Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Последние бои Куликовской битвы



Последние бои Куликовской битвы. Глава 6.
Начало 4-го раздела смотрите в 1-й главе «Перед Полем Куликовым» на данном портале http://www.history-ryazan.ru/node/15469
Русским воинам «потопление Мамаева войска в Мече» далось нелегко, говорится о больших потерях на переправах. Мамаевцы не давали загнать себя в воду – это вело к давке и полной погибели. В панике они разбегались по всему междуречью, но не к Гусину броду. Отряд Эдигея, атаковавший со стороны Дона, направил лавину всадников к верхним бродам Мечи по Ногайской дороге (64). Свежая конница усилила разгром до полной катастрофы и спасла жизни многим русским дружинникам (р. 7).
Ris__7__Begstvo_Mamaya.jpg
До нашего времени дошло предание, которое объясняет эту ужасающую атаку. Якобы основу отряда Эдигея составляли хопёрские казаки-бродники, мобилизованные перед походом на Куликово Поле. Они не входили в состав православной Руси. В своей массе язычники, с криками: «За Перуна!» – громили Мамая на переправах Мечи, а особенно яростно на Чуровом броде, у языческого капища (ф. 26).
Foto_26__Churov_brod_na_Krasivoj_Meche.jpg
Перед Чуровым и Столповым бродами в деревне Красивая Меча имеется просторная луговина, на которой войска могли накапливаться перед переправой. В легенде рассказывается о панике, которая обуяла татар, великое множество которых немилосердно порубили, а другие в Мече утонули, а те, что переправились на другой берег, от ужаса окаменели (р. 3).
Ris__3__Krasnij_Buerak.jpg
Как тут не поверить, если за рекой на подъёме, стоят эти самые окаменевшие люди и кони!

Foto_1__Kamennij_Kon_0.jpg

На входе в Красный Буерак – Каменный Конь (ф. 1), а внутри оврага – статуя Световида – красного великана, а между ними Барсук, Слон, а на спине лежит поверженный Велес – серый богатырь, а на стенке его камня летит ещё и Змей-Горыныч, с отрубленной одной из двух голов! А мёртвая Голова Змея валяется внизу (смотрите главу «Древняя мифология Красного Холма» http://kamenny-con.narod.ru/index/drevnie_mify_krasnogo_kholma/0-62 ). Думается, данная легенда является собирательной для всего «потопления в Мече», а Красный Буерак сконцентрировал её у подножия Красного Холма, где битва завершилась.
Не менее удивительное собрание окаменевших персонажей находится в Парке камней на речке Сухой Семенёк между поселениями Толбузино – Ищеино. Оно описано мной в легенде «Последний воин Мамая», и находится в нескольких верстах от Мечи, как раз на древнейшей Зеленковской дороге (65).

О боях на Красивой Мече в булгарских летописях подробностей нет – что ни говори, а междоусобица. Скупо отмечено, что отступали в лагерь Кызыл (Красное) с левого берега Мечи на правый. Ф. Нурутдинов выдвинул гипотезу, что прикрывал отход войск полководец Сабан Кашани, и на Мече сражались его конники, которые «понесли от ударов Боброка тяжкие потери три тысячи всадников». Вспомним, что воинов у него к началу битвы было пять тысяч. Согласно летописям, Сабан Кашани находился в западной зоне от устья Нижней Непрядвы, и мог вступить в схватку как раз на заключительном этапе. Но нельзя не заметить, что это слишком маленький отряд, чтобы прикрыть участок реки с десятком бродов на длине в 30 километров. А вот один из бродов – Старый Семенцовский, прикрыть было можно.

Летопись, описывающая боевой путь ростовской дружины, отмечает, что «дошли, наконец, и до Красного Холма». Другие источники утверждают – до Мечи. Это одно и то же, потому что Красный Холм стоит сразу же за рекой.
В одной из публикаций говорится, что преследовали до Мечи 40 вёрст, взяли богатые трофеи и захватили татарский обоз. Только в эпоху первых двух Романовых в версте считалось 750 сажен. Цифра «40 вёрст» (64 км) появилась в публикациях (вторичных документах) до реформы 1649 года (66), здесь она соответствует расстоянию от устья верхней Непрядвы до Мечи по прямой, а до обоза на Красном Холме – все 90. Цифра придумана и опубликована одновременно с документом, описывающим точку Березуя в сборнике ИТУАК, и подогнана специально для верхней Непрядвы. Такое могло случиться только в интервале 1643-49 годов. В летописях о Куликовской битве встречается единственный отрезок расстояния, указанный в мерах длины – 23 поприща от Березуя до Дона, а все другие дистанции измерены в днях пути или в суточных интервалах (подробнее о древних мерах длины рассказано в главе «Дорожная карта Куликова Поля» http://kamenny-con.narod.ru/index/put_na_pole_kulikovo/0-18 ). Расстояния, отмеренные в верстах, внесены во вторичные документы позже, при подгонках для ложной площадки, в сложившейся ситуации. Этот факт является отражением борьбы сторонников ошибочной версии с хранителями памяти, и служит отметкой точки поворота. К этому времени ревнители Куликова Поля умерли: патриарх Филарет в 1633 году, а Михаил Фёдорович в 1643-м. Пошли поправки к летописям… Мнение чиновников от истории всегда перевешивает народное – в их руках власть и всегда послушная историческая наука, которая легко идёт на фальсификацию истории, которая изобилует такими фактами.

Что тут спорить, если опять не сходится хронометраж? Каким образом за остаток дня, после завершения битвы, могли проскакать такую дистанцию? Никто ещё не посмел оспорить факт, что битва состоялась в один день. От Нижней Непрядвы сходятся все расстояния, идеально сходится хронометраж. Не сходятся никакие расстояния от верхней Непрядвы и нисколько не сходится хронометраж.

Самый древний и надёжный источник «Летописная повесть» рассказывает: «И гнали их до Мечи до реки, и там бесчисленное множество бегущих побили. Князья же гнали полки садомлян, избивая, до стана их, и захватили большое богатство, и всё имущество их, и все стада содомские» (67).
Понятно весьма чётко, обоз «садомлян» мог быть только за Мечой. Сначала громили на Мече, а потом брали обоз, а не наоборот – сначала брали и делили трофеи, а потом – добивали. Эту фразу некорректно трактовать, что их гнали «до стана», который по официальной версии назначен на Красном холме возле верхней Непрядвы. Потом, значит, топили в Мече? Ничего не вяжется с верхней Непрядвой!
«Теперь уже русские сыновья захватили татарские узорочья. И доспехи, и коней, и волов, и верблюдов, и вина, и сахар, и дорогие убранства, тонкие ткани и шелка везут жёнам своим» (68).
Самоуверенный Мамай собирался вернуться в свой лагерь с победой. Ещё предстояли разборки с Бахта, поэтому обоз оставался на месте. Не имело никакого смысла тащить его за собой на холм, где стоял шатёр во время битвы.
Как говорят булгарские летописи, к вечеру 8 числа с юга на Красный Холм ступила армия Бахта-Мохаммеда и выбила из лагеря остатки мамаевского войска. Затем он, как главнокомандующий, отдал приказ об окончании военных действий (69), потом забрал всех пленённых, для доставки на суд к Тохтамышу, однако оставил русским всю добычу, как компенсацию за огромные потери. Так что, за Красивой Мечой Мамай не нашёл спасения, а его план разбить своих противников поодиночке, потерпел полный крах. Лагерь и обоз были захвачены, и ему пришлось бежать дальше, вплоть до Крыма.
Мощь армии Мамая подорвала междоусобная война за столицу Булгарского царства. Сброд, мобилизованный из южных земель в течение пары месяцев перед Куликовской битвой, не смог заменить кадровых воинов, павших под Сарачином в июле 1380 года. Это обстоятельство учитывал Дмитрий Донской.

Ris__1__Storozhi.jpg

Что же могло происходить на берегах Красивой Мечи? Документов, описывающих места схваток, найти не удалось, поэтому можно строить предположения, основываясь на преданиях, топографии и логике. Ориентирами служат речные броды (р. 1) с удобными спусками и просторные накопительные площадки перед ними. Берега Мечи на большинстве участков крутые или обрывистые, а значит, неудобные для переправы конницы. Беглецам помогало отличное знание местности, изученной перед битвой при многодневном стоянии за рекой, хотя в панике выбор делать трудно. В тридцати километровой зоне нижнего течения Мечи мне удалось отыскать пять просторных подходящих площадок. Расположены они по этой дистанции равномерно перед ключевыми бродами. Посмею сделать предположения, начиная от бродов в устье речки Птань. До сей поры в этих местах ходят легенды о схватке с татарами. Ещё живёт главный их хранитель Чурилов Василий Николаевич (1948 г. р.), который уверяет, что на высоте с отметкой 227 метров у села Медведево, стоял русский сторожевой пост, который наблюдал за переправой татар на Куликовскую битву. На этом холме дозорные разожгли сигнальный костёр, чтобы предупредить своих. Жаль, что легенды стали быстро угасать в последние десятилетия. В споре с официальной версией они проигрывают – там авторитеты…
Этот район требует особого исследования, как самый предпочтительный, для бегства за Мечу. Эдигей фланговым ударом завернул поток конников в эту сторону. Далее можно удирать по двум маршрутам: по первому – через Старый Семенцовский брод, по второму – пересечь устье Птани, а потом Мечу – в обоих случаях на запад (р. 7). Только в этом направлении и в этих местах есть свободный выход на волю, где не было противника. Между этими бродами и маршрутами стоит село Яблонево с Троицким храмом, приделы которого посвящены Архангелу Михаилу и Сергию Радонежскому, что служит прямым свидетельством исторического события. В первозданном виде сохранился самый крайний, удобный и мелкий брод на Мече в полукилометре выше устья Птани (р. 1), отмеченный на топографической карте и видный невооружённым глазом, ныне заброшенный. Выше Птани Меча теряет водность значительно. Легенда о жарком бое, в котором вода Мечи окрасилась, дожила до наших дней, попутно породила ошибочную версию о Кузьминой Гати-на-Мече и справедливое предание о захоронениях, требующее проверки.
Foto_28__Gat_v_Kuzminkah.jpg
Брод под кручей у Кузьминок имеет малую пропускную способность из-за высокого берега и узкого Столпового оврага (нынешняя балка Лагута), по которому можно спокойно спуститься к реке, но не в панике (ф. 28). Те беглецы, что прискакали к нему, попали на верную погибель, скатываясь с крутой горы в реку, или, давя друг друга в тесном проходе.
Километра через полтора ниже Кузьминок, напротив Малинок, начинается обширный протяжённый луг, на котором, согласно преданию, состоялась жаркая схватка. На него по пологому спуску ниже Столпового оврага просачивались те, кто избежал свалки у Кузьминок. Но не всё так просто, в этом месте нет брода, а Меча глубокая. Если пуститься с конём вплавь, то есть шансы на спасение. По этому лугу и в наше время проходит дорога вдоль берега с выходом к удобному Старому Зеленковскому броду в Сергиевском, куда и устремились уцелевшие. Разумеется, по прямой Зеленковской дороге сюда же с Куликова Поля прискакала большая масса конников. Два потока сливались – серьёзная давка могла возникнуть и в этом месте.

32__Starij_Drisinskij_brod_na_Krasivoj_Meche.jpg

Старый Дрысинский брод в Мочилках мелкий, с пологими берегами и с обширными лугами, прилегающими к реке (ф. 32). Этот самый удобный для переправы брод мог пропустить широкую лавину всадников, прибежавших по Дрысинской дороге, сходу без препятствий и без задержки. Думается, большой поток сюда не пришёл, его угнали на Зеленковскую дорогу.
3__Starij_Turmishskij_brod_na_Krasivoj_Meche.jpg
Самый короткий путь на Красный Холм проходит через Старый Турмышский брод в Троекурове (ф. 33). Здесь рельеф местности довольно удобный. Существует брод и в Курапово, на месте бывшего моста через Красивую Мечу, который тоже находился на короткой дистанции. Мамай мог оторваться от преследователей и прискакать в лагерь с первым отрядом по самой короткой дороге. Лагерь и обоз защищали воины, оставленные для этой цели. Все здесь попали под удар русских дружинников, а к вечеру – Бахта-Мохаммеда (р. 7).
В преданиях говорится, что татары удирали вдоль правого берега Дона – русская конница сидела на хвосте и не давала перейти реку.

Последние бои Куликовской битвы состоялись на участке Нижней Мечи, от её устья до устья Птани, и на Красном Холме. Остатки разгромленного войска, около одной части из девяти, Мамай собрал в ауле Кызыл (Красное) и увёл в Крым. Добивать его пришлось в 1381-м году на речке Калке в низовьях Дона (смотрите цитирование в главе «Перед Полем Куликовым» http://www.history-ryazan.ru/node/15469 или http://kamenny-con.narod.ru/index/pole_kulikovo/0-74 ).

Список примечаний и источников информации смотрите в конце 1-й главы «Перед Полем Куликовым» http://www.history-ryazan.ru/node/15469 или на сайте «Каменный Конь»
http://kamenny-con.narod.ru/index/primechanija_istochniki_informacii/0-6...
4-й раздел в полном объёме открывается по ссылке «Свет забытой Непрядвы» http://kamenny-con.narod.ru/index/nepryadva_kulikovo_pole/0-15
Все материалы и разделы исторической монографии «Каменный Конь на Куликовом Поле» в полном объёме опубликованы на сайте автора «Каменный Конь» http://kamenny-con.narod.ru
Продолжение смотрите на данном портале в 7-й главе «Могила Куликовской битвы» http://www.history-ryazan.ru/node/15463
Март 2017 года.

Николай СКУРАТОВ.

0
 
Разместил: Николай Скуратов    все публикации автора
Изображение пользователя Николай Скуратов.

Состояние:  Утверждено

О проекте