих намерений, из села Князева старинные статуи угодников – «по ним можно изучать происхождение веры в бога», для общественных, но в том и другом у церкви произвели насильственное изъятие, без согласия народа. Традиционны и пожары в скопинской деревне. В селе Ермолово продолжаются пожары, так 26 марта сгорели сарай с ульями и пчелы, 28-го – рига, 29-го две риги, 30-го дом. В 1924 году в селе Вослебово сгорело 57 дворов, в селе Корневое 66 дворов. В селе Лазинка произошло пять пожаров, все пожары произошли от поджогов неизвестными, «население находится в панике, многие целыми семьями не спят по ночам».

Единственная ветка соединявшая Побединский рудник с ж/д была построена так, что паровоз больше 2-3 вагонов не тянул. На отвалах крестьяне выбирали «каменную топку»; с котомками, ведрами, корзинками ползали по полям и деревням фигурки крестьянских детей. На всех шахтах Подмосковного района продавался уголь по 8 копеек за пуд, так как дров для топлива не было, соломы не было, то почти каждый двор топился углем. Дефицит леса был такой, что вспыхивали постоянно конфликты на этой почве. В марте 1925 года, «при распределении леса на собрании граждан в селе Периках было внесено предложение об отчислении леса на колодцы и пожарный сарай. Противодействием кулаков, отчисления леса отклонили. Бедняки 7 марта попросили себе леса, предлагая поделить его по дворам. Кулаки на них набросились и даже полезли в драку».

Уже больше столетия в уезде ощущалась нехватка леса. Извели его сначала, раздав помещикам земли Ряжско-Рановской засечной черты, в виду потери ее актуальности в защите рубежей России, затем вырубили все возможное из крестьянских дач при строительстве конных заводов, когда подъячие выискивали каждую жердь для строительства скопинских конюшен. И наконец, в годы войны разграбили сами крестьяне и продолжали хищнически вырубать. Площадь переданных лесов крестьянству составляло около 10881 десятин или 63 процента всех имевшихся лесов по уезду. Наделение лесом «на корню» трудовое население уезда производилось по двум группам, беднейшему крестьянству, льготникам, в том числе погорельцам через комиссию при лесничестве, остальным через ВИКи. На 1925 год для первой группы было выделено только 58 кубических саженей, второй 460 кубических саженей на девять волостей, но по второй группе объем был не использован, хотя и очень нуждались . Причина безденежье. Неиспользованные объемы должны были поступить к продаже «с соревнования», то есть с аукциона.

В губернской и уездной прессе этого времени советские руководители били тревогу, но результатов не было никаких: «На местах наблюдаются случаи неправильного ведения лесного хозяйства, расхищение, самовольной рубки самими обществами. Например, переданная лесная дача гражданам села Лопатино, была «совершенно уничтожена самими гражданами». У Ермолова стали беспощадно рубить в 1920 году. Хищение леса из Чулковской лесной дачи «производилось постоянно, это хищение приняло стихийный характер». Несмотря на то, что в селе Рудинка лесную дачу «Калачев», охраняли лесные сторожа Никульшин и Моров, происходили частые порубки леса, которые производили граждане соседнего села Н-Александрова, отчасти граждане села Рудинки. Уездный президиум УИК постановил командировать в уезд сессию нарсуда для разбора дел о лесных порубках леса. В первую очередь в Володарскую (Боровскую), где особенно процветали хищения. Партийное руководство указывало : «Скопинскому лесничеству расшевелить лесную стражу Боровской дачи, от леса там скоро одно приятное воспоминание останется. В Гремячевской лесной даче уж больно рубят лес граждане села Гремячки, а лесные сторожа самогоном глаза заливают, ничего не видят». На сознательность граждан рассчитывать было трудно. Даже член Корневского комитета взаимопомощи, он же член ячейки комсомола, Степан Чинаков вместо взаимопомощи занялся самопомощью. «В осуществлении чего, систематически производит хищение леса из дачи бывшей Таубе, при селе Корневом».

Протопиться в зиму 1924-25 года было тяжело , «особенно бедной женщине, которой является гражданка села Казинка В.М.Кишкиной. Казинский лесной сторож Иосиф Трофимов … весьма строго следит за порубщиками. Как кто срубит дуб сейчас он тут как тут, получит от порубщика денежки и пустится за покупками. Набравшая веток гражданка Кишкина растерялась, денег у нее нет. Говорит: «У меня только и есть, что кошка». Сторож задумавшись прорычал: «Давай кошку». Пропил он кошку за 2 рубля, знать у шинкаря кошки были в цене, или уж такой шинкарь, что ничем не брезгует».

Разлив реки Верды весной 1926 года был небывалый. «Старики говорят, что они 75 лет не помнят такого. Разбиты ледорезы на мосту через Верду в Новиково и попорчен сам мост, разбито несколько ледорезов на Побединском ж/д мосту, вовсе снесен старый ж/д мост Побединской линии. Водой размыто часть ж/д линии между Кремлево и Скопиным, поездное движение прервано. На линии высокого напряжения между Скопиным и Побединкой нет, повалился железный столб. Освещения в городе не будет. Шахты в результате две недели не работали».

На протяжении 1924-1925 гг. проводилось укрупнение уездов и волостей Рязанской губернии и вплоть до конца 1926 года Скопинский укрупненный уезд продолжает существовать в составе 9 волостей: Михайловская, Пронская, Ерлинская, Милославская, Чернавская, Гагаринская, Горловская, Побединская, Скопинская. В составе уезда : 171 село, 356 деревней, 67 поселков, 96 хуторов и прочих 137.Самая большая Скопинская - 52105 мужчин и женщин, менее населенная Горловская -25734. В уезде 358542 жителя.

Всего 218 сельсоветов, городов -2 , поселений городского типа -14, населенных пунктов 827. В Скопине 1841 владение, 2357 жилых квартир, в которых 2864 семей. Население 4549 мужчин и 5565 женщин. Кроме города Скопина в состав уезда входил заштатный город Михайлов и торгово-промышленное село Пронск. В фабрично-заводском поселке Побединский рудник : одно владение , где числилось 264 жилых квартиры, в коих 267 семей. Всего 1013 мужчин и женщин.

Распределение самодеятельного городского населения (Скопина)по переписи 1926 года: при общей численности 10135 жителей, в том числе 9194 постоянное, рабочих 565 (в т.ч. 64 фабрично-заводских), служащих 1227 (в т.ч. 70 человек прислуга), лица свободных профессий 45, хозяев с наемными рабочими 81, члены артелей и хозяев, у которых входят члены семьи – 243, одиночники - 661, безработные -170, пенсионеры – 184, учащихся степендиаторов 19, прочих 261.

На Побединке от общего числа 1090, 1061 постоянных, из них рабочих 149 , в т.ч. 94 фабрично-заводских 94, служащих 199 (личная прислуга 7), одиночников 4, безработных 4, пенсионеров 31, учащихся степендиаторов 6.

В 1927-1928 годы были упразднены губернии , уезды, волости и взамен появились области с делением на округа, районы и сельсоветы. Образовались Скопинский, Горловский, Милославский и Чернавский районы.

Сельсоветы.

Постановлением ВЦИК от 16.10.1924 года введено «Положение о сельских советах», в соответствии с которым Сельский совет, являясь органом власти в пределах своей территории обеспечивал проведение в жизнь законов советской власти, должен был вовлекать крестьян в управление государством, бороться с невежеством, темнотой, болезнями и другими неустройствами сельской жизни, а также с преступностью (самогоном, конокрадством, самовольной порубкой леса, дезертирством, хулиганством и другими видами преступлений). Избирались сельсоветы сроком на один год. Регулярные заседания предусматривались, не менее одного раза в две недели.

22 марта 1925 году в помещении кино «Красная Звезда» открылся 14-й съезд Советов Скопинского уезда. Присутствовавший на съезде член ЦИК СССР т. Фомин в частности отметил, что «основная причина новых перевыборов это осветить крестьянскую массу, чтобы она лучше и глубже поняла задачи советской власти и полнее осознала пути ее строительства. Крестьянство должно быть «осовечено» и лучшие представители его, хотя бы и беспартийные получили широкий простор к государственной работе».

Кого и как выбирали.

Прежде всего, в скопинской деревне было заметно влияние на настроения крестьян церкви, как центра духовной жизни, отсюда и авторитет священнослужителей и лиц близких к ним, поэтому: «В Вязовенке председатель сельсовета сын местного дъякона Л.Смирнова. И в то время, когда попаша его с амвона провозглашает: «господи помоги!» - Е.Смирнов в качестве регента местного хора зычно подпевает: «Подай господи…», - имея очевидно в виду содержание своих и родных кормом. Неплохо выполняет обязанности псаломщик и местный избач, брат председателя сельсовета Е.Смирнов, член сельсовета А.Юркин так тот, с «благославления сельсовета ничтоже сумняшеся, для украшения храма», занялся сбором яиц по верующим.

В селе Стубле (около Михайлова) в сельсовет каким-то чудом попали члены церковного совета. Секретарь совета – церковный певчий, председатель ни одного религиозного праздника на месте не сидит, остальные – кто просто члены церковного совета, кто ревизор церковного совета.

В сельсоветы попали и другие «антинародные» элементы, беря на вооружение старый прием, подкуп определенной части для «агитации» при выборах. При перевыборах укрупненного сельсовета в октябре прошлого года членом сельсовета и уполномоченного села Пахомово Мишинской волости прошел Савкин Петр Михайлович – бывший стражник в г.Пронске. В новый Куминский укрупненный сельсовет Ерлинской волости пролез кулак, а например, секретарь Кареев И.Ф. – «из богатеев - судился за эксплуатацию работавшего у него мальчика».

«Селе Катино – организовавшаяся группа гарлопанов, повела определенную агитацию за то, чтобы не пропустить в совет старый состав партийцев и комсомольцев».

Однако люди понемногу разбираются, кто должен представлять их интересы.

«В Победенской волости селе Ольшанка. Не смотря на агитацию группы единомышленников за бывшего секретаря сельского совета, отстраненного за злоупотребления и судившегося за взятничество без выкриков и возражений провели единогласно в состав комсомольца, красноармейца, одну женщину и коммуниста. Село Князево. Не отнеслись очень сознательно, выдвинута учительница, на 2-й день прежним председателем ,член РКП(б) т. Дрот. В Горловской волости селе Ново-Александровке 2-е, не серьезно отнеслись, в совет вошли три женщины. Во время выборов ставили спектакль и доклад о значении избы-читальни и красного уголка.

Чуриковской волости деревне Большой Колодезь, участие приняли 70%. Выбрали красноармейца и молодого парня. Тут же постановили организовать ликпункт. Павелецкой волости селе Лазинка. За женщинами специально посылали, их было 35% от общего числа. «Мы хотим только старого» - собрание было закрыто с пением Интернационала. В селе Павельце – партийных прошло 20%».

При обсуждении наказа сельсовету вносится много дополнений, в частности крестьянство указывало, «что должна быть увеличена зарплата председателю и секретарю, необходимо увеличить завоз хлеба и усилить охрану лесов и полей, рытье торфа должно быть организовано на бесплатных началах. В Москве ставки велики, их надо урезать и передать сельсоветам и тогда дело пойдет». Кулачество не проявило себя и давление на бедняков и середняков не оказало. По Горловскому сельсовету избран почетный член – председатель ЦИК СССР и ВЦИК тов. Калинин, которому предложили выслать соответствующее удостоверение».

В целом явка, на примере выборов 1925 года в Скопинской волости невысокая. Низкая активность, по-видимому, из-за того, что работа прежних сельсоветов очень плоха. В некоторых селах выборы прошли совсем провально. В Казинке явилось -12%, Гремячке- 20%, а в Лопатино и Жернавках после двух созывов собрания не состоялись, а в остальных селениях интерес выразился явкой около 40%. О плохой работе говорит и то, что многие не отчитались о своей работе накануне выборов: «Высоковский сельсовет, так как председатель еще в начале января был снят с работы за обнаруженные ревизионной комиссией злоупотребления по должности, в Ильинском сельсовете председатель снят с работы с заключением под стражу за обнаруженные преступления по должности, Старо-Келецкий не смог отчитаться только потому, что в течение года было сменено четыре председателя и три секретаря. Остальные сельсоветы отчитались». Всего было обревизовано ревизионным комитетом и волостным исполнительным комитетом 14 сельсоветов. В Лазинском обнаружена недостача 15 рублей 42 копейки сельских сборов, в Кремлевском недочетов не было, в Высоковском обнаружены злоупотребления в сборе промналога и растраты – материалы направлены в органы дознания. В Гремячском – растрата сельского сбора – 85 рублей. Акт направлен в органы дознания. В Мшанском растрата суммы единого сельхоз налога, «акту дан ход», в Павелецком обнаружена «задержка» сумм единого сельхоз налога, около 100 рублей, материал передан в Уисполком. В Вязовенском обнаружена продажа помгольской (помощи голодающим) муки и расход вырученных денег на ремонт школы. В Н-Келецком, Вослебском, Березняговском, Стрелецкой Дубраве, Кремлевском замечаний нет.

О примерном составе сельсоветов можно судить по перевыборам сельсоветов в Гагаринской волости. Избрано 486 членов, из них 36 женщины, коммунистов -18, комсомольцев – 18. Одновременно с перевыборами по волости проведено разукрупнение сельсоветов и вместо 15 организовано 26.

Всего же по Скопинскому уезду в компанию 1924 года избрано 180 сельсоветов и в них 2103 человека, в 1925 году - 174 , а членов 4190 человек. Количественный рост как раз обусловлен тем, чтобы советский низовой аппарат значительно глубже внедрялся в крестьянскую массу. Итоги выборов 1926 года по нескольким волостям. Приняли участие лишь 43,4 процента крестьян. В Горловской волости в девяти сельсоветах избрано 286 членов, из этого числа коммунистов 6,29 процента, комсомольцев 2,45 процента, женщин 12 процентов, интеллигенции 4,5 процента. Если сравнивать с выборами 1925 года, то коммунистов было избрано 4,16 процента, комсомольцев 0,96 процента, женщин 6,41 , интеллигенции 2,24 процента. Сходные результаты были и в остальных волостях Ерлинской, Милославской, Победенской, Чернавской , Михайловской, Пронской и вновь организованных Скопинской и Гагаринской. Всего избрано 139 сельских советов. В 1926 году при разукрупнении на перевыборы сельсовета в Горловской волости явилось уже в Ново Александровском сельсовете - 43%, Дмитриевском сельсовете – 50%, Рудинском – 38%,Хворощавском – 50%, Затворнинском 38%, Горловском 52%. Во всех шести сельсоветах избрали 190 человек, из них 15 женщин, 170 беспартийных.

Почему же крестьян довольно большого числа селений Скопинского уезда так мало интересовали выборы в местные советы, особенно в 1924 и в 1925 годы. Если проанализировать работу местных органов власти, то видно, что эффективность их работы была низкая, случалось большое количество злоупотреблений, пьянства и бесхозяйственности. К этому можно прибавить и объективно сложившиеся обстоятельства, затруднявшие работу: недавно окончившаяся гражданская война, разруха, отсутствие грамотных людей в советах, способных правильно организовать работу. Власть это понимала и в очередном призыве местных большевиков «Лицом к деревне» (газета «Коллектив» №77 , 1925 года) указывалось о мобилизации Скопинским укомом РКП (б) для работы в деревне, но всего лишь 3-х товарищей «уездного масштаба» - для помощи деревне. Такая «массовость» подчеркивала дефицит не только грамотных, но и преданных делу пролетариата людей. Очевидных успехов на местах было мало, низкие урожаи и голод подавляющего числа населения. Буксовала кооперация. За эти и другие стороны жизни отвечали местные советы, но бюрократизм председателей сельсоветов и секретарей не давал намека на решение хоть каких-то вопросов жизни людей.

«В селе Кумино, Ерлинской волости «задняя стена увешена плакатами… Передний угол также украшен, но не портретом Ильича или другого какого вождя - куда там, нет: там красуются иконы святых угодников всех возрастов и рангов.(В этом факте суть отношения к власти, ее неприятие. Прим. автора.) Часы показывают двенадцать, входит председатель и секретарь. Упитанный председатель осанисто раскланивается с посетителями. Умиленно поглядывает на угодника, садится в передний угол, берет в руки газету и делает вид, что увлекся чтением. Секретарь так же сел и заскрипел пером, словом начали рабочий день. Посетители обращаются со своими надобностями к секретарю, слышно: «Не могу, придите после», - один из посетителей несмело протянул письменное заявление секретарю. Последний сказал: «Обратитесь к председателю», - подает председателю, председатель взял, посмотрел и отбросил: «Этого нельзя». На робкое : «Почему – же?» - получил ответ: «Я сказал нельзя, значит нельзя». «Но товарищ председатель, ведь семья красноармейца и при том же стихийное бедствие».«Мне все равно, что красноармеец, что нет у меня секретаря преж, я могу выдавать только умирающим с голода, а в Вашей семье еще этого нет и говорить больше нечего», - и углубился в чтение газеты. Секретарь, желая утешить посетителя, соизволил положить перо и «пущая» дым снисходительно разъяснил: «Некогда нам, видите, сколько бумаг и все срочного исполнения». Вопрос шел о выдаче удостоверения о семье и имущественном положении семьи красноармейца из волостного комитета взаимопомощи, для взаимообразной выдаче хлеба». В действующем Положении о деятельности сельсоветов было как раз сказано, что сельсовет « оказывает, согласно существующим узаконениям и правилам, помощь инвалидам, семьям красноармейцев, семьям лиц, погибших на фронте, демобилизованным и их семьям …»

Характеристика деятельности многих местных советов, дает описание Голдинского сельсовета Малинковской волости. Он «состоял из 32 человек и обслуживал семь населенных пунктов с числом жителей 3109 человек. По сравнению с дореволюционным временем земли в хозяйствах увеличилось на 50 процентов. Из 551 хозяина состояли 190 безлошадными, которые путем найма вынуждены были обрабатывать землю. Плата за ее обработку и уборку урожая составляла 7-8 рублей с души. Лесов местного значения имелось 242 десятины, последние, хотя и охранялись четырьмя сторожами, но в них «производятся порубки и конечно сельсовет сведений о них не имеет, так как , видимо, сельсовет мало интересуется своим хозяйством. Связь сельсовета со школьными работниками слаба и поэтому сельсовет плохо знаком с делом народного образования у себя, учет неграмотных не произведен. Все четыре школы требовали капитального ремонта, ликпунктов было организовано четыре и обучалось в них 106 человек, в обществах «Долой неграмотность» - 100 человек, две избы-читальни, при них четыре кружка (в среднем по 10-12 человек в каждом), но плановой работы не велось. Зарплата председателя – 36 рублей 32 коп., секретаря - 29 рублей 68 копеек». Общее впечатление от состояния дел в сельсовете, типичного для многих таких же Скопинского уезда, характеризует снисходительное замечание уездного начальства по поводу его работы: «Надо только сельсовету проснуться от спячки и работать коллективно, а не одному председателю и секретарю».

Чаще всего, в большинстве органах местной власти ощущается халатность и безответственность, уже нет тех рычагов, связанных с наказанием старосты в волости и тем более в уезде, какие были до революции. Прежние порядки забылись, для новой власти пока важна лояльность и классовая принадлежность. Следы без инициативной работы видны повсюду. «В 1923 году председатель сельсовета деревни Кучугуровские Выселки Победенской волости Крючковым было собрано с граждан около 30 пудов хлеба на ремонт школы. До сего времени ремонт полностью не произведен, топливный сарай развалился, печи неисправны, крыша течет. В деревне Нарышкиной Милославской волости в 1923 году на сходе решили строить мост, через дальний овраг. Собрали 250 пудов, железо, достали лес, нашли плотников. Мост не докончили, накатник расхитили и растащили лес возле оврага. Коровы потопли, Каштанов бездействует. В селе Поляны шесть прудов и при них шесть плотин, на которые в 1924 году было отпущено по 32 штуки дубов и несколько возов хвороста… но до настоящего времени починкой плотин никто и усом не ведет (прошел уже год). В селе Рождествено Ерлинской волости занятия в укрупненном сельсовете бывают редко. Где же сельсовет? Спрашивают прихожане – граждане села Немерова и Ивинского общества. Председатель работает на своем посту уже около года и до сих пор не желает дать отчет о своей работе. А граждане так темны, запуганы, что боятся рот разинуть. Председатель Петрушинского сельского совета Ларин Г.П. плохой хозяин своего района. Пожарный обоз расхищен. Обидно всего то, что на ремонт обоза деньги были собраны еще в 1924 году. Мосты везде разрушены. Способен только на выпивку. В деревне Летово Ерлинской волости есть сельисполнитель, но работы от них не видно. Подходит учебное время, а школа в деревне Перики к осени 1926 года вся развалилась. Нет в ней ни одного стекла, печи плохие и в пазы свищет ветер и заливает дождь. Приобретений на ремонт 3-4 года нет и половины. Председатель Кукуйского сельсовета общественной работы никакой не ведет. Граждане купили здание под школу. Председатель сельсовета Федотов деньги собрал и часть истратил на свои нужды, более 3-х месяцев не могли вернуть в общественную кассу. На глазах граждан так избил свою мать, что она несколько дней лежала в постели, вступает иногда в кулачный бой с некоторыми из мальчиков школы».

Видимо отчаившись, видя такую работу сельских советов и в подавляющем безразличие крестьян , скопинская советская власть в 1925 и 1926 годы перешла практически к подмене деятельности местной власти, подталкивая ее. При этом, выставляя на вид в местной газете бездеятельность сельсоветов, замечаниями и указаниями. Иначе бессилие выбранной местной власти люди воспримут как бессилие власти уездной: «Ермоловскому сельсовету вставить стекла в побитые окна сельсовета, а не закладывать их кирпичем, через которые свищет ветер. Немеровскому сельсовету необходимо покрыть крышу пожарного сарая. Председателю Березняговского сельсовета Пчелинцеву - перестать ходить по селу да нюхать, где пахнет самогоном. Бывает, что донюхается до того, что домой, как пана под ручки ведут. Председателю Вослебского сельсовета Бозину за халатное отношение к своим обязанностям, выразившейся в слабой работе по взыманию сельхозналога постановлением УИК объявить выговор. Немеровскому сельсовету пожалеть замерзающих учеников с учительницей и достать топки для школы. В селе Шелемишево Ряжской волости работа сельсовета замерла. Мосты в беспорядке, а главный мост через Ранову уплыл. Катинскому сельсовету, принять меры к прекращению хищения леса, которое происходит не только ночью, но и днем. Заведующему школы КМ принять меры к тому, чтобы школа отапливалась и чтобы учащиеся не играли в карты на деньги. Председателю сельсовета села Вослебово - Карташову бросить гулять и поскорее собрать общее собрание граждан.

Вопросов накопилось много: школа не отремонтирована, топки нет, присланную муку уже два месяца мыши едят. Члену Малинковского сельсовета тов. Кошкину бросить стращать людей тюрьмой и быть с ними повежливей. Катинскому сельсовету почистить от навоза пожарный сарай, а то дежурные тонут и обратить внимание на сохранность здания бывшей ремесленной школы. Хворощевскому сельсовету – школу погоревшую оборудовать, обочину мостов оборудовать и засыпать щебенкой, плотину привести в порядок и засыпать глиной, с нее падает скотина. Исправить пожарный инструмент. Ильинскому сельсовету исправить мост через Песоченку у деревни Смекаловки. В селе Победенке, около церкви идет дорога на Побединский рудник и к ней подходит овраг, который скоро совсем разделит деревню на две части. Побединскому ВИКу отремонтировать мост между селом Ермолово и Перики иначе его снесет полой водой: уж очень он плох. Председателю Хворощавского сельсовета принять меры к устройству могильника и не врать в актах о падеже животных, указывая, что последние будто бы зарыты в могильнике; павшую скотину граждане сваливают, где придется. Горловскому сельсовету сделать перила к мосту по улице «кавказ», так как при прогоне по этому мосту скота она может попадать. Рождественский сельсовет - привести в порядок помещение сельсовета, очистить от пыли и мусора и повесить портрет Ленина вместо, имеющейся божницы. Председателю сельсовета Ермолово Карпухину надо подтянуться, исправить мосты через Верду, затем товарищу Карпухину надо поменьше сквернословить во время занятий в сельсовете. Маклаковскому сельсовету не допускать рыть на горе «Лыково» камень без разрешения и развозить его по дворам, засыпать яму, где обжигали кирпичи. Яма около самой дороги проезжей и в темное время проезжающие могут пострадать».

Но не столь много тех, кто спустя рукава управлял, много мужиков было в председателях хватких, по старой традиции, привыкших кормиться на прежних должностях, чаще волостным старостой или писарем. В сельсовете тоже своего не упускали, чаще всего злоупотребления традиционно происходили при распределении семенных ссуд и продовольственной помощи. В селе Рождествено Ерлинской волости в 1925 году приступили к раздаче семенных ссуд. «На общем собрании председатель ставит вопрос: «Кто возьмется раздавать ссуду, но чтоб не было провеса или обвеса? Никто не взялся, тогда председатель сельсовета заявил: «Я, граждане возьмусь, но только по четверти с пуда скинуть на правление». Председатель сельсовета села Секирина Я.Черноусиков не успел еще, как следует оглядеться на своем посту, а уж издал обязательное постановление – «возить топку на мою квартиру обществу, подворно, да задаром». В селе Высоком Чуриковской волости председателем Галяткин Михаил Матвеевич, «разграбивший кооператив в 1920 году, состоя там приказчиком». В 1921-22 годы общество его избрало для передела земли и что же получилось: «вся земля хорошего качества отдана кулакам, а бедняки получили самую плохую и в результате после передела у Галятина появилось 5 лошадей. В 1924 году, благодаря поддержке зажиточных, коих он наделил, пролезает председателем сельсовета и делает произвольные расходы. Власти уезда сделали ревизию и обнаружили недостачу 74 рубля». В селе Дмитриево Побединский «сельсовет получил в 1926 году для голодающих 100 пудов пшеницы и 50 пудов ржи. Муку это следовало использовать как плату за общественные работы. Была и работа – починка дорог, голодающие брались ее поправить за четыре пуда ржи. Председатель сельсовета Ерофеев С.И. эту починку дорог сдал бывшему торговцу, а теперь церковному сторожу за четыре пуда пшеничной муки и отдал вперед.

Дорога в прежнем состоянии». В 1925 году в селе Спасском Милославской волости выдали семссуду некто Мельникову, который «имеет паровую мельницу, ветряную и рушалку и три больших амбара. Перед раздачей семссуды у Мельникова был произведен местной милицией обыск на предмет обнаружения самогона и у него обнаружено в яме рожь более 50 пудов. Распределял ссуду сельсовет. В деревне Кучугурки Побединской волости местный помголод с сельсоветом рожь для голодающих вешали. «Всего пришлось распределить 250 пудов, а при проверке гирь оказалось, что они с дырками и не хватает в них 58 золотников». Летом 1926 года в селе Вязовенки Скопинской волости семенная ссуда была распределена так, что ее сумели получить попы, торговцы и зажиточные элементы. «Почему так случилось, а потому, что председатель дъяконов сын». Практичные, с хитрецой и не наученные работники местных советов личную выгоду видели и в большом и малом. В селе Делехове Горловской волости в старое время был обычай такой, весной староста и сборщик ходили по домам, осматривали печные трубы для принятия противопожарных мер, за что собирали по паре яиц с дома. В 1925 году « предсельсовета Козырев и секретарь Воеводин соединили приятное с полезным и при обходе села , с учетом обложения единого сельхозналога и поверхностного осмотра труб, за что тоже собрали по паре яиц с дома, заставив таскать корзину с яйцами мальчика сотского».

Для извлечения личной выгоды шли на обман, вскрыть который мог хоть сколько-нибудь грамотный человек, но то ли не знали , что делает советская власть для крестьян, то ли действовали по принципу моя хата с краю… В селе Катино перед гражданами на общем собрании 23 июля 1925 года предстал председатель ВИКа Макарихин и «с печальным выражением лица начал разглагольствовать, указывая, как пример, снижение разряда по единому сельхоз налогу, мол де результаты его Макарихина «стараниями». Сжалились и отвели лично для его хозяйства долю лугов. Круглый год на жаловании, три головы скота, что ему за дело, что бедных коровенка околевает». Без растрат и расходования денег по своему усмотрению тоже не обходилось. «На отчетное собрание Гремячского сельсовета 14 января 1926 года из 250 явилось 90 человек, большинство сторонники старого сельсовета. Председатель Рудаков сказал 5-6 фраз, все чисто гладко, только на 500 рублей нет оправдательных корешков по форме. На председателя Рудакова насчитали 123 рубля растраты, из них 85 рублей «непредвиденных» расходов … на пьянку с землеустройством. Собрание большинством: 50 против 30 растрату простили. Признали большинством 39 против 37 работу удовлетворительной. Переголосовывали четыре раза.

В селе Ново-Бараково, в конце декабря было отчетное собрание сельсовета, на котором делала доклад ревизионная комиссия, из 1481 человек собрали 64. Выяснили, что председатель растратил 27 рублей, а уполномоченный 46 рублей. Тогда они оба поклонились собранию и растрату им простили».

Происходили и вовсе странные события, ни чем не объяснимые. «Уполномоченный сельсовета села Архангельского Пронской волости Аксенов М.П. 16 февраля вступил в хулиганскую шайку и в одну ночь был растащен дом по бревнушку, принадлежавший отсутствующей гражданке Кадушкиной Е.Т., вдове живущей в Ленинграде».

Местная власть как могла, проводила в жизнь политику государства. И в передовой статье уездной газеты «Коллектив» отмечалось: «Наши сельсоветы должны быть вовлечены в широкую общественную работу. Одним из действенных способов, это вовлечение в более активное участие сельсоветов в разрешение сельских споров… вследствие малой авторитетности и бюрократической неподвижности низового аппарата. Спорщиков и обиженных сельсовет направляет в нарсуд или в водземкомиссию – там, мол, разберутся. Хотя нарсуды и дают всевозможные льготы крестьянству, но каждое посещение суда, иногда десятки верст и в рабочую пору, необходимость доставки свидетелей в рабочую пору – очень больно ударяет по тощему мужицкому карману. Практика наблюдений за жизнью отдельных селений это подтверждает, где сельсовет или как говорят «комиссар» - самостоятелен и активен, там и судятся меньше. В связи с задачами оживление Советов – эта форма деятельности должна быть так же выдвинута на первое место». Также в ней говорилось, во всех случаях участия в спорах должны «определенно проводить классовую линию и защищать интересы беднейшего и середняцкого крестьянства».

Особенностью проведения в жизнь этих и других указаний, а также выполнение других обязанностей было то, что происходили такие мероприятия в некоторых сельсоветах всегда в приподнятом настроении, в пьяном виде. «Если вы зайдете в сельсовет села Катино Чуриковской волости, то вы всегда увидите пустые стены. Если же понастойчивее заинтересуетесь куда же сгинул председатель, то вам объяснят, что председатель сельсовета Дронов путешествует, по домам , собирая себе надбавку, которую положили ему граждане за «усиленную» работу. Работа же выражается в том, что председатель сельсовета «на месте» разрешает все разделы и конфликты при непременном и деятельном участии всесильного самогона. Причем, тот же Дронов совершенно не собирает общих собраний, считая ,что собеседование «на паперти божьего храма» - с успехом могут их заменить. Председатель сельсовета села Семенское Чуриковской волости вваливается пьяный, не стесняясь тем, что секретарь женщина, развергся грубой брань. А 16 июля 1925 года в селе Ермолово состоялось ячейковое собрание партии со станцией Электрорудоуправления. На повестку дня был поставлен доклад « О революционной законности» и доклад председателя сельсовета Карпухина. На собрании участвовало много беспартийных. По докладу председателя сельсовета, который он делал в пьяном виде, высказываний много. Председатель Марьинского сельсовета Чернавской волости Вишневский задумал соорганизовать пожарную дружину в д. Софьина. Какая муха его укусила, но только заявился он, на собрание пьяный и вместо доклада начал орать диким голосом, махать кулаками и изрыгать целые потоки брани. Мужики послушали, постояли, почесали затылки и разошлись. В селе Павелец производили перевыборы волсовета. Председатель сельсовета Коротков после собрания ходил ночью по улице пьяный, распевал песенки, нисколько не стеснялся граждан.

Пьянка происходит у гражданина Хирова Ф.Е., где там же был председатель кооперации тов. Жариков. В Маковско-Высельском сельсовете делили землю, нашлось четыре десятины, которые общество разделило по жеребьям и пропило, на каждое из восьми жеребьев досталось ведро самогона. Председатель сельсовета деревни Бычок-Никольское Мишинской волости г. Сигачев любит выпить. В первых числах ноября прошлого года Сигачев взял у гражданки Тихоновой Е. подводу, вернулся в «дым» пьяный, изломал ходок и загнал лошадь так, что она телом спала. В первые числа марта Сигачев пропил мешок овса и по возвращению домой жестоко избил свою жену. Предсельсовета села Секирино Я.А.Черноусиков и секретарь Герасим Ларкин под канцелярию заняли кровать у вдовы Сускиной Ефросиньи и у вдовы Бекасовой Акулины, а в первых числах июля, эти товарищи, упившись самогона, пришли к вдовам, пообещали им льготы по сельскохозяйственной повинности и поэтому предложили с ними переночевать. Вдовы согласились. В селе Березнягах закрылась школа из-за отсутствия топлива. Председатель сельсовета Пчелинцев не заботится о ней, комсомольцы попилили дрова на неделю, думали, что председатель сумеет добыть угля, а он только пьянствует. Уполномоченный Михайловского волисполкома, он же председатель волполитпросвета, член ВКП(б) тов. Мытарев, будучи в селениях волости по налоговым делам проявил все признаки «старого, доброго» военного коммунизма: разгуливает с торчащим из кармана наганом, требует у председателя Карандеевского сельсовета самогона, чтобы напиться в «доску». Крестьяне возмущаются: « Вот это, дескать, партийный, а говорят еще, что власть лицом к деревне повернулась. Летом 1926 года председатель сельсовета села Шелемишева Степин вместе с тремя гражданами распивал самогон во время покоса лугов. А потом его взяли да повысили на должность председателя Володарского волостного комитета взаимопомощи. В селе Новый Келец, при избе-читальне организовали драмкружок, который ставит пьесы. Население охотно посещает, но многие приходят в пьяном виде, а председатель сельсовета 27 февраля (1926 года) сам пришел в пьяном виде».

Нельзя сказать, что пьянство, безграмотность местной власти, были главными причинами неудач происходивших преобразований в скопинской деревне, скорее люди, наделенные такими качествами, были нужны и выгодны богатым и отчасти середнякам. Они могли подкупить любившего выпить или мягкотелого председателя, который перед богатыми заискивал, вел себя неуверенно . Это позволяло кулакам решать вопрос в свою сторону. Классовая напряженность чувствовалась на селе. В отличие, от помещичьих, государственным крестьянам в первые годы революция мало что дала, больше отняла, поэтому их отношение было враждебным по отношению к ней.

Видение крестьянами, происходящих событий передавалось детям и как, например, «при Погореловском комсомоле организовался отряд юных пионеров, в котором стала налаживаться работа, то кучка деревенских ребятишек-хулиганов досаждают пионерам угрозами и насильством». Не детскими угрозами закончилось в селе Внуково Малинковской волости, когда «27 февраля 1925 года выстрелом из револьвера, в жилом помещении был убит член сельского совета Дмитрий Волков – 30 лет. Вернулся с фронта. Бедняк не имел жилой избы, жил с семьей в амбаре, двое детей, мать 72 года». Местные священники и богатые крестьяне люто ненавидели советскую власть и всем, чем могли ей противодействовали. «В деревне Мякишево Побединской волости молодежь и сельсовет сняли у одной гражданки на год дом под красный уголок, где вывесили плакаты и портреты вождей, 15 марта поп Зеленцов с кулаками устроили в красном уголке погром, на их место повесили иконы. В селе Виленке благоденствует местный кулачек Морозов С.Н., у него 5 лошадей да 3 коровы, а самое важное есть у него твердая уверенность в том он местный царь и бог. Сам предсельсовета и тот перед Морозовым хвост поджимает. На перевыборах в советы при д. Кукуй, когда кулак, расхититель бывшего Трепольского кооператива - Н.В.Николаев, старался пролезть в председатели, крестьянин Е.Г.Семенов открыто критиковал его как вора, афериста. За это Николаев привлек его к ответственности. Свидетель на суде в городе Михайлове открыто сказала, что Семенов прав, что не допускал к власти такого элемента, как Николаев: « Николаев беспечен, а таких в советы нам не нужно». В итоге свидетель и Семенов сами оказались на скамье подсудимых «за справедливо сказанные слова». Лишь вмешательство уездной газеты освободило их от ответственности.

Молодежь коммуны «Заря» в деревне Мамоново организовала культпросветкружок.Часто ставили спектакли, лекции. Темные силы деревни, почуяв в коммуне своего ярого врага, сорганизовались и не раз после спектаклей в артистов летели камни».

В конце концов, новые, деятельные люди появляются, заявляют о себе. Значит, в советской власти есть то, в чем люди заинтересованы. Значит, эти люди желают работать, даже если их материальные выгоды не столь явственны и значительны, но видны зримые плоды нового крестьянского быта. «В селе Семенском Чуриковской волости председатель Кузнецов сделал пожарный сарай, выхлопатал лес и построил мост. Отремонтировал общественный пруд, провел смету на школу, приступил к ремонту пожарной машины. В Секирене выбран старый председатель Я.А.Черноусиков, секретарем Г.Е.Ларюшкин, они пользуются большим авторитетом. Волсъезд избран в рабочую тройку тов. Зенкин Иван Иванович, до этого он был членом Кремлевского сельсовета, население его очень жалеет, так как он много сделал: поставил кооперацию, был активистом по культпросветработе. При нем были секции: финансов, культпросвета, но не работали. После обновления вовсе умерли».

Кооперация.

В начале 20-х годов разруха и недовольство крестьянства становятся уже критичным, поэтому Декретом ВЦИК от 21 марта 1921 года, принятым на основании решений Х съезда РКП(б) продразвёрстка была отменена и заменена натуральным продналогом, который был примерно вдвое ниже. Столь значительное послабление дало определённый стимул к развитию производства уставшему от войны крестьянству. Другая мера, провозглашение X съездом РКП(б) новой экономической политики. Её суть, отход от военного коммунизма и осторожное введение рыночных отношений, но до какой степени их вводить руководство партии понимало по-разному, отсюда и партийные дискуссии и дальнейшая неразбериха в управлении хозяйством. Все это было лишь фоном в борьбе различных партийных платформ за власть.

Главная политическая цель НЭПа — снять социальную напряжённость, укрепить социальную базу советской власти в виде союза рабочих и крестьян. Экономическая цель — предотвратить дальнейшее усугубление разрухи, выйти из кризиса и восстановить хозяйство. Важное место отводилось кооперации. В эпоху Гражданской войны наблюдалось огосударствление кооперации, активное вмешательство в деятельность кооперативов и зачастую насаждение их силой. Теперь советская власть отказалась от этой практики. Декрет Совнаркома РСФСР от 7 апреля 1921 года освободил систему потребительской кооперации от подчинения народному комиссариату продовольствия. Руководящими органами системы Центросоюз и региональные потребительские союзы кооперация получили определенную самостоятельность, хотя вмешательство партийных и государственных органов в их деятельность продолжало сохраняться. Инициатива в создании кооперативов в начальный период НЭПа исходила снизу. В основе объединения крестьянства теперь стояли не политические, а чисто экономические причины. С ноября 1921 г. по февраль 1922 г. в Рязанской губернии возникло 56 объединений. Среди них производственные кооперативы (артели, огородные, молочные, садовые товарищества, общества животноводства); мелиоративные кооперативы (товарищества по улучшению земельных угодий); закупочные (для совместного приобретения и использования сельскохозяйственного инвентаря); кооперативы по сбору сельскохозяйственных продуктов и сырья; кредитные товарищества для финансовой помощи своим членам в ведении ими хозяйства. К октябрю 1922 г. в губернии насчитывалось уже более 180 кооперативных объединений различных типов. К введению НЭПа часть коллективных хозяйств, созданных в период Гражданской войны, распалась, остались наиболее крепкие. Кроме кооперативов в губернии сохранились 86 совхозов.

Переход от военного коммунизма к НЭПу, задачи нового времени требовали новых условий функционирования кооперации. В передовой от 27 марта 1925 года. «О работе сельских партийных ячеек» скопинской газеты «Коллектив» отмечалось: «Теперь нужно больше убеждать и показывать, и «не сметь командовать», как говорил В.И.Ленин. Через Советы, кооперативы, комитеты взаимопомощи и т.д. научиться сотрудничать с крестьянами. Научиться не заменять их, а руководить, влиять на крестьян и организовывать их». Документом, позволившим устранить сложившиеся к тому времени противоречия между задачами кооперации и законодательной базы стал, изданный правительством декрет от 20 мая 1924 года «О потребительской кооперации», сущность этого декрета заключалась в следующем. Группа граждан, пользующихся избирательными правами в количестве не менее 30 человек, могла добровольно организовывать потребительские общества для обслуживания своих потребительских и хозяйственных нужд. Декрет предоставлял потребительской кооперации широкие права в области хозяйственной деятельности, предусматривающий возможность не только широкой торговой деятельности, но и снабжения хозяйств и промыслов всеми необходимыми материалами, инструментами и орудиями. Они имели право устраивать фермы, показательные станции, а также аналогичные учреждения и обслуживать кредитные нужды своих членов путем организации особых кредитных отделов. Для облегчения беднейшему населению доступа в потребительские общества высший размер вступительного взноса устанавливался в 50 коп., а паевого - в 5 руб.

Скопинский Райсоюз в июле 1924 года, выделившись из Рязанского Губсоюза, начал свою работу в тяжелых материальных условиях, «долги составляли 67 процентов баланса». Райсоюз, «став на правильный путь» начинает постепенно развивать свою работу во всех областях. В первую очередь в организационной и финансовой. В результате восьми месячной работы оборот Райсоюза составил 573 268 рублей. Наценки на товары, при этом составили около 10 процентов и менее. Райсоюз произвел ремонт во всех торговых помещениях. Главное место в товарах занимали хлебные и бакалейные, в августе 1924 года -30,2 процентов, а уже в феврале 1925 года 42,3 процента. Второе место занимали хозтовары, в среднем 28,9 процента, мануфактура 10,2 процента, другие 18,6. Товары закупались в госорганах – около 80 процентов, а также в кооперативных учреждениях и минимальных количествах в частных фирмах. С момента организации Райсоюза, низовая сеть насчитывала: 2 городских потребительских общества, два рабкоопа и 35 потребительских обществ в сельской местности с общим количеством лавок – 55. «Для приближения товаров» сеть расширялась и проводились, так называемые «кооперативные компании» по вовлечению крестьян в члены кооперативов под лозунгом: «Потребительская кооперация объединяет средства и силы рабочих и крестьян в их борьбе с купцом в городе, кулаком и торговцем в деревне». Из этого видно, что на местах четко проводилась линия ЦК партии большевиков. В феврале 1925 года в сети : Скопинское и Михайловское городские потребительские общества , где было 11 лавок. Побединское и Ерлинское рабкоопы, где 7 лавок и 51 сельское потребительское общество с 68 лавками. Всего 55 ПО, в коих 84 лавки . Если в июле 1924 года на одну лавку приходилось 7909 жителей, то в феврале 5017. Недород в 1924 году повсеместно в уезде сорвал «паевую компанию», то есть рост членства в кооперативах. К 1925 году членов было 9500 человек, а капитал 13138 рублей, средний взнос составил 1 рубль 38 копеек. Количество «кооперируемых домохозяев» составляла 14,02 процента. Вследствие отсутствия собственных средств потребительские общества, входившие в состав Райсоюза вынуждены были работать на заемные средства . Тормозом торговой деятельности была существующая система мелкотоварного кредита в низовой сети. В середине 1925 года Скопинский райсоюз объединяет уже 60-т потребительских обществ с количеством пайщиков 11535 человек и капиталом 20500 рублей.

Наряду с определенными успехами потребительской кооперации Скопинского уезда, даже в условиях дефицита как промышленных, так продовольственных товаров, отмечались также многочисленные недостатки и трудности в ее работе .

Потребкооперация не обладала достаточными финансовыми средствами для большого развертывания лавочной сети и строительства новой торгово-технической базы, свои операции потребительская кооперация строила в основном на привлеченных средства. Из-за малых паевых взносов в результате сложилось неблагоприятное соотношение между собственными и привлеченными средствами. Другие недостатки касались, в большей степени человеческого фактора, степени подготовленности работников кооперации, откуда происходила по большей части их убыточность, так например, в Обязательном постановлении Президиума Скопинского Уисполкома от 6 апреля 1925 года «О днях отдыха и торговых предприятиях Скопинского уезда на 1925 год» указывалось:

«На основании 112 ст. Кодекса Закона о Труде установить на территории укрупненного уезда нижеследующие особые дни отдыха для торговых служащих: 19,20 апреля (1 и 2 день Пасхи), 28 мая (Вознесение), 8 июня (Духов день), 6 августа (Преображение)… В поименованные выше дни – отдых, а также пролетарские праздники (ст.3 Кодекса Закона о Труде), а именно 1 мая (день Интернационала), 5 июля (день принятия Конституции СССР), 7 ноября (день Пролетарской Революции) – воспрещается производство какой бы, то ни было торговли в государственных кооперативах и частных торговых предприятиях, независимо от того применяется ли наемный труд или нет». Причину такой незаинтересованности в конечном результате трудно найти. Какое имели отношения церковные праздники к выходным для работников государственных учреждения и т.д. В тоже время нет сомнения, что каждому предпринимателю сейчас и тогда было известно – часто наибольшая выручка случалась в выходные и праздничные дни. Но и в обычные дни скопинские кооператоры устраивали себе праздники. В конце мая 1925 года «полянские кооператоры Калинкин П.В., Подковыров Ф.Н… да Краюшкин товара в Скопине для своего кооператива честь честью отобрали, все, что крестьянству на потребу и восвояси двинулись. Скопинские соблазны уже далеко позади остались, вот и село Ермолово, среди зеленых лугов привольно раскинулось. Осторожно ковыляют по изуродованной плотине кооператива, бережно везут потребительское добро, разморило, засыпало их пылью придорожной. Тут вот, недалеко у кривой тетки Маланьи самогон, добре хорош, маленечко с устатку не мешало бы. А пока мест, кооператоры развлекались, мальчишки тоже не зевали и взобрались на телегу и открыли дешевую распродажу рыбы, сельдей, баранок и прочего. Конкуренции опасаться не приходилось, так как товар раздали в долг, без отдачи. Полянские кооператоры торгуют, а товары у них под носом воруют. В селе Семенск Пронской волости председатель кооператива тов.Рюкин страшный пьяница. Ему уже неоднократно попадало за пьянство. У него есть компания: Каширин- председатель ревизионной комиссии, Тихомиров – счетовод. Рюкин 17 февраля напоил до смерти двух девушек, сам стал скотиной, и эта «святая троица» до упада танцевала. На утро, на этом месте ребятишки находили массу конфет, которые Рюкин носит в карманах для приманки девушек. Рюкин член партии».

Трудно было объяснить недостатком в местных скопинских кооперативах средств, антисанитарное состояние торговых точек, вот к примеру, «Победенский рабкооп содержит чайную в середине Победенке, которая обслуживает рабочих северного куста, крестьян Победенки и поситителей. Побединский ВИК находится напротив. В чайной кипятка нет, в помещении грязь, вонь с год не мытые полы, за прилавком грязные сопатые ребята. Затем, торговля пивом развита на пять. По соседству под полой торгуют самогоном». Пьянство и воровство (недостача) были повсеместно. «В январе 1925 года гражданин села Красное Пронской волости Николай Данилович Давыдов был зачислен правлением Пронского общества потребителей на должность приказчика отдела в селе Красное. В сентябре ревизионной комиссией обнаружена недостача в 1444 рублей. Приговорили к 6 месяцам и удовлетворению суммы растраты». Наряду с расширением сети, увеличением ассортимента товаров обыденным правилом не только скопинской торговли долгие годы будет оставаться ее сервис в отношении избранных и «уважаемых» граждан : «Победенский рудник. Стоит очередь , но придет какая либо колонистка, кооператор, сейчас же им без очереди». Но тогда и доступность была мечтой обывателей. «Павелецкие граждане за 20 верст и более ездят за хлебом».

Итоговые данные показывают общую картину потребительской кооперации, как по отдельным подразделениям так и в целом. На пленуме Победенского рудкоопа рабочих было 100 человек. Из содоклада ревкома и зачитанного акта, выяснилось, что в работе рабкоопа были недостатки: «при снятии наличия остатков товаров в центральном магазине в отделе №2 был систематический их недостаток. Приказчик №2 за недостаток товара, около 300 рублей и зав. магазином – за халатность отданы под суд. В здании музыкальной школы Скопина 25 января 1926 года открылось 3-е собрание уполномоченных Скопинского райсоюза. На собрании присутствовало 100 человек. На нем подчеркивалось, что за 1925 год сеть кооперативов по Скопинскому уезду увеличилась на 6 обществ и 33 лавки. Паевой взнос вырос на 62%, торговый оборот расширился на 120%. Эти показатели отражали количественную сторону, на собрании говорилось: «За полтора года, мы имеем почти удвоенную сеть кооперативов (видимо лавок, прим. автора). Кооперацией сейчас должно быть обращено внимание на снабжение населения хлебом, без оживления кооперации мы много членов не навербуем. Мы не можем без конца торговать только или почти на заемные средства».

Райпотребсоюзом в 1925 году произведена ревизия в 15-ти потребительских обществах. В 10-ти обществах обнаружена растрата на разные суммы от 200 до 4000 рублей. Если проследить преступность в низовой кооперации с 1 января 1925 года, то картина следующая: закончилось следствие по 9 делам и производство по 9.

В 1927-1928 годы были упразднены губернии и взамен образованы области с делением на округа, районы и сельсоветы. Из укрупненного Скопинского уезда образовались Скопинский, Горловский, Милославский и Чернавский районы. Кооперативная сеть тогда на 1 октября 1927 года составила 49 потребительских обществ, в какой то степени по ним можно судить о потребительской кооперации по сравнением с укрупненным Скопинским уездом в 1925\26 году.

В Скопинском районе было 16 потребительских обществ, в том числе одно городское, с общим количеством 4735 члена. В городском потребительском обществе 816 членов. В сельской местности охват составлял 23,7% к числу наличных крестьянских хозяйств. Предприятия потребкооперации включали 22 лавки (в т.ч. 5 городских), 2 хлебопекарни, кожзавод, бездействовавший в 1927 году. Капитал обществ 52845 рублей, в том числе 15097 рублей паевого. Заемный капитал не был точно установлен, но задолжность по нему составила 23326 рублей. В центральном (городском) рабочем кооперативе , имевшем свое отделение в Побединском рабочем поселке состояло 2719 членов: 5 лавок , одна колбасная, хлебопекарня и электромельница. Капитал кооператива 58670 рублей, в том числе 10057 рублей паевого, задолжность по займам 65173 рубля.

В Горловском районе потребкооперация объединяла 15 потребительских обществ с 6255 членам. Кооперированность по отношению к числу наличных крестьянских хозяйств составила 44,7%. В числе предприятий 24 лавки, две хлебопекарни и палатка. Капитал 98371 рублей, в том числе 22947 рублей паевого.

В Милославском 12 потребительских обществ с 1995 членами, кооперированность составляла 22,1%. Всего 14 лавок и палатка . Собственный капитал 21746 рублей, в том числе 5359 рублей паевого.

В Чернавском 6 потребительских обществ с 2256 членами, кооперированность 36,3%. В числе предприятий 12 лавок и чайная. Собственный капитал 19245 рублей, в том числе 5956 рублей паевого.

Итого: 72 лавки,4 палатки, электромельница, 3 хлебопекарни, чайная, кожзавод. С капиталом 250877 рублей, с 59416 рублей паевого, в которых состояло 14241членов. Средняя величина паевого взноса – 4 рубля 85 копеек.

В начале 1927 года руководство партии еще следовало нэповской линии – постепенной передаче организации индивидуального потребления в руки самих потребителей: рабочих, крестьян объединенных в кооперативы. Но уже к концу 1927 года начался отход от этой линии и к свертыванию потребительской кооперации. Но в численном потребительская кооперация уже окрепла, приобрела опыт хозяйствования, именно в этот период партия большевиков , исходя из своего стратегического курса выделяет ей вспомогательный характер, выдвигая на первый плановые коллективные хозяйства построенных на принципе обязательности членства в них.

В отличие от потребительской кооперации, представлявшей из себя кооперацию потребителей, сельскохозяйственная кооперация являлась кооперацией производителей сельскохозяйственной продукции и в условиях НЭПа выступала, прежде всего, как кооперация крестьянских хозяйств. В начальный период своего развития, в I92I-I923 годы сельскохозяйственная кооперация в уезде строилась в виде универсальных товариществ, в которых соединялись разнообразные хозяйственные функции: сбытовые, кредитные и производственные. Она была слита с потребительской на правах направления. Причиной такой организации в кооперативном строительстве являлась низкая товарность послереволюционного крестьянского хозяйства, слабое развитие рыночных отношений в деревне, именно поэтому в большей части сел возникало, как правило, по одному универсальному кооперативу. С введением Нэпа влияние партии большевиков во вновь создаваемых объединениях было крайне незначительно. Например, во всех видах сельских кооперативов в Рязанской губернии насчитывалось только 50 коммунистов. Большевики пытаются усилить свое влияние на кооперацию. Но оно вызывало противодействие на местах. Появляются беспартийные группы, предлагавшие создать независимую, «чистую кооперацию». Жаркая дискуссия разгорается по этому поводу на втором съезде уполномоченных Рязгубсоюза. Здесь звучат выступления против вмешательства в кооперативные дела советских и партийных органов. Однако делегаты проголосовали за резолюцию, предложенную коммунистической фракцией, которая настаивала на классовом характере кооперации и руководящей роли в ней партии. Проблема отношений государства и крестьянства обсуждалась на XI съезде РКП (б) (27 марта - 2 апреля 1922 г.). Была принята резолюция «О работе в деревне», которая осуждала меры административного воздействия на сельскохозяйственную кооперацию. Первоочередной задачей признавалась необходимость оказания практической помощи крестьянству. Но с другой стороны, резолюция обязала коммунистов участвовать в сельскохозяйственных кооперативах.

Выполняя решения съезда, 13-я Рязанская губернская конференция РКП (б) (октябрь 1922 г.) поставила задачу укрепить кооперативы членами партии, овладеть всеми видами кооперации и обеспечить большевистское руководство ими.

Положение сельского хозяйства Рязанской губернии к концу 1922 г. продолжало оставаться достаточно тяжелым. В 1923 г. государственные органы стали оказывать крестьянам серьезную поддержку. Для помощи маломощным хозяйствам из центра было получено 150 тыс. пудов ржи. В результате предпринятых мер, посевная площадь в губернии в 1923 г. по сравнению с предыдущим годом увеличилась на 18%. Озимый клин достиг 86% довоенного.

Наибольшую поддержку государство оказывало кооперированным крестьянам. Им предоставлялись льготы по налогам и кредитам, они снабжались сельхозинвентарем. В результате этого к лету 1924 г. в губернии насчитывалось 16 сельхозкоммун, 40 сельхозартелей, 510 товариществ по совместной обработке земли, охвативших 23% населения губернии.

В правовом отношении важное значение имел Закон от 22 августа 1924 г. «О сельскохозяйственной кооперации» - гражданам предоставлялось право образовывать кооперативные объединения (товарищества, артели, коммуны), в целях совместного ведения сельскохозяйственного производства, снабжения своих членов орудиями, семенами, удобрениями, приобретения и использования машин и т.д. Минимальное число членов кооперативов могло быть менее пяти человек, а для сельскохозяйственных кооперативов с кредитными функциями- 50. Для сельхозкооперации в отличие от потребительской не был установлен минимальный размер пая и вступительного взноса. Эти вопросы регулировались в каждом конкретном случае уставами кооперативов. Побудительным мотивом в развитие всех форм кооперативов в определенной степени сыграло и Постановление ЦИК и СНК от 20 марта 1925 года «О лишении бывших помещиков права на землепользование и проживания в принадлежащих до октябрьской революции хозяйствах».

Существовало четыре вида первичных сельскохозяйственных кооперативов: сельскохозяйственные кредитные товарищества, общие (универсальные) сельскохозяйственные товарищества, специальные товарищества, колхозы. Одним из наиболее действенных средств развития производительных сил сельского хозяйства и проведения политики, направленной на постепенный подъем бедняцкого и середняцкого хозяйства, был мелкий сельскохозяйственный кредит , этому служили крестьянские комитеты взаимопомощи, Декретом ВЦИК, СНК РСФСР от 25.09.1924 года введено «Положение о крестьянских обществах взаимопомощи».

Усилия кресткомов должны были направляться на «организацию помощи малоимущим и красноармейским хозяйствам, а также прочим гражданам и хозяйствам, впавшим в нужду, и на защиту их от эксплуатации, а равно для организации общественной взаимопомощи среди крестьянского населения на началах его самодеятельности в селах, волостях и районах». Они имели право снимать в аренду и организовывать подсобные сельскому хозяйству предприятия, как-то: ремонтные сельскохозяйственные мастерские, предприятия по переработке продуктов сельского хозяйства, случные прокатные, зерноочистительные, общественные кузницы, чайные, столовые и т.п. Эти предприятия освобождались от всех налогов и сборов, если они обслуживали исключительно потребности членов крестьянского общества взаимопомощи.

Кресткомы способствовали к вовлечению беднейшего крестьянства в кооперативы, в частности, они должны были, принимать меры к облегчению вступления в члены кооперативов «маломощному и середняцкому крестьянству».

Средства крестьянского общества взаимопомощи составлялись из членских, денежных и натуральных взносов - вступительных и периодических; передаваемого органами социального обеспечения бесхозяйного, выморочного, а равно конфискованного по суду и в административном порядке имущества, денежных и натуральных доходов, получаемых от арендных или принадлежащих обществу имущества и предприятий, а также от общественных запашек.

Определенное представление о жизни скопинских кресткомов можно сделать из описания деятельности одного из них . «На основании нового положения о крестьянских комитетах взаимопомощи в сельце Кикино Чернавской волости избран сельский районный комитет крестьянской общественной взаимопомощи. Объединились два села Кикино и деревня Михайловка из 247 хозяйств, вступило в члены кресткома больше 200 членов с 50-ти копеечным взносом. Средств у кресткома, кроме членских взносов совершенно нет, а 23 февраля 1925 года было созвано общее собрание членов и после заслушивания доклада намечен новый план:

- вместо того, чтобы собранные деньги не лежали в кассе, на эту сумму закупить в Скопинском усельсоюзе две веялки, договориться с таковым и пойти навстречу кресткому и отпустить в рассрочку на 2 года;

- отвести фонд земельного участка для засева ярового клина и участок луговой земли. Обработку произвести общими трудами членов кресткома;

- по уборке ярового клина, зерно продать и на эти деньги купить производителя быка, которого содержать на остаток собранного сена и яровой соломы. Поручено кресткому взять в аренду частного владельца ветряную мельницу с просорушкой».

На общем собрании 13 мая 1925 года граждан деревни Казаково Ерлинской волости было постановлено, передать бесхозную землю в фонд взаимопомощи помощи деревни, обработать коллективно для создания натурального фонда.

Другим примером деятельности кресткома, служит крестьянское общество села Лопатино обнаружившее на своих полях «золотое дно» - камень силикштейн, по качеству, не уступающего лучному фосфориту. Под умелым руководством тов. Точилкина беднота села Лопатина объединилась 27 сентября 1925 года в селькрестком. Задачей кресткома было создание производственной артели. Артель создана и за короткий срок времени полтора месяца работы селькрестком поставил Госцемзаводу им. Сапронова обточенных кирпичеобразных камней 26000 брусков по цене 45 копеек за штуку. Вся выручка распределяется между производителями с отчислением двух процентов в фонд кресткома. На добыче работают 420 человек, при содействии УККОВ, селькрестком ведет разработку новых пластов. Открыты залежи новых пород камня: фосфора-песчанки, сине-кремнистого камня и других пород, идущих на бетонные работы Мосстроя. Все село стучит молотками, грохает кувалдами, выбивает искры уродливыми зубилами, ссаживает пальцы, ранит глаза, выдираясь из тисков нужды выделкой плиток для Сапроновского цементного завода. Там медленно вращаются одетые броней цементные печи для обмуровки , для которых ввозился особый кирпич из-за границы. Как-то случилось, что на лопатинский камень (силикатштейн) были направлены пытливые взоры. Испытали, понюхали, поспорили – оказался лучше заграничного. Некоторые ловкачи могут сработать до 20 брусков по 45 копеек. Спрос обеспечен, есть заказ на 150 тысяч брусков. В очевидных барышах кузнецы, некоторые получают до 180 рублей в месяц, им полагается по две копейки с бруска за правку зубил».

В выборах в органы кооперации «партийные и советские органы не должны навязывать крестьянам людей, которым не доверяют крестьяне», именно из этого исходили и скопинские власти, ответственность и плоды деятельности пожинало все общество, в зависимости каких руководителей оно избирало и как контролировало работу.

«В селе Рождествено председатель кресткома Абрамкин побросал все дела и уехал на торф. Вся его канцелярия, состоящая из каких-то клочков бумаги, в которых сам Аллах ничего не разберет – оставил на попечении сельсовета села Рождествено. Демкин Гавриил – секретарь Павловского кресткома Чернавской волости выпить любит, с крестьянами обращается плохо, раньше он был стражником. Как это он пролез в крестком? Павелецкий комитет крестьянской взаимопомощи до сего времени собрал только 23 рубля 50 копеек, а ведь членами состоит все общество, в котором 550 домов. Взнос небольшой – 25 копеек и средства комитета не увеличиваются, происходит это потому, что пользуются темнотой и неорганизованностью бедноты, на собраниях верховодят зажиточные горлопаны - церковный староста П.Я.Царьков, который на всех собраниях из кожи лезет вон, чтобы провалить всякие начинания власти».

В итоге, по признанию скопинской советской власти, кресткомам не удалось широко развернуть работу, главным образом потому, что мало средств и ввиду слабой подготовленности к работе. «При таких условиях дальнейшая работа продолжаться не может», - говорили власти.

Широкое распространение в Скопинском уезде получили сельскохозяйственные кредитные товарищества, они были преобладающими, поэтому потребительская кооперация постепенно отказывалась от кредитных операций, сохраняя только вкладные и займовые операции. В целях расширения оборотного капитала она сокращала и сбытовые функции, а также отказывалась от функций по снабжению деревни сельхоз орудиями и машинами. Становление сельхоз кооперации шло не так гладко, в конкуренции с частным сектором, чувствовался опыт и сноровка индивидуальных предпринимателей. Например, в селе Ильинском Казинской волости было сельскохозяйственное товарищество «Красный луч» и «тут неподалеку частная лавка Симкина. Многие товары у Симкина дешевле, чем в кооперативе: махорка 6 копеек, сигареты 12, а в кооперативе 8 копеек… и потому Симкин в гору идет, а крестьянское товарищество едва концы с концами сводит. В чем же тут дело: Симкин знает, когда какой товар привести».

Умение вести дело - как и в потребительской успех зависел от подготовленности людей, их грамотности. Советские органы Скопинского уезда указывали скопинскому Райселькредитсоюзу о необходимости вести решительную борьбу с растратчиками, подрывающих авторитет кооперации. «В Корневском сельскохозяйственном кредитном товариществе «Пахарь» платно работают все трое членов правления и плюс к ним сторож, всего 4 человека. За март, апрель и май чистой прибыли было 305 рублей, из коих на одно жалование этих работников уплачено 204 рубля. Что же будет, если около этой кооперации подсядут частные торговцы. В Гремячке Казинской волости сельскохозяйственный кооператив организовался в марте 1924 года. В результате пять приказчиков один за другим сменились за растратой кооперативных денег. Но в результате выборов нашли правление из 3-х человек, в кооперативе 200 пайщиков. На собрании единицы, потом приказчик И.Е.Каравайцева раздает членам и не членам товару на 1200 рублей. Правление плохо использует деньги данные Шатурским Госторфпредприятием, разные командировки оплачивает по 1 рублю 50 копеек в день. Приобрели мельницу с нефтяным двигателем, который оказался негодным».

Кредиты кооперативам , артелям выдавал скопинский Райселькредитсоюз. Главное в его работе в 1925 году было, «не откладывая в долгий ящик усилить хлебозаготовки и через сельские кооперативы снабдить крестьян дешевым хлебом, так как ввиду неурожая озимого, почти по всему уезду чувствуется острая нужда в хлебе». В этот год, на восстановление хозяйства через губернские сельхоз банки было выделено для Рязанской губернии 900 тысяч рублей. Губернский сельхоз банк для удобства крестьян банк выдавал в кредит отдельным гражданам через сельские кредитные товарищества и тем самым освобождал их от поездки в губернский город, с другой стороны банк учитывал, что «товариществам на местах виднее кому и на что следует отпускать средства». Для этого граждане должны были вступить в члены ближайшего товарищества и подать туда заявление . Губернский банк почти в каждой волости выбирал более мощное товарищество и назначал его своими корреспондентом, документы по кредиту пересылались почтой.

Наиболее успешным среди сельскохозяйственных кооперативов считалась коммуна «Заря», о которой писала не только местная , но и центральная печать. «В 1921 году в Немерово Ерлинской волости две семьи, соединив скот, инвентарь и начав обрабатывать землю, совместно положили начало коммуне «Заря». Энтузиазма в советских органах к этому времени поубавилось. Быстрый рост коммун в 1918-19 годах из-за недоверия к ним не только крестьянства при первых неудачах , но и советских органов повлек их быстрый развал. Крестьянам пришлость пообивать пороги, походить по советским органам, похлопатать в УЗУ об отводе земельного участка. После утверждения ее Скопинским УИКом, коммунарам предложено было осмотреть ряд советских хозяйств, для занятия под коммуну, подходящим оказался совхоз при деревне Мамоново, бывшее имение Брежнева. При переезде присоединилось еще семь семей, а хозяйство составилось из 4 лошадей, 9 коров, 5 телят, телка и 21 овцы. Имение представляло из себя ряд развалин, где нельзя было жить ни людям, ни скотине, была пригодна лишь бывшая изба размером 8*8, где поместился скот и часть обслуживающих коммунаров и сложеные запасы хлеба. Хлеба не было, получали по пол фунту на человека в день, а когда весной прилетели грачи, то на них была открыта охота. Скот размещен в полуразрушенном дворе, стойла были из снега, часто ломались и скот смешивался в одну кучу. Полученные 120 десятин пахатной земли в 1922 году полностью использовать не могли, вследствие отсутствия семян и сил.

Для закупки семян были проданы за бесценок постройки коммунаров и даже личное имущество женщин. Засеяли яровых 25 десятин и огорода 4,7 десятины, приведен , сдававшийся ранее в аренду плодовый сад на шести десятинах, строения. Часть земли обрабатывалось совместно с Рюмкинским товариществом. К январю 1923 года в коммуне 75 человека, из коих 24 ребенка, направленных в Скопин, в организованный для них детский дом. Летом 1923 года засеяно 29 десятин озимого и 50 десятин ярового, введена 8-ми польная система земледелия, построены: баня, столовая, дом для 16 семей, введена слесарно-кузнечная мастерская, предполагалось строительство крупного плодовохранилища и сушильного завода. Зимой был приобретен в кредит в Сельхозсоюзе молочный завод с пропускной способностью 150 ведер в сутки, производящий масло, планировалось заняться сыроварением, куплены 4 лошади, 4 коровы ярославки с быком, выписан из Англии хряк йоркшир за 34 червонца. К 1925 году в хозяйстве уже 250 десятин пахотной земли, 24 десятины садов, 25 десятин огородов,18 лошадей и 8 молодняка, жеребец улучшенной местной породы. К 1925 году был установлен 8-ми сильный двигатель, от которого работала мельница «Фермер», сделана заявка на трактор «Фордзон», получены из УУЗ жнейка, конные грабли,4-х лемешный плуг, 2-е конные молотилки, сортировка, веялка, косилка, сеноворошилка, корнерезка, соломорезка, фрукторезка и т.д. Планировалось приобретение 35-40 сильного двигателя, от которого будет работать мельница, крупорушка, просорушка, шерстобитка, маслобойка и которая осветит окружающие деревни. Питание у коммунаров было общее. Мясное блюдо ежедневно. Снабжение бельем и одеждой производилось собственной пошивочной мастерской. В коммуне «Заря» в конце 1925 года - 2 трактора Фордзона и совместного производства системы Запорожец. Они в зимнее время будут приводить в движение мельницу, крупорушку, маслобойку, шерстечесалку».

Одним из образцовых совхозов являлся «Некрасовка» Прудской волости. «Молочный скот, овчарня, свиньи йоркширские, коровник. С весны приобретается трактор».

В одной из беднейшей деревень Милославской волости Ляпуново создали в феврале 1925 года коммуну и назвали «Братство», в бывшем имении Штуцера, рядом с Гротовским рудником. «По комнатам помещения дома разместили 8 семей. Коммуна получила 22,5 десятины пахотной земли и огородов, готовятся получить 27,5 десятины. Купили 3 плуга, пружинную борону и дисковую. Удалось выудить сумму 800 рублей, на которые удалось купить четырех рабочих лошадей и семена клевера. Сразу перешли на восьми польную. Теперь в хозяйстве 8 лошадей, 5 коров, бык, один подтелок, три телка, 12 овец. Всего 18 человек».

«В Казинке до начала 1924 года революция в этом селе не настала. Во всей волости не было ячейки РКП (б) и РЛКСМ, не было кооператива. Казинский сельскохозяйственный кредитный кооператив организовался в марте 1924 года, куда вошли десятка два активных крестьян, внесшие свои пяти рублевые взносы. В 1925 году было уже 300 пайщиков. Торговал кооператив нужными для крестьян товарами, частный торговец закрыл лавку. Прибыль в кооперативе составила 800 рублей. Кроме моста, стоимостью 500 рублей, устроили три колодца журавля и наконец построили электростанцию с электромельницей Взята в аренду у отдела местного хозяйства большая дорога, общей площадью 22 десятины и отдана для эксплуатации членам товарищества. На закупку учебников в школу семилетку, отпуска керосина во все избы-читальни выделено 80 рублей. Кооперативная торговля привела к снижению цен на четверть в частной торговли».

Секиринская трудовая артель при совхозе бывшая Лесищи приобрела трактор системы Фордзон. Мельница, крупорушка, также куплены Лесищинской артелью. Имеет трактор и Степановская артель на территории бывшего Михайловского уезда.

В деревне Иваньково организовалась артель из семи человек - инвалидов, каждый внес пай по 50 рублей. «Артель открыла торговлю крестьянским товаром и торговля у инвалидов зацвела. Избрали из своей среды одного ответственного приказчика за плату и выбрали председателя, секретаря и возчика пока бесплатно. Торгуют на одну копейку дороже внуковского кооператива, но товар у артели намного лучше. Граждане внуковского сельсовета идут покупать к инвалидам. Кожсырье заготавливало Горловский кредитно- сельскохозяйственный кооператив».

Недостатков сельской кооперации было множество, так что крестьянин деревни Кондауровка А.Медведев так писал в редакцию газеты «Коллектив»: «Наши общественные организации – кооперация, сельсоюз, по каким причинам не знаю, никуда не годятся…» На что ему редакция отвечала: «Но, кто же виноват, если даже и так обстоит дело? Вы сами товарищ Медведев. Вы и ваши односельчане, ибо общественная организация – это есть вы сами и если кооперация плохо работает, то это значит, что ее члены не хотят, как следует заняться делом».

Крепкие частные хозяйства, в которых было все отлажено, на деле показывали свою эффективность, но советская власть не хотела видеть в них опору нового строя. Курс партии в этот период состоял на ликвидацию бедняцких и крепких – кулацких хозяйств В 1925 году Скопинское уземуправление доводило до сведения сельхоз товариществ, трудовых артелей, кооперативных объеденений, кресткомов, являющихся арендаторами садов, огородов следующее: «За последнее время в УЗУ имеются материалы о том, что некоторые арендаторы допускают передачу арендованных ими садов и огородов частным лицам с кулацким уклоном. Ново-Дмитриевское и Ольховецкое сельхоз товарищества …» Печальную картину представлял к весне 1925 ода Коморинский совхоз Михайловской волости Скопинского уезда. « Был там заведующий и два сторожа, а земля почти целиком сдавалась в аренду крестьянам и никакой пользы совхоз не приносил». Грамотные, практичные люди в уезде были, которые умудрялись вести хозяйство с прибылью: «Между селами Ермолово и Бараково живет хуторянин П.В.Дроздов. Крестьяне к нему ходят за различными агрономическими сведениями, так как он ведет свое хозяйство по науке, то он из топкого болота сделал хорошие луга, на песках получает много хлеба, хорошо пасет, скотина в теплом хлеве».

Воровство, пьянство и бесхозяйственность среди председателей сельхоз кооперации тоже не редкость. «Председатель кооператива «Красный пахарь» при поселке Гагарина Феняевской волости Засорин во второй половине мая месяца ездил в город Каширу, где взял в райсоюзе кредит для кооператива 1000 рублей с лишним, но возвращаясь оттуда, по словам Засорина, на него напали неизвестные лица завязали ему рот, руки и ноги и вытащили деньги. 28 марта по дороге из Горлова в Хворошаву завязалась драка между извозчиком и председателем Делеховского кооператива Борисовым (он еще и учитель), везшим товар для этого кооператива. Все они были пьяны. Собрался народ, драчунов разняли, рассадили на разные подводы и они уехали. На собрании пайщиков Борисов был постоянно пьян, так что не смог связать двух слов и повалился на пол».

Во все времена существовала и другая кооперация, хорошо отлаженная. «В селе Секирино есть часть торговая И.Е.Федина, которая благодаря секиринским самогонщикам, скупает у них самогон по 40 копеек и продает по 70 копеек за бутылку да еще бахвалится: вы де без меня с голоду подох ли бы, а при мне хоть кормитесь».

В отсутствии рынка, насыщенного различными товарами и бесхозяйственности положение с сельхоз кооперацией было плачевным, например, в селе Жерновки Скопинской волости «существует лавка от сельхоз товарищества, а как раз сельхоз товаров в ней сплошь и рядом не бывает: керосина, черного хлеба, баранок нет ничего». Во многих лавках положение с товарами было не лучше.

Общий итог состояния сельхоз кооперации, по мнению скопинской власти сводился к тому, что «в деревне нет людей , могущих поставить кооперацию на ноги. Бывает, что крестьянство совсем разочаровалась в кооперации, пайщики бегут домой». Ревизией в 15-ти кредитных товариществах и сделанных обследованиях в 10-ти: в 5-ти товариществах обнаружено расстройство, а в 9-ти недостача и воровство… По сельскохозяйственным кооперативам закончилось следствие по четырем и производство по пяти. Всего было возбуждено уголовное преследование в потребительской и сельхоз кооперации в 27 случаях».

Поэтому уездные власти, срываясь от бессилия навести порядок очередной раз указывали : «Правлению Жерновского сельскохозяйственного кредитного товарищества, принять меры к голоду, чтобы в лавке всегда были нужные товары».

В 1925 г., несмотря на частичный недород, наблюдается устойчивый рост сельскохозяйственного производства в Рязанской губернии. Посевные площади достигли 91,4% довоенного уровня. Крестьяне переходили к системе многополья. Увеличилось на 10,8% по сравнению с 1924 г. количество лошадей. Сократилось число безлошадных крестьян. Поголовье крупного рогатого скота составило 107% к 1916 г.

В 1926 г. крестьянство Рязанской губернии почти полностью восстановило свое хозяйство.

Кредитсельхозкооперация в четырех районах ранее , входивших в состав укрупненного Скопинского уезда на 1 октября 1927 года включала:

в Скопинском районе три товарищества, включавших 1021 членов и девять юридических лиц. В числе предприятий кредитной кооперации – три лавки, заготпункт, случный пункт, коневодный кооператив – без кредитных функций. В числе промкооперации: три промысловых артели, из них две артели по плетению кружев с 853 членами и товарищество охотников с 314 членами. Капитал кружевных артелей составлял 1982 рубля, в том числе паевого 1905 рублей, задолжность составляла 1560 рублей. В составе инвалидного кооператива – артели с 10 членами, где состояло две лавки и хлебопекарня. В Горловском - кредитная сельскохозяйственная кооперация включала три товарищества с 2877 членами и тремя юридическими лицами, в числе предприятий три лавки и три заготпункта. Инвалидная кооперация в составе двух артелей, в коих 27 человек, предприятия артели включали : две лавки, две хлебопекарни, колбасная, ларек. Кроме того, артелью арендовалась мельница, буфет на станции и сад.

В Милославском районе в составе кооперации два товарищества, в коих 745 членов. Предприятия включали две лавки и три заготпункта. Промкооперация объединяла две артели по вышиванию и плетению кружев с общим числом членов -112. Заработок членов артелей в год выразился в сумме 2094 рубля .

В Чернавском районе одно товарищество сельхоз кредитной кооперации, имевшее лавку и заготпункт. Сельхоз кооперация без кредитных функций составляли машинное и коневодное товарищества с 15 членами.

При видимых успехах, скопинская кооперация не смогла в середине 20-х годов решить главную задачу - обеспечить продовольствием население уезда, впереди была коллективизация.

Литература:

  • Газета «Коллектив» 1925 год - №28,29, 31-42, 44,45;
  • Газета «Коллектив» 1925 год, орган Скопинских укома РКП(б), уисполкома, Победенского райкомпарта и Сапроновского госцементного завода - №48-62;
  • Газета «Коллектив» 1925 год, орган Скопинских укома РКП(б), уисполкома, Победенского ракомпарта и Цемтреста РСФСР - №63-73;
  • Газета «Коллектив» 1925 год, № 74 – 1926 №7, орган Скопинских укома РКП(б), уисполкома и Цемтреста РСФСР ;
  • Газета «Коллектив» 1926 год, № 8-32, орган Скопинских укома РКП(б), уисполкома и Цемтреста РСФСР;
  • «Рабочий клич» , издание Рязанского окружкома ВКП(б) и окрисполкома, 1925 год - № 107, 109;1926 год -110,136, 151,157,227,231;
  • Политическое развитие Рязанской губернии 1921 - 1928 гг., Е.Аверьянов, 2013 г., rodnaya-storona.ru/node/203
  • Предварительные итоги переписи населения 1926 года по Рязанской губернии. Рязань. Гостипография, 1927 г.;
  • 5 лет коммуны. Как родилась и выросла первая Скопинская сельскохозяйственная коммуна «Заря» /1921-1925 г.г./, Скопин, Райселькредитсоюз,1925 г.;
  • Статистико-экономическое обзор .Тула 1930 г.;
  • Статистический справочник по Тульскому округу. Тула 1929 г.
5
Рейтинг: 5 (1 голос)
 
Разместил: skala    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте