Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

История одной коллекции. Теория и практика



Многие, кому доводилось бывать в небольших провинциальных городах, наверняка обращали внимание на прибитые к фасадам старых зданий металлические таблички овальной или круглой формы, нередко с изображением герба и указанием года. Речь идет о страховых досках, своего рода отличительных знаках, которые большинство страховых компаний широко применяли в своей практике.

Традиция использования fire mark (с англ. — огненная марка, знак) родилась в Англии в ХVII веке, чей успешный опыт использования страховых досок переняла Европа, а затем и весь мир. В первой половине XIX века страховые доски приходят в Россию. Стоит только проехать по российской глубинке, как станет ясно, что такие предметы еще встречаются на ее бескрайних просторах.

Собирать доски я начал еще в школе, когда, посетив квартиру одного ижевского краеведа, увидел на стенах несколько ржавых табличек. С интересом выслушав рассказ о страховых досках, я в тот же день отправился на поиски. Уже через неделю у меня появились первые трофеи. Еще через полгода удалось снять несколько досок в соседнем городке, куда я съездил целенаправленно, вооружившись гвоздодером и клещами. Годы учебы в университете для коллекции прошли безрезультатно. Лишь в тридцатилетнем возрасте я вновь вспомнил о пылящихся где­то под кроватью ржавых табличках.

Все страховые доски делятся на три основные группы: доски акционерных, земских и городских страховых обществ. Самыми распространенными считаются знаки акционерных страховых обществ, они встречаются практически везде, куда могли добраться вездесущие страховые агенты. Первое акционерное общество было основанно в 1827 году бароном Штиглицем — «Российское страховое общество» (позже к названию добавилось слово «первое»). Общество имело целый ряд серьезных льгот и привилегий: исключительное право на проведение страховых операций в определенных регионах страны, освобождение от уплаты всех налогов, за исключением страховой пошлины, сроком на 20 лет. Акционерные компании распространяли свою деятельность на страхования от огня движимого и недвижимого имущества, жизни отдельных лиц и рабочих от несчастных случаев, а также транспортных средств от происшествий в пути. Наиболее известные и часто встречающиеся — доски обществ «Саламандра», «Россия», «Якорь», «Первого» и «Второго» страховых обществ.

К более редким находкам стоит отнести доски земского страхования, введенного в 1864 году после Крестьянской реформы и осуществлявшего страховые операции в пределах той или иной губернии. Это страхование находилось в ведении губернского земского собрания, которое устанавливало размеры страховых платежей (тарифы), определяло пределы страховых сумм (норм возмещения), утверждало инструкции по страхованию, распоряжалось страховыми средствами. Непосредственное руководство страховым делом осуществляли губернские управы, а на местах — уездные управы. Главным видом страховых операций было страхование строений от огня. Страховые доски земского страхования встречаются преимущественно в сельской местности и небольших городах.

Самыми интересными экземплярами для коллекции являются доски взаимного городского страхования. Старейшее из так называемых «городских обществ взаимного страхования от огня имуществ» — Рижское, учрежденное в 1765 году. В основе взаимного страхования лежал принцип круговой поруки, оно не являлось коммерческим и было образовано как альтернатива акционерному. Отличительной особенностью городских обществ являлось правило, по которому при недостатке у общества денежных средств для покрытия пожарных убытков все участники облагались дополнительными взносами и наоборот, по мере накопления средств участники платили все меньше, получая в конце бесплатные полисы. С 1862 года идея взаимного страхования начинает активно развиваться и к 1917 году охватывает свыше трехсот городов. Городские общества занимались в основном страхованием строений от огня и действовали сначала в пределах одного города. Крупные общества взаимного страхования, такие как Казанское, Нижегородское, Рязанское и другие, осуществляли свою деятельность на территории соседних, более мелких населенных пунктов.

Каждый раз, приезжая в эти «кукольные» провинциальные города, ощущаешь себя вырванным на мгновения из головокружительной суеты будней привычной цивилизации. Потрясающая своей простотой и лаконичностью провинциальная архитектура органично вписывается в окружающий ее пейзаж. Не ремонтированные десятилетиями некогда величественные здания гражданской архитектуры еще до конца не растеряли своей торжественности и купеческого шика. Для меня, всю жизнь прожившего в крупном промышленном городе, было открытием, что существуют еще городки, где до сих пор по улицам бродят куры, а ручьи вымывают из дорог, коих практически нет, царские гривенники и полушки. Именно среди «кустодиевских декораций» таких патриархальных городишек и стоит искать то, что на протяжении десятка лет будоражит мое сердце.

Первые поездки в поисках досок были редки, случайны и малоэффективны. С целью разыскивать доски более целенаправленно я взялся за атлас. Циркулем очертив окружность радиусом в 300 километров (чтобы поездка занимала не больше дня) и порывшись в справочной литературе, я отметил ряд городов на карте. Обязательное условие — население города в 1917 году должно быть не меньше 5000 человек. Несколько дальних поездок дали неожиданный результат: в одних городах удалось приобрести более десяти досок, в других не более одной–двух, а в иных почти ничего.

Проанализировав ситуацию, я пришел к выводу: чем город больше, тем больше шансов найти fire mark, но здесь есть свое «но». Существовали губернские и уездные города, а также волостные центры, впоследствии получившие статус города. Бывшие губернскими сейчас это города республиканского значения — Пермь, Вятка, Казань. Как известно, крупные города развиваются более динамично, чем периферийные, и, как следствие, все интересные с точки зрения коллекции районы давно попали под снос. Конечно, если хорошо знать город, можно отыскать такие закоулки, куда не добрались строители или коллеги коллекционеры. Примеров тому масса, взять даже Москву: в самом центре города, под толстыми слоями побелки, еще можно встретить эти удивительные страховые таблички.

Другое дело города уездные. Как правило, центр такого города остался совершенно без изменения. Центральная, она же базарная, площадь в окружении торговых рядов и двухэтажных купеческих особнячков, тут же городской храм. Чуть дальше идут районы частной деревянной застройки, которые за последние лет сто практически не изменились. Сгорели несколько домов, на их местах построены новые, часть строений были обшиты тесом, в остальном — все как сто лет назад. Обхожу старые улочки — вот тут и начинается самое интересное. Каких только досок не встретишь на фасадах покосившихся зданий — можно изучать историю отечественного страхования.

Именно здесь встречаются доски всех существовавших в России акционерных страховых обществ. В некоторых уездных городах я встречал доски до двенадцати различных страховых компаний, и это не считая разновидностей по размерам, формам и материалам. В некогда крупных городах были основаны свои страховые общества. Примером тому могут служить Симбирск, Бийск, Ковров и многие другие.

Отдельно стоит выделить небольшие города и крупные села, бывшие в свое время волостными центрами. В таких городах люди жили победней, дома строили скромные; дороги же оставляли желать лучшего. Даже в наши дни на некоторых участках дороги или просто разбитые или их нет вовсе. Стоит только догадываться, с какими трудностями сталкивались страховые агенты, добираясь в распутицу до отдаленного населенного пункта. Вероятно, поэтому свои конторы они открывали в губернских или уездных городах. В небольших заштатных городишках в основном представлено губернское земское страхование плюс одно-два столичных страховых общества, как «Россия» или «Саламандра». Таким образом, эти города для пополнения коллекции менее перспективны.

Обычно страховые доски расположены на парадных фасадах, выходящих на улицу, или на любом видном месте здания. В большинстве случаев это фронтон. Основной принцип: знак должен быть хорошо виден, но при этом его не просто снять с земли, скажем, вездесущим мальчишкам. Вероятно, прибивать доски поручалось специально обученному страховому агенту, поскольку размещение доски служило совершенно четким рекламным целям. Неоднократно доводилось встречать доску какого-либо страхового общества, прибитую поверх доски конкурентов.

Как правило, доски имеют размер 20 х 30 сантиметров и называются «фасадными». Наряду с «фасадными», существовали их уменьшенные копии — «квартирные доски», которые размещались на дверях в многоквартирных зданиях либо на воротах частных домов. Порой квартирные доски красуются на фасадах зданий: возможно, на момент страхования дома «фасадных» досок не имелось в наличии.

Первые страховые доски изготавливались из меди и цинка, реже из чугуна. Лишь с появлением в России импортной листовой жести доски стали делать из этого, более дешевого материала. Fire mark разных периодов отличаются способом изготовления. Ранние страховые доски выполнены литьем, более поздние — методом штамповки. Страховые доски очень разнообразны по форме. Наряду с традиционными кругами, квадратами, овалами и многогранниками встречаются экземпляры в виде различных геральдических щитов и даже восьмиконечных звезд. Разнообразие форм и размеров ограничено только фантазией художника.

Изначально каждая табличка была окрашена в несколько цветов, но провисев на фасаде здания более ста лет, полностью утратила оригинальную раскраску. За этот период дома не раз перекрашивались, и тогда табличку сбивали, чтобы не мешала, либо просто закрашивали под цвет стен. Порой встречаются строения, на которых во время ремонта домовитый хозяин аккуратно снимал доску, раскрашивал по своему разумению и любовно водворял ее на прежнее место.

Самое удобное время для пополнения коллекции это конец апреля. Дни стоят солнечные, светлое время суток длинное, а самое главное, еще не успела пробиться молодая листва на деревьях: уже к концу весны распустившаяся листва плотной пеленой закрывает фасады зданий, и это сильно осложняет процесс поиска страховых досок.

Поскольку поездки за табличками, как правило, выпадают на выходные и праздничные дни, необходимо торопиться, чтобы застать хозяев дома. С наступлением теплых майских деньков неугомонный горожанин спешит улизнуть за город, на свои заветные шесть соток. Порой, обнаружив доску на фасаде дома еще в мае, приходится долго обивать пороги, приезжая не один раз в надежде застать хозяев, а встретиться с ними удается только в октябре, когда заканчиваются огородно¬полевые работы. Осень — это еще одна уникальная возможность обзавестись очередным трофеем. Как правило, до начала листопада осень в центральной полосе России протекает стабильно ровно, с теплой и сухой погодой. Листья уже не так плотно скрывают фасады зданий, да и горожане большую часть времени проводят уже дома.

Собираясь в очередной город, я «скачиваю» в Интернете карту этого населенного пункта, что позволяет вести поиск более продуктивно. Двигаясь в направлении центра, пытаюсь определить районы, наиболее перспективные для коллекции. Обычно это районы частной малоэтажной застройки. Начинаю движение по понравившейся мне улице, скажем, с севера на юг; проехав ее до конца, перемещаюсь на параллельную улицу и двигаюсь в противоположном направлении. Все свои передвижения отмечаю на карте: пройденный маршрут, адреса домов, где обнаружены страховые доски, название встретившихся страховых обществ. Проехав один район с севера на юг, начинаю движения по перпендикулярным улицам, следуя прежнему алгоритму. После часа такого путешествия можно подвести некоторые итоги — где, сколько и какие fire mark имеются в этом районе. В случае, если досок нет или сохранившиеся экземпляры малоинтересны, обследую следующий район. Когда удается обнаружить свыше десятка адресов с интересными знаками, начинаю обход по дворам.

Представившись, я предлагаю продать мне знак для коллекции. Хозяева, как правило, соглашаются. В небольших городах люди не слишком избалованные, поэтому рады неожиданному пополнению бюджета. С предложенной суммой обычно согласны, при отказе сумма растет до разумных пределов. Категорически отказывают в 1–2 случаях из 10, поэтому шансы есть.

Свои первые таблички я пытался очищать от ржавчины при помощи наждачной бумаги — результат был ужасный. За несколько лет мною предпринято огромное количество попыток удалить краску и ржавчину механическим способом. Я пробовал чистить доски сырым песком, корщеткой, пескоструем, промышленным феном и даже отжигать на костре. Сейчас, когда я имею некоторый опыт в реставрации страховых досок, хочу предостеречь всех: никогда так не делайте! Есть опасность вместе с грязной водой выплеснуть младенца из купели. Существуют способы абсолютно аккуратно удалить старую краску и при этом сохранить защитный лак с оборотной стороны доски. Высший пилотаж, когда снимается слой поздней краски, а под ним остаются оригинальные цвета. При этом нужно помнить: минимум механических воздействий! Есть более безопасные и эффективные способы удаления старых красок.

В СССР интерес к этим необычным предметам возник в послевоенные годы, когда началось массовое строительство и как следствие — снос ветхого жилья. Именно в конце пятидесятых появились первые частные коллекции. В настоящее время в разных регионах России есть коллекционеры, у которых в собрании от 2 до10 страховых досок, правда, коллекцией это назвать сложно, скорее случайная подборка. Такие комплекты собирались стихийно, для обмена, что называется, «на всякий случай». Есть человек десять, чьи коллекции периодически пополняются и насчитывают от 30 до 50 единиц хранения. Сегодня не больше пяти коллекционеров, кто активно пополняет свои собрания, участвует в специализированных выставках, занимается научно-исследовательской деятельностью, их коллекции насчитывают до ста разновидностей страховых досок.

В последние несколько лет при поддержке страховщиков стали проводиться специализированные выставки. Летом 2006 года в Самаре была открыта выставка «Чего опасался самарский бизнес прошлого века?». Страховые полисы, жестяные таблички и фотоснимки дореволюционной Самары попали на экспозицию из частного собрания известного самарского коллекционера Леонида Едидовича. В ноябре 2007 года прошли две выставки в Казани и Санкт-Петербурге. В столице Татарстана представляла свою коллекцию Марина Моисеенко, преподаватель страхового дела из Нижнего Новгорода. Свыше 60 разновидностей страховых досок, принадлежащих более чем 30 страховым обществам, были показаны на выставке, которая впервые стала выездной. Одновременно с казанской была открыта выставка в Санкт-Петербурге, посвященная 180-летию образования первого в России акционерного страхового общества.

В отличие от России, западные коллекционеры давно и успешно изучают эти предметы. Страховые доски давно являются объектом частного и корпоративного коллекционирования во всем мире. Функционируют тематические сайты, выпущена многочисленная литература по этой теме. В Америке и Великобритании существуют клубы коллекционеров fire marks, со своим уставом, членскими взносами, собраниями и информационной поддержкой. Два раза в год, обычно осенью и весной, проходят общие собрания клуба, куда приезжают гости из разных стран. Нередко fire mark можно встретить на Интернет-аукционе E-Bay, причем цены на редкие экземпляры достигают нескольких сотен долларов. Это объясняется тем, что помимо коллекционной ценности, приобретение страховых досок — хорошая инвестиция капитала.

Первым из отечественных страховщиков, обратившихся к истории российского страхования, стало страховое общество «Россия». В 1998 году руководство компании выделило помещение и средства на приобретение первых экспонатов для будущего музея. Сегодня музей ОСАО «Россия» по праву носит имя «Национальный музей российского страхования», коллекцию которого можно считать крупнейшей, не имеющей аналогов на всем постсоветском пространстве, а по составу экспонатов — уникальной.

В настоящее время начался процесс концентрации маленьких частных коллекций в крупные, крупных в корпоративные. Появилось несколько быстрорастущих коллекций, как частных, так и корпоративных. Мне кажется, лет через пять все редкости от старых коллекционеров, которые приобретали свои знаки в 60–70-х годах, перекочуют в серьезные собрания при страховых компаниях. Сейчас некоторые доски, снятые в 80-х, начинают переходить из коллекции в коллекцию, вырастая в цене. Жизнь не стоит на месте, в последнее время активно реконструируют центральные районы. Если крупные города более или менее перестраивались, то старые центры небольших городов даже не ремонтировались. В России грянул строительный бум, дома сносят целыми кварталами, пройдет несколько лет, и эти предметы окончательно уйдут в историю. Хочу порадоваться за отечественных коллекционеров, поскольку мы находимся в самом начале пути к серьезному изучению и систематизации такой частицы нашей истории, как страховые доски.

Дмитрий Никулин

Русский антиквариат

0
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте