Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Крестьянские фамилии Спасского района Рязанской области




МАЙОРОВ. Майор – первый штаб-офицерский чин. А вы не задумывались, почему именно это воинское звание стало настолько распространенным, что навечно запечатлелось в фамилиях? Ни капитанов, ни лейтенантов, и уж тем более ни подполковников? Таких фамилий нет, или почти нет. А вот Майоровых – наоборот, очень много.

Немного истории. Впервые чин майора появился в русской армии в 1698 г. в связи с введением постоянного разделения полков на батальоны (в составе нескольких рот). Окончательно этот чин закрепился в армии в 1711 г. Прочие широко известные чины, общие для всех родов войск (полковник, подполковник, капитан, поручик, прапорщик и подпрапорщик), были известны уже в 1672 г. По «Табели о рангах» чин майора армейской пехоты или кавалерии был отнесен к VIII классу. В гвардии ситуация была несколько иная. Самый высокий чин, полковника, мог занимать только Император (или Императрица), то чин майора здесь был почти предельным (VI класса, т.е. на две ступени выше). Наверное, ни с одним воинским чином в армии так не экспериментировали, как с чином майора.

В 1731 г., спустя всего 9 лет после введения «Табели о рангах», чин майора армии (кроме артиллерии и инженерных войск) был разделен на две степени: премьер-майора и секунд-майора. Осталось, однако, неясным, относились ли они к разным классам «Табели о рангах» или к одному, являясь как бы двумя его ступенями. Для секунд-майора не было свободного класса. Согласно указу 1748 г. чин майора должен был быть разделен на два и в гвардии. В связи с этим в законе говорилось: «Поскольку в Табели о рангах 1722 г. секунд-майора не положено, то в гвардии класс штаб-офицеров переменить и считать: полковника – с генерал-поручиком, подполковника – с генерал-майором, премьер-майора – с бригадиром, секунд-майора – с полковником». Однако, нет никаких данных, подтверждающих, что этот указ был проведен в жизнь. Закон же 1767 г. указывал (в частном случае) на один класс для двух майорских чинов: «премьер- и секунд-майорам Сухопутного шляхетского корпуса быть как инженерные майоры в ранге подполковника». 1797 г. во всех войсках членение на премьер- и секунд-майоров было ликвидировано и снова установлен один майорский чин. Но на этом «майорские мучения» не закончились. В 1884 г. была проведена давно подготовлявшаяся общая реформа военного чинопроизводства. Приказом по военному ведомству от 6 мая «за неизменную преданность армии долгу и доблестные заслуги ее в боях» офицеры армейских войск приравнивались в преимуществах к офицерам специальных частей. В связи с этим из разряда штаб-офицерских чинов армии исключался чин майора, а находившиеся на службе майоры производились в подполковники. (Шепелев. с. 74, 77, 81, 89).

Такова история этого воинского чина. Итак, вернемся к первоначальному «почему». Майоров, особенно во 2-й пол. XVIII столетия, именно в связи с делением на степени, «развелось» необычайно много. Для большинства дворян эти чины были последними в их карьере, и выходили они в отставку, селясь в родовых (или покупных) владениях и доживали там свои дни. Куда далеко ходить за примером. И в нынешних российских условиях звание майора является для многих военнослужащих «потолком». Ни то, ни сё. До полковника не дотянуть – академию надо заканчивать, а капитан – совсем вроде как мальчишество. Поэтому частенько увольняют наших военных в запас, производя их на одну ступеньку – «из капитанов в майоры». В свое время, будучи сам на действительной военной службе, я подсчитывал, сколько потребуется времени, чтобы дослужиться до майора, если брать срок 5 лет на одно звание (начиная с лейтенанта). Получается 15 лет, если «без протекции». Высшая командная должность для майора – комбат. Потом – штабная работа (в дивизии, округе). Наверное, если бы существовали такие данные, сколько у нас сейчас в стране проживает как бывших, так и нынешних военнослужащих, и в каких они находятся воинских званиях, думаю, что первое место принадлежало именно майорам. Это нечто вроде «среднего класса» в современном обществе. Самая большая военная (и пост-военная) прослойка. А в XVIII в. лейтенанты (и капитаны, в какой-то степени) могли продолжить карьеру на гражданском поприще и становились надворными советниками, а удачливые (во всех отношениях) в армии получали полковничьи погоны. Для большинства же чина майора «хватало сполна»: вроде бы достаточно, нормально. Народная мудрость даже запечатлела выражение: «Отрастить майора», что означало наесть пузо, вырастить живот. Бытовало и выражение «майорствовать».

ЗАМЕТЬЕ:

НЕ ЛЕЙТЕНАНТНИЧАТЬ И НИ ПОЛКОВНИЧАТЬ!

Такая ситуация мне чем-то напомнила мне последние советские годы (да и сейчас иногда проскальзывает), когда чем-то «обязательным» становилось наличие кандидатской (не докторской!!) диссертации. Причем, не важно на какую тему. Так, незабвенной памяти Рано Хабибовна Абдуллаева, единственная женщина-секретарь ЦК (КП Узбекистана) по идеологии в 80-е гг., защитила кандидатскую диссертацию на тему: «Деятельность комсомола Узбекистана в годы семилетки. 1959-1965 гг.» Тема докторской диссертации идеологический босс крупнейшей хлопковой республики выбрала не менее сложную: «Руководство КПСС Советами в условиях развитого социализма»!

Сколько раз я наблюдал, с какой гордостью люди всучивают свои визитки, на которых мелким и убористым почерком написано «кандидат таких-то наук». Думаю, что, если бы крепостное право в нашей стране сохранилось по сию пору, многие крестьяне получили бы фамилии Кандидатов или Кандидатский.

МАРУХИН. Возможно, что Маруха – одна из народных форм женского канонического имени Мария. Однако, Л.М.Ивлева в «Словаре иноязычных, диалектных, профессиональных (относящихся к магической практике) и устаревших слов» приводит его в значениях: 1) мара – призрак, приведение; 2) марушка – фантастическое существо, незаметно похищающее вещи (Ивлева. С. 330).

МОЖАРКИН. Авторы-составители «Топонимического словаря Рязанской области» сомневаются в связи многих топонимов с корнем «Можар», распространенных в Рязанской области (р. Можаровка (Кораблинский район), д. Можарово (Спасский район), сс. Большие и Меньшие Можары (Сараевский район)) со словом можара (мажара, маджара) – татарская большая арба (Даль. Т. II. С. 338). Наиболее вероятно, что данный компонент возник из народного географического термина мажары (мазарки) – бугристая местность, древнее инородческое, покинутое кладбище (Даль. Т. II. С. 288) (Топонимический словарь. . С. 23). Что в таком случае означает прозвище Можарка? Житель дер. Можарово Троицкой волости (14 км к З от с. Гавриловское)?

МОРОЗОВ. Мороз – необычайно популярное прозвище в крестьянской среде. В славянской мифологии Мороз, Морозко – персонаж зимы, в виде могучего богатыря или кузнеца, сковывающего воду «железными» холодами. Его изображали и низеньким старичком с длинной седой бородой. Зимой он бегает по полям и улицам и стучит: от его стука начинаются трескучие морозы. В сказках Мороз (Трескун, Студенец) ходит вместе с Солнцем и Ветром и угрожает заморозить встретившегося им мужика. Когда Мороз выступает в роли помощника, то указывается, что он живет в ледяной избушке и одаривает пришедшего к нему героя. В период зимних святок совершали ритуал кормления мороза. Его уважительно называли Мороз Васильевич, так как кормление совершалось в Васильев вечер, предлагали ложку киселя или кутьи. Мороз просили, чтобы он не касался озимых, не побил весной ярового хлеба (Шуклин. с. 221). Ганжина пытается объяснить распространенность этого прозвища тем, что им называли младенцев, рожденным в холодную, морозную погоду (Ганжина. С. 320) Унбегаун в этом плане оказался более общим: фамилию Морозов он вывел от «существительных, описывающих явления природы» (Унбегаун. С. 160)

И в этом плане он, как мне кажется, оказался более точным, хотя и абстрактным. Вряд ли прозвище Мороз давалось именно новорожденному младенцу. Особенно в XVIII-XIX вв. Как правило (и это подтверждается многочисленными свидетельствами), прозвища давались ребятам-юношам и взрослым людям. Т.е., я хочу сказать, что должно было сформироваться окружение, которое даст это прозвище и подхватит его. В ребячьей среде – это сверстники, с которыми проводится все основное время, игры и т.п. У взрослых – это соседи и односельчане. Прозвище закреплялось и становилось наследственным (фамилией в нынешнем понимании) только в том случае, когда его носитель с семьей отделялся от отца-матери-братьев и селился в самостоятельном доме, т.е. начинал собственную жизнь. При рассмотрении таких широко распространенных прозвищ, как Мороз, истоки которого уходят в глубь веков, необходимо просто понять устойчивые ассоциации и смысловые аспекты, связанные с этим явлением природы. Точно также, как описала зоонимы Т.В.Козлова. Пока я не готов ответить на этот вопрос.

НОВИКОВ. Новик – новый, только недавно приехавший или прибывший, новобранец (Даль. Т. II. С. 350)
ОВЧИННИКОВ. Овчинник – скорняк, выделывающий овчины (Даль. Т. II. С. 641)
ПОЛУХОВ. Происхождение неясно. Возможно, что у носителя данного прозвища был какой-то дефект, связанный с ухом.
ПРИВАЛОВ. Приваливаться – лынять, прикидываться от лени больным. Привалень – увалень, лентяй, дармоед. В нижегородских говорах привалом называли зятя, принятого на двор, живущего вместе с тестем (Даль. Т. III. С. 401)

ПУШКИН. Ганжина пишет: «…Сама фамилия Пушкин восходит к прозвищу: праправнук Радши, жившего в XVI в., звали Григорий Александрович Пушка, от которого и пошел (дворянский – М.О.) род Пушкиных. Однако причины возникновения этого прозвища нам неизвестны…» (Ганжина. С. 393). Между тем, в крестьянской среде прозвище Пушка было довольно популярно. Только в Спасском уезде помимо села Гавриловского фамилия зафиксирована еще в дер. Ухорская Ухорской волости (23-25 км к Ю от Гавриловского). Вряд ли следует говорить о том, что фамилия эта досталась крестьянину «по наследству» от барина, бывшего владельца имения. Унбегаун прямо относит эту фамилию к фамилиям, образованным от названий оружия и доспехов (Унбегаун. С. 158). Причины же, по которым прозвище Пушка бытовало у крестьян, действительно, неизвестны. В пословицах и поговорках пушка, как правило, употреблялась в виде чересчур мощного средства, применению которого либо не находилось место, либо использовалось орудие явно не по назначению. «По воробьям из пушки стрелять», «Спит, хоть из пушки пали!» и т.п. Широко практиковалось выражение пушечный грохот (выстрел). Судя по всему, пушка, равно как и гром, были в то время неким эталоном громкости, шумности. Возможно, что прозвищем Пушка могли называть громогласного, басистого, или слишком шумного человека.

Кстати, кованые железные пушки были впервые изготовлены во Франции, в Меце, в 1324 г. А впервые использованы английской армией при осаде Кале во время Столетней войны в 1347 г. (Кларк. С. 17). Древнейшая дошедшая до нас русская пушка, отлитая на Пушеченом дворе в Москве мастером Яковом, датирована 1484 годом. Сам Пушечный двор (ранее Пушечная изба) – первоначальный центр литейного производства – был построен в 1479 г. (Славянская энциклопедия. Т. 2. С. 223)

Согласно «Российской родословной книге» П.В. Долгорукого, Григорий Александрович Пушка жил во 2-й пол. XIV в., т.е. спустя около 50 лет после применения пушек англичанами. Один из его правнуков, Василий Тимофеевич Пушкин, в 1495 г. ездил в Литву в свите великой княжны Елены Ивановны. Это – документальное свидетельство. И здесь более-менее ситуация похожа на правду: к тому моменту (конец XV в.) в Москве уже действовала Пушечная изба, а, значит, отливали пушки и, соответственно, знали уже такое слово. Однако по Зимину родоначальником Пушкиных является Григорий Пушка, сын Ивана Гавриловича Морхини, внук Гаврилы Алексича (Зимин. С. 163). Герой Невской битвы Гаврило Алексич, является родоначальником таких дворянских фамилий, как Курчевы, Рожновы, Товарковы, Хромые, Чоботовы, Свибловы, Бутурлины и др. Невская битва, как известно, имела место в 1240 г. Предположим, что на момент битвы Гаврила был холост. Если считать, что средний возраст одного поколения (времени от рождения отца до рождения сына) составляет около 30 лет, то получается, что Григорий Пушка должен был появиться на свет около 1300 года, т.е. на четверть столетия ранее, чем французы начали отливать эти самые орудия! Это означает то же самое, что, например, прозвище Телефон появилось бы не после официального изобретения этого устройства в 1876 году, а где-то лет на 100 пораньше. Или прозвищем Танк величали крестьян где-то в Крымскую войну 1855 года!

На Руси слово «пушка» в интересующем нас значении встречается где-то в конце XIV в. Еще в Московском летописном своде под 1382 годом сообщается «инии же пушкы великыя пущаху». Древнерусское слово «пушька» встречается в «Хождении Игнатия Смольянина» 1389 г., Софийской I летописи 1404 г. и «Хождении иеродиакона Зосимы» 1420 г. (Фасмер. Т. III. С. 415-416)

Вопрос же с этим прозвищем применительно к древнему дворянскому роду Пушкиных остается открытым. Здесь как в вопросе о Туринской плащанице. После проведения радиоуглеродного анализа в конце 80-х гг. XX в. речь пошла не о подлинности этой христианской святыни, а о том, в каком же все-таки веке жил Иисус Христос? Если прозвище Пушка бытовало на Руси до середины XIV в., т.е. до того момента, когда впервые заговорили о себе эти мощные орудия, то, значит, оно обозначало нечто иное, о чем мы привыкли предполагать. Подкорректирую Ганжину: не причину возникновения прозвища Пушка необходимо искать, а знать точное значение слова, которое легло в основу прозвища.

РАТКИН (РАДКИН). Происхождение неясно. Возможно, Радя (Ратя) – уменьшительная форма имен Ратмир, Ратибор, Радимир (Радомир). Однако, надо иметь в виду, что все перечисленные имена – языческие. Возможно, что прозвище, которое легло в основу фамилии, ведет свое происхождение от глагола радить – советовать, делать совет, помогать советом, наставлением, дать ума. Или от глагола радеть (радить) – печься, заботиться, стараться, усердствовать, желать и хлопотать радушно, всей душой (Даль. Т. IV. С. 9)
РЫГАЛИН (РЫГОЛИН). Рыгать – испускать воздух из желудка ртом, отрыжкой. В курских и новгородских говорах это означает рыдать, вопить, орать, кричать (Даль. Т. IV. С. 117)
СВИРДЮКОВ. Происхождение неясно. Возможно, от свербить (свербеть) – зудеть, чесаться, порождать чувство щекотки и боли одновременно. В псковских говорах бытует выражение свередить, что значит докучать, тревожить, сердить (Даль. Т. IV. С. 146)

СЕРЕБРЯКОВ. Серебряк – серебряных дел мастер (Даль. Т. IV. С. 176)

СИГУНОВ. Сигун (сигач) – прыгун, скакун (Даль. Т. IV. С. 181)
СОЛОМАТИН. Соломата (саламата, саламат) - жидкий кисель, мучная кашица пожиже размазни; ее варят изо всякой муки, едят с солью и маслом. Саламатить – говорить пространно, вяло и пусто (Даль. Т. IV. С. 130)
СУХОВ. Сухой – тощий, худощавый, поджарый, истощенный (Даль. Т. IV. С. 367)
ТАНИЦЫН. Происхождение неясно. Возможно, от таныкать (танакать). В рязанских и тульских говорах это означает мурлыкать, напевать себе под нос (Даль. Т. IV. С. 390)
ТАРКИНСКИЙ. Происхождение неясно. Неизвестно также, является ли эта фамилия крестьянской или принадлежала выходцу из духовного сословия. С очень небольшой вероятностью можно предположить, что прозвище принадлежало выходцу из дер. Торчино (Федотьевской волости).
ТИНЯКОВ. Происхождение неясно. Возможно, от тенькать – звонить, бренчать, побрякивать (Даль. Т. IV. С. 398)
ТРАВКИН и ПРАВКИН. Возможно, что это два варианта одной и той же фамилии. Прозвище Правка, возможно, ведет свое происхождение от править (правлять) – прямить, выпрямлять, исправлять, поправлять (Даль. Т. III. С. 378) Прозвище Травка, возможно, происходит от глагола травить (травливать) – портить, повреждать, истреблять, изводить, опустошать (Даль. Т. IV. С. 425). Поскольку эти прозвища имеют прямо противоположное значение, допускаю, что оба они существовали одновременно – был человек, который все портил, а был, который все (за ним в том числе) все исправлял.
ТУЛОВЧИКОВ. Происхождение неясно. Возможно, что есть какая-то связь со словом туловище.

ТЮЛЕНЕВ. Тюленем могли назвать неловкого, неуклюжего, неповоротливого парня (Даль. Т. IV. С. 451) «Ленив (неповоротлив) как тюлень».

ТЮЛЬКОВ. Тюлька (вят., пен., влгд.) – болван, чурбан, обрубок (Даль. Т. IV. С. 451)
ТЮРИН. Тюря – рохля, ротозей, вялый, разиня (Даль. Т. IV. С. 451)
ЦЫБИЗОВ. Цыбиз (цибис) – это чибис, небольшая (длиной ок. 30 см) птичка семейства ржанковых, обитающая на болотах и лугах. Какое именно свойство чибиса так понравилось (или не понравилось) односельчанам, неизвестно. В псковских говорах бытует выражение чибисить, что значит торопиться (Даль. Т. IV. С. 603). Фамилия Цибизов встречается в с. Лакаш Лакашской вол.
ЧЕВОКИН. Чевокать – постоянно, к месту и ни к месту, употреблять чево. (Даль. Т. IV. С. 586) Возможно, это было прозвище глухого человека.

ЧЕРКАСОВ. Унбегаун относит эту фамилию к числу фамилий, образованных от географических названий (в частности г. Черкассы, др.-рус. черкас – украинский казак) (Унбегаун. С. 113). Вполне возможно, что прибывших с Украины рязанцы, в частности, называли черкасами. Так, в с. Мурмино среди дворовых в 1834 г. записан Алексей Никифоров сын Черкасов. Как сообщает ревизская сказка 1811 г., он достался владельцам села полковнику и кавалеру Сергею Ивановичу и 6-го класса комиссионеру Аполлону Ивановичу Толбухиным «по завещанию родителя нашего коллежского советника Ивана Алексеевича Толбухина из разных губерний в 1808 году»

ШАРОНОВ. Шарон – кругляш (Ганжина. С. 559)
ШЕРШУКОВ. Возможно, от шершавый – негладкий, шероховатый, прыщавый, косматый, ворсистый, склоченный (Даль. Т. IV. С. 630)

«Именные» фамилии – АЛИМОВ (Алим), АКСЕНОВ, АЛЕКСАШКИН, АСТАНИН (Астаня (Евстафий), АФОНИН (АФОНОВ), БОРИСОВ, ГУРКОВ (Гурко (Гурий), ДЕМИДОВ, ДОРОШКИН (Дорошка (Дорофей), ЕВСЕЕВ, ЕГОРОВ, ЕРХОВ (Ерх, Ерох (Ерофей), ЕСИН (Еся (Евсевий, Евстафий), ЗАХАРОВ, КАРПИКОВ, КАРПОВ, КИРИКОВ (Кирик(Кирилл), КИРСАНОВ (Кирсан (Хрисанф), КЛИМКОВ (КЛИНКОВ), КОСТИКОВ, КУЗЕНЕВ, КУЗИН, ЛЕВИН (Лёва (Леонтий), ЛИПАТКИН (Липат (Ипатий), МАКАРОВ, МАКЕЕВ, МАРКИН, МАРЬЮШКИН, МЕРКУЛОВ, МОСЯКИН (Мосяка (Моисей), ПАНЮШКИН (Паня (Павел, Панкрат, Пантелеймон, Парфен), ПЕТРАКОВ, РОМАНЦЕВ, САЗОНОВ, СИМАКОВ, (СИМАЧКОВ), ФАТКИН (Фатя (Вонифатий, Фотий), ФЕДИН, ФЕТИСОВ, ФИЛАТКИН, ФИЛАЧЕВ, ФИЛЬЧИХИН, ФОЛОМЕЕВ (Фоломей (Варфоломей), ФОМКИН (ФОМКОВ), ЯКУНИН (Якуня (Яков).

Анализируя фамилии, образованных от канонических личных имен, можно сделать любопытные выводы. В статье «Каков ты, орловский мужик?» я писал: «…Известно, что одной формой имени можно УНИЗИТЬ человека, а другой – выразить ласку и почтение… Если мы хотим выразить свое отрицательное отношение к человеку, мы можем «наградить» его обидным, уничижительным именем. Наоборот, если мы любим человека, заботимся о нем, то и в обиходе именуем его ЛАСКОВО!…»

Из 45 приведенных выше фамилий, только 1 (Алексашкин) можно отнести к группе прозвищ, в которых форма именования является уничижительной (презрительной, недружественной). Посудите сами: если бы односельчане хотели назвать его в дружественно-повседневной форме, то, наверняка, тогда бы появилось прозвище «Сашечка» или «Сашуля». Ведь есть же в селе фамилия «Марьюшкин». А в соседнем селе Панино – «Лагуточкин». Чувствуете разницу? 15 фамилий (33,33%) можно отнести к формально-официальной (деловой-нейтральной) форме. Большинство же прозвищ, связанных с личными именами (29, или 64,44%), предстают перед нами в дружественно-повседневной форме.

Из оставшихся в списке 79 прозвищ 39 (49,36%) так или иначе оказались связанными с характером, внешностью и речью односельчан. Я уже писал о том, что основной причиной появления таких прозвищ является НЕСООТВЕТСТВИЕ ТРАДИЦИОННЫМ СТЕРЕОТИПАМ: быть как все – вот основное мерило крестьянской жизни!

ПРОЗВИЩА ДАЮТСЯ «ОТВЕРЖЕННЫМ»!!??

Изгой, отщепенец, отверженный, тот, кто хоть чем-нибудь выделился из общей массы сразу же получал «по заслугам». Я не говорю о том, хорошо это или плохо. Здесь как в природе – у нее нет плохой погоды, каждая погода благодать.

«…В вопросах жизни и смерти человек традиционного общества вел себя пассивно. Он подчинялся выбранным до него правилам и не задавался вопросом об их полезности или вреде. Чаще всего в них содержалось и то и другое. Но человек в процессе выполнения этих правил совсем не задумывался об их рациональном смысле…» (Лещенко. С. 67)

Итак. Суетливые. Суета, суе – тщетно, даром, напрасно, попусту, без пользы, толку. Размеренность и неспешность – противоположные значения, которые определяли крестьянский быт. Напрасный, пустой труд, спешка всегда вызывали неоднозначную реакцию.

Простодушные тоже оказывались «отмеченными». Простодушие в обиходе часто было идентично глупости («простак, простачек» - недалекий умом, простофиля, дурачек (Даль. Т. III. С. 513). Практически в этом же ряду находились люди наивные, по-детски откровенные и добросердечные. «Человек этот прост», значит, недалек умом. Об этом же говорит и народная мудрость: «В простых сердцах Бог почивает», «Простота хуже воровства» (глупость, которая может навредить хуже вора), «С простоты люди пропадают», «Простота человека к Богу приводит», «На всякого мудреца довольно простоты» и т.п.

Неловкие, неуклюжие, у которых все валилось из рук, вызывали у односельчан сугубо отрицательные эмоции. Никчемность, невозможность принести пользу – для общины, где большинство работ делалось сообща, такое определение было сродни приговору.

Внешность, хотя и играла весомую роль, но по своему значению, все же уступала характеру. «Товар лицом кажут (продают)», говорили сами крестьяне. «Внешность обманчива». «Это одни внешки, а сути (нутра) мы еще не видали» (Даль. Т. I. С. 217), «Непригож лицом, да хорош умом», «С личика яичико, в внутри болтун» (Даль. Т. II. С. 258). Естественно, что лицу (голове) в этом случае «доставалось» больше всех остальных органов. Правда, в этом была определенная «вина» глаз, рта, ушей и волос.

Аномальные черты (хромота, беспятость, волосатость и т.п.) всегда были присущи нечистой силе. Именно поэтому людям, которые в силу природной внешности чем-то выделились, были обречены в реальной жизни.

Речь, как средство общения, играла, безусловно, важную роль. «Речист, да на руку нечист» (Даль. Т. IV. С. 94). Поэтому умение грамотно говорить, с чувством и толком, не пустословить, по делу, ценилось прежде всего.

Итак. Основным мерилом, определяющим весь жизненный ежедневный круговорот событий крестьянской жизни, была мера. Мера во всем! «Без меры и лаптя не сплетешь», «Счет да мера, крепче вера», «Ври, да знай меру» - гласит народная мудрость. Смысл жизни – толк, польза!

Вот один из таких примеров.

«…На Новгородчине внешняя сдержанность была нормой поведения супругов. Обнимал и целовал муж свою молодую жену разве только находился под хмельком. Если бы кто увидел, что муж поцеловал жену, то поднял бы его на смех за такие нежности и стал бы рассказывать об этом как о смешном и предосудительном поступке. Случайный свидетель поцелуя молодых супругов не скажет, что они целовались, а «лизались по телячьи». Пожилых за поцелую поднимут на такой смех, что хоть на улицу не выходи. Допускались поцелуи между молодыми и пожилыми супругами только на свадьбе, когда супружеской чете кричали «горько». Однажды на сходе сосед «при честной компании осрамил» одного молодого мужика.

«Яков, а Яков, - настырно спрашивал сосед мужика, когда тот пришел на сход, - «правда ли, что ты свою бабу за титьки щупаешь». – В народе хохот. –

«Пошел ты к е… матери», - ответил тот сердито и положил конец дальнейшим насмешкам. С другой стороны, если бы кто увидел, что холостой парень обнимал девушку и даже целовал ее и «щупал за титьки», то это ровно бы никого не удивило» (Лещенко. С. 126-127)

Вас это удивляет? Меня нет. Потому, как русский крестьянин (в отличие от господ) не тяготился вопросами о «смысле жизни». «Зачем я живу?» - этими дворянско-интеллигентскими бреднями XIX в. русский крестьянин никогда не задавался только по одной простой причине -

ОН ЗНАЛ ОТВЕТ!

ВСЕГДА!

Жизнь – это труд. И отдых, и семья, и дети – все это посвящено только одной цели, работать. Излишеству (а сюда смело можно отнести и поцелуйчики, и «щупанье за титьки» и т.п.) в таком жизненном цикле просто не находилось места. «…Вступление в брак считалось необходимостью. «Целек» (человек) мог только тогда помереть спокойно, если произвел подобного себе и непременно в законном браке (Меленковский уезд Владимирской губ.) (Лещенко. С. 124) Русская деревня до начала XX в., несмотря на значительные региональные отличия, была в целом носителем традиционной культуры. Производство было аграрным, социальная структура – крестьянской, регулирование отношений – общинно-правовым. Особенностью этого общества была рутинность разнообразных форм жизнедеятельности. Ревностное соблюдение традиций во всех сферах жизни, в том числе и духовной, настороженное отношение к новому отвечали потребностям самосохранения и воспроизводства традиционной системы отношений.
Именно поэтому во 2-й пол. XIX в. любые народнические «хождения в народ» неизменно проваливались. А начитавшиеся умных книжек псевдо-революционеры думали, что своими речами сумеют «изменить» сознание. Вспомним, что вопил в 1866 г. Дмитрий Каракозов, схваченный тут же, на Дворцовой набережной, где он несколькими мгновениями ранее стрелял в прогуливавшегося здесь, одного без охраны, Александра II:

- Дурачье! … Я же за вас стрелял!…

Во как! За них, оказывается! Только они-то сами этого не знали! И это в тот момент, когда озверевшая толпа буквально рвала его на части за покушение на живого символа России – царя-батюшку!

Итак, обобщенные данные легли в основу следующей таблицы:

Тщеславный, спесивый, чванливый
Синонимы: Гордый, надменный, высокомерный

Антонимы: Приветливый, доброжелательный, уважительный

Угрюмый
Синонимы: Суровый на вид, пасмурный, молчаливый, насупистый, неприветливый, сухой

Антонимы: Общительный, приветливый, ласковый

Суетливый, непоседливый
Синонимы: Пустой, беспокойный хлопотун, опрометчивый, торопыга

Антонимы: Спокойный, размеренный, обстоятельный

Наглый, нахальный
Синонимы: Дерзкий, грубый, бесстыжый

Антонимы: Приветливый, доброжелательный, уважительный

Лентяй, дармоед, рохля, ротозей
Синонимы: Тунеядец

Антонимы: Деловитый

Трусливый
Синонимы: Робкий, боязливый, пугливый

Антонимы: Смелый, находчивый

Болтливый
Синонимы: Пустомеля, врун, утомительный

Антонимы: Честный, правдивый, деловой

Глупый, тупой
Синонимы: Непонятливый, бестолковый

Антонимы: Сообразительный

Неуклюжий, неповоротливый
Синонимы: Нескладный, грубый, аляповатый, неловкий

Антонимы: Ловкий, деловой

Можно заметить, что основными критериями, определяющими жизнь в селе Гавриловском, были уважение, доброжелательность, деловитость, честность, открытость и размеренность.

Городец

КУЛИКОВ. Кулик в переносном смысле – пьяница, пропойный человек//глупый простоватый, недогадливый человек. Куликать – пьянствовать, спиваться (Даль. Т. II. С. 218) «Нос как у кулика» - о длинном и заостренном носе (Словарь сравнений. С. 205). Кулик (междометие), куликаться (куляться) (гл.) – кувыркаться (Ивлева. С. 329). Фамилия зафиксирована также в с. Лакаш.
МОТОРИН. Мотыра (ряз.) – егоза, юла, непоседа, неугомонный человек. Моторить (вят., ряз.) – болтать, беседовать, гуторить. Мотора, моторыга (ниж.) – мотыга, мот, расточитель (Даль. Т. II. С. 351) см. с. Старый Киструс.
ХОМЯКОВ. Хомяк в переносном смысле - лентяй, вялый, соня и лежебока (Даль. Т. IV. С. 560) «Как хомяк» - о толстом, неуклюжем, нескладном и сонливом человеке. «Спать как хомяк» - о крепко, долго и сладко спящем человеке. «Щеки как у хомяка» - о чьих-то пухлых, массивных, толстых щеках (Словарь сравнений. С. 469)
ХОРЧЕВ. См. с. Селезнево.
ЧИРКОВ. Чирком называют тощего, хилого человека (Даль. Т. IV. С. 606). Фамилия встречается в сс. Веретье, Выжелес и Жолобово.

«Именные» фамилии – КУЗИН, ПАНЬКИН.

Глупый, тупой
Синонимы: Непонятливый, бестолковый

Антонимы: Сообразительный

Лентяй, дармоед
Синонимы: Тунеядец

Антонимы: Ловкий, деловитый

Вялый, рохля, ротозей
Синонимы: Разиня, сонный, неповоротливый, непроворный

Антонимы: Ловкий, деловитый

Непоседливый, неугомонный, суетливый
Синонимы: Пустой, беспокойный хлопотун, опрометчивый, торопыга

Антонимы: Спокойный, размеренный, обстоятельный

В селе Городец особенно ценились ум (сообразительность), ловкость и размеренность.

Городковичи

КЛОПОВ. Клоп – ничтожно малое, но чрезвычайно неприятное и вредное насекомое для человека. Отношение к нему человека с незапамятных времен было, естественно, сугубо отрицательное. «Мал клоп, да вонюч», «Где попы, там и клопы, а у мужика тараканы» - говорят народные пословицы. Клопом могли прозвать человека маленького роста, но вредного и неприятного в общении, например. (Даль. Т. II. С. 120).
СКЛОКИН. Склока – тревога, беспокойство, передряга. «Деньги склока, а без них – плохо» (Даль. Т. IV. С. 199). Склочным могли назвать человека бранного, сварливого.

«Именные» фамилии – ВАРЛАМЦЕВ, КЛЕНШИН, НИКИШЕВ.

Бранный, сварливый
Синонимы: Ругательный, поносительный, осуждающий, обзывающий бранными словами

Антонимы: Доброжелательный, благонамеренный

Вредный, неприятный в общении

Антонимы: Доброжелательный, благонамеренный

Гулынки

ДЕСЯЦКОВ (ДЕСЯТКОВ). Десятный (десятник) – заведующий десятком изб или людей; большак над рабочими, мастеровыми, низшая степень надсмотрщика, указчика, нарядника (Даль. Т. I. С. 433) См. с. Старый Киструс.
КУЗНЕЦОВ. «Профессиональная» фамилия. Очень распространенная. См. с. Гавриловское, дер. Пахотино, с. Михали, с. Огородниково, с. Островки, с. Перкино.
СКВОРЦОВ. Фамилия встречается также в сс. Борки, Киструс Новый, Санское.
ТРУСОВ. Наверное, все-таки, эта фамилия говорит сама за себя.
ШВЯКОВ. Происхождение неясно.

«Именные» фамилии – АВЕРКИН, АНАШКИН (Анашка (Ананий), АНОХИН (Аноха (Антон), АНТОНЦЕВ, ДЕМИН (Дёма (Дементий, Демид), ЕВСЕЕВ, МАТЮХИН, ПАНЮШКИН (Панюшка, Паня (Павел, Панкрат, Пантелеймон, Парфен), СЕНЮКОВ (Сенюк, Сеня (Авксентий, Арсений, Ксенофонт, Семен), УСТИНОВ, ФЕДЯШОВ, ФЕОФАНОВ, ФИЛЬЧАКОВ (Фильчак, Филя (Панфил, Феофил, Филимон, Филипп).

Д

Добрый Сот

ВОРОПАЕВ. Вороп – налет, набег, натиск, нападенье, грабеж, разбой. Воропай (ворыпай) – разбойник, грабитель (Даль. Т. I. С. 245).
ГВОЗДЕВ. «Словарь сравнений…» объясняет нам основные свойства гвоздей: 1) Войти гвоздем (в голову, в сердце) (засесть (торчать) гвоздем) – о прочно засевшей, неотвязной мысли, решении, вопросе и т.п. 2) вколачивать слова как гвозди – о точно, метко, к месту сказанных кем-либо словах 3) острый как гвоздь – об очень бойком, остроумном, язвительном человеке 4) сидеть как на гвоздях – о человеке, сидящем в состоянии крайнего возбуждения, нетерпеливого ожидания 5) как гвоздями пришитый – о долго, оцепенело, в полной неподвижности стоящем человеке. (Словарь сравнений. С. 79).
КОЛЕСНИКОВ. Колесник – делающий ездовые или повозные колеса (Даль. Т. II. С. 137). Фамилия встречается в с. Перкино.

КРАСНИКОВ. Возможно, что прозвище Красник связано со словом красный (например, в значении красивый или имеющий такой цвет лица) (Федосюк. с. 109)

КРЫЛОВ. Фамилия широко распространена у представителей духовенства. «Махнуть (взмахнуть) руками как крыльями» - о широко, плавно и размашисто поднявшем руки человеке. «Лететь (мчаться, нестись) как на крыльях» - о человеке, мчащемся куда-либо легко, свободно, в радостном, приподнятом настроении. «Цвета воронова крыла» - об иссиня-черном цвете чего-либо (чаще волос). «Мотаться (замотаться, развеваться, трепетать) как крылья» - о чьих-либо порывисто трепыхающихся, развевающихся краях одежды, рукавах, накидке и т.п. (Словарь сравнений. С. 201) Фамилия встречается в сс. Федотьево и Михали.
ЛАПШИН. В народе лапшой называли простофилю, человека вялого и медлительного. «(Длинный) как лапша» - об очень худом, тощем, непомерно высоком и мягкотелом человеке. (Словарь сравнений. С. 213) Существует хорошая русская поговорка: «Расти большой да не будь лапшой (тянись верстой, да не будь простой)» (Жуков. С. 484). См. дер. Новики, с. Перкино.

ЛОБАНОВ. Как правило, лобан – широколобый, большелобый человек (Даль. Т. II. С. 261). См. с. Веретье, с. Киструс Старый, с. Добрый Сот.

ЛЮБЦЕВ. Возможно от слов любкий, любчивый – склонный к любви, горячий сердцем по любви, по расположению к добру (Даль. Т. II. С. 283). Возможно, такое прозвище мог получить чересчур влюбчивый человек, попросту бабник.
ПРУСАНОВ. Прусаком на Руси называли бурого домашнего таракана (на Вологодчине – черных). Возможно, что и прозвище прусан каким-то образом связано с этими мало любимыми «домашними» насекомыми (например, цветом волос). (Даль. Т. III. С. 529).
РЫЧКОВ. Рыкать – громко звать, кликать, кричать кого-то (Даль. Т. IV. С. 117).
ТЮРИН. Тюря – рохля, ротозей, растопыря, вислоух, вялый, разиня (Даль. Т. IV. С. 451).
ЧИСТЯКОВ. В основе фамилии – прозвище от нарицательного чистый, чистяк, имевшее в говорах несколько значений: 1) «чистоплотный, опрятный человек»; 2) «щеголь, франт»; 3) «неженка, белоручка»; 4) «привередливый, брезгливый». (Ганжина. С. 546). Фамилия зафиксирована также в сс. Новый Киструс, Перкино и дер. Добросотские выселки.

«Именные» фамилии – АЛЕШИН, АНДРЮШИН, ВЛАСОВ, ГУРОВ, ЕГОРОВ, ИВАНОВ, КОНДРАШОВ, КРИСИН, ЛЕВИН, ЛУКЬЯНОВ, МАКАРОВ, МАЛАШКИН, МЕЛЕШКИН, МЕРКУШКИН, МИРОНОВ, МИРОШКИН, МИТРОШИН (МИТРОШКИН), МИХЕЕВ, МЫСИН, ПЛАТОНОВ, ПОНОМАРЕВ, ФАТКИН, ФИРСОВ, ЯНКИН (Янка (Адриан у Н.А.Петровского, или Иван).

Худой
Синонимы: Тощий, непомерно высокий

Антонимы: Статный, ладный, хорошо (нормально) сложенный

Бабник
Синонимы: Чересчур влюбчивый человек

Антонимы: Однолюб, семейный человек (семьянин)

Бойкий, язвительный
Синонимы: Возбужденный, нетерпеливый

Антонимы: Спокойный, размеренный, обстоятельный

Рохля, мягкотелый
Синонимы: Ротозей, растопыря, вислоух, вялый, разиня

Антонимы: Деловитый, энергичный, ловкий

В селе Добрый Сот порицалась распущенность и бестолковость, зато высоко ценились семейные устои, деловитость, спокойствие, ловкость.

Е

Емельяновка

ЛЯКИН. Ляка – пугало, страшилище. Ляк – страх, испуг, страсти, боязнь (Даль. Т. II. С. 286)
ШТАНОВ. Скорее всего, прозвище Штан (Штаный) так или иначе была связана со штанами.

«Именные» фамилии – ГЕРАСЕВ (Герась, Герася (Герасим).

Ж

Жолобова Слобода

ТУЛЕЙКИН. Происхождение неизвестно. Возможно от тулить (тулять) – укрывать, заставлять, скрывать, прятать (Даль. Т. IV. С. 441)
ЦАРЕВ. А.В. Суперанская пишет: «Возможно, в качестве пожелательных в некоторых русских семьях давались имена Царь, Король, Князь. Как свидетельствуют исторические документы, подобные имена давались в крестьянской среде» (Суперанская. С. 16) «…Еще в первые века христианства церковный мудрец Ориген советовал запутывать демонов – называть ребенка при крещении одним именем, а в жизни другим. Еще умнее, казалось ему, то же самое имя перевести на другой язык: окрестили Хоздатом («дар божий»), а зовут Федором (тоже «дар божий»); назвали по гречески Хрисой, а кличут на латинском Аурелией. Оба слова значат одно – «золотая», но ведь навряд ли злые духи хорошо знают иностранные языки…» (Успенский. с. 61-62) В последующем все исследователи-ономатологи придерживались только такой точки зрения. Возможно, что так и было, если речь идет о XII-XV вв. Но, самое главное, что исследователи, занимающиеся происхождением русских фамилий (особенно конца XIX в.) также указывали «пожелательный» характер таких прозвищ, как Царь, Король, Князь. Да Бог с Вами! Нельзя же так слепо копировать и переносить то, что было в XII-XVI вв. на конец XIX-начало XX столетий. В любых словарях и справочниках, связанных с пословицами, поговорками, сравнениями и т.п. эти слова (царь, король) применялись ТОЛЬКО в неодобрительных, ироничных тонах! «Как царь» - о чьем-либо властном, самоуверенном поведении; о величавом, великодушном, широком и щедром человеке; о властном, деспотичном, самоуверенном человеке (Словарь сравнений. С. 472). Царь (Цари, Три короля, Царь Ирод, Хырода(-ы), Гырода(-ы)) – один из многочисленных персонажей святочного ряженья. Как правило, женатые мужчины одевались в специальные костюмы «як свяшченники, в рясы длинные одеты, царски короны у них» (Ивлева. С. 313). Три короля – «простынями понакрывались, звездочки позрезаны и понаклеяны; красиво были одеты и короны у их». «Приходили до него царя Ирода; пеють у каждой хате колядные песни. Скрыпка, цинбалы у одного; войдуть, попеють колядные песни, поспасибують» (там же. С. 311)

«Именные» фамилии – СПИРКИН.

З

Задубровье

БОЧАРОВ. Бочар – обручник, бондарь, делающий бочки и другую вязаную посуду. В тамбовских говорах бочарничать (бочарить) – пьянствовать. (Даль. Т. I. С. 121)
БУРМИСТРОВ. Бурмистр – крестьянский староста, поставленный помещиком над вотчиной (Даль. Т. I. С. 143).
ГОЛОВАСТОВ. Голован – человек с непомерно большой головой (Даль. Т. I. С. 368).
КОЛОТАЕВ. Колтай (влгд.) – говорун, болтун (Даль. Т. II. С. 143).
КОРОЛЕВ. Фамилия эта распространена в России повсеместно. Только в Спасском уезде эта фамилия встречается также в сс. Задубровье и Михали. Л.М. Щетинин высказывает предположение, что фамилия Королев может происходить от прозвища крепостных, бежавших из поместий, принадлежавших на Украине польской короне. Если такое и было возможно, то только какой-то единичный частный случай. Не десятки же тысяч крестьян толпами ломились в Россию и все были «королями». Унбегаун предполагал связь прозвища с игральными картами. Все вроде ничего, да только русский крестьянин в карты не играл (или практически не играл). Некогда было. Это была дворянская забава. «…Крестьяне позволяли себе игру в карты только в Пасху (игра «в три листика»), но такое случалось редко. В народе карточная игра порицалась… В ходу была игра на гармонике с бубном (Владимирский уезд)» (Лещенко. С. 290) Более вероятно объяснение Ганжиной: «В калужских говорах слово король имеет значение «красивый, видный человек» (Ганжина. С. 253) У крестьян в разговорах царь и король были практически равнозначными. Но, тем не менее, в некоторых случаях эти титулы как бы противопоставлялись. Удивительна речь родителей, которые спрашивают обрядных сватов: «Что вы, цари ли царевичи, аль короли королевичи?» (Даль. Т. II. С. 168) Как будто это не одно и то же! С детства помню считалочку, которая начинается словами: «Царь-царевич, король-королевич…» Вполне возможно, что прозвище король пришло из всевозможных народных игр. В выражениях слова «как король» (жить, ходить (уходить), сидеть) означало пышную, привольную и беззаботную жизнь; надменность, величие, достоинство в поведении.
СМИРНОВ. См. с. Орехово.

«Именные» фамилии – ДАВЫДКИН, ТИШКИН.

И

Иванково

БЕСПАЛОВ. Возможно, что так именовали человека с каким-либо дефектом – отсутствием пальца.
БУТНИКОВ. Происхождение неясно.
ЗАЙЦЕВ. Как правило, зайцами в народе называли людей трусливых, чутких, резвых, суетливых, растерянных (Козлова. С. 8). В поговорках и пословицах наши предки умудрились охарактеризовать практически все части тела этого животного – встречаются заячьи глаз, душа, губа, лапка, мордка, ушки (ушко), хвост. Распространенная фамилия. Зафиксирована также в сс. Дегтяное и Гавриловское, дер. Ухорская.
КАЗИЦЫН. Происхождение неясно.
КРАВЦОВ. Кравец – портной. (Даль. Т. II. С. 197)
КУРЕВЛЕВ. Происхождение неясно. Возможно, есть какая-то связь со словом кур, куры. «Бярут иконы, курей (петуха) и кошку. Кота хотела я так донести, а он убяжал: примечали, что признак плохой. Когда иконы брали, перехрястились мы все, позвали: «Батюшка домовой, пожалуйста, на новое жительство со мной». Три раза так позвали, а потом: «Храни нас и люби на новом жительстве». Его везде по всякому зовут, домового-то». Из рассказа А.Ф. Варламовой из с. Дарьино Кадомского района (1987) (Ивлева. С. 109).
СТАРИКОВ. Сын старика.
ХОРОШАВИН. Хорошавый – лепый, красный, пригожий, красивый, видный, статный (Даль. Т. IV. С. 562). Возможно, что в этом случае прозвище использовалось в преувеличенном значении – т.е. чересчур красивый, оттого заносчивый, неприветливый, игнорирующий остальных.
ХУХАЛЕВ. Происхождение неясно. Возможно от глагола хухать (пск.) – дышать, дуть теплом. Возможно хухаль – это хахаль (обманщик, плут//щеголь, франт//волокита, любовник) (Даль. Т. IV. С. 543).
ЦАРЬКОВ. Царек – насмешливое название царя. «Пастух на своем поле царек», «Петух на своем пепелище царек». (Даль. Т. IV. С. 135). Возможно, прозвище дано за какие-то нелицеприятные односельчанам черты характера – зазнайство, спесь, чванство, большое самомнение и т.п.

«Именные» фамилии – КОНКИН, КУЗЕЕВ, ПАНКИН, ФОКЕЕВ.

Ижевское

АЛФУТОВ. Возможно, эта фамилия ведет свое происхождение от народной формы канонического личного имени. Правда, каким оно было, точно сказать сложно (без составления полного родословного древа этой фамилии). Возможно, Алферий или Алфей (Петровский. с. 47)
БУШУКИН. Происхождение неясно. Возможно, есть определенная связь с глаголом бушевать – шуметь, неистовствовать, буянить (Даль. Т. I. С. 147).
ДЫЛЕВ. Дыля – нога. Отсюда выражения – дылить (ходить), дылда (долгоногий, долговязый, оглобля). (Даль. Т. I. С. 506).Люди непропорционально сложенные (в частности, высокого роста) на Руси (да и не только) всегда вызывали насмешки.
КОБЫЛЕВ. Чрезвычайно интересна форма образования этого прозвища. По правилам русского языка: кобыла  кобылий (-чей?-) (Ожегов. с. 379). Однако, зная, как прозвища превращались в фамилии, можно предположить, что в момент оформления документов (т.е., когда собственно и произошло официальное «превращение») этот вопрос менее всего волновал как самого обладателя фамилии, так и человека, который выправлял для него документ. Не знали ведь правил-то этих!
КОСТРОВ. С костром связаны не очень приятные сравнения. Выражение «идти как на костер» обозначает человека, идущим куда-то с обреченным, удрученным, отрешенным видом или с крайней неохотой. (Словарь сравнений. С. 190). Возможно также, что причина появления этого прозвища весьма банальна.
ЛАПУШКИН и ЛЯУШКИН. Возможно, что это – две вариации одной и той же фамилии. Просто второй вариант «исковеркан» до неузнаваемости. Лапа, лапочка, лапушка – ласковый привет женщине (Даль. Т. II. С. 327).

ЛЫСИН. Лысый.

МИГАЛЕВ. Возможно, от глагола мигать (мигалить) – хлопать глазами, жмуриться, моргать (Даль. Т. II. С. 324).
ОРЛОВ. Довольно распространенная фамилия. Практически все «орлиные характеристики» - положительные. «Как орел (выглядеть как орел, орел орлом)» - о молодцеватом, сильном, чрезвычайно бодро выглядящем человеке. «Сердце как у орла» - о человеке с очень открытой, широкой натурой. «Нос как у орла» - о чьем-либо крупном, с горбинкой носе. (Словарь сравнений. С. 297). Фамилия встречается также в с. Михали и дер. Лашма..
ПЕРЧАТКИН. Выражение «менять как перчатки» означает легкомыслие, непостоянность. (Словарь сравнений. С. 314). Возможно, что носитель прозвища сам имел отношение к этому предмету гардероба. Хотя, в данном случае, это кажется маловероятным. Перчатки обычно носили в городах (в основном дворяне или мещане), а торговца или изготовителя перчаток называли перчаточник (Даль. Т. III. С. 102).
ПЕРЫШКИН. Слово пёрышко, как правило, употреблялось, когда требовалось подчеркнуть что-то необыкновенно легкое, невесомое, воздушное. (Словарь сравнений. С. 314).
ПЕЧУРИН. Происхождение неясно. Если в основе фамилии лежит слово печь, возможно, такое прозвище было дано лежебоке, лентяю, любящемуся поваляться на печи.

РАПАНЬКИН. Происхождение неясно.

СТРАХОВ. Возможно, что носитель этого прозвища чего-то необыкновенно боялся (связь со словом страх очевидна). Не исключено также, что в основе фамилии лежит слово страшный – некрасивый, уродливый.
СУХАНОВ. Сухан – худощавый, поджарый, тощий человек (Даль. Т. IV. С. 367).
ТАМИЛИН (ТОМИЛИН). Томил (Томила) – древнее славянское имя, обозначающее «томящийся(-щаяся), милый (-ая)» (Трехлебов. с. 43; Казаков. с. 91). В.С. Казаков приводит различные имена с корнем «Том»: Томивой – утомленный воин, Томимир – утомивший мир, Томислав – утомленный славой. Возможно, что смысл этого имени в XIX в. был уже совсем иным, нежели у языческих славян: так могли называть надоедливого, докучливого человека, который утомляет.
ТЕВЕЛЕВ (ТИВИКОВ). Происхождение неясно.
ТРАВНИКОВ. Травник – это лечебная книга (нечто вроде современной «Медицинской энциклопедии») (Даль. Т. IV. С. 425). Возможно, что это прозвище было дано деревенскому знахарю.
ТЯГУНОВ. Тягать – ухватить что-либо, тащить, плавно дергать. В эжных говорах тягун – тяжебник, сутяга, ябедник (Даль. Т. IV. С. 454).
УРБАНСКИЙ, УСПЕНСКИЙ, ХМЕЛЬНИЦКИЙ. Вероятно все эти фамилии принадлежат представителям духовенства.
ХОЛОДКОВ. Очевидна связь с холодом, морозом. Известна поговорка «ёжиться от холода» - так говорят о сутулящемся, сжимающемся всем телом от какого-то неприятного ощущения человеке (Словарь сравнений. С. 467).

ХОХЛОВ. Хохлом в просторечии называли либо упрямого или хитроватого либо очень хозяйственного, рачительного человека (возможно, чересчур – зажимистого) (Словарь сравнений. С. 470).

ЧЕРНЫХ. Слово черный было необыкновенно популярно на Руси. Понятно, что такой цвет чаще всего бросается в глаза.
ШАБАЛИН. Шабалы – ветошь, лохмотья, старье (Ивлева. С. 337).
ШИТИКОВ. В переносном смысле шитик – «живой, проворный мальчик». Нельзя исключить и связь прозвища Шитик с шитой – «рябой» (Ганжина. С. 571)
ШИШКИН. Шиша – «сброд, бедняк», а также «шатун, лентяй» (Ганжина. С. 568)
ЩЕДРИН. Щедра, щедрина, щедринка – оспинка, рябинка, знак, рубчик, луночка от оспы, нарывчика или подобной причины. (Даль. Т. IV. С. 652).

«Именные» фамилии – АНИКИН, ВАРЮШКИН, ДЕНИСОВ, ЕВСЮТКИН, ЗИМИНОВ, ИПАТКИН, КЛЕНЬШИН, МИТЯЧКИН, НАЗАРОВ, ПРОХОРОВ, САВРАСОВ, СПИРИН, ТРОХАЧЕВ (ТРУХАЧЕВ), ТРОШИН (ТРУШКИН), ФЕДИНИН, ФИЛИППОВ, ФИРСТОВ, ФОЛОМЕЕВ, ФРОЛОВ, ХАРЬКОВ.

Лентяй, дармоед
Синонимы: Тунеядец

Антонимы: Ловкий, деловитый

Утомительный
Синонимы: Изнурительный, неприятный в общении

Антонимы: Обстоятельный

Хитрый
Синонимы: Мудреный, изобретательный, замысловатый, двуличный, пронырливый, коварный

Антонимы: Прямой, открытый

Легкомысленный
Синонимы: Ветреный, несерьезный, ненадежный

Антонимы: Надежный, деловой

Удрученный, обреченный
Синонимы: Тягостный, подавленный, печальный

Антонимы: Стойкий, жизнеспособный

Исады

КАМНЕВ. Возможно, что носитель этого прозвища был каким-то образом наделен так за сходство со свойствами камня – твердый (ожесточенный, черствый), грубый.
КОРОТАЕВ. Коротай – короткий кафтанчик с перехватом под тулуп. В рязанских говорах – безрукавая кофта с проймами, душегрейка (Даль. Т. II. С. 169). Унбегаун связывал прозвище, лежавшее в основе этой фамилии с тюркским сочетанием qara taj – «черный жеребенок» (или так могли называть отатаренного мордвина) (Унбегаун. С. 293). Однако, как справедливо замечает Ганжина, тюркское слово karatay было переосмыслено и связано со словом короткий, поэтому прозвище Коротай (в акающих говорах Каратай) могло обозначать низкорослого человека (Ганжина. С. 234).

ЛЕБИН. Происхождение неясно.

ТУРКИН. Точный смысл этого прозвища неясен. У Даля находим туркать (в курских говорах) – шептаться, шушукать и нижегородское туркий – спешный, скорый, проворный. Турить (туркать, турнуть) – гнать, сгонять, прогонять (Даль. Т. IV. С. 444). Торкать (вторкивать) – тыкать, втыкать, совать, будить, расталкивать (Ивлева. С. 336). Как замечает Л.М. Щетинин: «Непрерывные войны с Турцией не могли не иметь обратного действия как в форме появления турецких пленных и перебежчиков, так и в возникновении образных кличек, называвших Туркой или Турком любого смуглого, черноволосого человека, совсем не обязательно турецкого происхождения» (Ганжина. С. 482) Мне кажется это весьма сомнительное утверждение. Это сейчас в Москве достаточно много представителей кавказской национальности, поэтому многие их и величают образно: хачи. Хотя, так принято называть только армян (от названия национального блюда – хаш). Не думаю, что в отдельно взятой какой-то деревне (и даже в волости) было довольно много турецких перебежчиков или пленных. Тем более, если учесть, что последняя война с Турцией пришлась на 1877-78 гг. (а Щетинин наверняка имел в виду войны XVIII столетия). А уж если проследить генеалогию семьи и выяснить, что само прозвище возникло не ранее середины XIX в., то о каких турках вообще может идти речь?

Кстати, понять сейчас, в настоящее время, что и кого именно знал русский крестьянин на рубеже XIX-XX вв., помогают воспоминания прославленного русского генерала А.А.Брусилова:

«…Реальные цели этой войны большинству патриотов были недоступны. Общественные настроения выражались в простой и понятной формуле «За веру, царя и отечество». С кем и ради чего нужно было воевать, никого особенно не интересовало. «Даже после объявления войны, - вспоминал Брусилов, - прибывшие из внутренних областей России пополнения совершенно не понимали, какая это война свалилась им на голову. Сколько раз спрашивал я в окопах, из-за чего мы воюем, и всегда неизбежно получал ответ, что какой-то там Эрц-Герец-Перц (австрийский наследник престола эрцгерцог Франц-Фердинанд – М.О.) с женой были убиты, а потому австрияки хотели обидеть сербов. Но кто же такие сербы – не знал почти никто, что такое славяне – было также темно, а почему немцы из-за Сербии вздумали воевать, было совершенно неизвестно… Чем был виноват наш простолюдин, что он не только ничего не слыхал о замыслах Германии, но и совсем не знал, что такая страна существует, зная лишь, что существуют немцы, которые обезьяну выдумали, и что зачастую сам губернатор – из этих умных и хитрых людей…» (Коммерсантъ ВЛАСТЬ, № 30, 2 августа 2004 г. С. 58-59)

А тут турки! Напомню, что в XVIII в. русско-турецких войн было три: 1735-1739 гг., которая велась за выход к Черному морю (Азов, Очаков, Хотин, Яссы) и завершилась Белградским миром; 1768-1774 гг., запомнившаяся разгромом турецких войск П.А. Румянцевым при Ларге и Кагуле и в Чесменском бою и 1787-1791 гг., ознаменовавшаяся победами А.В. Суворова (Кинбурн, Фокштаны, Рымник, Измаил) и Ф.Ф. Ушакова (Калиакрия). В XIX столетии войн с Турцией также было три: 1806-1812 гг. в Северном Причерноморье и на Кавказе, завершившаяся Бухарестским миром; 1828-1829 гг. в Заказвказье (Карс, Эрзурум) и 1877-1878 гг. на Балканах. Все эти войны (внимательно!) шли на территориях, значительно удаленных от центра России, в основном на окраинах и землях, в тот момент России не принадлежавших!

Да, согласен, в свое время было необычайно распространено прозвище Литвин. «…В основе фамилии лежит именование по этнической принадлежности или по местности, откуда родом именуемый. Однако, Литвак (Литвяк), Литвин необязательно были представителями литовской национальности – так могли прозвать украинцев, белорусов или жителей западных русских территорий (Смоленщины), чьи земли в определенной исторический период входили в состав Великого княжества Литовского (белорусы же долгое время, до конца XVIII в. жили в составе Литовского, а затем Польско-Литовского государства). Слово Литва служило в XVI-XVII вв. общим названием для разных людей, выехавших с Литвы на Русь…» (Ганжина. С. 285) Все верно. Но ставить знак равенства в значении для Руси-России между литовцами и турками я бы не стал. Слишком уж несоизмеримо их влияние на русскую историю. Судя по топонимике, литовские племена в древности занимали территорию чуть ли не до нынешнего Тамбова. Ольгерд (1341-1377) и его племянник Витовт приняли, хотя и формально, православие. Литовские князья женились на русских княжнах и объединяли вокруг себя уцелевших Рюриковичей из Турово-Пинской земли. Сам Ольгерд достиг больших успехов. Он подчинил Литве Киев, Брянск, Ржев, Северскую Русь, в то время как его брат Кейстут защищал от немецких рыцарей Жмудь и Литву. Так образовалась могучая держава с литовской династией, с преимущественно русским населением и причудливой смесью западной и древнерусской культур (Шабульдо. С. 10) «Первая литовщина» произошла в 1368 г. Ольгерда и Михаил Тверской так разорили Московскую землю, что «такого зла и от татар не бывало» (ПСРЛ. Т. XV. С. 89-90). Следующим актом войны было литовское вторжение в апреле 1372 г., что повело только к разорению сел. Даже удивительно, что до сих пор никто не сравнил число литовских и татарских набегов. В XIV в. война с Литвой начала принимать национальный характер (Гумилев. С. 623) Со временем Литва овладела почти всей территорией Древней Руси. Вообще литовцы нанесли значительно больше обид и оскорблений захваченным подчиненным Черной Руси, Белой Руси, Волыни (а поляки захватили Червленую Русь – Галицию), и везде русские оказывались в очень угнетенном состоянии.

Итак, мало того, что литовские племена жили на территориях, которые в настоящее время принято называть Центральным и Центрально-Черноземным районами (вплоть до Тамбова, а Тамбовщина – соседи Рязанцев). Т.е. попросту были соседями. Это «соседство» в XIV-XV вв. вылилось в кровопролитные войны прямо в самом сердце Руси. Беды, которые несли с собой литовцы, сравнимы разве что с татарскими XIII в. и наполеоновскими 1812 г. Кстати, М.Ю.Лермонтов две свои лучшие поэмы – «Боярин Орша» и «Литвинка» посвятил конфликтам русских именно с литовцами, а не с татарами, что соответствовало действительным историческим тенденциям.

А раз так, то стоит ли сравнивать их с турками!

Точно такая же фамилия зафиксирована в дер. Мироновка Киструсской волости (7,5 км к С-В от с. Старый Киструс).

ЦЕЛИКИН. Целик – целина, непочатое (Даль. Т. IV. С. 577).
ШАУЛИН (ШЕУЛИН). Типично рязанская фамилия. Щаулить (ащеулить) – зубоскалить, трунить, повесничать, бездельничать (Даль. Т. IV. С. 651)

«Именные» фамилии - ИГОНИН (Игоня (Игнатий), ИСАЕВ, ЛУКАНЦОВ (Луканец (Лука, Лукьян), ПРОНЬКИН (ПРОНКИН) (Проня (Прокопий, Прохор), СВИРИН (Свиря (Спиридон), СЕМКИН (СЕМИКИН).

К

Кидусово

ГОРЯЧЕВ. Горячий, вспыльчивый человек.
ШАМИЛИН. Происхождение неясно. Вероятно, прозвище характеризовало человека по особенности речи. Шамать – «говорить невнятно»; шама – «кто шамкает, говорит с шипом». (Ганжина. С. 557)
ШИРНИН. Происхождение неясно. Возможно, от глагола ширять, ширнуть – копать, рыться, ковырять, мешать, ворошить. (Даль. Т. IV. С. 635)

«Именные» фамилии – ИСАЕВ, ТИМОХИН, ФЕОФАНОВ.

Кутуково

БРИЛЕВ. Диалектные брыла, бриля – верхняя губа (Даль. Т. I. С. 132). Такое прозвище мог получить человек с толстой, отвислой губой, или капризный, обидчивый (Ганжина. С. 75).
ЕСЕНИН. Ганжина выводит это прозвище из церковно-славянского есень – «осень», но не исключает, что Есеня могло быть производной формой личного имени Осип. (Ганжина. С. 188, Унбегаун. С. 72, 114). У Петровского уменьшительная форма Еся происходит от имен Евсевий или Евстафий (Петровский. С. 328). В любом случае, не зная генеалогии этой семьи, говорить точно, от какого имени-прозвища ведет свое происхождение эта фамилия, бессмысленно.
КОВРИЖКИН. Коврижка – битый пряник, с узорами. Большая, круглая и узорная коврижка почетно подносится на свадьбах и некоторых других обрядах (Даль. Т. II. С. 128).
Есть народная поговорка «Ни за какие коврижки!», означающая человек не будет этого делать ни за какие блага и сказочные богатства. Возможно, что коврижка у многих ассоциировалась с широко понятным ныне словосочетанием «сладкая жизнь».

Интересны фамилии МИСЬКИН и МЫШКИН. Было бы более, чем вероятно, что это – одна и та же фамилия. В ее основе – народная форма канонического имени Дмитрий. Всевозможные описки, записи «на слух», учитывая безграмотность носителей фамилий (они и проверить-то не могли!) – типичное явление тех лет. Вся надежда – на сельского писаря из волостного правления, который выдавал крестьянам паспорта!

Однако, ситуация окажется еще более поразительной, если мы узнаем, что в деревне, помимо Мышкина, был еще и КОШКИН. Вот уж, действительно, анекдотично звучит.
СЫРЦЕВ. Сырец – что-либо сырое, суровое, недоделанное. Шелк сырец – суровый, еще невыделанный. Мед сырец – сотовый, в противоположность вареному, бутылочному (Даль. Т. IV. С. 376).
ШЛЫКОВ. Шлык – плохая измятая шутовская шапка, беспорядочно надетый чепец. А в тамбовских говорах так называли еще и женский головной убор (Даль. Т. IV. С. 640). Поговорки прямо повествуют о том, кого и почему могли наградить этим прозвищем: «Расстегаем оделся, да шлык набекрень», «По Сеньке шлык, коли косенько сшит». Оно давалось неряхам, неопрятным, небрежно одетым парням, оборванцам.

«Именные» фамилии здесь присутствуют в довольно уничижительной форме – ВОЛОДЬКИН (ВОЛОДКИН), ГАРАСЬКИН, МИСЬКИН. И лишь о ПЕТЮШКИНе можно сказать, что отношение односельчан к родоначальнику этой фамилии было более дружественным.

М

Мжакино

ВОЛЧКОВ. Волчок – небольшой, плохой волк. Не волченок (Даль. Т. I. С. 233) «Вертеться (кружиться) волчком» - об очень вертлявом, юрком, постоянно (резво и шаловливо) двигающемся человеке (чаще о ребенке). «Юркий как волчок» - об очень подвижном, непоседливом, резвом и шаловливом ребенке (Словарь сравнений. С. 70)

«Именные» фамилии – ЛАРКИН (Ларка (Илларион), ОРЕХОВ (Орех (Арефий), ПЕТРЫКИН (ПЕТРИКИН).

Михали

В селе оказалось довольно большое количество фамилий, образованных от названий животных и птиц: Баранов, Воробьев, Зверев, Орлов, Петухов, Селезнев, Сорокин. Абсолютное большинство таких фамилий – «птичьи». Причина такого обилия неизвестна.

АНЧИШКИН. Возможно, что это – «именная» фамилия, производная форма от канонического личного имени Аникий.
БАБАЕВ. Бабай (баба) (татрс., нврс., орнб.) – дед, дедушка, старик; иногда в значении пугала (Даль. Т. I. С. 34)
БАРАНОВ. См. дер. Мокрицы.
БЕЛЕЛЮБСКИЙ. Скорее всего, это помещичья фамилия. Известен дворянский род Белелюбских. Фамилия взята из «Книги памяти», поэтому неизвестно, принадлежала она крестьянину или дворянину. Известно, что ее носитель родился в с. Михали.
БОГДАНОВ. Мне кажется, что предположение Унбегауна о том, что у части лиц, носящих фамилию Богданов, в роду был незаконнорожденный предок (или подкидыш), очень верно (Унбегаун. С. 164)
ВОРОБЬЕВ. См. с. Федотьево.
ГУРКОВ. 1) фамилия образована от производной формы канонического имени Гурий 2) возможно, что фамилия восходит к прозвищу из диалектного гуркать – ворковать, говорить, кричать (Ганжина. С. 146)
ЗВЕРЕВ. Со «зверем» всегда связаны негативные ассоциации: озлобленный, сердитый, хищный, алчный, настойчивый, жестокий, дикий, необузданный, безжалостный (Словарь сравнений. С. 136-137) Фамилия встречается также в с. Собчаково.
КОВРЯГИН (КОРЯГИН). Коряга – смытое в реку дерево, карша, кривой, суковатый пень (Даль. Т. II. С. 160). «Силен как коряга» - об очень сильном, кряжистом и жилистом человеке (Словарь сравнений. С. 189)

КОПЫТЦЫН. Довольно смешная фамилия, явно связанная со словом копытце. Но вот за что именно человек мог удостоиться такого прозвища, остается загадкой.

КОРОЛЕВ. См. с. Гавриловское.
КРИВОШЕЕВ (КРИВОШЕИН). Очевидно, что носитель прозвища кривошей получил его за дефект своей внешности.
КРЫЛОВ. См. с. Федотьево.
КУЗНЕЦОВ. См. с. Гавриловское.
ЛОБИКОВ. См. ЛОБАНОВ с. Киструс Старый.
МОРОЗОВ. См. с. Гавриловское.
ОРЛОВ. Довольно распространенная фамилия. Практически все «орлиные характеристики» - положительные. «Как орел (выглядеть как орел, орел орлом)» - о молодцеватом, сильном, чрезвычайно бодро выглядящем человеке. «Сердце как у орла» - о человеке с очень открытой, широкой натурой. «Нос как у орла» - о чьем-либо крупном, с горбинкой носе. (Словарь сравнений. С. 297). Фамилия встречается также в с. Ижевском и дер. Лашма.
ПЕТУХОВ. См. КОЧЕТОВ.
СЕЛЕЗНЕВ. Фамилия встречается также в с. Терехово.

СОРОКИН. «Вертеться (крутиться) как сорока на колу» - о беспокойно и суетливо ерзающем, не сидящем на месте человеке. «Заладить как сорока Якова – одно про всякого» - о постоянно и надоедливо повторяющем что-либо человеке. «Как сорока» - об очень болтливой, быстро и бойко говорящей женщине. «Как сорока набродила (бродила)» - о чьем-либо дурном, неразборчивом почерке. «Любопытный как сорока» - о назойливо и дерзко любопытном человеке. «Красть (воровать, тянуть, тащить) как сорока» - о чьем-либо частом (и мелком) воровстве, вороватости (Словарь сравнений. С. 407-408)

СТОЛЯРОВ. «Профессиональная» фамилия.
ШАГАЛКИН. Шагала – ходок, кто шибко, широко шагает (Даль. Т. IV. С. 618)
ШИШИНСКИЙ. Происхождение неясно. Возможно, в этом случае есть какая-то связь со словом шиш в значении кукиш, фига, дуля, ничто (Даль. Т. IV. С. 636).

«Именные» фамилии – АБРАМОВ, АКИНИН, АФАНАСЬЕВ, АФИНОГЕНОВ, ВАСЬКИН, ГРИШКОВ, ДЕНИСКИН, ЕМЕЛЬЯНОВ, ЕРМАКОВ, ИВАНОВ, ИЛЮХИН, КОНДРАШИН (КОНДРАШКИН), МАЛАНКИН, МЕРКУЛОВ, МИХАЛЕВ (возможно также, что прозвище, которое легло в основу фамилии, обозначало жителя села – Михалев из с. Михали), МИШАКИН, НЕСТЕРОВ, ПЕТРОВ, РОМАХИН, СЕМЕНОВ, ФЕТИСОВ.

Суетливый, назойливый
Синонимы: Пустой, беспокойный хлопотун, опрометчивый, торопыга

Антонимы: Спокойный, размеренный, обстоятельный

Болтливый, дерзкий, любопытный
Синонимы: Пустомеля, врун, утомительный

Антонимы: Честный, правдивый, деловой

Озлобленный
Синонимы: Сердитый, хищный, жестокий, дикий, необузданный

Антонимы: Доброжелательный, приветливый

4.625
Рейтинг: 4.6 (8 голосов)
 
Разместил: MaxOl    все публикации автора
Состояние:  Утверждено


Комментарии

Хотелось бы подобный список крестьянских фамилий и по Сапожку. Вообще непонятно отчего Аношин.

Уважаемый автор!

А почему в вашей статье ничего нет про фамилию Колобаев, которая встречается по всей России, но происходит именно из Спасского района Рязанской области?

О проекте