Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

История Егорьевска



1328 - 1777 годы

История города Егорьевска распадается на три части: первая-когда вместо города было только маленькое село Егорий-Высокий, образовавшееся из деревни Высокой; вторая часть начинается от указа императрицы Екатерины II 1778 года, когда село это стало уездным городом с именем Егорьевска; третья часть начинается со вступления Н.М. Бардыгина в должность городского головы.

Наименование Егорьевска произошло от сокращённого произношения наименования села Егория-Высокого. В народе село это обыкновенно называлось просто "Егорий".
Первая часть истории Егорьевска настолько несложна, что её можно полностью представить, если привести небольшую выпись из церковных записей местного собора.
"Село Высокое, ныне г. Егорьевск, начало существования своего по фактам доводит до 1328 года и с того времени является пунктом владений княжеских. Древнее существование Высокого доказывают духовные грамоты великих князей Иоанна Васильевича Калиты 1328 года, Дмитрия Донского 1359 года и Василия Дмитриевича 1423 и 1424 гг. и другие грамоты последующих князей. Село это лежит в месте соприкосновения трёх княжеств: Владимирского, Московского и Рязанского. По договорной грамоте между князьями Дмитрием Донским и Олегом Иоанновичем Рязанским в 1381 г., река Цна (небольшая речка, берущая своё начало недалеко от Егорьевска и впадающая в Оку близ села Дединова) была назначена границею между Московским и Рязанским княжествами.

Таким образом село Высокое вошло в область княжения Московского и составило вотчину князей Московских". Как на иллюстрацию к указу Ивана Калиты 1328 года и договорной грамоте 1381 года, укажем следующий сохранившийся рассказ. Так как село Высокое было на границе трёх княжеств, а границы не были точно определены, то с жителей этой местности приезжали собирать подати всех трёх княжеств. Много терпевшая от этого Высоцкая область решила наконец "объегорить" это дело: когда к ним приезжали за податями из Москвы, то они заявляли, что они княжества Владимирского; приезжали владимирские воеводы-и получали ответ: "мы рязанские", а пред рязанскими именовали себя московскими. И не платили никому, что вероятно между прочим, и заставило князей определить Высоцкую область к месту.

Существует так же предание, что село Высокое принадлежало древнему боярскому роду Бяконты.

Подтверждением этого предания служит продолжение приведённой выше записи из церковной летописи Егорьевского собора: "В 1563 г., 11 ноября, царь Иоанн Васильевич Грозный, по просьбе своей супруги Анастасии Романовны Юрьевой, пожаловал село Высокое и всю Высоцкую область Чудову монастырю в Москве. Похитители российского престола: Борис Годунов грамотой в 1601 г., марта 1 дня, и Лжедмитрий грамотой в 1601 г., декабря 19-го дня, утвердили за Чудовым монастырём село Высокое. Цари же Михаил Фёдорович в 1611 г., 23 октября, и Алексей Михайлович в 1652 г., 23 октября, предоставили некоторые преимущества селу Высокому, а именно: еженедельный торг и учреждение волостеля".

Приведённые документы почти исчерпывают историю села Высокого.

1778 - 1871 годы

Вторая часть истории Егорьевска так же несложна. Император Пётр I , при отобрании от монастырей части их владений, отписал от Чудова монастыря и с. Высокое со всей его волостью, и скоро село это преобразовалось в ратушу, или безъуездный город Коломенской епархии. Об этом говорится и в записях местного собора: "После этого (т.е. после учреждения должности волостеля) с. Высокое было ратушею, безъуездным городом Рязанской губернии, под именем Егорьевска. При открытии его в нём находились две церкви: Казанская и Георгиевская-обе деревянные". Эта короткая заметка дополняется цифровой справкой. Село высокое преобразовано в уездный город Егорьевск в 1778 г., но в 1796 г. город был оставлен за штатом до 1804 г., когда был восстановлен по сенатскому указу 24 апреля 1802 г.

Сделавшись уездным городом, Егорьевск продолжал очень слабо развиваться. Торговля велась преимущественно ярмарочная; торговали хлебом, который привозили из южных уездов и из Коломны продавали купцам Ильинского Погоста, Павловского Посада и Орехова; кроме того, торговали хмелем, кожами, деревянной посудой и разными ремесленными мелочами. Почва в окрестностях города песчаная и болотистая, и жители посредством хлебопашества едва добывали насущное пропитание, хотя население было незначительное, а земля почти вся была под распашкой, как это видно по сохранившимся делениям её на нивы во многих окрестных лесах.

Так, по сведениям "Экономического примечания во время генерального межевания земель", значится, что "в то время в г. Егорьевске было 106 дворов с 280 душами мужского и 295 женского пола; жители были все крестьяне, состояли на положенном окладе, торгу не имели". Но предприимчивая хозяйственная природа жителей не могла не сказаться, и резкая перемена произошла с попытки крестьянина Василия Максимовича Карцова положить в городе начало хлопчатобумажной промышленности. Попытка его не только удалась, но он развил крупное дело и Егорьевск с того времени начал обращаться в своего рода фабричный центр. С появлением первых ручных ткацких станов в 1825 и следующих годах кустарное ткачество начинает быстро распространяться по многим деревням, а в 1827 году появляются уже в самом городе ручные бумаготкацкие производства и фабрики. Вследствие этого материальное положение города стало постоянно подниматься. Но самым могучим, основным толчком к развитию промышленности в г. Егорьевске, а вместе с тем и к прочному росту его благосостояния, явилось основание в нём фабрики братьев Хлудовых.

Из числа окрестных ткачей-кустарей выделилась семья Хлудовых. Общими усилиями достигли они значительного материального достатка и завели торговое дело в Москве, приписавшись к купцам. После смерти отца братьям Хлудовым досталось в наследство около 200000 руб. деньгами и имуществом и в 1842 г. четыре брата Хлудовы учредили торговый дом под фирмою :"А.Н. и Г.Д. Ивана Хлудова Сыновья". И вот их предприимчивый дух привёл их к мысли построить в Егорьевске бумаго-прядильную фабрику. В то время такие фабрики в России ещё только начинали основываться и их было лишь несколько; между тем постоянное развитие ручного ткачества увеличивало спрос на пряжу. Егорьевск представлял тогда все благоприятные данные, для того чтобы бумагопрядильная фабрика в нём успешно развивалась: существовало уже в самом городе несколько ткацких производств, опиравшихся на раскинутое по всем окружным деревням кустарное ткачество; вокруг города стояли огромные леса, которые обеспечивали фабрику дешёвым топливом; увеличивавшееся население нуждалось в заработке; наконец город предусмотрительно предложил Хлудовым участок земли на берегу реки, величиною более 12 десятин, за плату всего по 30 руб. в год. В 1847 г. был построен первый корпус фабрики. Когда рыли для фундаментов канавы, в земле находили окаменелые раковины, переливавшиеся перламутровым и металлическим блеском.

В 1869 году бр. Хлудовы исходатайствовали проведение железнодорожной ветки к Егорьевску от станции Воскресенск Московско-Казанской железной дороги. Ветка эта была частью железной дороги на Муром, проектировавшейся в то время генералом Е.В. Богдановичем, который лично своим участием в большой степени содействовал успеху ходатайства бр. Хлудовых. Проведение железнодорожной ветки сделало Егорьевск своего рода портом для значительной промышленной области, создав производство в нём и торговлю среди более чем двухсоттысячного населения.

Когда таким образом бр. Хлудовы постороением прядильной фабрики и проведением железной дороги дали постоянный заработок тысячам местного населения, укрепили положение местной промышленности, создали большую местную торговлю и всем этим положили прочное основание всему последующему росту благосостояния города Егорьевска, - тогда появилась необходимость в силе, которая направила появившиеся у города средства на его всестороннее благоустройство. На такую работу граждане города Егорьевска и выдвинули себе во главу Никифора Михайловича Бардыгина.

До него местное городское хозяйство было в полном беспорядке. Город сам не знал точно своих земельных владений; выгонные земли и лесные дачи были в спорном владении с окрестными деревнями и частными лицами; бесспорные земли, луга и леса были запущены и почти не давали дохода. Болотистая местность около города делала дороги совершенно непроездными не только весной и осенью, но и летом после дождей. В самом городе не было ни мостовых ни освещения; город был совершенно беззащитен от пожаров; учебных заведений было только два начальных, очень маленьких.

Всё это ставило Егорьевск на очень низкую ступень даже среди маленьких городов. В конце 60-х годов население его не превышало 5000 душ обоего пола; по пространству город не занимал не более 20-ти кварталов. В довершение этого печального положения ряд пожаров сильно ослабил город; самый свирепый был 23 июня 1868 года: при сильной буре он уничтожил две трети города, причём как-бы чудом уцелел деревянный Красный (Георгиевский) собор, вокруг которого почти всё выгорело.

1872 - 1901 годы

Никифору Михайловичу Бардыгину пришлось принять город в должности городского головы в 1872 году.

C этих пор начинается третья, новейшая часть истории города Егорьевска.

Никифор Михайлович был городским головой беcсменно 29 лет, а с 1886 г. по 1889 председателем земской управы, с 1881 г. был соборным старостою, - и на всех поприщах им сделано очень много.

Как уже было сказано, Никифор Михайлович принял городское хозяйство совершенно расстроенным. Прилегаюшие к городу выгонные земли, лесные дачи и пр. расхищал каждый, кто хотел, и город не получал с них почти никакого дохода; не имелось даже точных планов этих владений.

Никифор Михайлович обратил внимание прежде всего на земельные имущества, как могущие создать крупный источник дохода. Когда он выступил на защиту городского достояния, ему сразу пришлось повести борьбу с разными учереждениями и лицами.

Крупное, тянувшееся около 10 лет, дело возникло с обществом Московско-Рязанской железной дороги, которое незаконно захватило городскую землю для проведения ветки на фабрику братьев Хлудовых и под постройку станции Егорьевск.

Выяснив через землемеров количество этой земли, дума 15 февраля 1873 года постановила пригласить для ведения дела поверенного К.И. Порозова, с которым условия заключены были довольно внушительные: он должен был вести дело на свой счёт с тем, чтобы после его выйгрыша взысканная сумма была разделена пополам; в случае же проигрыша он не получал ничего. Через несколько лет разных проволочек выяснилось, что дело клонится в пользу города и железнодорожные сооружения придётся снести. Тогда правление фабрики бр. Хлудовых обратилось к городу с предложением продать товариществу как арендуемую у города землю под их фабриками, так равно и занятую веткой железной дороги с тем, чтобы город затем от претензий к обществу железной дороги отказался. Дума согласилась, и по её постановлению от 17 февраля было решено продать землю бр. Хлудовым в количестве 23 десятин за 50 000 руб., на чём и закончилось это дело.

Ещё более крупное дело, по пустоши Самгино, тянувшееся в суде с 1818 года, было так же удачно закончено Никифором Михайловичем. Эта самая обширная городская пустошь находилась в общем нераздельном пользовании городского общества, крестьян деревни Русанцевой и купца В. Д. Клопова. Возникали всевозможные пререкания и городу почти невозможно было пользоваться землёй. Никифор Михайлович поднял вопрос об упорядочении такого положения дел; через того же поверенного возбуждено судебное дело и в 1888 году по полюбовному размежеванию составлен был план и полюбовная сказка, утверждённая рязанским окружным судом, после чего во владении города оказалось 466 десятин 1800 кв. саж. под лесом и лугами.

Почти в таком же положении, как Самгино, были и другие пустоши города. Везде приходилось вновь размежёвываться с другими владельцами, так как планы, составленные в 1812 г., не сходились с действительными городскими владениями. На все пустоши были составлены новые планы, и после восстановления границ город оказался владельцем ценных угодий в 8-ми пустошах, всего 982 десятины, стоимостью до 300 000 рублей.

Закрепив таким образом за городом его земельные имущества и упорядочив их доходность, Никифор Михайлович с первых же лет своего управления городом значительно поднял и другие его доходы. При вступлении в должность головы, эти доходы едва достигали 10 000 рублей. В 1876 г., т.е. в конце первого же четырёхлетия, они возросли почти в десять раз, дойдя до 96 937 рублей.

Теперь в руках Никифора Михайловича были уже некоторые средства, чтобы оправдать расходы на дела самые важные, от которых зависит всё благоустройство города. Необходимо было упорядочить торговлю, защититься от пожаров, улучшить санитарное состояние Егорьевска. И вот с первого же года управления Никифора Михайловича начинается непрерывный ряд городских сооружений.

Базарная торговля велась раньше кое-как, в передвижныx деревянных лавочках на Cоборной площади, которые так же были разбросаны и в других местах города. 17 ноября 1872 года Н.М. Бардыгин предложил думе построить на Соборной площади два каменных копуса лавок для сдачи в аренду. На следующий же год это было осуществлено. Впоследствии в 1876 г. сооружены были ещё по ограде каменого собора 46 лавочек; расходы на это произведены пополам с собором; так же пополам разделяется и получаемый с этих лавочек доход. Позже было устроено ещё несколько помещений для магазинов в городских зданиях.

Торговля и промышленность Егорьевска сильно страдали от совершенно невозможного сообщения со своей станцией, затруднявшего и доставку и отправление товаров и проезд пассажиров, ибо дорога по обе стороны переезда через реку не только весною и осенью обращалась в топкую грязь, но и летом нередко затрудняла перевозку тяжестей. 29 сентября 1872 г. Никофор Михайлович поднял в думе вопрос об устройстве к станции мощёного подъездного пути. Для этого нужно было соорудить новый мост через речку, сделать насыпь и устроить шоссе, что и было исполнено. Для покрытия сделанной на это затраты был установлен сбор за проезд по новому шоссе с каждого гружёного воза по 2 копейки.

Затем естественно было позаботиться об устройстве мостовых в городе, о которых до того помину не было: грязь повсюду была невылазная. Особенно чувствовалась эта беда на площадях в базарные дни, а осенью по городу местами были почти непроходимые болота, как например, на Сенной площади. Устройство мостовых в управление Н.М Бардыгина шло непрерывно в широких размерах. Ежегодно мостовые удлинялись, ремонтировались, а временами прокладывались вновь сразу в нескольких местах.

С 30 ноября 1875 года поднимается вопрос об устройстве уличного освещения, которого так же не существовало. По ночам город погружался в полную тьму. Так как нужда в освещении была велика, то сеть фонарей расширялась безостановочно и быстро. Так, когда жители Огородной улицы просили поставить им хоть один фонарь, у них был поставлен 31.

Самым крупным делом по внешнему благоустройству города было сооружение водопровода. В то время едва-ли какие города, кроме столичных, имели у себя водопроводы. 17 февраля 1875 года был впервые возбуждён в Думе вопрос о водопроводе; в докладе были приведены все доводы, какие только можно было выставить, до экономических выгод в расходе чая, мыла при стирке и т.п. включительно. Дума постановила составить проект и смету и представить подробные соображения. 19 ноября всё это было управой представлено, и дума определила: построить водокачку, главный резервуар и бассейны на трёх центральных площадях, с употреблением из городских сумм до 25 000 руб. Никифор Михайлович предложил ещё обратиться к частным пожертвованиям, и тут же по подписке было собрано 7676 руб., в числе которых 5000 рублей подписал он сам. 28 ноября постановление думы уже утверждено губернатором. В том же году выхлопотано разрешение на безпошлинный ввоз машин и приобретены были котёл и паровая машина и насосы, дававшие 4000 вёдер воды в час. На Гуслянке, выше города, устроен пруд и на берегу его каменное здание для машин. В 1877 году водопровод был успешно пущен в ход. Немедленно начали проводить воду по заявлениям жителей на прочие улицы города и скоро её можно было иметь почти на всех перекрёстах.

Серьёзное внимание Никифор Михайлович на защиту города от пожаров.

Его заботами была усилена городская пожарная команда как людьми и лошадьми, так и необходимым инвентарём. В последствии было выстроено и специальное здание для пожарного депо. В 1877 году, когда был устроен и пущен в ход водопровод, на центральных бассейнах были приделаны пожарные краны и рукава, через которые вода могла подаваться на место пожара.

Неподалёку от кладбища была площадь, постоянно заваливаемая мусором. Никифор Михалович предложил устроить здесь сад, на который 19 ноября 1875 года и было городом отпущено 200 рублей. Место было огорожено и сделаны посадки. Впоследствии, в 1897 году, в ознаменование 25-летия службы Никифора Михайловича в должности головы, сад этот был назван "Бардыгинским". 23 сентября 1879 года постановлено огородить и другое место у главного водопроводного бассейна, где образовалась самосевом от деревьев большой дороги роща под названием "Нескучный сад".

C самого начала своей общественной деятельности Никифор Михайлович обратил внимание на просвещение родного города. Прежние маленькие начальные училища (мужское, существовавшее с 1817 года и женское - с 1862 г.) не могли, конечно, удовлетворить потребности города в образовании.

В 1874 году была открыта четырёхклассная прогимназия. 15 февраля 1878 года в думе постановлено хлопотать о прибавлении 5 и 6 классов. Ходатайство было уважено. 29 мая 1897 г. была отведена земля под постройку дома для женской прогимназии, который и был вскоре возведён.

После покушения на жизнь Александра II 2 апреля 1879 года Никифор Михайлович проводит в думе предложение о сооружении в память неоднократного спасения царя от рук злодеев, храма и часовни во имя Александра Невского. Вскоре на Широкой улице возводится красивая стильная часовня. Однако построение церкви шло не так успешно. По какому то техническому упущению лопнули связи в четырёх главных арках, при чём арки дали трещины и осели замками. К несчастью, заведывавший постройкой рязанский архитектор Вейс вскоре умер, а его преемники не решались ни на что другое, как на разборку церкви. Тогда весьма удручённого Никифора Михайловича выручил известный московский архитектор Александр Степанович Каминский.

В 1880 году Бардыгин основывает новую трёхпрестольную, тёплую церковь, которая была закончена и освящена в 1883 году. Сооружение этой церкви производилось Никифором Михайловичем исключительно на свои средства.

В 1892 году в Егорьевск были назначены 2 батальона 139 Моршанского полка. Для солдат были сооружены деревянные казармы. Однако, поскольку, их содержание приносило городу убытки, то было решено ходотайствовать о переводе всего полка в город. Ходотайство было уважено. Для этого были сооружены дополнительные казармы на углу Владиморской и Московской дорог. Когда таким образом весь полк сосредоточился в Егорьевске, то произведённые расходы если и не приносили дохода, то, во всяком случае, уже и не доставляли убытков.

16 июля 1898 года образовано "Общество для пособия бедным". Пособие бедных осуществлялось на основе членских взносов и частных пожерствований. Суммы общества к концу первого года после открытия составили 44500 рублей. 1 октября 1899 года состоялась закладка двухэтажного дома, против монастыря, на Никитской площади, который 22 октября 1900 года был освящён.

История Егорьевска

См. также: Исторические фото Егорьевска

Герб Егорьевска
5
Рейтинг: 5 (1 голос)
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте