Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Рязань – Севастополь - Балтика и поход в Средиземное море



Алексей Тверитинов

Морская семья

Рязанская родина, Черное, Балтийское и Средиземное моря – всё смешалось для Тверитиновых в едином вихре событий рубежа 18-19 веков. Основоположник морской династии и один из наиболее заметных представителей этого древнего рода генерал-майор по Адмиралтейству Алексей Владимирович Тверитинов (1742 – 1798) уже достаточно ёмко отмечен во многих статьях и публикациях в числе основателей Черноморского флота [1]. Он родился в древнем рязанском родовом имении Гласково. А его сыновья – будущие морские офицеры Федор, Петр и Александр родились уже в Севастополе, в строительстве которого их отец принял активное участие, когда еще находился в чине капитана II ранга.

Касаясь некоторых малоизвестных деталей жизни Алексея Владимировича Тверитинова, стоит отметить, что в 1777 году он осуществил успешную командировку в Москву за церковной утварью для храма Святого Николая в Таганроге. Архивные источники свидетельствуют, что в том же году Алексей Владимирович в последний раз посетил и свое рязанское родовое именьице Гласково, где он предпринял меры для наведения порядка в его расстроенном хозяйстве [2].

В 1793 году Алексей Владимирович обратился через своего представителя в Рязанское дворянское депутатское собрание с прошением о внесении его с детьми и родом в Рязанскую дворянскую родословную книгу. При этом, показав глубокие знания своей генеалогии и уважение к родственникам, не столь может быть успешным, как он сам, Алексей Владимирович представил в поколенной схеме всех Тверитиновых от Арсения Дмитриевича (1604-1668) до своих троюродных племянников. И 20 декабря 1793 года он с родом был внесен в 6-ю часть родословной книги – в число древнего дворянства. Подготовленная по этому случаю соответствующая Грамота была впоследствии передана на хранение старшему сыну Федору Алексеевичу Тверитинову, о котором ниже будет рассказано подробнее. В потомственном дворянстве ветвь Алексея Владимировича Тверитинова была утверждена Временным Присутствием Герольдии Правительствующего Сената Указом от 18 марта 1843 года за № 1080.

Через 43 с половиной года после посещения в 1777 году Алексеем Владимировичем имения Гласково, оно было разделено между его детьми: тремя братьями и сестрой Марьей. С этой целью братья Федор, Петр и Александр Алексеевичи Тверитиновы и встретились в Рязани в январе 1821 года.

Младший из братьев Александр Алексеевич Тверитинов (1793 – 3. 01. 1854) с 1799 года – с шести лет как сирота воспитывался в Морском кадетском корпусе. В 1811 году происходил артиллерийским кадетом, 16 февраля 1816 года - констапелем (обер-офицер морской артиллерии). Участвовал в шести кампаниях в Балтийском и Немецком морях и Северном океане. Но из-за не сложившихся отношений с начальством в мае 1817 со службы уволился и вернулся на свою историческую рязанскую родину. Здесь через некоторое время он поступил на службу в Рязанскую казенную палату и служил в чине губернского секретаря до конца своих дней. О судьбе некоторых его потомков рассказано в очерке, посвященном его правнуку и размещенном на этом же Сайте: «Николай Николаевич Тверитинов в Первой мировой войне и его родственники» .

Средний из сыновей Алексея Владимировича Петр Алексеевич Тверитинов - с 1826 года капитан-лейтенант 3-й Морской артиллерийской бригады Балтийского флота, воспитывался вместе со старшим братом Федором в Морском кадетском корпусе. Скончался он до 1830 года, продолжая служить в чине капитан-лейтенанта. Его сын штабс-капитан морской артиллерии Балтийского флота Павел Петрович Тверитинов (1821 – 1862) стал отцом известного генерала Евгения Павловича Тверитинова (1850-1920), внесенного в Большую советскую энциклопедию. Их потомки в настоящее время живут преимущественно в Санкт-Петербурге.

Старший из сыновей Алексея Владимировича Федор Алексеевич Тверитинов, лишившись в 1798 году отца, с того же года воспитывался в Морском кадетском корпусе как сирота. На действительной службе дошел до чина полковника по Адмиралтейству, отдав флоту 53 года, включая учебу в корпусе. Георгиевский кавалер. Некоторым картинам из его службы и посвящена следующая и основная глава настоящего повествования.

Тверитинов в Архипелагском походе Балтийской эскадры

Гардемарину Федору Тверитинову повезло - он стал участником известного Архипелагского боевого похода 1805 – 1807 годов, совершенного эскадрой Балтийского флота, и ему довелось служить под началом выдающегося моряка и человека вице-адмирала Дмитрия Николаевича Сенявина.

Эта Вторая Архипелагская экспедиция была по сути происходящих дел цепью необычных даже для того времени событий и вошла в военно-морскую летопись России, как относящаяся "...к лучшим страницам в истории нашего флота" [3]. Но тогда по политическим обстоятельствам подвиг эскадры не был оценен по достоинству. Не только никто из участников не был награжден Георгиевским орденом, но и сам Сенявин на какое-то время оказался в опале.

Целью экспедиции было освобождение от войск Наполеона и защита Ионической республики семи греческих островов в Адриатическом море. Шла русско-французская война 1804 -1807 годов. Ионическая республика официально находилась под покровительством России, часть ее территории захватила тогда Турция, бывшая союзницей Франции. Напомним, что эта республика была образована на греческих островах, освобожденных от турок эскадрой знаменитого русского адмирала Ф. Ф. Ушакова. Острова эти называли "ключом к Италии" и "вратами Греции". Наполеон решил овладеть ими. Воспрепятствовать ему в этом и должна была Архипелагская экспедиция Д. Н. Сенявина.

Этот поход Федор Алексеевич Тверитинов запомнил, надо полагать, на всю жизнь. В составе экипажа линейного корабля «Ярослав» он участвовал во всех боевых действиях эскадры. На этом флагманском корабле (на нем шел от Кронштадта до Корфу сам Сенявин) офицеры с августа 1805 по сентябрь 1809 года вели подробный дневник, на страницах которого запечатлены многие события экспедиции и действия отдельных кораблей. Из дневника, в частности, мы знаем, что эскадра Сенявина успешно прошла Атлантический океан и прибыла на Корфу 18 января 1806 года, что жители острова встретили ее восторженно, и что только там Сенявин достоверно узнал, что Далматинские острова уже попали в руки французов. Для их освобождения адмирал сразу же отрядил три корабля, среди которых был и «Ярослав». Таким образом, Федор Алексеевич участвовал во взятии флотом крепости Курцалло. Русские корабли открыли по крепости такой убийственный огонь, что в течение получаса оказались сбитыми все неприятельские пушки. Тогда высадился русский десант - две роты. Но французов в крепости было во много раз больше. И кто знает, чем кончился бы штурм, не покажись в виду острова новые корабли. Позже выяснилось, что они принадлежали корфиотам но французы решили, что на них - русские подкрепления, и спустили флаг.

Немало славных дел было на счету русских моряков в 1806 и 1807 годах в водах Архипелага. Во многих участвовал «Ярослав», что отражено в корабельном дневнике. Русские моряки брали укрепленные островные крепости, блокировали другие, препятствуя подвозу продовольствия, обороняли крепости своих союзников. Подробнее эти действия представлены в жизнеописании Федора Алексеевича Тверитинова в статье «Тверитиновы, служившие на флоте».

Участвовала эскадра и в морских сражениях. Одно из них произошло в проливе Дарданеллы, который одно время "закрыли" для прохода турецких судов русские корабли. Стремясь снять блокаду, турецкая эскадра, состоявшая из 19 кораблей (один из них 120— пушечный) и 80 гребных судов, атаковала русскую, которая насчитывала 10 кораблей и один фрегат. Адмирал Сенявин приказал эскадре, используя хороший ветер, нести все паруса и действовать по обстановке. Она была нелегкой. Как записано в дневнике «Ярослава», команды всех кораблей "...оказывали совершенное искусство, храбрость и расторопность...", русские корабли сражались с турецкими так, что "...реи с реями почти сходились; то убирая, то прибавляя паруса, русские корабли сражались на оба борта". Необходимость такого тесного боя, по-видимому, была продиктована еще и тем, что с обоих берегов пролива русские корабли решетились огромными турецкими мраморными ядрами. Потери турок в этом сражении были велики, бегство оставшихся судов - поспешным и беспорядочным. После боя капудан-паша Сейит-Али за неудачные действия казнил одного из трех своих адмиралов и двух командиров кораблей. А в послужном списке гардемарина Федора Тверитинова появилась запись об участии в этой славной баталии.

Прошло немногим более месяца, и две эскадры снова сошлись в бою - Афонское сражение стало одним из самых значительных не только для Федора Алексеевича Тверитинова, но и для «Ярослава» в целом. На рассвете 19 июня 1807 года начался бой между турецкой и русской эскадрами. У турок было 9 линейных кораблей, 5 фрегатов, 3 шлюпа (корвета), 2 брига, всего 1196 пушек, а у русских - 10 линейных кораблей и 740 пушек. Адмирал Сенявин поставил перед своими лучшими кораблями задачу - всеми силами атаковать флагманов противника: было известно, что турки держали строй и храбро сражались лишь до тех пор, пока в строю находились их флагманские корабли. Лишившись ведущего, турецкие корабли не выдерживали боя.

Флагманский (адмиральский) корабль турок «Мессудие» первым атаковал «Ярослава», на котором служил Тверитинов. Уже к 9 утра на «Ярославе» было 110 пробоин, все паруса оказались пробитыми ядрами, но корабль сражался. Одновременно исправлялись повреждения. Дух сражения хорошо характеризуется простыми словами посвященной ему матросской песни:

“Горы – гремят,
Воздухи шумят;
Солнечные лучи –
Превратились в тучи!..
…Оборвались снасти
На разныя части;
Стеньги преломились,
Борта все разбились.
Многи щепки рвутся,
Люди в кровь дерутся;
Хотят в крови драться,

Туркам не поддаться” [4]

На какое-то время, продолжая атаковать «Мессудие», «Ярослав» потерял управление. Не слушаясь руля, он стал, как бы сползать вдоль всего турецкого арьергарда, сражаясь с двумя фрегатами и всей цепочкой турецких кораблей. Но, несмотря на столь критическую ситуацию, команде «Ярослава» в результате отчаянных усилий, не выходя из боя, удалось исправить и это повреждение. И, хотя надломленные снарядами мачты «Ярослава» держались лишь каким-то чудом, он все же нагнал турецкого флагмана и вновь его атаковал. А к 10 утра все турецкие флагманы были выведены из строя; один из них - корабль «Седель-Бахри» (оплот моря) - в абордажном бою был захвачен в плен с 774-мя турецкими моряками, среди которых оказался и потерявший руку адмирал Бекир-бей. Общие потери турок были огромны. В турецкой эскадре из 20 судов осталось лишь 12, русские не потеряли ни одного корабля. Капудан-паша казнил еще двух адмиралов и четырех командиров кораблей, но дело было сделано - после такого сокрушительного поражения на море Турция попросила начать переговоры о мире.

Afonskoe_sr__Battle_of_Athos_1807_0.jpg

Афонское сражение 19 июня 1807 года. Художник Алексей Петрович Боголюбов ,1853 г. Центральный военно-морской музей в Санкт-Петербурге. (В 1950-х годах картина была помещена на обложку школьного учебника по истории).

Тем временем император Александр I и Наполеон подписали известный Тильзитский мир, по которому Россия присоединилась к континентальной блокаде Англии. Для русской эскадры, о которой мы рассказываем, это означало, что английская эскадра, действовавшая в тех же водах, из союзника превратилась в противника, а французская - наоборот. Но англичане на море были неизмеримо сильнее французов. Адмирал Сенявин получил повеление императора Александра I возвращаться на Балтику, и русская эскадра, стоявшая в то время на Корфу, вышла в море, сопровождаемая целым эскортом корфианских лодок - местные жители желали счастливого пути своим освободителям и друзьям.

Но испытания для эскадры на этом не закончились. Для мореплавателей победа над неприятелем еще не точка. Ведь разъяренная стихия легко может свести на нет любой, даже самый блестящий военный успех. И вот при входе в Атлантический океан русскую эскадру встречает жесточайший шторм. Три недели измотавшиеся до невероятности моряки противостояли ему и не потеряли ни одного корабля, но все суда пострадали так, что дальнейшее плавание стало невозможным. Пришлось спуститься к югу, в Лиссабон, для ремонта. И тут эскадру застала весть о начале войны между Россией и Англией. Британский флот тут же блокировал русских в Лиссабоне. Кроме того, англичане захватили корабли, которые везли эскадре Сенявина деньги. Без движения и средств корабли, казалось, были обречены на гибель. Но на все требования англичан о сдаче русские моряки отвечали неизменно одно и то же - они будут сражаться до последней возможности, до конца...

Потрясенный мужеством русских моряков, ставших заложниками большой политики и приготовившихся достойно принять смерть, и в то же время, зная их силу и решимость и не желая рисковать своими кораблями, английский адмирал Коттон вынужден был вступить в переговоры с адмиралом Сенявиным. Флотоводцы заключили небывалый для воюющих сторон договор - русские корабли передавались Англии на хранение до тех пор, пока не будет заключен мир. Было записано и то, что англичане вернут России корабли в том же виде, в каком получили их. За пришедшие в негодность англичане обязались заплатить, а экипажи всех судов сразу же отпустить домой без всяких условий. Этот Лиссабонский договор иные называли позже "посрамлением чести английской нации"... Однако слово англичане сдержали.

Сильно поврежденные «Ярослав» и «Рафаил» остались в Лиссабоне, а остальная эскадра с поднятыми на гафелях Андреевскими флагами в августе 1808 года вышла из Лиссабона в Портсмут. Переведенный с «Ярослава» на «Сильный» шел в Англию и гардемарин Федор Тверитинов. Через месяц поход благополучно закончился. И в Портсмуте адмирал Сенявин отказался выполнить требование англичан спустить Андреевские флаги - и там эскадра долго жила своей жизнью. Кстати, именно тогда гардемарин Тверитинов был произведён в мичманы. А через год экипажи русских судов были уже на Родине.

Английский адмирал Коттон за Лиссабонский договор был предан военному суду. Там он выступил с оправданием, где были такие строки: “...Честь Российскому флагу, честь нашим недругам, оказанная перед лицом Британии, повелительницы морей, да будет жертвою признательности Английского народа к Российскому. Докажем свету, что характер Британцев еще не изменился, докажем, что мы умеем отдавать справедливость и неприятелю...” [5]. Коттон был оправдан, хотя вскоре и смещен с командования.

После столь бурного начала своей морской карьеры Федор Алексеевич еще долго служил на флоте, командовал многими кораблями, участвовал во многих кампаниях. В 1836 году он по состоянию здоровья был переведен на берег и стал командиром рабочего экипажа Балтийского флота в Кронштадте с производством из капитан-лейтенантов в подполковники. Орден Св. Георгия 4 ст. нашел его в 1844 году, но уже за выслугу лет [6]. Скончался Федор Алексеевич в чине полковника, продолжая, так же как и отец, служить флоту и России [7].

О сыне Федора Алексеевича Николае Федоровиче Тверитинове известно, что он также служил на Балтийском флоте. В июне 1854 защищал Соловецкий монастырь от нападения английской эскадры со стороны Белого моря. В службе с 1837 года, офицером – с 1844 года, лейтенантом – с 1851 года. В 1865 году значился служащим капитан-лейтенантом 21-го флотского экипажа [8].

Известно также, что летом 1854 года, в ходе Арктической кампании Крымской войны, Николай Федорович защищал Поморье и Соловецкий монастырь от нападения английской эскадры со стороны Белого моря. Масштаб главных событий Крымской войны 1853-56 годов затмил действия других сопутствующих военных кампаний против России, проводимых ее недругами с целью нанесения ей как можно большего ущерба на всех возможных направлениях, в том числе и с севера. Вот один из эпизодов этой кампании с участием Николая Федоровича Тверитинова. В мае-июне 1854 года союзная вражеская эскадра из английских и французских кораблей под командой английского капитана Э. Омманея заблокировала Горло Белого моря и начала перехват транспортных судов с хлебом и рыбой. 22 июня (4 июля) англичане предприняли дерзкую попытку захвата расположенного в Двинской губе Мудьюгского острова, открывающего путь на Архангельск. Здесь и проявил себя Николай Федорович Тверитинов должным образом. Командуя отрядом вооруженных матросов всего из 90 человек, но при этом умело используя высокую часть берега в качестве прикрытия, Тверитинов со своими канонерскими лодками приблизился к гребным судам противника на пушечный выстрел и открыл огонь. В результате боя высадка десанта была сорвана. Англичанам пришлось поспешно уйти на свою плавучую базу. Затем, ночью 23 июня русские гребные суда под обстрелом врага сняли все бакены, обозначающие фарватер, и тем самым лишили чужеземцев возможности приблизиться к Архангельску [9]. За успешное отражение нападения врага на Мудьюгский остров всем без исключения нижним чинам Высочайшим повелением было выдано по рублю серебряных денег [10].

Всего представители этой флотской семьи Тверитиновых жили и трудились под сенью Андреевского флага на протяжении более полутора сотен лет.

________________

iyatie_shlyup_predpriyatie_rossiya1823_god_1_0.jpg

Шлюп «Предпрятие», которым в 1830 г. командовал Федор Алексееыич Тверитинов.

shlyup_Predpriyatie_DSC00251_0.jpg

Шлюп «Предпрятие» в открытом море. Художники Е. В. Войшилло, Б.М.Стародубцев

________________

1. Русский биографический словарь. - СПб., 1912. - Т. 20. – С. 380-381; Общий морской список, ч.V. – СПб.,1890. – С. 170-171; Б. В. Горбунов, В.П. Губников, П.А. Трибунский. Рязанцы, связавшие свою судьбу с флотом // Морским судам быть. - Рязань, 1996.- С. 57; А. Д. Тверитинов. Тверитиновы // Рязанская энциклопедия. – Том III. – Р., 2002. – С. 477-478; В. А. Золотарев, И. А. Козлов. Три столетия Российского флота XVIII век. – СПб.,2003. – С. 593. (Краткая служебная биография); А. Д. Тверитинов. История и генеалогия рода Тверитиновых. Т.1. – Рязань, 2009. – С. С. 5–6, 37 - 38, 114–115, 168-169; То же. Т. 2 – Рязань, 2013. – С. 22, 114, 177; А. Д. Тверитинов. Тверитиновы – моряки из рязанского дворянского рода // Российский флот и Рязанский край. (Историко-энциклопедический словарь). – Рязань, Издательство «Пресса», 2011. - С. 377 – 380; А. Тверитинов. Морские традиции Тверитиновых и Севастополь. – Сайт, 2014.

2. РГАДА. Ф. 1209. Оп. 911. Кн. 13751/107. Д. 30

3. История Русской армии и флота. – М., 1912. – Т. 9. – С. 126.

4. История Русской армии и флота. – М., 1912. – Т. 9. – С. 123.

5. Морской сборник. – 1885. - № 12. – С. 254.

6. В. С. Степанов и Н. И. Григорович. В память столетнего юбилея Императорского Военного Ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия. Список кавалеров в период с 1769 по 1869 годы. – СПб.,1869. – С. 172. То же. В. М. Шабанов. Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия. Именные списки 1769 – 1920. Биоблиографический справочник. – Москва, 2004. – С. 297.

7. Общий морской список. – СПб., 1894. – Ч. VIII.

8. Список флотским лейтенантам и мичманам по старшинству. - СПб., 1854. - С. 60; Общий флотский список за 1855 г. – СПб., 1855. – С. 62; Морской альманах за 1865 год. – СПб., 1865. – С. 75.

9. Морской сборник. Том XII. – СПб., 1854. – № 7. - С.197; М. И. Богданович. Восточная война. Т. II. – СПб, 1876. – Глава XVIII. Действия Союзников на Белом море и на Восточном океане в 1854 году. - С. 227; Г. Г. Фруменков. Соловецкий монастырь и оборона Беломорья в XVI-XIX вв. – Архангельск, 1975. – Гл.3. - - раздел 2. Бомбардировка Соловецкого монастыря 6-7 июля 1854 года. Героизм островитян.

10. Архангельские губернские ведомости. – Архангельск, 1854, 17 июля. - Приказ архангельского военного губернатора от 14 (26) июля 1854 г. за № 28 на основании Высочайшего повеления.

ИСТОРИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

В. Б. Броневский. Записки морского офицера в продолжении кампании на Средиземном море под начальством вице-адмирала Дмитрия Николаевича Сенявина. – СПб., 1836. – Ч. 1-4;
О. Щербачев. Афонское сражение. – М. – Л., 1945;
История Русской армии и флота. – М. – 1912. – Т.9;
А. Кротков. Повседневная запись замечательных событий в русском флоте. – СПб. 1893;
С. Селивачев. Рукописный дневник с 14 августа 1805 г. по 9 сентября 1809 г., введенный на корабле «Ярослав» и хранящийся в РГВМА;
Морской сборник. – 1855. - № 1. – С. 9-67;
То же – 1855. - № 8. – С. 337-343;
То же. – 1855. - № 10. – С. 408-409;
То же. – 1855. - № 12. – С. 254-256;

Боевая летопись русского флота. – М.,1948. – С.167 – 180.

АРХИВНЫЕ ИСТОЧНИКИ

РГАДА. Ф. 1209. Оп. 911. Кн. 13751/107. Д. 30 (1778 г., имение в сельце Гласково); Оп. 915 (1743 – 1851 гг.). Кн. 13815л/180. Д. 36;
РГАДА. Ф. 394. Оп. 3. Кн. 274. Д. 80 – родословная роспись от Андрея Арсеньевича Тверитинова (1656- ?), составленная в 1757 г. Алексеем Владимировичем Тверитиновым при его определении в Морской кадетский корпус;
ГАРО. Ф. 98. Оп.8. Д. 49. Св. 54. 1793 г. - Дело о дворянстве Тверитиновых;

РГИА. Ф. 1343. Оп. 30. Д. 664. - Дело о дворянстве Тверитиновых.

0
 
Разместил: ADTveritinov    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте