Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
 

Предложения

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Скопинский городской голова



Коростелев В.А.

История Скопина в 19-м веке это череда пожаров, возвышение и крах Скопинского городского общественного банка. Первые бушевали здесь в 1810, 1841, 1846, 1859 и 1865 годы, завершившиеся в 1866 году пепелищем старой городской больницы и сгоревшим в июне 1870 года домом местного брандмейстера – Алексея Кирилова. Итогом такого рода событиям стал пожар 27 мая 1882г. во время, которого сгорели дела канцелярии Скопинского уездного предводителя дворянства и Скопинской дворянской опеки. В этом же году рухнул банк.

С одним из грандиозных пожаров, а именно 1846 года, начавшегося осенью, связано первое упоминание о широко известной позже личности – Иване Гавриловиче Рыкове. В первых числах октября рязанский губернатор С.Кожин отправил в Скопин чиновника по особым поручениям С.Т. Савутинского. Здесь он впервые услышал о «богаче первостатейном» , бездетном купце Андрее Федоровиче Рыкове (по какой-то причине писатель вывел его под именем Ивана Федоровича Рыкова в своей книге «Пожары и поджоги в провинции», а другие фамилии зашифровал), некогда усыновившем будущего директора скопинского банка и его сестру. Огромное состояние он составил хлебной торговлей, особенно посчастливилось ему, как и многим другим хлебным торговцам, в столь памятные народу «голодные года» (1839, 1840 и 1841 ), когда торговцы получали безбожные прибыли.

Родился Иван Гаврилович Рыков «осьмаго на десять числа» мая , то есть 18 мая 1831 года в семье мещан Оводовых Гавриилы Алексеевича и Прасковьи Никитичны. Отец был огородник, а сам он, обучился лишь кое-как читать псалтырь у дъячка приходской церкви. Мать рано умерла, и вскоре появилась мачеха, осиротевшего мальчика усыновил родственник – двоюродный дедушка (по матери), тот самый «богач первостатейный» Андрей Федорович Рыков, давший ему свою фамилию. Во время своего совершеннолетия, по изысканию одного из биографов, он представлял собой жалкого мальчика, ходившего «постоянно с раскрытым ртом, с грязью под носом, и умственными способностями не отличался». Когда младшему Рыкову исполнилось 17 лет купец умер, оставив , по словам самого Рыкова, состояние около 200 тысяч, не считая недвижимости и земли в Козловском уезде Тамбовской губернии. Никакой торговлей серьезно не занимался , разве что хлебом , но больших барышей не нажил . В силу наследственной фамилии и хватки пользовался авторитетом у части купечества , поэтому начав службу с 22 лет, вскоре был избран бургомистром. В 1857 году купец 2-й гильдии, потомственный почетный гражданин И.Г. Рыков , состоял городским головой Скопина. 6-го ноября 1857 года собрание общества граждан, составило приговор, которым постановило ходатайствовать о разрешении на открытие общественного банка . После утверждения городской думой он получил дальнейшее движение и 15 января 1863 года министр финансов сообщил губернатору о разрешении открыть банк. Директором банка стал Рыков, проживший к этому времени унаследованное состояние .

Как же полуграмотный купец сделался финансистом, а позже фактическим хозяином своего города, эдаким скопинским губернатором, перед которым стала бессильна уездная администрация. Позже, так уверовавший в свою правоту и безграничные возможности знакомств, что уже не заметил, как его окружение и он сам разворовали кассу банка? К.М.Станюкович в очерке «Злобы дня и Рыковский крах» писал по этому поводу, что это «есть в то же время не безинтересная история наших «нравов» и условий, при которых возможен полет таких «орлов» как Рыков».

При известных нравах имевших место в Скопине, чтобы быть городским головой или директором банка, необходим опыт и деловые качества, которые Рыков продемонстрировал с блеском. Получив по завещанию наследство, Рыков вкладывает деньги в недвижимость и в течении 5 – ти лет, с 1849 по 1854 годы приобретает имения у купцов Гречишникова, Князева и Шамова. А еще раньше, вместе с наследством он получил большое тяжебное дело со скопинским купцом Гречишниковым. Дело велось несколько лет, доходило до самых высших инстанций, несколько раз пересматривалось и, в конце концов, он его выиграл .., а затем скопинский городской голова был под судом за вырубку общественного леса, требовавшегося для обжига кирпича при строительстве каменной ограды вокруг кладбища, когда судебное дело было не окончено, его снова выбрали городским головой, но после протеста некоторых жителей, рязанский губернатор Муравьев (Муравьев Николай Михайлович , губернатор 1859-1862 г.) не утвердил Рыкова , как состоящего под судом и следствием, в должности городского головы, а утвердил одного из кандидатов. Рыков обжаловал это постановление в 1-й Департамент Правительствующего Сената по указанию, которого распоряжение губернатора было отменено и Рыков утвердился в должности городского головы. Вот это обстоятельство, поразившее и удивившее многих, окончательно установило репутацию Рыкова как человека сильного, не только своим относительным богатством, которое, несомненно, употреблял для своих целей, но и связями. Это составило, так сказать, фундамент для его всемогущества в г.Скопине. Он, все более, выделяясь среди городских голов губернии своей энергией, сам поверил в свои возможности. Будучи городским головой, 29 сентября 1862 года опубликовал в губернской газете «Проект образования полицейской и пожарной частей в городе Скопине», через год «Проект улучшения общественного управления по городу Скопину» , где между прочим предлагал: «слить все сословные элементы в одно целое и безраздельное городское общество», провозглашая: «да будет девизом всех… преспеяние (любимое слово банкира – прим.авт.) родного города во всех отношениях, и да будет более почтен только тот гражданин, который более полезен обществу, откуда-бы он ни вышел из палат или хижины». Право голоса в общественных собраниях предлагал дать, и тем кто « не имея собственности и не будучи записан ни в гильдию, ни в мещанство имеет ученый диплом высшего или среднего учебного заведения. Ум тот-же капитал и в деле городского совета часто важнее денег…» Но вся предистория не давала повода хорошему городскому голове занять место директора банка. Вышло же так, что он пользуясь неограниченной властью сам себя назначил, расплатившись затем из-за своих природных черт его крахом. Проходившие по следствию банка, отмечали его положительные качества. Например, унтер-офицер П.А.Брежнев, уездные исправники В.С.Кобеляцкий, Ф.И.Кожевников, коллежский асессор М.Е.Миротворцев генерал-адъютант С.Е.Кушелев, действительный статский советник Г.П.Данилевский - редактор газеты «Правительственный Вестник» и другие характеризовали «пожалуй» добрым, «исключительно преданным делам общества, заботящимся всеми мерами о благоустройстве города», человеком «недюженным, в высшей степени изворотливым и находчивым, типом самородка, грубого, даровитого, смышленого».

В тоже время статский советник Н.П.Гиляров - Платонов, редактор газет «Современные Известия», «Радуга», помогавший составить ему телеграмму в адрес будущего императора Александра III о пожертвованиях в 1869 году заметил, что «сам Рыков мне всегда казался развитым не в меру полученного им образования, человеком со смыслом и с инициативой, тщеславным и так сказать «машистым», то есть склонным браться слишком за многие , даже и не по силам и не по средствам». Некоммерческое начало в Рыкове ярко отметил Е.М.Бернард, компаньон по Павелецким угольным копям, рязанский помещик, служивший какое-то время в Рязанском по крестьянским делам присутствии : « Познакомился в начале 60-х годов. О Рыкове вообще я могу сказать этот человек в высшей степени грубый, капризный, самодур и в довершении всего расточительный и неспособный вести какое бы то ни было коммерческое дело. В Петербурге и Москве он жил всегда, весьма роскошно, очень много денег проедал, ежедневно бывал в театрах и вообще сорил деньгами. Что касается неумения его вести коммерческие дела, то он достаточно доказал эту неспособность тем, что погубил предприятие каменноугольных копей. Погублено было это предприятие отчасти сумасбродными выходками Рыкова, непроизводственными затратами и наконец окончательным уничтожением предприятия лишь вследствие того, что ему понадобились деньги на операции банка…».

Банк размещался в верхнем этаже каменного дома купца Шамова – рядом с Хлебной площадью (пл.Ленина ), в части нижнего находилась публичная библиотека. Зал банка был украшен портретами государя императора – Александра II, его спасителя шляпного мастера Комиссарова-Костромского и богатыми иконами Святого благоверного князя Александра Невского и Иосифа Песнописца. Правление банка открывало заседания ежедневно с 10 часов до 3 часов по полудни, кроме выходных и табельных дней. Первым из его начинаний было учреждение богодельни в городе. В соответствии с уставом от 8 февраля 1864 года в ней состояло 25 человек «самобеднейщих жителей г. Скопина»: 10 мужчин и 15 женщин. Содержание ее - ежегодные поступления от И.Г. Рыкова 100 р., доходов г.Скопина 256 р., с купеческих капиталов 144 р. и из прибылей Скопинского городского банка 704 р. Богадельня помещалась в общественном доме и флигеле , находящихся близ Покровской церкви, устроенного на счет попечителя Рыкова. Учреждена была в память совершеннолетия государя наследника Николая Александровича, потому с разрешения именовалась Николаевской.

Управляя банком, он фактически оставался городским головой . Пытаясь помочь городу деньгами, обращается с письмом к министру финансов по поводу выдачи кредита городскому обществу и кажется добивается этого. Министр финансов в письме к рязанскому губернатору, от 28 апреля 1865 года уведомил, что «не разрешено открывать кредит местным городским обществам», но «может быть дозволено не иначе, как в виде ссуды… на определенный срок, с ответственностью всего общества» с разрешения министров финансов и внутренних дел. Образец обязательства думы перед банком был тут же приведен. Разрешение было очень кстати.

После очередного пожара 10 мая 1865 г. « городское общество , озабочиваясь устройством погорельцев, большей частью беднейших мещан – приговором постановили пожертвовать 10 десятин лучшего леса из лесных дач, принадлежащих городскому обществу и собрать необходимую сумму для постройки домов погорельцам, а вместе с тем и для выдачи им денежных воспомоществований». Пожар, как ни странно, пошел на пользу в благоустройстве города.

Первое объявление от 13 июля 1863 года по операциям банка было даже без фамилии Рыкова, но его неудержимо несет вперед потешить свое тщеславие заочным знакомством , больше по переписке, ходатайствам и поздравлениям с министром финансов, внутренних дел, почт и телеграфа, великими княгинями и князьями династии Романовых. Например, в одном из них 12 августа 1867 г. правление Скопинского городского общественного банка свидетельствовало о примерной распорядительности и отличной исправности скопинского почтмейстера, коллежского ассесора Степанова и помощника его , титулярного советника Патрикеева, по приему и отправлению весьма обширной и значительной по ценности корреспонденции банка. Вследствие этого, управляющий министерством почт и телеграфов стат-секретарь Николай Лаубе объявил последним благодарность. Письмо было напечатано в губернской газете. Как Н.В.Гоголь писал: «Таков уж русский человек: страсть сильная зазнаться с тем, который бы хотя одним чином был его повыше, и шапочное знакомство с графем или князем для него лучше всяких тесных дружеских отношений»

Успехи банка, несомненно, были. За 1865 г. количество вкладов приблизилось к полумиллиону. Бывший городской голова, но по-прежнему хозяин города, вскоре удостоился признательности местных купцов, соответствовавшей его желанию. Поэтому в дальнейшем он искренне откликался на проблемы города, хотя этого не позволяли прибыли банка.

В конце 1865 года «Московские ведомости» сообщили «известие об обеде, данном скопинским городским обществом почетному гражданину И.Г.Рыкову и о поднесении ему на этом обеде иконы в благодарность за его двенадцатилетнюю общественную службу и за устройство в Скопине общественного банка и других полезных учреждений». В дополнение к этому, в январе следующего года, тоже общество единогласно избрало его на второе трехлетие в должности директора скопинского банка и вместе с этим «поднесло ему хлеб-соль на серебряном блюде, на котором изображен герб города Скопина и сделана надпись: г. Директору Скопинского Городского Общественного Банка потомственному почетному гражданину Ивану Гавриловичу Рыкову в ознаменование признательности Скопинского Городского общества. Кроме того, Скопинское городское общество, желая еще более увековечить память о своей благодарности к г.Рыкову за его полезную общественную службу, в особенности за попечение о развитии и благоустройстве управляемого им банка, общественным приговором предположило учредить в Скопине детский приют на 50 человек, на счет прибылей скопинского банка и наименовать этот приют по фамилии г.Рыкова». Практическая деятельность Рыкова снова была оценена. Государь император по засвидетельствованию начальства о примерном усердии и полезной деятельности на пользу общества, 1 апреля 1866 года пожаловал Рыкова кавалером ордена Св.Станислава 3-й степени.

Приют Рыкова был открыт 12 октября 1867 года. К середине 70-х годов в нем призирались 50 мальчиков и 47 девочек.., обучавшихся грамоте в объеме 2-х классов приходского училища МНП, те которые оканчивали курс ранее 18 лет продолжали учебу приходящими: мальчики в городском училище, девочки в прогимназии. Особо отличившиеся , направлялись учиться дальше, в С-Петербургское коммерческое училище и в С-Петербургский Николаевский сиротский институт, так например, по приговору от 11 ноября 1877 года была назначена «стипендия имени Великого Князя Константина Николаевича на вакантное место в С-Петербургское коммерческое училище воспитаннику Скопинского детского Рыкова приюта Михаилу Боброву. Кроме того в стенах этого заведения в мужском отделении обучали мастерству столярному , токарному, портняжному, сапожному и переплетному. Из презираемых женского отделения: прачечному, белошвейному и портняжному, для чего приглашали лучших мастеров. Было открыто отделение грудных младенцев. При приюте была ферма дойных коров с телятами. Данковское общество скотоводства шефствовало по части ухода и привитию навыков детям.

Лачуги сносились и на месте их воздвигались каменные дома, ремонтировались и строились церкви, улицы мостились, создавались богодельни и приюты, жители расширили торговлю, везде посыпались деньги.

Еще в декабре 1866 года скопинское земство определило устроить на свой счет в г.Скопине больницу и в местном уезде четыре лечебницы под надзором особого врача. Кроме того, земство вошло в нужды своего края, приняв на себя труд, выстроить в Скопине для воинского постоя казармы и конюшни, так как вся тягость этого постоя лежало на жителях города. На покрытие расходов по этому делу земство ассигновало 25050 р., с тем , чтобы сумму эту занять на двенадцатилетней срок из Скопинского банка. Банк заявил полную готовность содействовать благим начинаниям земства… Скопинское городское общество решило сделать в Скопине мостовые, на что ассигновало 30000 р. Это сильно подействовало на все сельские общества Скопинского уезда, которые узнав об этом, вызвались бесплатно доставлять в город потребный для мощения улиц камень. 4 апреля 1867 г., в годовщину спасения жизни государя императора, после благодарственного молебна за спасения царской жизни, была открыта в занимаемом банке здании бесплатная публичная библиотека…

В 1868 году Рыков официально в печати фактически объявил о том , что вверенный ему банк будет ради прибыли делать всевозможные отступления: «…публика вполне довольна Скопинским банком за быстрое удовлетворение ее требований; этот результат достигнут тем, что банк, приняв за правило производить дела свои коммерческим порядком, устранил все ненужные для дел формальности». А чтобы вкладчики не беспокоились, тут же было отмечено: «Скопинское городское общество, будучи благодарного Министру Финансов за оказание Скопинскому банку покровительство, отправило в С-Петербург от себя депутацию для выражения от имени Общества благодарности г. Статс - секретарю Михаилу Христофоровичу Рейтерну, уполномочия ту депутацию, в знак общественной благодарности предложить г. Министру Финансов звание Почетного Гражданина г.Скопина. Депутация была г. Министром благосклонно принята и он почтил Скопинское общество своим согласием на принятие Почетного Гражданина г.Скопина, с изъявлением признательности Скопинскому городскому обществу». На принятие этого звания последовало высочайше соизволение от 1 марта. В этом же году учреждена была стипендия в Санкт-Петербургском университете, стипендия на 20 лет имени М.Х.Рейтерна – 250 рублей ежегодно. Ранее, 17 ноября 1867 года стал Почетным гражданином и рязанский губернатор Болдарев.

Банковское дело и коммерцию Рыков не осилил, везде были просчеты.«Планы годовых отчетов высылались ему благодетелями из Петербурга» , но кто высылал на суде осталось так и не выясненным: «говорю по совести, планы для отчетов я получал из Петербурга», - говорит Рыков очередной раз на суде, – «а это…не счетчики, а только прикладчики!» Так он называет своих бухгалтеров. Подсудимый Матвеев- главный бухгалтер, начавший свою карьеру по откупам рассказал, между прочим, когда поступил в скопинский банк, он не имел понятия о бухгалтерии, но после прежнего бухгалтера осталась книжка – руководство по бухгалтерии. Вот по этой книжке Матвеев и стал заводить разные бухгалтерские книги, объяснив Рыкову о их необходимости.

4 сентября 1868 года местный летописец города Алексеев в «Рязанских губернских ведомостях» на правах лица приближенного поведал, что город «не имел ни каких средств развития себя в производительных силах торговли и промышленности, да и самое имя Скопина заметно было только на географических картах. Вдруг является из среды его жителей человек с энергическою силою воли, с неутомимым рвением – делает все на пользу своих сограждан. По его инициативе возникает общественный банк, получивший в настоящее время европейскую известность, по его разумной инициативе должен соединиться рельсовым путем с сетью других железных дорог, город принимает красивый вид, улицы стелятся мостовыми и получают ночное освещение, делаются подземные водопроводы, возникает телеграфная станция и типография, улучшается пожарный снаряд, выстраивается каланча, выкапываются глубокие пруды… Мало того: при нем сооружается два великолепных храма и каменная ограда около кладбища, при нем устраивается богодельня, женское училище, детский приют, наименованный с высочайшего соизволения по фамилии виновника этого благотворительного заведения и, наконец, при нем открывается прекрасная публичная библиотека… «Кто же – спросите вы – этот муж труда, которому Скопин обязан и своим процветанием и своею историю? Всем этим город наш обязан потомственному почетному гражданину Ивану Гавриловичу Рыкову».

Государь император по засвидетельствованию главного попечителя Императорского человеколюбивого общества, куда входили богодельня и приют, «об отличном усердии в благотворительных действиях» банкира, наградил его 20 декабря 1868 г. орденом Св. Станислава 2-й степени с императорскую короной.

В конце каждого трехлетия правления банком, по крайней мере, в феврале 1866, январе 1869 года по разным причинам он баллотируется и избирается городским головой и отказывается от поста с уступкою другому кандидату. Позже, его стараниями были открыты многие учебные заведения в городе, прогимназия , а также 8 ноября 1875 года 6-ти классное реальное училище , бедным ученикам выдавались пособия, бедным девушкам по 100 рублей при выходе замуж Учреждены стипендии для бедных в Петровской академии и Московском техническом институте с оплатой из прибыли банка. Вносились недоимки по земским повинностям, устанавливалось жалование старостам и их помощникам в размере 300 и 200 рублей соответственно, что несомненно способствовало росту престижа этих выборных должностей .

Будучи одним из директоров cкопинского тюремного замка оставил 600 рублей под проценты для строительства еще одной - тюремной церкви: «Утоли моя печали» ( официально вклад оставил один из директоров пожелавший остаться неизвестным) , которая и была возведена к 1905 году, практически всем миром, с благословления Иоана Кронштадского, приславшего и свой вклад на ее строительство. Много средств тратилось на ремонт всех церквей города и их внутреннее убранство. Открыл бесплатную больницу для бедных, благодаря кредитам банка горожане возводили не лачуги, а дома и уже не с соломенными крышами.

Банк шатался и не в одном Скопине это знали. Рыков понимал, что начальство не сможет решить проблемы банка, но держался до последнего, изобрел вкладные билеты, надеялся на помощь министерства финансов.

Исправник Кобеляцкий признался ,что по городу ходили слухи, что между М.М.Леоновым, Поповым и директором банка были «какие то старинные счеты, говорили - он возбуждал чувства зависти, так как они сами не были прочь, от той роли , которую играл Рыков». Конечно, обида и зависть как побудительный мотив несомненно присутствовали, в той или иной мере, но скопинские жалобщики, уволенные из банка служители, были правы в главном : выстроенная система должна была рухнуть с вытекающими из этого последствиями.

В 1882 году М.М.Леонову и другим удалось напечатать в «Русском курьере» несколько писем о злоупотреблениях в Скопинском банке , в этом же году на имя рязанского губернатора было прошение гласных М.М.Леонова, С.В.Сухоруких, Фадеева, С.М.Рыкова и Михаила Заикина , где они указывали «по слухам о злоупотреблениях в Скопинском банке», просили освидетельствовать наличность его кассы и вообще обревизовать его . С 19 апреля 1882 года информация стала появляться в других газетах. Городской голова Иконников поданные заявления и просьбы скопинцев о том, чтобы собрать думу по поводу этих сообщений, хранил под сукном, и они обратились 28 июня к губернатору Зыбину. Губернатор направил предписание, но собрание в думе состоялось только со второго раза – 13 августа, где избрали комиссию по проверке злоупотреблений банка из пяти человек – сторонников Рыкова, которая так и не начала свою работу, но это было время, когда в Скопин уже ехали со всех концов России. Видимо Рыков в своих амбициях и нераспорядительности перешел какую-то черту.

Так как уже невозможно было удовлетворить требования по выдачи вкладов , то 5 сентября 1882 года товарищ директора и кассир купеческий сын Н.В.Иконников, «прибыл перекрестившись» и заявил скопинскому уездному исправнику, что весь запасный капитал израсходован, что директор банка состоит его главнейшим дебитором по векселям на сумму более 5 млн. ,что векселя он никогда не оплачивает…и что , наконец, до сего времени продолжает брать деньги из кассы, заменяя их своими векселями, вследствие чего касса доведена до совершенной пустоты.

К.М.Станюкович в очерке «Злобы дня и Рыковский крах» писал: «Один из посетивших Скопин за несколько недель до самого разгрома сообщает мне, между прочим, следующие подробности: «Приехали мы вечером, - пишет он, - в Скопин вместе с одним знакомым, который имел несчастье положить в скопинский банк 40,000 р. и желал получить свои деньги. Все гостиницы были переполнены и нам пришлось за грязную, маленькую комнату, полную насекомых, платить по шести рублей в сутки. На другой день утром отправились в банк и просим о выдаче вклада… Нас приняли любезно, в банке народ все обходительный и просили обождать.

- Без директора нельзя ничего сделать.
- Можно его видеть.

Нельзя-с. Они не здоровы и никого не принимают.

Однако, после переговоров , обещали доложить директору и через четверть часа нас просили пожаловать к нему на квартиру. Мы пришли в настоящее палаццо, у дверей которого стоял швейцар в красной ливрее.

- Не принимают!

Встретил он нас… Опять пришлось посылать наши карточки и, наконец, нас впустили. Широкая лестница, тропические цветы, в комнатах роскошь обстановки, дорогие вазы, картины, бронза, словом настоящее жилище сатрапа… Опять камердинер понес наши карточки и через несколько минут в гостиной появился плюгавый на вид старичек и любезнейшим тоном спросил, что нам угодно. Мы объявили, в чем дело и тогда Рыков преважно сказал:

- Благодаря газетчикам, мой банк немного пошатнулся… Но в Петербурге мне обещали поддержку и я нахожу, что все эти глупые выдумки газет не имеют ни малейшего основания… Не угодно ли, господа закусить… кстати и время… Мы там удобнее переговорим.

В большой роскошной столовой стоял стол. Установленный всеми возможными закусками, блюдами и бутылками. Мы сели за стол и Рыков снова стал говорить о газетах, удивлялся, как правительство позволяет печатать слухи, подрывающие такое солидное учреждение, известное всей России и расхваливал дела банка. Мы удивлялись этому нахальству, особенно тону, которым этот полуграмотный купец говорил о газетах, но не противоречили. Очень уж хотелось товарищу моему получить деньги. Когда заговорили о деле, Рыков прямо сказал, что всего вклада выдать он в настоящую минуту не может, но часть, этак тысячи три, он готов. Мой товарищ не соглашался.

- Напрасно.

Промолвил Рыков и переменил разговор. Однако, в конце концов, решили мы взять хоть четыре тысячи».

Следствие началось 1 октября 1882 года, в ходе которого Рыков ввиду плохого самочувствия был трижды освидетельствован врачами. Последнее освидетельствование, уже не уездным земским и городским врачами, а ординаторами губернской земской больницы, которые в общем подтвердился диагноз болезни : «ожирение сердца с ослаблением его деятельности», но тем не менее учитывая, что в «последнее время на имя Рыкова получено письмо от некоего Гессе, предлагающего ему способы укрыться от суда бегством», он 21 октября был заключен под стражу в скопинский тюремный замок.

Слушания по делу о злоупотреблениях в Скопинском общественном городском банке происходили в Москве с 24 ноября по 10 декабря 1884 года. Интересы вкладчиков защищал адвокат Ф. Н. Плевако; выступал обвинителем по делу, прокурор Московской судебной палаты Н.В.Муравьев (с 1 января 1894 года - министр юстиции).

Суд постановил. Бывшего директора банка, 51 года, лишив звания коммерции советника, имеющихся у него орденов и всех прав состояния, сослать на поселение в Сибирь; товарищей директора, скопинских 2 гильдии купцов: И. И. Руднева, 56 лет и В. Я. Руднева, 67 лет и письмоводителя банка коллежского секретаря В. В. Евтихиева, 55 лет, лишив всех особых лично и по состоянию присвоенных им прав и преимуществ (относится ко всем далее по тексту), а Евтихиева и чина коллежского секретаря, сослать на житье в Иркутскую губернию, без отлучки из места жительства в течении 4-х лет и 12 лет в другие губернии Сибири; бывшего товарища директора и кассира, купеческого 2-й гильдии сына Н. В. Иконникова, 36 лет, сослать на житье в Томскую губернию, с воспрещение выезда с места в продолжении 2 лет и в другие места Сибири в течении 6 лет; бывших городских голов Скопина; епифанского В. Н. Овчинникова, 38 лет и скопинского купеческого сына В.П. Иконникова,44 лет, сослать в Тобольскую губернию с воспрещением отлучки в течении 2-х и выезда в течении 4-х лет; членов городской управы и ревизионных комиссий, скопинских 2 гильдии купцов П. В. Иконникова, 66 лет, И. В. Лазарева, 49 лет, И. Н. Кистенева, 41 год, В. Л. Шамова, 51 год и С. Я. Барабанова, 61 год, сослать на житье в Томскую губернию – с правом для всех 11 подсудимых кроме Рыкова, свободного избрания места жительства в Европейской или Азиатской России по истечении 15 лет со дня приговора; бухгалтеров ряжского мещанина П. И. Матвеева, 40 ллет и московского мещанина И. А. Швецова, 39 лет, скопинских мещан, кандидата товарища директора И. М. Заикина, 69 лет и членов городской управы ревкомиссий И. В. Овчинникова, 58 лет, М. Я. Барабанова, 66 лет и А. М. Заикина, 59 лет заключить в исправительное арестантское отделение: Матвеева 2 г.8 месяцев, И.Заикина на 2 года, Швецова на 1 г. 8 месяцев, а остальных Овчинникова, Барабанова и А.Заикина на 1 год; купеческого сына С.Г.Оводова, 33 лет, коммерции советника А.И.Попова, 60 лет и коллежского советника А.Д.Донского, 46 лет лишив всех прав а последнего чина и орденов, сослать на житье в Олонецкую губернию с правом избрания жительства через 10 лет. Вышеназванного Н.Иконникова в злоупотреблениях по вексельным операциям, коллежского регистратора И.А.Альяшева, крестьянина Н.П.Земцова, сапожковского мещанина И.М.Краснопевцева и скопинского мещанина Н.П.Шестова в подлогах и коллежского ассесора А.Н.Виноградова в покушении на мошенничество считать оправданными по суду. Гражданский иск взыскать со всех осужденных за исключением Оводова, Донского и Попова, поровну и со взаимною друг друга ответственностью.

0
 
Разместил: skala    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте