Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Археологические памятники среднего Поочья. Вып. 5, Рязань, 1996 г.



  1. А.А.Чубур (г.Курчатов). Распределение остатков гигантских фитофагов и возможные пути заселения Среднего Поочья в осташковское время
  2. А.Н.Бессуднов, С.В.Соболев (г Липецк). О памятниках с кремневым инвентарем в бассейне р.Вязовка
  3. В.П.Челяпов, Д.А.Иванов (г.Рязань). Каменные топоры из Кадомского музея
  4. А.Д.Пряхин (г.Воронеж). Размышления в связи с феноменом Покровских древностей
  5. А.Д..Пряхин, В.И.Беседин (г.Воронеж). К оценке абашевских погребений Подклетненского могильника
  6. В.П.Челяпов (г.Рязань). Новые исследования могильника Лебяжий Бор
  7. В.И.Беседин, И.Е.Сафонов (г.Воронеж). Сосуды с календарной символикой из могильника поздняковской культуры Лебяжий Бор
  8. В.Г.Миронов (г.Саратов). К 150-летию открытия рязанских Городецких городищ
  9. Г.А.Массалитина (г.Калуга). К вопросу о керамических традициях окских племен
  10. А.Н.Павлова (г.Йошкар-Ола). К семантике ажурных застежек волжских финнов IX-XIII вв
  11. Н.А.Тропин (г.Елец). Древнерусская керамика XII-XIVвв. южных районов Рязанщины (по материалам раскопок селищ Казинка и Каменное)
  12. И.В.Болдин (г.Калуга). К проблеме развития технологии составления формовочных масс в гончарном производстве X-XVII вв.
  13. Л.В.Чекурин (г.Рязань). Из истории первых археологических исследований Старой Рязани

РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ОСТАТКОВ ГИГАНТСКИХ ФИТОФАГОВ ВОЗМОЖНЫЕ ПУТИ ЗАСЕЛЕНИЯ СРЕДНЕГО ПООЧЬЯ В ОСТАШКОВСКОЕ ВРЕМЯ

А.А.Чубур
(г. Курчатов)

Первый свод находок остатков мамонта и сопутствующих ему животных на территории Российской Империи был создан графом А.С.Уваровым и вошел в его труд "Археология России. Каменный период", не потерявший научной ценности как источник информации и по сей день [1]. Многие "мамонтовые" пункты, упоминаемые Алексеем Сергеевичем, в частности, окрестности Брянска, Новгорода-Северского и Курска, впоследствии стали известны как палеолитические районы. Упоминаются в своде и окрестности г. Зарайска, находки мамонта близ Рязани, на р. Проне и в Спасском уезде Рязанской губернии.

К настоящему времени на территории Рязанской области известно около 80 пунктов находок плейстоценовой фауны, имеющих более или менее точную привязку, и примерно столько же безадресных находок, сделанных в Рязанской губернии в XIX - начале XX вв. и хранящихся в фондах Рязанского историко-архитектурного музея-заповедника. Детальное изучение морфологических особенностей остеологического материала - дело будущего, в настоящей же работе речь пойдет о распределении остатков гигантских фитофагов - мамонта и шерстистого носорога - в пространстве Среднего Поочья.

Распределение остатков мамонта в пределах Рязанской области очень неравномерно. Наиболее насыщен ими северо-западный сектор, а юго-восточный, напротив, практически пуст. Это находит объяснение в свете общей картины распределения остатков мамонта в центральных областях Русской равнины (рис.1). Основная часть местонахождений тянется субпараллельно краю полосы Валдайского ледникового щита шириной 500-600 км, которая захватывает Рязанскую область своим южным краем. Именно в пределах этого "мамонтового коридора" происходило расселение так называемых "охотников на мамонта". В районе Рязани и Зарайска две ветви "мамонтового коридора" - верхнеокская и верхнедонская - сливаются. Эти ветви, возможно, фиксируют основные направления миграции крупных стад мамонта и в пределах осташковского времени несинхронны.

Ветви могут показывать и основные направления миграции племенных групп в верхнем палеолите. Л.В.Грехова считает, что заселение бассейна

Рис. 1. Пространственное распределение остатков мамонта в центре Русской равнины: квадрат с косыми линиями - более 1 местонахождения на 1000 кв.км; квадрат с перекрестными линиями - более 2 местонахождений на 1000 кв.км; полностью заштрихованный квадрат - более 3 местонахождений на 1000 кв. км . Цифры в квадратах - число местонахождений в данных широтно-долготных рамках (исключая палеолитические местонахождения)

Средней Оки происходило через верховья Дона [2]. Это вполне справедливо для первой половины осташковского времени (до максимума похолодания), что подтверждает Зарайская стоянка, датируемая концом ранне-осташковского - началом гмелинского времени [3]. Возможный маршрут миграции: верховья Дона - р. Осетр - р. Ока.

Иное дело - эпоха постмаксимума. Палеолитические стоянки Заозерье 1 и Шатрищи 1 находят ближайшие аналогии в памятниках типа Тимоновка-Юдиново, относящихся к так называемой "деснинской культуре" [4, 5]. Памятники этого типа широко распространены ь бассейне Десны, именно здесь сложились характерные для данной культуры традиции в изготовлении каменного и костяного инвентаря.Миграция деснинского населения в Поочье скорее всего, происходила из верхнего Подесенья. Ее наиболее вероятный путь: через водораздел по реке Снежеть или Навля и далее по реке Ицка, Крома, Цон, Орлик или Нугрь в долину

Оки. Такая картина вырисовывается, если брать во внимание распределение остатков мамонта в "коридоре" между верхней Десной и верхней Окой от 52°40' до 53°10' северной широты. В этом плане интересны находки верхнепалеолитических изделий на р. Нугрь [6]. Дальнейшее продвижение деснинского населения по долине Оки вдоль верхнеокской ветви "мамонтового коридора" приводит его в район Рязани и Спасска-Рязанского.

Не исключено, что с очередным похолоданием во время климатических пульсаций эпохи постмаксимума ремиграция обитателей Поочья на юг происходила уже в направлении бассейна Дона, однако не через долину реки Осетр, а по реке Проня и далее по рекам Ряса и Воронеж. Не исключено, что этот этап миграции отмечен стоянкой Масловка на р. Воронеж [7]. По крайней мере, условия залегания, основной объект охоты (как и в Шатрищах 1, это лошадь) и расщепленный кремень не противоречат такому предположению.

Следующий пункт возможной миграции - стоянка Борщево 2, имеющая много общих черт с Шатрищами 1, с одной стороны, [5] и с Курскими стоянками, с другой [8]. Предполагаемый путь миграции совпадает с восточной частью верхнедонской ветви "мамонтового коридора".

Вернемся, однако, к распределению остатков мамонта в Рязанской области. Более детальное рассмотрение северо-западного сектора области показывает, что и в его пределах распределение остатков мамонта неравномерно. Находки концентрируются в нескольких местах, а именно: в районе г. Рязани и к северо-востоку от него, в окрестностях г. Спасска-Рязанского, в окрестностях г. Касимова, вблизи г. Пронска и по небольшому притоку р. Проня - речке Галина.

С чем связано это явление? Для того, чтобы разобраться в его природе, необходимо совершить небольшой экскурс в геоморфологию и неотектонику. В районах, где линеамент реки (тектоническая структура, определяющая основное направление долины) пересекает тектонические швы или локальные неотектонические поднятия с большой амплитудой, происходят усиленное эрозионное расчленение местности с образованием и ростом балок и оврагов, а также сильное меандрирование реки с возникновением большого числа заводей, стариц, отмелей (ввиду подпруживающего эффекта). Именно в устьях оврагов, древних балок и притоков, в старицах складывались наиболее благоприятные условия для накопления остатков мамонта, обитавшего преимущественно на пойме. Тяжелые туши сносились во время половодий вниз по течению и накапливались, образуя так называемые "мамонтовые кладбища" [9-12].

Такие участки долин легко отслеживаются по целой серии признаков: изменению мощности аллювиальных толщ разных фаций, изменению ширины долины и ее элементов, изменению относительных высот поймы и

надпойменных террас, нарушению продольного профиля реки. Последний признак особенно легко поддается фиксации. Наложение распределения остатков мамонта на продольный профиль Оки в пределах Рязанской области показало, что не менее 90% их лежит в пределах изломов и антецедентных (приподнятых относительно нормального профиля равновесия) участков профиля, что очень характерно и для других рек центра Русской равнины (рис. 2).

Анализ распределения фаунистических остатков, в том числе мамонта, в долинах рек и на придолинных территориях в центре Русской равнины привел к выводу о том, что верхнепалеолитические стоянки осташковского возраста тяготеют к "районам концентрации остатков мамонта" -своеобразным разреженным "мамонтовым кладбищам", среди которых местами встречаются и крупные естественные скопления костных остатков. Такая стратегия выбора мест поселения, вероятно, связана с использованием "мамонтовых кладбищ" в качестве источника топлива, стройматериала и сырья для поделок - наиболее надежного в перигляциальных, часто совершенно безлесных, условиях.

Таким образом, у окрестностей Рязани и Спасска-Рязанского есть шанс стать в один ряд с Костенками и Пушкарями. Разведки П.И.Борисковского и А.В.Трусова выявили уже как минимум три верхнепалеолитических памятника в Спасском районе [13, 14]. Дальнейшие поиски находок эпохи палеолита здесь обречены на успех.

Большое количество находок, как имеющих точную привязку, так и относящихся в целом к Рязанской области (без детального адреса), позволяет провести некоторые сопоставления.

Различные категории костных остатков мамонта сохраняются в разной степени. Как явствует из приведенной таблицы, можно выделить три уровня сохранности костного материала, которые отмечаются не только в Рязанской, но и в Курской (бассейн Сейма), Брянской (бассейн Десны), Липецкой (бассейн верхнего Дона) областях:

I. Зубы и бивни. Сохраняются наиболее часто, составляют от 40 до 52% всего материала.

II. Трубчатые кости. Более подвержены разрушению, составляют 20-30% всего остеологического материала.

III. Плоские кости, массивные кости (черепа и нижние челюсти), ребра и позвонки. Сохраняются редко, возможно, ввиду меньшей прочности. Каждая из названных подгрупп III уровня составляет от 2 до 15% всего остеологического материала по мамонту.

Доли различных категорий костных остатков в общем количестве, а также их колебания по областям показаны на рис.3.

Разрозненные находки, в том числе из "районов концентрации", отличаются от насыщенных "мамонтовых кладбищ" типа Севского

Рис. 3. Сохранность различных категорий остатков мамонта: ЗБ - зубы и бивни; ТК - трубчатые кости; ПК - плоские кости;

МК - массивные кости; РП - ребра и позвонки; I-III - уровни сохранности; ______ - Рязанская область; ------- - Курская область;

_ . _ ._ - Брянская область; •"••"• - Липецкая область

(бассейн Десны), в которых ребра и позвонки составляют наиболее многочисленную категорию [15]. С "мамонтовыми кладбищами" в этом плане сходны культурные слои палеолитических стоянок Елисеевичи, Хотылево 2 и др. Следует заметить, что по этой причине сбор разрозненных костных остатков мамонта на большой территории представляется маловероятным. Качественный и количественный состав основной части костных остатков мамонта во многих культурных слоях может быть объяснен либо доставкой на стоянку целых туш добытых на охоте животных, во что трудно поверить, учитывая весовые характеристики мамонта и даже отдельных его частей, либо, что намного реальней, размещением поселения вблизи естественного скопления мамонтовых остатков. Несомненно, что эта гипотеза никоим образом не исключает эпизодической охоты на отдельных, особенно молодых, мамонтов.

См. таблицу

Небезынтересны и данные, касающиеся другого гигантского фитофага -шерстистого носорога. Для бассейнов Десны и верхнего Дона получены соотношения численности находок мамонта и носорога примерно 10:1 и 12:1 соответственно. Это, вероятно, отражает реальное соотношение данных видов в природе и сходно с соотношением африканского слона и носорога в Кении [11, 16]. На верхней Оке это соотношение равно 6,5:1, а на средней Оке (в пределах Рязанской области) даже 5:1, то есть остатков носорога встречено в 2-2,5 раза больше по сравнению с регионами, лежащими южнее и юго-западнее. С чем может быть связан этот феномен - с более высокой плотностью окской популяции шерстистого носорога или с более продолжительным обитанием его в бассейне средней Оки?

Согласно [17, 18] и устному сообщению Н.В.Гарутта (1988 г.), в бассейнах Днестра и Дона, в Приазовье и Северном Причерноморье шерстистый носорог исчезает до начала фазы осташковского постмаксимума. Расцвет этого вида на верхнем и среднем Дону, судя по данным из культурных слоев Костенок, приходится на брянский интерстадиал. При этом интересно, что наиболее поздняя находка в Костенках 2 (максимум похолодания) обнаружена в комплексе 2 [19], возможно, представляющем следы естественного скопления костей в промоине.

Аналогично, видимо, и время исчезновения шерстистого носорога в «бассейне Десны: памятники с его остатками, как правило, датируются

Рис. 4. Пространственное распределение остатков шерстистого носорога в центре Русской равнины: квадрат с косыми линиями - более 1 местонахождения на 4000 км2; квадрат с перекрестными линиями - 4-5 местонахождений на 4000 км2; полностью заштрихованный квадрат - более 5 местонахождений на 4000 км2. Цифры в квадратах - число местонахождений в данных широтно-долготных рамках (включая находки на палеолитических памятниках)

временем до начала эпохи постмаксимума. Исключение составляет стоянка Супонево, однако следует заметить, что данные о ее фауне крайне противоречивы: коллекция утрачена, ее обработка была только предварительной и потому наличие нескольких обломков костей носорога в ней, упоминаемых В.И. Громовым [20], вызывает сомнение. На относительно синхронных Супоневу Тимоновских стоянках шерстистый носорог отсутствует.

Иная ситуация наблюдается в бассейне Оки. Наличие остатков шерстистого носорога в культурном слое стоянки Шатрищи 1, надежно датируемой эпохой постмаксимума [5], бесспорно, свидетельствует о его обитании на средней Оке в этот период. В то же время осмотр остеологического материала Рязанского историко-архитектурного музея-заповедника показал, что часть костей шерстистого носорога достаточно сильно фоссилизирована, что может быть косвенным свидетельством их большей древности. То же можно сказать и о локтевой кости шерстистого носорога, хранящейся в музее клуба "Горизонт",

г. Рязань, из аллювиальных отложений реки Галина. Уточнить это могли бы радиоуглеродные даты, пока отсутствующие.

Таким образом, можно предположить, что к концу эпохи постмаксимума в бассейне средней Оки существовала своеобразная рефугия, где здравствовал уже исчезнувший в более южных и западных районах шерстистый носорог.

Любопытна картина распределения остатков этого животного в центральной части Русской равнины (рис. 4). В отличие от мамонта, ареал находок остатков носорога не цельный или разделяющийся на отдельные ветви, а "лоскутный", состоящий из не связанных друг с другом частей. На рассматриваемом пространстве выделяются три подобласти:

днепровско-верхнеокская - наиболее крупная и наиболее насыщенная остатками, включает в себя бассейны Десны, Сейма, верхней Оки;

верхнедонская - менее насыщенная, ограничена верхним течением Дона и его притоков;

среднеокская - в пределах Рязанской и, возможно, Владимирской и юга Московской областей.

Дальнейшие исследования должны будут показать отличаются эти области друг от друга только зоогеографически или же имеются морфологические отличия между животными разных популяций. Пока же можно утверждать, что, в отличие от лежащих южнее районов, в среднем течении Оки шерстистый носорог не может быть использован для относительного датирования верхнепалеолитических памятников.

ЛИТЕРАТУРА

1. Уваров А.С. Археология России. Каменный период. Т. 1. - М., 1881.

2. Грехов» Л.В. Памятники эпохи палеолита и мезолита//Окский бассейн в эпоху камня и бронзы: Тр. ГИМ. -1970. - Вып.44.

3. Трусов А.В. Зарайская верхнепалеолитическая стоянка (предварительное сообщение)//Советская археология. -1985. - № 3. - С. 110-118.

4. Фролов А.С. Стоянка Заозерье 1 на Москве-реке // Краткие сообщения Института археологии. -1987. - Вып. 189. - С. 75-83.

5. Трусов А.В. Верхнепалеолитическая стоянка Шатрищи на средней Оке//Советская археология. -1989. - N° 3- - С. 96-112.

6. Археологическая карта России. Орловская область. - М., 1993.

7. Тарасов Л.М. Масловка - палеолитическая стоянка на р. Воронеж//Краткие сообщения Института археологии. -1983. - Вып. 173. - С. 67-71.

З.Борнсковскнн П.И. Палеолитические стоянки на территории Курска//Бюллетень комиссии по изучению четвертичного периода. - 1986. - Вып.55. -С. 64-81.

9. Верещагин Н.К. Почему вымерли мамонты. - Л.О 1У/У.

10. Верещагин Н.К. О происхождении мамонтовых кладбищ // Природная обстановка и фауны прошлого. - Киев, 1972. - Вып.6. - С. 131-148.

11. Чубур АА. Система человек-мамонт в бассейне Десны. Культурная адаптация в верхнем палеолите. - Курск, 1993.

12. Чубур АА. "Мамонтовое собирательство" в бассейне Десны//Природа. -1993. - № 7. - С. 54-57.

13. Борисковскнй П.И. Палеолитические и эпипалеолитические местонахождения бассейна р. Ока//Тр. советской секции международной ассоциации по изучению четвертичного периода. -1937. - Вып. 1.

14. Трусов А.В. Новая верхнепалеолитическая стоянка Шатрищи 2//Археология Рязанской земли: Научн. чтения. Тез. докл. - Рязань, 1988.

15. Лавров А.В., Мащенко Е.Н. Крупнейшее захоронение мамонтов в Европе//Природа. -1991. - № 1. - С. 52-55.

16. Соколов В.Е. Редкие и исчезающие животные (млекопитающие). - М., 1986.

17. Алексеем Л.И. Териофауна многослойной стоянки Молодова У//Многослойная палеолитическая стоянка Молодова V. Люди каменного века и окружающая среда. - М., 1987. - С. 153-162.

18. Смолмнннова С.П., Мух» Б.Б. Мамонт из позднепалеолитической стоянки Лески//Четвертичный период. Палеонтология и археология. - Кишинев, 1989. - С. 61-67.

19. Борнсковский П.И. Очерки по палеолиту бассейна Дона//Материалы и исследования по археологии СССР, 1963. - Вып. 121.

20. Громов В.И. Палеонтологическое и археологическое обоснование стратиграфии континентальных отложений четвертичного периода на территории СССР (млекопитающие, палеолит). - М., 1948.

0
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте