Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Бомба замедленного действия



БОМБА ЗАМЕДЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ

Серия «Заказчики и исполнители»

М.Б.Оленев
2005 г.

Постановка проблемы

Все, что произошло в нашей стране в 80-е гг. XVII в. уже длительное время занимают умы историков. Ученые пытаются найти объяснения факту отмены местничества и подробно исследуют родословные росписи и подтверждающие различные права документы, поданные в Палату родословных дел (ПРД).

Тем не менее, «за кадром» остаются вопросы, которые не просто важны для понимания той ситуации. В частности, до сих пор так и не был проведен подробный анализ поданных в ПРД подтверждающих документов (ни по типу, ни по времени составления).

А ЗРЯ!

Вопросов же в этой плоскости не просто много, А ОЧЕНЬ МНОГО. Главных же из них два – ЗАЧЕМ И ДЛЯ ЧЕГО делались копии с документов и КУДА ДЕВАЛИСЬ ПОДЛИННИКИ, с которых эти самые копии снимались?

Объяснения, что какая-то часть документов погибла во время многочисленных московских пожаров, просто не выдерживает критики.

ПОЧЕМУ ПОГИБЛИ ИМЕННО ПОДЛИННИКИ,

А НЕ КОПИИ?

РАЗВЕ ПОЖАРЫ ДЕЙСТВУЮТ «ИЗБИРАТЕЛЬНО»?

Хотя в нашей стране все возможно. Однако версию с пожарами все-таки лучше отложить в сторону, если мы хотим узнать правду.
Пора навести «порядок в генеалогическом хозяйстве».
Итак. Рассмотрим два подхода к проблеме. И оба они будут касаться ВРЕМЕНИ. Первый – время подачи документов, установленное по дате, имеющейся на самих родословных росписях.
У меня язык не поворачивается назвать эти даты – «датами составления» документов. Потому как «дата составления» документа – это фактически дата его рождения, появления на свет. Когда у тебя на руках подлинник, здесь, как говорится, вопросов больше нет.
Но, когда имеешь дело со списком или с копией (а еще хуже, когда с «копией с копии»), впору запутаться. Какую дату брать за основу?
Кстати, именно в этой плоскости и может лежать ответ на все вопросы, касающиеся дворянских родословных. Почему? Потому, что на проблему необходимо смотреть под разными углами, а не только «в профиль».

А теперь второй подход. И, на мой взгляд, он наиболее интересен. Потому как мы будем рассматривать не «виртуальные даты» создания документов, а фактическое время.

Т.Е. ВРЕМЯ ИЗГОТОВЛЕНИЯ КОПИЙ.

ЭТО СОВСЕМ РАЗНЫЕ ВЕЩИ!

И в этом случае мы будем на шаг ближе к истине. Потому, критерием «рождения» документа на свет является все-таки не информация, содержащаяся внутри (какие бы даты там не стояли), а ВНЕШНИЕ ПРИЗНАКИ: бумага, чернила и т.п.

Итак. В фамильных дворянских архивах на сегодняшний день исследователям известны 156 подлинных документов (периода 1682-88 гг.) и 337 копий (в т.ч. 11 списков кон. XVII - нач. XVIII вв.).

КОПИЙ БОЛЬШЕ В 2 РАЗА!

С подлинниками более-менее все ясно. А как обстоит дело с копиями? Вот реальные «даты рождений» родословных росписей, хранящихся нынче в фондах Герольдмейстерской конторы (286), Департаменте герольдии (1343), Канцелярии Московских герольдмейстерских дел (394) и Канцелярии Разрядно-Сентаского архива (388) РГАДА. Данные составлены на основе анализа родословных росписей, упомянутых в книге А.А. Антонова [1]:

кон. XVII - нач. XVIII вв. - 11 (3,44 %)
1720-30-е - 2 (0,63 %)
1740-е - 29 (9,06 %)
1750-е - 73 (22,81 %)
1760-е - 3 (0,94 %)
1770-е - 32 (10 %)
1780-е - 122 (38,13 %)
1790-е - 31 (9,69 %)
1800-е - 16 (5 %)
1811 - 1 (0,31 %)
ВСЕГО - 320 (100 %)

Из них, в кон. XIX-нач. XX вв. - 17

Из данных видно, что более 70% всех копий родословных росписей изготовлено в 2 «захода»: в 40-50-е и 70-80-е гг. XVIII столетия. Первый период – время правления Императрицы Елизаветы Петровны. Второй – Екатерины II.

ПОЧЕМУ ИМЕННО ТОГДА?

И ЧТО ЭТО ЗА СТРАННЫЕ ПЕРИОДЫ В РУССКОЙ ИСТОРИИ?

Поиск мотивов

Если Вы хотите понять, почему именно произошло преступление, необходимо искать мотивы его совершения. Почитайте Уголовный кодекс РФ, в частности, ст. 105 и комментарии к этой статье:

«…Обязательным условием наступления ответственности за убийство является причинная связь между действием или бездействием виновного и наступившими последствиями…»

Вот именно поиском мотивов (т.е. причинно-следственной связи) мы сейчас и займемся. Краткое изложение событий этого времени.
В первой половине 1741 года шведский посол в Санкт-Петербурге Эрик Матиас фон Нольккен договорился с цесаревной Елизаветой Петровной о том, что в случае наступления шведских войск она поддержит их, свергнув Ивана VI и правительство Анны Леопольдовны. После этой устной договоренности посол покинул столицу России 16 июля. 24 июля Швеция объявила России войну. В начале сентября российские войска перешли шведскую границу в Финляндии. 24 ноября последовал приказ о направлении в Финляндию гвардейских полков. В ночь с 24 на 25 ноября не признаваемая Русской Православной Церковью в качестве возможной наследницы престола (как рожденная вне церковного брака) дочь Петра I Елизавета, опираясь на гвардию, совершила дворцовый переворот.
В манифесте о восшествии Елизаветы Петровны переворот был объяснен сомнительным по происхождению завещанием Екатерины I. Почти полуторагодовалый император Иван (Иоанн) VI и его семья (Анна Леопольдовна, четырехмесячная сестра Екатерина и их окружение) взяты под стражу. Арестованы также граф Бурхард Миних, граф Андрей Иванович Остерман и другие деятели. Армии было приказано осуществлять неформальное перемирие со Швецией.
25 апреля 1742 г. в Москве состоялась коронация Елизаветы Петровны. Впервые порфира и корона были возложены не архиереем, а самой императрицей.
Первое время Елизавета сама принимала деятельное участие в государственных делах. Благоговея перед памятью отца, она хотела править страной в духе его традиций, но ограничилась лишь упразднением кабинета министров, от которого, как гласил именной указ, «произошло немалое упущение дел, а правосудие совсем в слабость пришло», и возвращением Сенату прежних прав, связанных с восстановлением прокуратуры, главного магистрата и берг- и мануфактур-коллегий. После этих первых шагов Елизавета, уйдя почти всецело в придворную жизнь, с ее весельем и интригами, передала управление империей в руки своих сотрудников; только изредка между охотой, обедней и балом она уделяла немного внимания иностранной политике. Для ведения последней и отчасти для рассмотрения связанных с ней военных и финансовых вопросов уже через месяц после переворота возник при государыне неофициальный совет из наиболее близких к ней лиц, который позже был назван конференцией при высочайшем дворе. Совет этот нисколько не стеснял Сената, так как многие, и притом наиболее влиятельные члены первого входили и во второй, а попытки канцлера Бестужева в 1747 и 1757 гг. превратить его в учреждение, похожее на Верховный Тайный совет или Кабинет министров, были отвергнуты Елизаветой. Более других интересовал еще Елизавету вопрос о престолонаследии, особенно острым ставший после раздутого интригами Лестока мрачного дела Н.Ф.Лопухиной и отказа Анны Леопольдовны отречься за своих детей от прав на престол.

Чтобы успокоить умы, Елизавета вызвала в Петербург своего племянника, Карла-Петра-Ульриха, который 7 ноября 1742 г. был провозглашен наследником престола. Предоставленная между тем Сенату, где членами были без исключения представители «благородного российского шляхетства», внутренняя политика резко свернула с пути, на который поставили ее первые распоряжения новой государыни. Собранные в Сенате сановники, с Воронцовыми и Шуваловыми во главе, уже не думали о дальнейшем восстановлении петровских порядков, о проведении в жизнь одушевлявшей Преобразователя идеи полицейского государства с неограниченной монархией, осуществляемой бессословной бюрократией. Не эта идея, а национальное чувство и сословно-дворянские интересы сделались теперь главнейшими стимулами правительственной деятельности, к которым присоединилась традиционная необходимость заботиться о пополнении казны средствами, достаточными для содержания двора, чиновничества и армии. У нового правительства НЕ БЫЛО НИКАКОЙ ПРОГРАММЫ крупных преобразований государственного строя.

Вот хронология по годам:

1680-90-е - 9 изготовленных копий
1690-1710-е - 1
1714 - 1
1720-е - 1
1730-е - 1
1743 - 13
1744 - 2
1745 - 4
1746 - 3
1747 - 1
1740-е - 6
1740-50-е - 2
1753 - 3
1754 - 27
1755 - 23
1756 - 9
1757 - 5
1758 - 2
1759 - 2

1760-е - 3

Глядя на эти цифры, мы без труда находим 2 периода. А именно – 1743 и 1754-55 гг. Время, когда началось массовое изготовление копий родословных. Заметьте: за целое десятилетие (1730-е гг. – время правления Императрицы Анны Иоанновны) была изготовлена ВСЕГО ОДНА КОПИЯ! В то время как за один только 1743-й год – ЦЕЛЫХ 13!

ЭТО, С КАКОГО ТАКОГО ПЕРЕПУГА?

Или пожар какой (будь они неладны!) случился в тот год в Москве? Да нет. Источники ничего не говорят о сгоревших документах. Скорее, наоборот – «тишь, да гладь, да Божья благодать»!
А, может быть, началось какое-то рвение архивных работников того периода? Появилось желание что-то упорядочить? Давайте обратимся к фактам.
Первый официально оформленный исторический архив в России появился в 1724 г. [2] Им стал Московский Архив Коллегии иностранных дел. Но нас он интересует мало, как, в общем, и вся ВНЕШНЯЯ политика. Для нас важнее всего ДЕЛА ВНУТРЕННИЕ. А здесь все гораздо интереснее.
В 1711 г. был упразднен Разрядный приказ, а его архив передан в ведение Разрядного стола (в 1715 г. – в ведение Канцелярии сенатского правления в Москве). В 1722 г. учреждается Московская Сентатская контора и начинает складываться архив этого учреждения. К 1735 г. оба архива находились в ведении одного секретаря, а в 1744 г. в Сенатский архив был назначен особый секретарь [3].
Т.е. именно к первым годам царствования Елизаветы относится фактическое УПОРЯДОЧЕНИЕ дел, формирование настоящей базы данных по дворянскому сословию.
Как и для чего именно это можно было использовать, думаю, объяснять не придется. Кому интересно – можете сходить к метро ВДНХ (или в любое другое место) и посмотреть какие именно базы данных продаются у нас на торговых лотках – владельцев автомобилей, сотовых телефонов, московских квартир, загородных участков и т.п.
Так вот. Формирование архива (или, иначе говоря, базы данных) явилось для многих людей крайне нежелательным событием. Ну, скажите, кому станет лучше от того, что его смогут в любой момент проверить и что-то там выяснить?

Однако САМО СОЗДАНИЕ базы само по себе еще не являлось той «каплей, переполнявшей чащу». Ну – создали и создали! Пока еще доберутся!

СТРАШНЕЕ БЫЛИ ИНЫЕ ДЕЙСТВИЯ!

Еще в конце 1730 г. (точнее, 25 октября) вышел указ, подтвердивший запрещение Уложения 1649 г. покупать и принимать в заклад земли боярским людям, монастырским слугам и владельческим крестьянам. Тем, кто владеет недвижимыми имуществами, предписывалось распродать их «с объявлением сего указа конечно» в полгода». В противном случае такие имения подлежали конфискации.

Но, издать закон – это только пол дела. Главным же был МЕХАНИЗМ ЕГО РЕАЛИЗАЦИИ.

А ОН НА ТОТ МОМЕНТ ОТСУТСТВОВАЛ!

Как Вы думаете, кто-нибудь добровольно стал распродавать свое состояние? Ха-ха! Это все равно, что добровольно сознаться в убийстве 100 человек и получить смертную казнь! Конечно, дураков всегда хватало. Но не настолько же! Если преступник сбежал и находится в розыске, то угодить в руки правосудия он может только по чистой случайности. Как Вы прекрасно понимаете - САМИМ РОЗЫСКОМ в данном случае никто не занимается. ИСКАТЬ-ТО НЕГДЕ, да и делать больше нечего нашей доблестной милиции. А попасться разыскиваемый может лишь в том случае, если попадет под какую-нибудь ПРОВЕРКУ или еще раз серьезно «наследит». А так, розыск – дело абсолютно пустое.

Ну, может быть, какой-нибудь «добродушный» помещик накатает донос на своего соседа? Того проверят и, в случая выявления нарушения, отберут у того все его имущество.

МНОГО ЛИ ТАКИХ СЛУЧАЕВ НАМ ИЗВЕСТНО?

Судя по наступившему затишью в 30-х гг. XVIII в. – НЕТ. Творить поклеп «на ближнего» в те времена было не принято (кстати, интересно – почему? Что, «рыльце-то в пушку» было у многих?). Этим стала отличаться эпоха 30-х гг. XX в.

На этом «грозное рыканье» времен Императрицы Анны Иоанновны тем и закончилось. А вот наступившие времена Елизаветы Петровны серьезно усугубили положение тех людей, которым и предписывалось в 1730 г. добровольно освободиться от нажитых «незаконным путем» состояний.

ЧТО ЖЕ ПРОИЗОШЛО?

А, ничего особенного – просто появился тот самый МЕХАНИЗМ реализации. Точнее, появилась возможность ВЫЧИСЛИТЬ преступника.
Если кто помнит, то самое большое количество преступников органам внутренних дел удается задержать как раз во время массовых (эпохальных) мероприятий, таких как денежная реформа, обмен паспортов и т.п. Т.е. в процессе реализации мероприятий ГОСУДАРСТВЕННОГО МАСШТАБА!
Все просто и гениально: преступник САМ придет. Его и искать-то не нужно! Достаточно только объявить о начале мероприятия и обязать все население выполнить его условия в определенные сроки! Помню, что еще в 1991 г., когда была объявлена скоротечная «Павловская реформа обмена» даже из тюрем люди рвались на эти 3 дня причем за любые деньги и под любые гарантии возврата назад.
Именно таким мероприятием и стала 2-й ревизия российского населения, начавшаяся в 1742 г. Т.е., практически сразу по восшествии Елизаветы на престол.
Во все уголки нашей необъятной Родины стали разъезжаться специальные люди, которым было поручено заняться переписью. Вот тут-то и могли всплыть ПРАВА на села и деревни, находившиеся в собственности.
Ю.В. Готье:

«…Во время ревизии обнаружилось, что, несмотря на многократные запретительные указы, в империи оказалось довольно много (выделено мной – М.О.) людей тяглого происхождения, которые беспрепятственно владели людьми и землями…» [4]

ВОТ ЭТО ДА! ПРЕДСТАВЛЯЕТЕ?

Вы думаете, это относилось к графам П.Б. Шереметеву и К.Г. Разумовскому или А.Г. Строганову или братьям Орловым, каждый из которых владел состоянием, превышавшем 25.000 душ? Конечно, нет! По подсчетам того же Ю.В. Готье в России насчитывалось 62,70% владельцев, имевшим всего-навсего до 30 душ.

ЭТО ЖЕ ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ!

Читаем дальше:

«…все это привело к изданию нового указа от 19 марта 1746 г., гласившего, что «впредь купечеству (кроме тех, которым к заводам и фабрикам по силе указов к покупке дозволение дается), архиерейским имонастырским слугам и боярским людям и крестьянам и написанным в цех, також казакам и ямщикам и прочим разночинцам, состоящим в подушном окладе, кроме тех, кому по Уложению и по указам поместья и вотчины и крепостных людей иметь велено, людей и крестьян с землями и без земель покупать во всем государстве запретить и крепостей оным нигде не писать…»
Именно в эти годы началось «приведение в порядок» фамильных архивов следующих фамилий: АНИЧКОВЫ, АПРАКСИНЫ, АПРАКСИНЫ-ВЕРДЕРЕВСКИЕ, АРСЕНЬЕВЫ, АРЦЫБАШЕВЫ, БЕСТУЖЕВЫ, БЕСТУЖЕВЫ-РЮМИНЫ, ВАДБОЛЬСКИЕ, КН., ВЛАСЬЕВЫ, ВОРОНЦОВЫ, ДАВЫДОВЫ, ЖЕЛЯБУЖСКИЕ, ЛОДЫЖЕНСКИЕ, МЕЛЬГУНОВЫ, НАРЫШКИНЫ, НАЩОКИНЫ, НОВОСИЛЬЦЕВЫ, ПЕСТРИКОВЫ, ПОЛИВАНОВЫ, РАХМАНОВЫ, СВИЯЗЕВЫ И ПОЛИКАРПОВЫ, СПЕШНЕВЫ, УВАРОВЫ, УХТОМСКИЕ, КН., ХИТРОВО, ЧЕГЛОКОВЫ, ЧЕРНЫШЕВЫ и ЯЗЫКОВЫ.
Самое же любопытное заключается в следующем. Как правило, копировались не избранные дела (например, 1 дело из 3-4, находившихся в фамильном архиве), а ЦЕЛИКОМ ВЕСЬ КОМПЛЕКС!

Например, у Апраксиных архив включает в себя 12 документов (родословные росписи и подтверждающие грамоты). И все они датированы одним и тем же годом – 1743-м! У Мельгуновых таких документов 7, и все они относятся к 1745 году!

ИНТЕРЕСНО, НЕ ПРАВДА ЛИ?

Получается, что, если уж делали, то «все разом»! Хоть бы один-два документа сохранили бы от XVII в.!

Не похоже как-то на работников архива, которые вдруг (ни с того ни с сего) занялись проверкой сохранности комплексов фамильных документов. Конечно, можно предположить, что именно в 1743 г. фамильный фонд Апраксиных (наряду с еще 12-ю другими) сохранился хуже остальных. Например, был залит водой, изорван, моль поела или что-то в этом духе. Просто дело в том, что копирование этих документов вообще прекратилось, начиная с XIX в. и в течение 100 с лишним лет больше не возникло НИ ОДНОЙ КОПИИ!

ЧТО, ДЕЛА ПЕРЕСТАЛИ ПОРТИТЬСЯ?

С 80-х гг. XVII столетия до 1743 г., когда наблюдался «первый всплеск» интереса к родословным документам минуло около 60 лет и, тем не менее, уже каким-то грамотам и актам понадобился «капитальный ремонт». Но, если затевать его как следует (т.е. «по уму»), то следовало бы вести эту деятельность планомерно, хотя бы по какому-то отдаленному графику, а не такими «всплесками».
Ответ в данном случае будет однозначный: интерес к фамильным архивам был спровоцирован отнюдь не плохим состоянием фондов архива и возможностью гибели бесценных (для кого-то!) документов.
Продолжаем. С конца 40-х гг. в этом направлении наблюдается некоторое затишье. Второй «всплеск» приходится на 1754-55 гг.
13 мая 1754 г. Императрица подписала указ о создании Государственного дворянского заемного банка, состоявшего из двух фактически самостоятельных сословных банков: Дворянского заемного банка с конторами в Москве и Санкт-Петербурге и Купеческого банка в Санкт-Петербурге. Автором проекта, разработанного с целью, как говорилось в указе, “уменьшения во всем государстве процентных денег”, был граф Петр Иванович Шувалов. Основной капитал Дворянского банка первоначально составлял 740 тыс. рублей (при Екатерине II - 6 млн рублей) и был получен любопытным способом - за счет увеличения в несколько раз налога на вино (т.н. шуваловская «винная прибыль»).

Главным преимуществом нововведения были, конечно же, СТАВКИ! Банки выдавали ссуды из расчета 6% годовых сроком на год (при том, что частный кредит доходил до 20%, т.е. больше, чем в 3 раза!).

5
Рейтинг: 5 (1 голос)
 
Разместил: MaxOl    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте