Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Генеалогические загадки – сборник материалов к биографиям



Генеалогические загадки – сборник материалов к биографиям

Номер 1

М.Б. Оленев
2015 г.

Каждый, кто занимается розыском своих далеких предков, подчас сталкивается с интереснейшими фактами из их жизни, достойных того, чтобы их рассказали. Но рассказывать нужно не саму биографию (хотя и это иногда бывает довольно увлекательно и поучительно). Гораздо больший интерес вызывает методика и результаты поиска: вот постановка задачи, а так она решалась.
И еще. Порой лишь одно неприметное слово, обнаруженное в документе, может добавить к биографии человека целые страницы интереснейших событий.

Я назвал бы этот сборник небольших сюжетов – генеалогическими загадками. Из моего собственного опыта. Надеюсь, что сами «разгадки» (алгоритм) будут полезны любому исследователю.

Где служил ратник Рязанского ополчения в Крымскую войну и после?

Листая метрические книги середины XIX века по селу Алеканову, Рязанского уезда, Рязанской губернии, мне попалась довольно любопытная запись: «у ратничихи Евдокии Фотиевой Рачковой родился сын Гавриил» (18 марта 1856 года). На первый взгляд – ничего особенного: разве что слово «ратничиха» немного разбавила скучную запись, да отсутствие отца у младенца.
Это привлекло мое внимание, я начал подробно разбирать эту тему и вскоре обнаружил в ней немало интересного.
В результате мне удалось составить весьма подробную биографию моего дальнего родственника.
Как отказалось, отцом новорожденного был законный муж Евдокии Фотиевой, Тимофей Игнатович Рачков, 34-х лет от роду - сын села Алеканова крестьянина Игната Иванова и Марии Семеновой. Это выяснилось при обращении к материалам X ревизии 1858 года.
Тимофей Игнатович – мой четвероюродный пра-пра-пра-пра-прадед.
Однако, помимо общей информации о возрасте и родителях, меня заинтересовала еще одна помета: «явившийся из бегов в 1853 году».
Беглый! Ого! Это было уже что-то! Но почему, в чем причина?
Заглянув в предыдущую ревизию 1850 года, я обнаружил, что Т.И. Рачков в 1845 году был отдан в рекруты, но, судя по всему, бежал со службы.
Сколько он в итоге прослужил, прослужил ли вообще и когда именно он убежал – останется неизвестным. Но вернулся Тимофей в родное село спустя 8 (!) лет после призыва. Скорее всего, бежал он уже из части, отслужив значительное время – все-таки скитаться 8 лет по России дело нешуточное. Как правило, стремились бежать из части сразу домой – в лесах долго не засидишься.
Немного о побегах. Бежали тогда многие.
Из истории 14-го уланского Ямбургского полка, дислоцированного в 1830-е годы в Тверской губернии:
«… Бегают, вообще, немного, более осенью и зимой, чем летом, почти исключительно рекрута и по преимуществу уроженцы Тверской губернии… Большая часть беглецов, по прошествии 5-8 суток, добровольно являлась в полк «с повинной»… [1]
… С 1832 по 1842 год в полку случилось 116 побегов… 114 из них совершено … рекрутами Тверской губернии, вследствие тоски по родине и соблазнительной близости родного околодка от места эскадронной стоянки… И замечательно, что когда полк переходил в Литву или в Польшу, начинали бегать жмудяки, латыши, белорусы или поляки; с движением на юг проявлялись случаи побегов преимущественно между уроженцами Украины, Херсонской и Екатеринославской губерний, а с возвращением в Бежецк, опять бегают тверяки, москвичи, новгородцы [2] »
Любопытно, что в солдаты тогда забирали не только самых достойных, но и всяческие «отбросы общества». Так, на укомплектование Белостокского пехотного полка в 1835 году поступило 116 бродяг и преступников, что составило 21% от общего количества призванных, а в следующем – 145 человек (28%) [3] .
Отсюда следует, что Т.И. Рачков служил, скорее всего, в части, дислоцированный на территории Рязанской губернии. Мало того, в родных местах – т.е. близ села Алеканова.
И мне известен такой полк. В 1842-1847 и 1851-1853 годах на зимних квартирах в Рязанской губернии располагался Московский пехотный полк. Как правило, 1-й батальон квартировал в г. Спасск, 2-й – в Михайлове, 3-й – в Зарайске, 4-й и штаб полка – в Рязани, роты по окрестным деревням (как раз то, что нам нужно).
Из истории 65-го пехотного Московского полка:
«… тогдашние солдаты всех полков вообще, а Московского в особенности, были положительно охвачены манией к побегам и не проходило дня, чтобы из какой-либо роты не бежало 2 или 3 человека; жестокие наказания за это шпицрутенами от 400 до 1500 ударов не останавливали отчаянных любителей свободы, а густые непроходимые леса средней полосы России всегда готовы были дать им надежный приют. Таким образом, в 1-й половине 1836 года из полка бежало 102 человека…» [4]
Интересно, целых 3 года после возвращения Тимофей спокойно жил дома (в октябре 1853 года у него даже родился сын Ефим) и даже был записан переписчиком в X ревизию. Поразительно! Его никто не искал, хотя, например, местные церковные власти об этом знали и он не понес никакого наказания! Мало того, рекрутские наборы по селу продолжались и шли своим чередом в 1854 и 1855 годах! И никто не спохватился!
Вероятно, все так бы и шло своим чередом, если бы не Крымская война 1853-1856 годов. Вот тут мы и подходим к вопросу о Государственном ополчении.
В ходе этой войны, главным образом, при обороне Севастополя, русские войска стали нести серьезные потери. И уже к 1855 году перед руководством страны встала задача изыскать источники пополнения действующей армии. Дополнительные рекрутские наборы были малоэффективны. В итоге было решено сформировать ополчение.
29 января 1855 года за №28994 было опубликовано Положение о Государственном подвижном ополчении [5] . Сообщалось, что ополченцы призываются «по чрезвычайным обстоятельствам на службу временную для защиты Веры, Престола и Отечества» и в оставлении его «участвует вся Империя».
Слово «подвижное» означало, что ополчение предназначалось не для местной самообороны, и его дружины могли быть введены в бой за пределами губерний, в которых они формировались.
Избранные в ополчение ратники должны были быть в возрасте от 20-ти до 45-ти лет, ростом не ниже 2 вершков и здоровые.
Главное отличие ополчения от регулярной армии заключалось в том, что оно созывалось лишь до конца войны, и ратникам было обещано возвращение по домам после подписания мира. Ополчение отличалось и своим внешним видом. Ратникам было предписано носить форменную одежду из серого сукна, кресты из желтого металла на головных уборах, разрешалось носить бороды.
Участие в ополчении оплачивалось: cтаршие урядники получали жалование 4 руб. 5 коп., младшие урядники – 3 руб. 80 коп., прочие ратники и нестроевые – по 2 руб. 70 коп. в год.
Рязанская губерния относилась к губерниям «второй очереди» (указ за №28993), т.к. здесь с 15 февраля по 15 марта 1855 года предстоял еще 12-й частный рекрутский набор. Поэтому сбор ратников в ополчение указывалось произвести с 1 апреля по 1 мая [6] .
Интересно, что очередной сын, Гавриил, у Т.И. Рачкова родился 18 марта 1856 года. Анализ дат говорит, что зачат он был, скорее всего, в апреле – а значит, Тимофей уже знал о том, что будет отдан в ратники!
Подвижное ополчение было сформировано в три очереди и достигало численностью около 360 тыс. чел. (335 дружин и 6 казачьих полков).
198 дружин (203 тыс. чел.) 1-й очереди распределялись следующим образом:
 ратники Курской, Калужской, Орловской, Тульской, Рязанской и Пензенской губ. (79 дружин) были отнесены к Южному отделу и должны были направляться в Крым;
 Тамбовской (17 дружин) – отнесены к Восточному отделу и направлялись для охраны побережья Азовского моря;
 Западный отдел составили дружины Смоленской, Московской, Владимирской, Ярославской, Костромской и Нижегородской (64 дружины) – для усиления войск Средней и Западной армий на западной границе;
 Северный отдел (Петербургской, Новгородской, Тверской, Олонецкой и Вологодской (38 дружин)) - для усиления войск в Прибалтийском крае;
 оставшиеся 7 дружин было решено сосредоточить в Московской губернии и впоследствии направить туда, где они будут необходимы [7] .
14-ти дружинам, сформированным в Рязанской губернии, были присвоены номера от 91-й до 104-й. Поскольку Алеканово – это село в Рязанском уезде, расположенное в непосредственной близости от губернского города (в 15 верстах) [8] , Т.И Рачков служил, скорее всего, в дружине, сформированной непосредственно в г. Рязани [9] . А таких бригад было три - №№91, 103 и 104.
Большинство частей ополчения Южного отдела подоспели к театру боевых действий уже после 27 августа 1855 года (т.е. после падения Севастополя) [10] и в боевых действиях участия практически не принимали [11] . Основным занятием ополченцев было строительство укреплений и устройство батарей.
Хотя данные о роде их занятий в научной литературе немного расходятся.
Так, по данным «Рязанской энциклопедии», рязанское ополчение на зимних квартирах располагалось в Екатеринославской и Херсонской губерниях и было включено в состав Южной армии и распределено по полкам: №№91-98 – в Селенгинском, Якутском, Охотском и Камчатском [12] .
Однако, эти полки входили в состав 11-й пехотной дивизии, принимавшей участие во всех боевых действиях в Крыму (сражениях на р. Альме, при Инкермане, осаде Севастополя), т.е. находились в самой гуще событий. А после падения Севастополя полки дивизии не выходили из пределов Крыма и находились на Мекензиевых высотах [13] :
 так, Якутский полк с 29 августа по 10 октября 1855 года простоял на Инкерманских высотах, а с 10 октября 1855 года по 20 марта 1856 года – был расположен на Черной речке. Затем полк выступил на постоянные квартиры в г. Ефремов, Тульской губернии, куда и прибыл 1-го августа [14] ;
 Охотский полк также стоял на Инкерманских высотах, куда 29-го октября прибыл новый Император Александр II, а после заключения мира (18 марта 1856 года) двинулся на постоянные квартиры в г. Задонск, Воронежской губернии [15] ;
 Селенгинский полк 19 апреля 1856 года ушел с Мекензиевых высот, где он стоял бивуаком и 27 июня того же года прибыл в г. Ливны, Орловской губернии [16] .
По данным же Н.Н. Смолина, 91-я дружина несла службу в селе Воскресенском и в Херсоне, а остальные дружины также располагались в близлежащих местах (т.е. на Черноморском побережье и не входили в пределы Крымского полуострова) [17] :
 в Николаеве и селе Воскресенском [18] – 92-я (Зарайская);
 в Херсоне, в селах Явкино и Пески [19] – 93-я (Пронская);
 в Николаеве, в селах Явкино и Пески – 94-я (Спасская);
 в Херсоне и Николаеве – 95-я (Сапожковская), 96-я (Егорьевская) и 98-я (Касимовская);
 в Николаеве - 97-я (Скопинская), 99-я (Данковская), 101-я (Ряжская) и 102-я (Раненбургская);
 в Херсоне - 100-я (Михайловская), 103-я и 104-я (Рязанские).
5 апреля 1856 года, после заключения мира, был издан указ о роспуске ополчения и дружины двинулись домой.
В целом, ополчение, сформированное в 1855 году, не оказало сколь-нибудь заметного влияния на ход войны, не усилило русские войска, и, фактически, не выполнило свою основную функцию. Мало того, из-за тяжелых условий труда и жизни, плохого питания заболеваемость и смертность ратников были очень высоки. Только в гарнизоне г. Николаева с октября 1855 года по конец октября 1856 года умерло 578 человек [20] .
В начале марта 1856 года в 45-ти дружинах, сформированных в Курской, Орловской, Калужской и Тульской губерниях, из 40730 нижних чинов и командиров налицо оставалось всего 21347 человек. Остальные поступили в госпитали, будучи одержимы различными болезнями (поносом, лихорадкой, тифом), которые они принесли с собой из внутренних губерний, где в 1855 году свирепствовали эти повальные болезни [21] .
После Крымской войны в ряду других милостей, объявленных в коронационном манифесте 26 августа 1856 года, население было на 3 года освобождено от рекрутских наборов [22] :
«…II. Рекрутских наборов в настоящем 1856 году и в течение трех следующих за сим лет, не производить, если Бог благословит Нас продолжением твердого мира и никакие чрезвычайные обстоятельства не сделают набора необходимым…»
Отныне все внимание русского царя теперь было обращено на покорение Восточного и Западного Кавказа.
После взятия Гуниба и пленения Шамиля в августе 1859 года завершающий этап Кавказской войны начался в Западной Черкесии, примыкавшей к Черному морю.
Этот этап решено было вести таким образом: черкесы должны были покоряться и переходить на указываемые им места на равнине; в противном случае их оттесняли далее в бесплодные горы, а оставленные ими земли заселялись казачьими станицами; наконец, по оттеснении горцев с гор к морскому берегу, им оставалось или перейти на равнину, под надзор русских, или переселиться в Турцию, в чем предполагалось оказывать им возможное содействие.
В это самое время, в октябре 1859 года, Т.И. Рачков вновь был призван в рекруты в возрасте 38 лет. Дата известна из метрической записи о рождении сына Николая (23 апреля 1860 года): «Того ж села у солдатки Евдокии Фокиевой Рачковой от законного ея мужа, поступившего в рекруты 1859 года в октябре месяце Тимофея Игнатова».
Можем ли мы понять, КУДА ИМЕННО И В КАКИЕ ПОЛКИ мог быть направлен Т.И. Рачков? Попробуем разобраться.
Высочайшим манифестом от 7 Апреля 1859 года за №34339 из временного отпуска были призваны нижние чины «на укомплектование войск гвардии, гренадер, армии и артиллерийских гарнизонов, по штатам мирного времени».
В указе приводилась «Краткая ведомость, показывающая, из какой губернии, куда и в какие войска назначены отпускные нижние чины по Росписанию №2-го» [23] .

В частности, из Рязанской губернии временно-отпускные нижние чины отправлялись в следующие части:

Название губерний и означение рода оружия отпускных Число отпускных Куда и в какие войска отправляются
I. Гвардейской пехоты -
100 - в С.-Петербург, в Отдельный Гвардейский Корпус
89 - в Москву, в Гренадерский Корпус
II. Гренадерской пехоты
100 - в Тулу, в 10-ю пехотную дивизию
61 - в Елец, в 11-ю пехотную дивизию
60 - в Острогожск, в 12-ю пехотную дивизию
III. Армейской пехоты - 1589 - в Кавказскую Армию
IV. Гвардейской пешей артиллерии
10 - в С.-Петербург, в Гвардейскую пешую артиллерию
16 - в Москву, в Гренадерскую артиллерийскую дивизию
IV. Гвардейской конной артиллерии - 2 - в С.-Петербург, в Гвардейскую конную артиллерию
V. Гренадерской пешей артиллерии - 11 - в Саратов, в 6-ю артиллерийскую дивизию
VI. Армейской пешей артиллерии - 25 - в Воронеж, в 4-ю артиллерийскую дивизию
VII. Армейской конной артиллерии - 6 - в Валки, в 6-ю конно-артиллерийскую бригаду
VII. Гвардейской кавалерии - 36 - в С.-Петербург, в Гвардейскую кавалерию
VIII. Армейской кавалерии - 114 - в г. Тверь, в 7-ю легкую кавалерийскую дивизию

XII. Артиллерийских гарнизонов - 88 - в Кавказскую Армию

Как видно, основная масса отпускных из этого перечня (69%) должна была быть направлена на Кавказ, для пополнения Кавказской армии.
Согласно §174 Положения, отпускные нижние чины, призываемые для Кавказской армии из приволжских и ближайших к ним губерний, отправлялись по Волге и Каспийскому морю: из Саратова, Симбирска, Казани, Нижнего Новгорода, Самары и Астрахани. При этом нижние чины из Тамбовской, Рязанской и Пензенской губерний, направлялись в Саратов, в ведение командира Саратовского гарнизонного батальона [24] .
В состав Кавказской армии, переформированной в 1857 году из Отдельного Кавказского корпуса, входили [25] :
 19-я пехотная дивизия (в составе Крымского, Ставропольского, Севастопольского и Кубанского пехотных полков, 19-го стрелкового батальона и 19-й полевой артиллерийской бригады)
 20-я пехотная дивизия (в составе Тенгинского, Навагинского, Куринского и Кабардинского пехотных полков, 20-го стрелкового батальона и 20-й полевой артиллерийской бригады)
 21-я пехотная дивизия (в составе Апшеронского, Дагестанского, Самурского и Ширванского пехотных полков, 21-го стрелкового батальона и 21-й полевой артиллерийской бригады)
 Кавказская Гренадерская дивизия (в составе Эриванского лейб-гренадерского, Грузинского, Тифлисского и Мингрельского гренадерских полков и Кавказского гренадерского стрелкового батальона) и
 Кавказской сводной драгунской дивизии (в составе Тверского, Северского, Переяславского и Нижегородского драгунских полков)
 А также Кавказских (1-й, 4-й, 5-й, 6-й, 7-й, 8-й, 9-й, 10-й, 12-й, 18-й), Грузинских (1-й, 6-й, 8-й, 9-й, 10-й, 14-й, 15-й, 16-й, 17-й) и Черноморских (1-й, 2-й, 3-й, 5-й) линейных батальонов
 3-го отделения Черноморской береговой линии, Штаба войск Кубанской области, 2-й запасной бригады, 10-й фурштатской бригады, Кавказской гарнизонной артиллерии, 1-го и 2-го Кавказских саперных батальонов и резервного Кавказского стрелкового батальона.
Как правило, рекруты из мурминской волости направлялись в пехотные дивизии (в основном в 6-й пехотный корпус, 17-я пехотная дивизия, Московский пехотный полк) [26] . Мне известен лишь один рекрут из Мурмина, направленный служить в Отдельный Кавказский корпус - в 1855 году Мина Васильев Вареникин был направлен служить в Тенгинский пехотный полк, 20-й пехотной дивизии.
Вероятно, в одну из этих пехотных дивизий и был направлен Рачков.
Таким образом, нам удалось установить, где именно, в каких местах находился Тимофей Игнатович во время Крымской войны и где мог служить рекрутом в последующем.

Дальнейшая его судьба сложилась так. По указу от 8 Сентября 1859 года за №34884 срок службы нижних чинов, вновь поступивших в рекруты, определен в 12-ть лет. Поэтому Т.И. Рачков должен был вернуться в родное село в начале 1872 года. Скончался он 16 апреля 1880 года в возрасте 60-ти лет «от простуды» [27] . В метрической записи обозначен как «отставной рядовой».

Когда был призван в армию в Первую мировую войну?

В 2010 году увидел свет первый дом уникального издания - «Рязанская Книга Памяти Великой войны 1914-1918 годов». Рязань, созданного авторским коллективом под руководством Александра Игоревича Григорова.
Я не был уверен, что кто-то из моих близких рязанских родственников принимал участие в этой войне, но, тем не менее, тщательно проанализировал все имеющиеся в книге списки. Мне повезло: я нашел знакомую фамилию. Участником войны оказался родственник (правда, ну очень дальний – мой семиюродный дед), Тимофей Дмитриевич Жидков (он же Уваров или Уаров).
В алфавитных списках он фигурирует дважды: в первом случае - в «Опросных листах и учетных карточках Алексеевского Главного комитета «Сведения о семьях нижних чинов погибших и пропавших без вести во время войны, начавшейся в 1914 году по Рязанскому уезду» [28] , где он значится как рядовой 78-го пехотного запасного батальона. Во втором - в «Списке солдат, вернувшихся из плена по Рязани и Рязанскому уезду в 1918-1922 гг.» [29] , как нижний чин 64-го пехотного полка. Также указывалось, что он служил с 1915 года и пропал в бою у д. Перкаса-Попеляна 8 июня 1915 года [30] .
Это было громадной удачей – стали известны не только номера частей, но и место, где он участвовал в бою! Т.е., ПОЧТИ ВСЕ ИЗВЕСТНО!
Теперь необходимо было найти недостающие для полной истории звенья, а именно – КОГДА ПРИЗЫВАЛСЯ и ЧТО ЭТО ЗА МЕСТО, где он пропал без вести?
И начинать надо было с самого начала – момента рождения. Согласно метрике, Тимофей Дмитриевич, сын села Муромина крестьянина Дмитрия Кузьмина Уарова и его законной жены Евдокии Ермолаевой, родился 20 февраля 1893 года [31] .
Можем ли мы установить срок его призыва на военную службу?
Да. Согласно «Уставу о воинской повинности» от 1 января 1874 года (п. 11) «К жребию призывается ежегодно один только возраст населения, именно молодые люди, которым к 1-му января того года, когда набор производится, минуло двадцать лет от роду». П. 14 Устава гласил, что «ежегодный призыв к исполнению воинской повинности и назначение на службу по жребию производятся с 1-го ноября по 15-е декабря».
Таким образом, к 1 января 1914 года Т.Д. Жидкову исполнилось 20 лет, и он должен был быть призван к исполнению воинской повинности в ноябре-декабре 1914 года.
В книге Н.Н. Головина «Военные усилия России в Мировой войне», изданной в Париже в 1939 году [32] , приведена таблица, в которой были указаны сроки призыва (число-месяц-год).
Т.Д. Жидков был новобранцем – ранее он не служил, и к 1 января 1914 года ему не исполнился еще 21 год. 21 год ему исполнился 20 февраля 1914 года. Таким образом, он должен был увиться к исполнению воинской повинности в ноябре 1914 года.
Как видно из таблицы, призыв новобранцев в 1914 году проходил лишь однажды (1 октября), а в 1915 году - трижды (15 января, 15 мая и 7 августа).
Соответственно, как новобранец, Т.Д. Жидков должен был быть призван либо 15 января, либо 15 мая 1915 года.
В списках у Т.Д. Жидкова были указаны две воинские части: 78-й запасный пехотный полк и 64-й пехотный полк. Что здесь?
Запасные войска предназначались для обучения новобранцев, формирования новых частей и отправки их на пополнение убыли в резервных и действующих войсках Всего на территории Рязанской губернии в 1914 году располагалось 7 запасных пехотных батальонов: 78-й, 79-й, 208-й, 250-й - в Рязани, 217-й – в Зарайске, 80-й – в Егорьевске и 81-й – в Скопине [33] .
Спустя 23 дня после призыва Тимофей Дмитриевич в составе 64-го пехотного полка участвует в кровопролитном сражении у деревни с непонятным названием и попадает в плен.
Что за полк такой, 64-й пехотный, и что же такое произошло к 15 мая, когда понадобился очередной призыв новобранцев?
К 15 мая 1915 года завершился т.н. «Горлицкий прорыв» - наступательная операция германо-австрийских войск (прорыв на южном фланге Восточного фронта). В результате этой операции части русской 3-й армии Юго-Западного фронта, понеся большие потери, отошли на линию Ново-Място, Сандомир, Перемышль, Стрый, где и перешли к обороне. Германо-австрийские войска, развивая наступление, продолжали продвигаться на северо-восток, выходя в глубокий тыл русским армиям. 3 июня они заняли Перемышль. В ходе Горлицкого прорыва потери русских войск составили более 300 тысяч человек.
Спустя 5 дней, 8 июня 1915 года, Т.Д. Жидков попал в плен у загадочной деревни Перкаса-Попеляна? Где же это место?
В Российской империи населенный пункт с таким названием был один – еврейское местечко Попеляны в Шавельском уезде, Ковенской губернии (в 42-х верстах к Северо-Западу от уездного города при р. Венте (Виндаве)) [34] . Ныне – местечко Папиле, Акмянского района, Шауляйского уезда, Литвы. В 1915 году здесь, на Риго-Шавельском направлении, также шли кровопролитные бои [35] .
Но было и еще одно село Попеляны, в Королевстве Галиции и Лодомерии, на востоке Австро-Венгрии – коронной земли Габсбургов, со столицей во Львове (ныне - Пустомытовского района, Львовской области, Украины). Оно расположено в 34 км южнее Львова.
Где именно, в каком из этих мест, попал в плен Т.Д. Жидков?
Для этого необходимо посмотреть на боевой путь полка. К началу Первой мировой войны 64-й пехотный Казанский Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Николаевича полк дислоцировался в городе Белостоке, Гродненской губернии (Варшавский военный округ) и входил в состав 2-й бригады 16-й пехотной дивизии VI армейского корпуса [36] .
Интересно, что этот полк нашел свое место и в русской литературе. В 64-м Казанском полку прапорщиком служил герой романа А.Н. Толстого «Хождение по мукам» Иван Ильич Телегин.
С 7 января по 4 мая 1915 года VI армейский корпус (ген.-лейт. В.И. Ромейко-Гурко) входил в состав 2-й армии (Северо-Западного фронта).
В результате Горлицкого прорыва и последующих боевых действий на Галицийском фронте сложилась тяжелая оперативная обстановка. Для ее стабилизации в Галицию начали перебрасывать войска. И с мая 1915 года VI корпус вошел в состав 11-й армии (ген. от инф. Д.Г. Щербачев) Юго-Западного фронта [37] .

Таким образом, мы восстановили полную картину событий. Т.Д. Жидков был призван как новобранец в 1915 году и зачислен в 78-й запасный пехотный батальон для обучения. Оттуда в мае был направлен в действующую армию, в 64-й пехотный Казанский полк, который в в начале июня 1915 года в составе 16-й пехотной дивизии VI армейского корпуса принимал участие в сражениях в Галиции. Скорее всего, в первом же бою Тимофей Дмитриевич попал в плен к австрийцам в сражении у села Попеляны, в Галиции.

Ссылки:
[1] История 14-го уланского Ямбургского Ее Императорского Высочества Великой Княгини Марии Александровны полка. 1771-1871, составленная поручиком Крестовским 1-м. Спб, 1873. с. 534.
[2] Там же. с. 620.
[3] История 50-го пехотного Белостокского, Его Высочества герцога Саксен-Альтенбургского полка. 1807-1907. Составил капитан Е.П. Николаев. Спб, 1907. с. 134.
[4] История 65 Пехотного Московского Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича полка 1642-1700-1890. Составил штабс-капитан Я. Смирнов 1-й. Варшава, 1890. С. 386.
[5] Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. Том XXX. Отделение первое. 1855. С. 86.
[6] Там же. с. 85.
[7] Дубровин Н.Ф. Восточная война 1853-56 гг.. Обзор событий по поводу сочинения М.И. Богдановича. Спб, 1878. с. 474.
[8] Рязанская губерния. Список населенных мест по сведениям 1859 года. Издан Центральным статистическим комитетом Министерства Внутренних Дел. Спб, 1862.
[9] Рязанское ополчение в Крымской войне//Рязанская энциклопедия (справочный материал). Том 13. Рязань, 1993. с. 101.
[10] Смолин Н.Н. Дружины Государственного подвижного ополчения 1855-1856гг.// Русский сборник: Исследования по истории России. М., 2009. Т. VII. с. 328.
[11] Так, в последних боях за Севастополь приняли участие 12 дружин Курской губернии (три из них в полном составе, остальные – отдельными командами по 500-200 ратников).
[12] Начальник ополчения – генера-майор Е. Павленков//Рязанская энциклопедия (справочный материал). Том 13. Рязань, 1993. с. 102.
[13] Восточная война 1853-1856 годов. Сочинение генерал-лейтенанта М.И. Богдановича. Том IV. СПб, 1876. с. 204.
[14] Материалы для составления истории 42-го пехотного Якутского полка. Кременец, 1895. сс. 27-28.
[15] сс. 119, 121.
[16] Материалы для истории 41-го пехотного Селенгинского полка с 29 ноября 1796 года по 29 ноября 1896 года. Луцк, 1896. сс. 67-68.
[17] Смолин. Указ. соч. с. 343.
[18] Ныне – в Жовтневом районе, Николаевской области, в 16 км к Северо-Востоку от Николаева
[19] Ныне – в Баштанском районе, Николаевской области (Явки – 87 км к Северо-Востоку от Николаева; Пески – в 40 км западнее)
[20] Рязанская энциклопедия. с 102.
[21] Богданович. Указ. соч. с. 207.
[22] Полное собрание законов Российской Империи. Собрание второе. Том XXXI. Отделение первое. Спб, 1857. №30877. с. 788
[23] Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. Том XXXIV. Отделение второе. 1859. СПб, 1861. с. 129.
[24] Там же. Отделение первое. 1859. СПб, 1861. с. 311.
[25] Дьяков В.А. Деятели русского и польского освободительного движения в царской армии 1856-1865 годов (Биобиблиографический словарь). М., Наука, 1967. с. 217-219.
[26] Оленев М.Б. Рекруты 1831-1855 годов (по данным метрических книг села Мурмина, Рязанского уезда)//Сборник справочных материалов по истории Рязанского края. В 3-х книгах. Книга 3. Часть 3. Под ред. проф. Б.В. Горбунова. Рязань, 2015 (серия: Материалы и исследования по рязанскому краеведению. Том 39). с. 111.
[27] ГАРО. Ф. 627. оп. 249-б. д. 14. л. 52об
[28] Рязанская Книга Памяти Великой войны 1914-1918 годов. Рязань, 2010. Том I. с. 369.
[29] Там же. с. 421.
[30] Там же. с. 359.
[31] ГАРО. Ф. 627. оп. 249-б. д. 309. л. 122об
[32] Головин Н.Н. Военные усилия России в Мировой войне. Париж, 1939. с. 81.
[33] Звегинцов В.В. Русская армия 1914 г. Подробная дислокация. Формирования 1914-1917 гг. Регалии и отличия. Париж, 1959//http://www.grwar.ru/library/Zvegintsov/RA_09.html
[34] Географическо-статистический словарь Российской империи. Составил по поручению Императорского Русского Географического Общества действительный член общества П. Семенов. Том IV. СПб, 1873. с. 186.
[35] Годы войны с 19-го июля 1914 г. по 19-е июля 1915 г. М., 1915. с. 416.
[36] http://samlib.ru/a/andreew_n_j/arm_flot-1.shtml
[37] Состав VI корпуса: 4-я пех. дивизия, 16-я пех. дивизия, 22-й Донской казачий полк, 6-й мортирный артиллерийский дивизион, 10-й саперный батальон

Состав 16-й пехотной дивизии (с 31.01.1915 - ген.-лейт. Е.Э. Трегубов): 61-й пех. Владимирский полк; 62-й пех. Суздальский Генералиссимуса кн. Суворова полк; 63-й пех. Углицкий ген-фельдмаршала Апраксина полк; 64-й пех. Казанский полк//http://1914.borda.ru/?1-0-100-00001403-000-0-0

0
 
Разместил: MaxOl    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте