Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Листая рязанскую периодику



М. Скороходов (Москва)

    Часть 1
В рязанских изданиях — газетах «Рязанские губернские ведомости», «Рязанский листок», «Рязанский вестник», «Приокская жизнь», журнале «Рязанские епархиальные ведомости» (1) — конца XIX — начала XX века Спас-Клепики упоминаются лишь изредка, причем обычно в связи с какими-то чрезвычайными событиями, происходившими в селе. Так, например, сообщается, что в июне 1905 года в селе бушевала эпидемия неизвестной болезни, в результате которой погибло 62 человека (РЛ, 1905, 20 июля, № 59); 22 сентября 1909 года при сильном ветре вспыхнул пожар, уничтоживший 25 домов с хозяйственными постройками (РВ, 1909, 30 сентября, № 249); 14 марта 1912 года пожар дотла уничтожил фабричную больницу в Спас-Клепиках, причём ущерб составил свыше 3000 рублей (ПЖ, 1912, 17 марта, № 86) (2). Или статья «Образцовая санитария (от нашего спас-клепиковского коррес<пондента>)», в которой содержатся отдельные сведения о селе: «Спас-Клепики небольшое, но очень богатое торговое село, с оборотом в несколько сот тысяч рублей в год <...>.
Рязанские лужи пересыхают летом, клепиковские никогда <... >
В дополнение к естественно-санитарным условиям здесь есть и искусственные, культурные. Культивируется обычай резать скотину, кто где хочет, чаще на дворах. <... >
В довершение всего там и сям лежат и висят кожи убитых животных Их довольно много, и они издают большой и очень скверный запах.
Картина была бы неполна, если бы мы не упомянули о съезжающихся с разных сторон тряпичниках, привозящих отвратительного вида, Бог весть откуда взятого и, конечно, недезинфицированного тряпья. Эти тряпки сваливаются сначала в сараи, а оттуда мало-помалу перевозятся к реке, несколько саженей ниже села, на так называемые мойки. Здесь они парятся в котлах с медным купоросом и обесцвечиваются хлорной известью, для чего в особых корзинах спускаются в реку, где промываются более или менее продолжительное время.
Запах пареных тряпок и хлорной извести, разлагающейся крови и животных остатков убоя, кож свиней и гниющих луж — вот приблизительный анализ Спас-Клепиков в санитарном отношении.
Если сюда добавить громадное количество пьяных и бессмысленную площадную ругань на улицах в праздничные и базарные дни, то становится душненько от подобной атмосферы» (ПЖ 1912. 13 апр. № 107).
Дополняет это сообщение появившаяся в 1909 году другая статья. «Торговая площадь большую часть года представляет из себя едва проходимое болото. Такая же грязь царила прежде и на тротуарах вдоль площади, и для устранения этого нежелательного явления потребовалось вмешательство земского начальника, потребовавшего наложения досок вдоль тротуаров.
С устройством такого рода тротуаров днём по селу можно ходить с удобством и без опаски, но ночью и доски мало помогают. Темнота на площади стоит страшная. Для освещения всей площади поставлено только четыре фонаря с миниатюрными лампочками. Да и те зажигаются не всегда. <... >
В конце прошлой осени, правда, на площади был поставлен один керосиново-калильный фонарь, но, во-первых, расходы на него приняло на себя всё общество и, во-вторых, одного этого фонаря для освещения всей базарной площади далеко не достаточно. Их нужно, по крайней мере, ещё три штуки» (3) (РВ. 1909. № 336. 30 дек.).
В январе 1909 года «Рязанским губернским присутствием по делам об обществах было зарегистрировано Спас-Клепиковское общество устройства в Спас-Клепиках среднего учебного заведения смешанного типа». Однако в течение полутора лет это общество не предпринимало каких-либо действий, и потому губернское присутствие в заседании 3 июня 1910 года закрыло это общество» (РВ, 1910, № 148, 13 июня).
Мы можем также установить, что ко времени приезда Есенина в Спас-Клепики воскресенье было днём отдыха, когда торговля замирала (4).
Эти и другие подобные сведения помогают воспроизвести ту обстановку, в которой жил в 1909—1912 годах Есенин. Однако остановимся подробнее на некоторых материалах, характеризующих степень развития в Спас-Клепиках учебных заведений и объектов культуры.
Как сообщает «Рязанский листок», «26 сентября <1895 года> в с. Спас-Клепиках Рязанского уезда в помещении земской школы открыта народная читальня, снабжённая до 600 экз. книг Комитетом Грамотности. Книгами крестьяне как в читальне, так и на дому пользуются бесплатно. В день открытия читальни было выдано книг 74 местным крестьянам. Читальня открыта по ходатайству Спас-Клепиковского волостного схода, ассигнованного <ассигновавшего> на её содержание до 100 р. из сельских сумм» (РЛ, 1895, 12 окт., № 5; выделено в газете) (5).
В конце 1909 года в Рязани отмечалось двадцатипятилетие церковных школ (1884—1909). Этому событию был посвящён юбилейный акт, прошедший в зале Рязанской духовной семинарии под председательством преосвященного Никодима 13 декабря. «Епархиальный наблюдатель г. Рудинский прочитал записку «о начальном образовании в России и церковной школе». Певчие пропели довольно хорошо: «Песнь на праздник церковной школы» и «Верою русской свободна, незыблема наша Держава»; воспитанник семин<арии> Евг. Урбанский с чувством прочёл стихотв<орение> М Арбековой «Деятелям на ниве церковно-школьного просвещения». Акт закончился пением «Многая лета» и «Достойно есть».
Юбилейный акт церковных школ происходил в зале, в котором была устроена настоящая выставка церковных школ. На выставке прежде всего обращали внимание посетителей отделы второклассных, двухклассных и одноклассных церковных школ с работами учеников и учениц их: рукоделием, вышивками, вязаньем, рисованьем, сапожным и столярным мастерством, многими классными сочинениями и упражнениями; и отделы с учебниками, наглядными пособиями, картами и др.
После акта была послана Государю Императору телеграмма с выражением верноподданических чувств» (РВ. 1909. № 327. 19 дек.).
Эта заметка особенно важна для нас, так как позволяет выявить, что в Спас-Клепиковской второклассной учительской школе, где учился в то время Есенин, проходила подготовка к юбилейной выставке в Рязани. Отбирались лучшие работы, которые и были отправлены в губернский город.
Заведующим Спас-Клепиковской второклассной школой во время поступления в неё Есенина был протоиерей Василий Афанасьевич Динариев, служивший в этой школе с 1896 года. Отец Василий скончался после продолжительной болезни 23 января 1910 года в Рязанской губернской больнице (см. РВ. 1910. № 23, 25 янв.). Он «прослужил в Спас-Клепиках 44 года и пользовался любовью прихожан» (там же. № 24, 26 янв.). Во вторник, 26 января, состоялись отпевание и похороны почившего протоиерея. Вероятно, что Есенин в числе учащихся второклассной учительской школы участвовал в этих траурных мероприятиях. «Отдать последний долг почившему собралась масса народа из окрестных сёл, так что храм не мог вместить всёх. На отпевание заслуженного архиерея собралось 14 священников во главе с протоиереем с. Тумы Остроумовым.
Перед гробом почившего были произнесены прочувствованные речи: протоиереем Остроумовым, священником В.В. Доронкиным, сыном почившего А.В. Динариевым и местным представителем прихода А.В. Смирновым. На гроб были возложены 6 венков: <в том числе> от учеников второклассной школы <...> (РВ. 1910. № 28. 30 янв.).
Относительно другого учителя Есенина, Е.М. Хитрова, в газетах также есть упоминание. По высочайшему приказу по гражданскому ведомству, по ведомству православного исповедания, № 11 от 22 февраля 1910 года «УТВЕРЖДАЮТСЯ в чинах со старшинством коллежского секретаря: учитель Спас-Клепиковской второклассной школы Рязанской епархии Хитров с 1-го апреля 1902 г .» (РГВ. 1910, № 19, 10 март., выделено в материале; см. также: РВ. 1910. № 64. 10 март.).
____________________________________
(1) Далее названия периодических изданий даются в тексте после цитаты в сокращении: «Рязанские губернские ведомости» — РГВ, «Рязанский листок» — РЛ, «Рязанский вестник» — РВ, «Приокская жизнь» — ПЖ, Рязанские епархиальные ведомости» — РЕВ.
(2) Надо отметить, что пожары в ХIХ — начале XX века были явлением очень частым. Только в 1907—1909 гг. в Рязанском уезде, в который входили тогда сёла Константиново и Спас-Клепики, произошло 699 пожаров (за трёхлетие 1887—1889 гг.— значительно меньше, 374). Во всей же губернии за один 1909 год от огня 3268 пожаров пострадало 14147 отдельных домохозяев (см. РВ, 1910, № 14, 16 янв.). При значительной скученности построек и сильных ветрах на приокских просторах огонь быстро распространялся по селениям, уничтожая десятки жилых домов и прочих построек. Значительная часть крестьянских изб, судя по газетным сообщениям, была застрахована хозяевами в земствах.
(3) В то время из 1082 городов Российской Империи освещение было в 886, в том числе в 74 — электрическое, в 35 — газовое. В сельской местности степень освещённости была значительно ниже.
(4) Об этом можно судить по заметке «Рязанского вестника»: «Из с. Спас-Клепики нам сообщают, что установленный там уже больше года воскресный отдых в последнее время часто стал нарушаться некоторыми хлеботорговцами. 17-го января полицией был составлен протокол на них, и они привлекаются к ответственности» (1910. № 33. 5 февр.).

(5) Интересно, что в самом губернском городе первая народная библиотека была открыта почти в то же время — 10 сентября, причём книги из неё выдавались на дом только за деньги (см. РЛ. 1895. № 4, 8 окт.).

    Часть 2
Знакомство с рязанскими периодическими изданиями даёт основания утверждать, что Спас-Клепики были не только значительным торговым, но и культурным центром. Показателен в этом отношении материал, опубликованный в «Приокской жизни» 17 марта 1912 года. «Спас-Клепики (Народные чтения). В здании библиотеки-читальни Рязанского уездного комитета попеч<ительства> о народной трезвости при земской школе г. завед<ующим> гимназией П.И. Процеровым, преподав<ателем> Н.А. Никитиным и учителем земской школы Н.Ф. Кожевниковым с 1 января по 11 марта было устроено семь чтений для народа с световыми картинами. Прочитаны были следующие произведения: 7 февр<аля> «Старина русской земли» и «Марья Моревна», народ<ная> сказ<ка>, посетителей было 112 чел<овек>, 10 февраля «Вымирающие богатыри» и «Мороз Красный нос», ст<ихотворение> Некрасова, посетителей 197 чел<овек>, 17 фев<раля> «Крещение Руси» и «Царевна лягушка», народ<ная> ск<азка>, посет<ителей> 251 человек, 21 февраля «О заразных болезнях» и «Бирюк», рас<сказ> Тургенева, посет<ителей> 187 чел<овек>, 26 февраля «Славяне» Сиповского и «Христианки», ст<ихотворение> Надсона, посетителей 315 ч<еловек>, 4 марта «Растения скал и песков» Баркова и «Кот в сапогах», народ<ная> сказ<ка>, посет<ителей> 468 челов<ек, 11 марта «Начало раскола» Князькова и «Лес шумит», рас<сказ> Короленко.
<...> В дальнейшем решено производить чтения после Пасхи по 2 раза в день: в 4 часа вечера для учащихся и детей школьного возраста и в 6 часов вечера для взрослых. Чтения после Пасхи предложено вести каждый воскресный день, если своевременно будут получаться картины из московского политехнического музея, то еще в среду и пятницу» (1912. № 86). Велика вероятность того, что Есенин посещал эти чтения. Они пользовались, как видно по числу посетителей, огромной популярностью и собирали не только многих жителей Спас-Клепиков, но и окрестных деревень (1). Показателен в этой связи материал Г. Симанцева «Туманные картинки (Из школьных воспоминаний)»: «Однажды в нашей школьной жизни произошло целое событие. В одну из суббот, после уроков учительница приказала нам собраться в воскресенье к 6 час<ам> вечера в школу смотреть туманные картины. <...> Ещё было только 4 с лишком часа вечера, а уже все дети спешили в школу. Низенькая классная комната скоро наполнилась школьниками <...> к показыванию туманных картин были уже сделаны некоторые приготовления. Длинное широкое полотно ровно было натянуто на деревянных пяльцах, поставлены столы, сооружено маленькое возвышение для фонаря. Около 6 час<ов> к нашему удивлению начали смачивать полотно и приготовили фонарь. С каким вниманием следили мы, любопытные, за всем происходящим! Каждое движение человека, приготовляющего все необходимое для показывания картин, каждая часть фонаря, не виденная нами никогда лампочка — всё привлекало наше внимание. Мы ничего из того, что видели, не понимали, но старательно вглядывались и наблюдали за всеми приготовлениями. Нам казалось странным и то, зачем смочили полотно, и то, что за чудовищная вещь этот фонарь и мн<огое> др<угое>. Наконец, когда всё, по-видимому, было приготовлено к началу картин, к нам, в класс, пришёл законоучитель с попечителем школы, учительница, деревенская интеллигенция и нек<оторые> др<угие> личности, и демонстрация туманных картин началась <...>
С каким напряжённым вниманием и удовольствием смотрели мы эту картину. Это была целая эпоха в наших переживаниях. Дети глухой окраинной деревушки, не видевшие ничего, кроме своих родных полей и лесов да скудных лубочных и книжных картинок, вдруг видят перед собою такую громадную картину с довольно занимательным сюжетом. Внимание наше всецело было поглощено этой картиной, и мы чинно сидели, посматривая то на картину, то на раздельно читающего батюшку. <...> При появлении на полотне каждой новой картины в рядах юных слушателей, которые стали чувствовать себя свободнее, проносились всякого рода выражения удивления и восторга. <... >
Впечатление от виденных картин было неописуемо. Это событие сделалось темой для наших бесед на весь остальной учебный год. Мы делились между собой впечатлениями, вспоминали отдельные моменты из общей программы картин, высказывали свои симпатии различным лицам, виденным на картинах и т. д.» (2).
Значительный интерес представляют сведения о второклассной учительской школе, в которой учился Есенин. К сожалению, упоминание этой школы встречается в рязанской периодике нечасто (3). Так, в № 16 «Рязанских епархиальных ведомостей» за 1900 год была напечатана заметка:
«Рязанское Уездное Отделение Епархиального Училищного Совета сим доводит до всеобщего сведения, что в селе Спас-Клепиках Рязанского уезда существует второклассная учительская церковно-приходская школа; курс в ней трёхгодичный; поступать в неё для обучения могут успешно окончившие курс одноклассных ц<ерковно>-пр<иходских> школ, по экзамену, который будет производиться Советом второклассной школы 1-го и 2-го сентября. Все поступающие в неё содержатся в общежитии при школе на свой кошт. Расход по содержанию квартирой, отоплением, освещением и столом каждого в год равняется 25 рублям. Успешно окончившие курс в ней будут зачисляться, по желанию их, на должности учителей школ грамоты и церковно-приходских школ. С прошениями о поступлении в неё обращаться в Совет Спас-Клепиковской второклассной школы.
Всех о.о. заведующих ц<ерковно>-пр<иходскими> школами Отделение покорнейше просит распространять сведения о сём между всеми учившимися и учащимися в церк<овно>-прих<одских> школах.
Председатель Отделения протоиерей Александр Боголюбов» (Отдел официальный, с. 322).
Интересные сведения содержатся и в номере «Рязанских епархиальных ведомостей» от 1 августа 1901 года. В информации «От Рязанского Епархиального Училищного Совета» приводится список всех второкласных школ Рязанской губернии, а также характеризуются правила приёма в них«Сим объявляется, что приём учеников во второклассные школы имеет быть в настоящем году в следующие сроки: В Берёзовскую (Данков<ский> у.) 1—3 сентября, в Горковскую (Егорьев<ский> у.) 1 сентября, в Делеховскую (Скопин<ский> у.) 5—8 сентября, в Куминскую (Скопин<ский> у.) 10—15 сентября, в Перьинскую (Касимов<ский> у.) 3—4 сентября, в Песоченскую (Сапожк<овский> у.) 1—2 сентября, в Просечьинскую (Раненбург<ский> у.) 3—4 сентября, в Спас-Клепиковскую (Рязан<ский> у.) 3—4 сентября, в Старо-Рязанскую (Спасск<ий> у.) 13—15 сентября, в Старо-Стрелецкую (Прон<ский> у.) 26—30 августа, в Струпенскую (Зарайск<ий> у.) 10—15 сентября и в Сысоевскую (Сапожк<овский> у.) 3—4 сентября.
Второклассные школы имеют своею целью подготовлять из детей народа учителей для школы грамоты, а также честных и религиозных людей для общественной службы по крестьянскому самоуправлению. <...>
О.о. заведующие ц<ерковными> школами и о.о. законоучители начальных народных училищ приглашаются сим рекомендовать и посылать во второклассные школы из окончивших курс одноклассных народных школ способнейших и благонравных мальчиков, которые со временем могли бы быть вполне пригодными учителями школ грамоты. Письменные заявления о желании поступить в школы второклассные подаются заранее или при самом поступлении о.о. заведующим оными школами. Желающие поступить во второкл<ассные> школы подвергаются поверочному испытанию по программе одноклассной школы, принимаются в 1-е отделение 2-го класса и должны проучиться до полного окончания курса 3 года (2 года во втором классе и 1 год на учительском курсе). Во 2-е отделение 2-го класса и на учительский курс принимаются мальчики с соответствующими познаниями. При поступлении представляются свидетельства. <...>
Все ученики 2-го класса и учительского курса должны жить, если нет вблизи родственников, в школьном помещении, где содержание пищею, при готовой квартире с отоплением, освещением и прислугою, обходится в год от 12 до 18 рублей (без чая). Одежду, обувь и постель общежитники имеют свои. Желательно, чтобы поступающие в 1-е отделение 2-го класса имели возраст не менее 13-ти лет» (№ 15, отдел официальный, с. 236—237).
Об условиях поступления во второклассные школы подробно сказано в объявлении о приёме в Струпненскую школу Зарайского уезда: «Во второклассную школу принимаются мальчики, окончившие курс в какой-либо начальной школе, в возрасте до 17 лет, и из всех уездов Рязанской губернии. При приёме они экзаменуются по программам начальных школ. Документы: 1) метрическая выписка о рождении без марки и 2) свидетельство (или удостоверение от священника) об окончании курса в начальной школе можно не высылать по почте, а привозить с собой в день испытаний» (РЕВ, 1909. № 15, 1 августа, отдел официальный, с. 389).
Второй из названных документов был выдан Есенину отцом Иоанном Смирновым 25 сентября 1909 года, следовательно, после этого Есенин мог выехать из Константинова в Спас-Клепики. 10 сентября от Рязанского уездного училищного совета он получил ещё одно свидетельство. Однако где (в Рязани по дороге из Константинова в Спас-Клепики?) и для каких целей был получен этот документ, неизвестно.

Полностью весь массив рязанской периодики, где могут содержаться сведения о Спас-Клепиках, в настоящее время не проработан.

--------------------------------------------------------------------------------

(1) Демонстрация туманных картинок была в начале XX века довольно широко распространена в России, в том числе в Рязанской губернии. Так, чтения о Святой Земле в 1903 году велись в школах следующих школ Рязанского уезда: «с. Шумошь — вёл чтения местный священник
о. Озерский, с. Коростово — вёл чтения местный священник А.Кротков, с. Каменец вёл чтения свящ. Дмитрий Доброхотов, в с. Перевлес псаломщик Ив. Мелиоранский, в с. Недостоеве свящ. Ал. Климентовский и учительница Мария Некрасова» (РЕВ, 1903, № 22, 15 нояб., отдел официальный. С. 339).
(2) Народное образование, 1913, февр. С. 130, 131, 132.

(3) Ряд ценных материалов по этой теме выявлен О.Е. Вороновой в статье «Материалы дореволюционной рязанской печати как источник Есенинской летописи».

Современное Есениноведение

5
Рейтинг: 5 (2 голоса)
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте