Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

От Первой мировой к Белому движению. Судьба белогвардейца. (К 100-летию Великой войны)



Алексей Тверитинов

«Белая идея есть русская национальная идея, на
которой строилась и держалась в истории Россия:
христианская идея жертвенного служения, идея личной и
национальной чести, идея всежизненного, беззаветного
стояния за священные истоки русского духа и русской
государственности»...

И. А. Ильин

В числе родственников дворянского рода рязанских Тверитиновых по женским линиям присутствует и духовный род раненбургских Левитовых [1] . Откуда появилась эта фамилия - Левитовы? Справочная литература указывает на её семинарское происхождение. Но, несмотря на видимую связь с Библией, никакого отношения к самим древним левитам представители фамилии не имели. Об искусственном присвоении фамилии церковным начальством одному из предков рода Левитовых свидетельствует и семейное предание.

Заглянув в родословие этой семьи, можно заметить, что их представители обладали не только некоторыми несомненными талантами и способностями, но, зачастую, и незаурядной силой духа и стойкостью внутренних убеждений. Попробую показать это на примере своего двоюродного деда по материнской линии Михаила Николаевича Левитова (30 09. 1893 – 15. 12 1982).

Он родился, так же как и моя мать, в Раненбургском уезде Рязанской губернии в семье священника Николая Алексеевича Левитова (? – 16. 04. 1911) [2] , одно время преподававшего в местном училище историю и географию. Мать Михаила Николаевича Александра Евфимьевна, в девичестве Назаретова, также была дочерью священника.

Боевой путь Михаила Николаевича Левитова включает участие в Великой (Первой мировой) войне, где он был награжден орденом Св. Владимира 4 ст. с мечами, и активное участие в Белом движении от рядового офицерской роты до командира Корниловского ударного полка; был награжден орденом Святителя Николая Чудотворца и стал полковником в 27 лет. Среди многочисленных военных кампаний - участие в 1-м и 2-м Кубанских походах Добровольческой армии. За участие в 1-м - «Ледяном» походе имел соответствующий Знак. В эмиграции Михаил Николаевич Левитов, вместе с разделившими его участь соотечественниками, прошел тяжкие испытания, продолжая белую борьбу в новых условиях своего скитания, писал мемуары и стал известен как военный публицист и автор-составитель книги по истории Корниловского ударного полка.

Родственники считали Михаила без вести пропавшим в период Великой (Первой мировой) войны, что было простительной версией в условиях советского существования. Но по открывшейся недавно обширной информации, Михаил Николаевич предстал человеком удивительной, уникальной судьбы. В справочной и даже художественной литературе [3] и Интернете стали появляться материалы о его жизни и деятельности.

Участвуя в многочисленных боях Первой мировой и гражданской войн и, проявляя тактическое умение и большую личную храбростью, основанную исключительно на твердости убеждений и силе духа, Михаил получил 13 ранений. Большая часть из них пришлась на Гражданскую войну. Но это не помешало Михаилу Николаевичу прожить пусть и тяжелую, но долгую подвижническую жизнь и оставить литературные воспоминания. «Сбор материалов велся, начиная с тяжелых условий нашей жизни в Галлиполи, продолжался в шахтах Болгарии в положении рабочего и затем во Франции, в условиях не менее тяжелых, с перерывом в пять лет во время второй мировой войны. Писались материалы без претензий на литераторство, так как вся моя жизнь прошла по жестокому пути трех лет первой мировой войны, трех лет войны гражданской, страданий в Галлиполи и скитаний по чужим странам в борьбе за существование» - пишет Михаил Николаевич во вступительной части книги о Корниловском Ударном полку. Материалы собирались им на протяжении почти 4-х десятилетий. Попутно критически изучалась и советская историография о гражданской войне. В 1936 году в Париже Левитов опубликовал мемуары, в которых подробно описал действия корниловцев в Курской губернии. В 1963 году в Париже была выпущена его статья «Разгром конного корпуса Жлобы 19 и 20 июня 1920 года». В 1966 году в Лос-Анджелесе был опубликован его мемуарный очерк в журнале «Вестник первопоходника». Наконец, в 1974 году в Париже была переиздана его книга «Материалы для истории Корниловского Ударного полка» объемом в 669 страниц, - труд в 4-х частях. Отдельные главы книги были опубликованы в 2001 – 2004 годах в книжной серии «Россия забытая и неизвестная» [4] в подсерии «Белое движение» [5] в 8-и книгах [6] .

К биографическим штрихам следует отнести и его личное знакомство с Александром Исаевичем Солженицыным и семейное общение с дочерью генерала Корнилова Наталией Лавровной.

Из краткой биографии Михаила Николаевича выстраиваются следующие события.

Как и подобало сыну священника, Михаил поступил в Рязанскую Духовную семинарию, но, проучившись 4 класса, по собственному прошению уволился летом 1914 года и затем поступил в Виленское военное училище. По окончании ускоренного курса, уже 1 декабря того же 1914 года Михаил в чине прапорщика попадает на фронт в 178-й пехотный Венденский полк и участвует во всех боевых действиях полка до весны 1917 года, командуя ротой, а затем батальоном. Затем, с весны 1917 года в составе 1-го Ударного отряда (Корниловского ударного полка) при 8-й армии Юго-Западного фронта Левитов, к тому времени поручик, принял участие в летнем наступлении и зимних боях в Киеве. Был трижды ранен и награжден орденом Св. Владимира 4 степени с мечами и бантом.

Очень досадным оказалось ранение в 1915 году в левое плечо, ограничившее подвижность левой руки. Парадоксально, но эта же утеря некоторой сноровки, однажды и спасла ему жизнь. Это случилось во время «Ледяного» похода в марте 1918 года под Екатеринодаром. Михаил Николаевич вспоминает: «Когда наше наступление остановилось перед укреплениями красных на окраине города, участок роты имел направление на Черноморский вокзал и был левофланговым. Около вокзала расположилось несколько бронепоездов противника, и они косили нас во фланг… …Вижу, как красные пачками выскакивают из окопов и бегут добивать наших. Я ранен в левую ногу осколком, осколком или пулей «гра», рана - ладонью не прикрыть, и вся нога парализована. Первая мысль - стреляться... Левая рука у меня с мая 1915 года не действует от ранения в плечо, а потому я все делаю правой: снимаю штык, тянусь к спуску, пуля сбивает только мою папаху. Лежащий рядом со мной казак ругает меня и обращает мое внимание на огонь наших пулеметов, который загнал всех красных в окопы, и раненые стали, отстреливаясь, отползать в наше исходное положение» [7] .

______________

В Добровольческую армию Михаил Николаевич направился в конце ноября 1917 года на сборное место сил генерала Корнилова. Он вспоминает как тогда его «голову сверлила мысль о безнадежности положения при сравнении сил врага с нашей, представлявшей из себя жидкую цепь зайцев, проскакивавших через заставы безжалостных охотников за нашими черепами» [8] . И «проскочить» ему не удалось – он был схвачен революционными чекистами, от рук которых тогда погибла не одна сотня пробиравшихся на Дон Корниловцев и добровольцев. Но невероятным образом Левитову удалось одержать победу над неизбежной гибелью. Не раз он потом вспоминал: «На станции Зверево и я был пойман и ПРИГОВОРЕН к расстрелу, и так как у палачей было много работы, то меня под конвоем двух представителей «красы и гордости революции» поздно вечером погнали, без ботинок, за полотно, куда-то на свалку. Но здесь Бог был милостив, - молодость и озлобление взяли свое, - и на свалке очутился не я, а мои конвоиры. Ночь покрыла мое бегство, и через короткое время я был в Новочеркасске. Прибыл я на сборное место не только побывавшим в гражданской войне, но и спасенный волею судьбы» [9] .

Первой целью Добровольческого движения являлось создание организованной вооруженной силы, которая смогла бы противопоставить себя надвигавшейся анархии и «немецко-большевистскому нашествию» [10] и встать на защиту оскверненных Святынь России. В Добровольческую армию Левитов вступил в феврале 1918 года рядовым 1-й офицерской роты Корниловского ударного полка и участвовал во всех боях 1-го Кубанского – «Ледяного» похода, пока не получил 28 марта 1918 года под Екатеринодаром очередное ранение. Вернувшись по выздоровлению в июне 1918 года в полк, Михаил принял участие во 2-м Кубанском походе и в сентябре того же года был снова трижды ранен в бою под селом Медвежье в районе Ставрополя. После выздоровления был направлен от полка в Крым, где в составе конвоя охранял вдовствующую Императрицу Марию Федоровну до её отъезда заграницу. Затем командовал ротой. С июня 1919 года командовал 1-м батальоном 2-го Корниловского ударного полка. «2-й Корниловский Ударный полк со своим офицерским батальоном ни разу не терпел поражения в бою против красных, как при движении вперед, в лучшую пору, так и при вынужденном отходе назад. Ожесточенно неоднократно наседали на нас и с фронта и с тыла пехота и кавалерия красных, но взять, разбить нас не могли. Атаковывали нас и латышские части, курсанты, китайцы и буденовцы» [11] ... – свидетельствует Левитов.

3 августа 1919 года – снова ранение в бою за город Обоянь. Затем последовало наступление на Курск. Вот образно и остро изложенный фрагмент тех событий: «14 августа 2-му Корниловскому полку было приказано активно оборонять деревню Топиево. Красные непрерывно и настойчиво вели атаки… …Методично, через ровные промежутки времени, загудели по небу тяжелые снаряды. Вдогонку им мчалась, точно свора гончих, очередь легких батарей. С ревом врывался в землю снаряд, вокруг него неистовствовали шрапнели.

К вечеру 2-й Корниловский полк ворвался в укрепленную полосу, красные бежали в Курск. Как всегда после боя, клокотанья и грохота, поражала внезапная тишина. По всему полю поблескивали ружейные гильзы, пулеметные ленты. В развороченных окопах и между порванной проволокой припали к земле убитые. Доносились глухие стоны раненых. За окопами в кустарниках и овражках хоронились легкие стройные пушки, а тяжелые орудия, как бы удивляясь тишине, стояли, задрав дула. Сбившись в кучу, лежали медные патроны. Серыми громадами застыли тракторы… …красные могли вызвать подмогу. И действительно, вскоре показался дымок. Бронепоезд подкатил к переезду. Один за другим, два выстрела, и стальное чудовище, изрыгая пар, рухнуло под откос…

Под пение труб и треск барабанов корниловцы входили в освобожденный город. Улицы были забиты народом. Для корниловцев наступали те волнующие минуты, которые сразу искупали все лишения и ужасы братоубийственной войны. Женщины забрасывали войска цветами, становились на колени, плакали. Одна молодая женщина обеими руками схватила стремя ехавшего верхом офицера и припала головой к пыльному грязному сапогу» [12] .

В октябре 1919 года после выздоровления от очередного ранения Михаил Николаевич во главе своего батальона участвовал в штурме Орла. Удивительно, но Корниловская Ударная дивизия, состоящая из трех полков, не была уничтожена в противостоянии 42-м полкам красных! «Советская ударная группа была собрана из войск, составлявших опору советской власти: дивизий латышской и эстонской, особой бригады, где были еврейский пластунский и особые полки из венгров и китайцев, с очень большой прослойкой коммунистов из Чека» [13] .

С ноября 1919 Михаил Николаевич временно командует 3-м, а затем - с 1920 года 2-м Корниловскими ударными полками, при этом все еще оставаясь поручиком. В январе 1920 года Левитов совершил блестящий набег на 14-ю кавалерийскую дивизию 1-й конной армии Буденного, где было взято более 600 коней на коновязях, вся артиллерия с прислугой и несколько десятков пулеметов [14] . 8 февраля 1920 года возглавляемый им полк, внезапным контрударом выбил красных из Ростова-на-Дону, захватив большое количество пленных и трофеев. 13 марта 1920 года в ходе боев за Новороссийск поручик Левитов за проявленное боевое мастерство был произведен одним приказом сразу в штабс-капитаны, капитаны и подполковники, а через три с небольшим месяца за отличие в разгроме конного корпуса Жлобы, – в полковники [15] . Вся конная группировка Жлобы была уничтожена. Позднее, в 1938 году этот советский военачальник – Дмитрий Жлоба, рьяно боровшийся за установление советской власти, этой же властью и был расстрелян в ходе сталинских репрессий [16] .

Далее Михаил Николаевич участвует во всех боях Корниловской дивизии в Северной Таврии. 7 октября 1920 года приказом Главнокомандующего он награждается орденом Святителя Николая Чудотворца.

28 октября 1920 года Михаил Николаевич был тяжело ранен в бою на Перекопском валу. Пробив толстую сумку с картами, пуля остановилась в позвоночнике спинного хребта. «Она сбила меня с коня, почти мгновенно парализовав обе ноги. Через 8 лет, в Болгарии, доктор Берзин сделал мне операцию и преподнес мне на память о Родине русскую остроконечную пулю с погнутым концом, нанесшую мне тринадцатую рану в борьбе за честь и достоинство национальной РОССИИ» [17] .

11__Polkovnik_M__N__Levitov__1921_0.jpg

Полковник Михаил Николаевич Левитов. Галлиполи, 1921 г. < https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Kornilovzy_v_Gallipoli.jpg >

12__M__N__Levitov__1926.jpg

Михаил Николаевич Левитов, 1926 г. < http://ruguard.ru/glossary/o-295.html >; < http://www.hrono.info/biograf/bio_l/levitov.php >

Затем начался тяжелый период эмиграции: Галлиполи, Болгарский город Перник, потом Париж. И везде лишения, тяжелая работа на шахтах, заводах и других местах. И все же Михаил Николаевич и его соратники, верные долгу и чести, спасли и сохранили в себе подлинную Россию, увезя ее с собой, до конца жизни оставаясь глубокими патриотами своей, пусть даже и советской, но любимой и дорогой Родины.

В эмиграции Михаил Николаевич Левитов был председателем Общества Галлиполийцев и возглавлял Объединение чинов Корниловского ударного полка, оставаясь на этом посту до конца жизни.

Похоронен во Франции на кладбище Сент-Женевьев де Буа. С ним вместе покоится и его жена (с 1920 года) Варвара Сергеевна, урожденная Васильева (1900—1988), бывшая перед гражданской войной курсисткой Ростовского медицинского института, сестра милосердия Корниловского Ударного полка, участница Кубанского «Ледяного» похода.

Знакомясь с душераздирающими материалами о жизни русских людей в эмиграции, иной раз кажется, что дух подлинной России действительно увезли с собой эмигранты, и он до сих пор сохранился ими там. Оставленная же страна еще долго продолжала крутиться в жутком смерче ненависти и злобы. А на чужбине уходили из жизни корниловцы «с сознанием исполненного ими долга перед национальной Россией, с твердой верою в то, что она все же воскреснет во всем своем величии и славе» [18] .

______________________

13__Oblozhka_raboti_V__S__Levitovoj_0.jpg

Обложка книги М. Н. Левитова, выполненная

его женой В. С. Левитовой

14__Titulnij_list_knigi_M__N__Levitova_0.jpg

Титульный лист книги М. Н. Левитова

_Mogila_M__I__Levitova__Sent-Zhenevev_de_Bua.png

Могила М. Н. Левитова на Галлиполийском участке
русского кладбища в Сент-Женевьев де Буа под Парижем

В России у Михаила Николаевича Левитова остались старший брат Николай Николаевич и младшая сестра Ольга Николаевна.

Николай Николаевич Левитов (13. 02. 1891 – 1969) окончил Харьковский ветеринарный институт, работал в области микробиологии в НИИ экспериментальной медицины и стал доктором биологических наук, профессором.

Ольга Николаевна Левитова (22. 06. 1896 – 1982) сначала окончила Московские высшие женские курсы, историко-филологический факультет. Затем окончила Воронежский педагогический институт. Преподавала русский язык и литературу в старших классах Раненбургской средней школы. Ученицами у нее были и сестры Надеждины – ее двоюродные племянницы Лидия (мать автора) и Вера, для которых она всегда оставалась «тетей Олей». Никогда не была замужем.

Вся жизнь этого добрейшего человека прошла под страхом разоблачения ее как сестры белогвардейца. И она тщательно скрывала правду о нем, опасаясь не столько за саму себя, сколько за своих близких, всемерно стараясь оградить их от возможных неприятностей. Ведь уже достаточным поводом для репрессий было одно только происхождение ее самой и ее родственников. И без того уже многие из них были расстреляны, либо прошли сталинские лагеря. Возможно, что чувство именно этого рода ответственности и было причиной того, что она не вышла замуж.

Потомки самого Михаила Николаевича Левитова живут во Франции.

16__Semya_-_predstaviteli_4-h_familij_1.jpg

Семья – представители 4-х фамилий. Слева направо: Дмитрий Михайлович Тверитинов; его жена Лидия Васильевна, урожденная Надеждина; их сын Алексей Тверитинов (автор); мать Лидии Васильевны Глафира Михайловна Надеждина, урожденная Стародубровская; двоюродная тетка Лидии Васильевны со стороны бабушки по отцу Ольга Николаевна Левитова – сестра Михаила Николаевича. Чаплыгин (Раненбург), 1958-59 г.

P. S.
Дополнения к фото.

У моей бабушки Глафиры Михайловны, урожденной Стародубровской (1897 – 1965) (вторая справа) был старший брат Николай Михайлович Стародубровский (1895 - ?), также участник Великой войны и белой борьбы, поручик. Он, как и М. Н. Левитов окончил Виленское военное училище, но на 2 года позже – в 1916 году. Затем воевал с немцами, потом боролся с красными в составе Вооруженных сил Юга России (ВСЮР) и Русской армии генерала Врангеля. Эмигрировал во Францию и умер в Париже [19].

У моего отца Дмитрия Михайловича Тверитинова (1913 - 1993) (первый слева) был двоюродный брат Александр Александрович Тверитинов (1897 – 1942), участник тех же событий. О нем подготовлен отдельный очерк «Крестный путь на Родину» < http://www.history-ryazan.ru/node/5880 >.

Отец Дмитрия Михайловича Тверитинова мой дед Михаил Иванович Тверитинов (1887 – 1932) прошел всю Великую (Первую мировую) войну. О нем также есть отдельный очерк < http://www.history-ryazan.ru/node/5347 >.

___________________

1. Заметные представители раненбургских Левитовых: профессор богословия епископ Василий – Михаил Васильвич Левитов (1825 -1892), (праправнучатый дядя автора); Михаил (1868 – 1921) и Павел (1877 – 1942) Васильевичи Левитовы, православные писатели–публицисты (двоюродные прадеды автора); известный отечественный психолог, доктор наук, профессор Николай Дмитриевич Левитов (1890 –1972) (двоюродный прадед автора); доктор биологических наук, профессор Николай Николаевич Левитов (1891 – 1969) (двоюродный дед автора), и в том же родстве - видный деятель Белого движения полковник Михаил Николаевич Левитов (1893 –1982). Известный писатель-«народник» Александр Иванович Левитов этому роду не принадлежит.

2. Николай Алексеевич Левитов - старший брат прабабки автора по женской линии – Марии Алексеевны Левитовой (1867 – 1914), в замужестве Надеждиной.

3. Михаил Николаевич Левитов упоминается как деятель белого движения в романе Д. М. Володихина «Доброволец». – СПб., 2007. (Автор – Дмитрий Михайлович Володихин – доктор исторических наук, МГУ).

4. Серия основана в 2000 году и издается ЗАО «Центрополиграф» под общей редакцией авторов проекта Валентины Алексеевны Благово и Сергея Алексеевича Сапожникова, членов Российского Дворянского Собрания.

5. Составитель сборников доктор исторических наук Сергей Владимирович Волков.

6. М. Левитов. Корниловский ударный полк в 1-м Кубанском походе. // Том III. Первый Кубанский («Ледяной») поход. - М., 2001;

М. Левитов. Корниловцы в Галлиполи. // Том XII. Русская Армия на чужбине. Галлиполийская эпопея. - М., 2003;

М. Левитов. Корниловцы после Галлиполи. // Том XIII. Русская армия в изгнании. - М., 2003;

М. Левитов. Мои впечатления о разгроме конного корпуса Жлобы 19 и 20 июня 1920 г. // Том XIV. Русская Армия генерала Врангеля. Бои на Кубани и в Северной Таври. - М., 2003;

М. Левитов. Корниловцы в Донецком бассейне. // Том XVII. Вооруженные силы на Юге России. Январь - июнь 1919 г. - М., 2003;

М. Левитов. Корниловцы в последних боях. // Том XVI. Исход Русской Армии генерала Врангеля из Крыма. - М., 2003;

М. Левитов. Корниловцы в боях лета - осени 1919 г. // Том XVIII. Поход на Москву. - М., 2004;

М. Левитов. Отступление Корниловской ударной дивизии. // Том XX. От Орла до Новороссийска. - М., 2004.

7. М. Н. Левитов. Материалы по истории Корниловского Ударного полка. – Париж, 1974. - Глава: Наступление на город Екатеринодар.

8. Там же. Глава: Выход Добровольческой Армии в 1-й Кубанский поход.

9. М. Н. Левитов. Материалы по истории Корниловского Ударного полка. – Париж, 1974. - Главы: Выход Добровольческой Армии в 1-й Кубанский поход; 15 февраля 1918 года. Ночевка в станице Хомутовской.

10. Там же. Глава: Учреждение конституции и самоубийство генерала Каледина.

11. М. Н. Левитов. Корниловский ударный полк. - Париж, 1936. – Глава: Парад войскам в городе Курске.

12. Там же. Глава: Наступление на г. Курск.

13. Там же. – Глава: Бои Корниловской ударной дивизии в Орлово-Кромской операции с 6 октября по 10 ноября 1919 года (числа по новому стилю).

14. М. Н. Левитов. Материалы по истории Корниловского Ударного полка. – Париж, 1974. - Глава: Текст прощального приказа Государя Императора Николая 2-го Действующей Армии и разбор этого профессором Ильиным; глава: «1920».

15. Там же. - Главы: Очерк минувшей Гражданской войны; Разгром конного корпуса Жлобы.

16. Дмитрий Петрович Жлоба (1887 - 1938) - советский военачальник, участник Гражданской войны за советскую власть. Командовал полком, бригадой, «Стальной» дивизией, корпусом, группой армий. В результате боев лета 1920 г. конный корпус Жлобы был уничтожен, а он отстранён от командования. Позже снова командовал кавалерией и устанавливал советскую власть в Грузии. В благодарность за свои подвиги во славу диктатуры пролетариата 10 июня 1938 года он был приговорен Военной коллегией Верховного Суда СССР к расстрелу и в тот же день расстрелян. После смерти Сталина реабилитирован.

17. Н. Левитов. Материалы по истории Корниловского Ударного полка. – Париж, 1974.. - Глава: Оборона Перекопского вала.

18. М. Н. Левитов. Материалы по истории Корниловского Ударного полка. – Париж, 1974. - Глава: Заключение.

19. С. В. Волков. Участники Белого движения в России < http://forum.vgd.ru/post/395/70313/p2003488.htm >

Источники:

Шмаглит Р. Г. Белое движение. 900 биографий крупнейших представителей русского военного зарубежья. — М., 2006;

Белая армия. Фотопортреты русских офицеров. Альбом. — Париж, YMCA-press, 2007;

Рутыч Н. Н. Биографический справочник высших чинов Добровольческой армии и Вооруженных Сил Юга России. Материалы к истории Белого движения. — М., 2002;

Шайдицкий В. И. На службе Отечеству. — Сан-Франциско, 1963. — С. 375, 385, 476;

Чувакова В. Н. Незабытые могилы: Российское зарубежье: некрологи 1917—2001: В 6 т. 8 книгах. 4. «Л-М» / Рос. гос. б-ка; Сост., — М., 2007.

Бугров Ю. А. Литературные хроники Курского края. – Курск, 2011.

Частная коллекция копий клировых ведомостей из Государственного архива Рязанской области (ГАРО) историка приходского духовенства к. и. н. И. Н. Мухина.

Александров Кирилл. Венок на могилу корниловцев. – 2015.

< http://beloedelo.ru/researches/article/?472 >

0
 
Разместил: ADTveritinov    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте