Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Археологические памятники среднего Поочья. Вып. 5, Рязань, 1996 г.



СОСУДЫ С КАЛЕНДАРНОЙ СИМВОЛИКОЙ ИЗ МОГИЛЬНИКА ПОЗДНЯКОВСКОЙ КУЛЬТУРЫ ЛЕБЯЖИЙ БОР

В.И.Беседин
(г.Воронеж)

При раскопках могильника Лебяжий Бор* [1] были найдены сосуды со специфической орнаментальной композицией: орнаментальный ритм в них нарушен преднамеренно оформленным разрывом или сбоем. Технологически сосуды идентичны остальной керамике могильника, но в их форме и орнаментации ощутимы гончарные традиции срубной культурно-исторической общности. Более того, именно обращение к этим традициям позволяет предложить интерпретацию указанных сосудов.

Ранее в специальной статье мы уже попытались доказать, что орнаментация подобной керамики связана с календарными представлениями [2]. При анализе срубных сосудов учитывались особенности построения орнамента. По формальным признакам были выделены три группы сосудов. В первую включены сосуды с орнаментом из одинаковых или разных, но ритмично чередующихся элементов, образующих замкнутый круг. Во вторую группу выделены сосуды, орнаментальный пояс которых состоит из разных элементов и знаков (идеограмм), чередующихся в неправильной последовательности. К третьей группе отнесены сосуды с орнаментом из одинаковых элементов, но имеющих разрыв. На отдельном сосуде разрыв или сбой обычно воспринимается как случайность, но если рассмотреть эти "ошибки" в совокупности и с учетом частоты встречаемости, то случайностью их уже не назовешь. Как раз такие сосуды и выявлены в могильнике Лебяжий Бор.

Можно сказать, что четкой границы между орнаментами второй и третьей групп нет: разрывы отмечены и на сосудах второй группы, а в орнаментальном поле сосудов третьей группы нередко содержатся различные знаки, метки и т.п.

Сравнение распределения числа элементов орнамента по группам показывает, что за особенностями орнаментальных композиций скрыты также и различия в количестве элементов, наносившихся на сосуды. Так, на сосудах первой группы предпочтение отдавалось 5, 8 и 13 элементам, на сосудах с идеограммами пики приходятся на 8 и 13 элементов, а на сосудах с разрывом орнаментального поля - на 7 и 12 элементов (рис. 1,а).

Таким образом, выделяются не только конкретные числа, но и их группировки применительно к различным видам орнамента: 5-8 (7) -13 (12). Заметим: при сложении первых двух чисел образуется третье. Практически во всех случаях 10 элементов встречаются значительно реже,

•Авторы выражают благодарность В.П.Челяпову и Ю.П.Матвееву, предоставившим неопубликованные материалы из своих раскопок.

чем можно было бы ожидать. Интересны и очевидные "выбросы": 18, 23, 25, 27 (рис. 1,6).

При изучении частоты употребления более мелких структурных единиц орнамента производился их суммарный подсчет на сосуде, где они могут быть представлены отдельной зоной, в обрамлении по верху или по низу элемента и в заполнении элемента. Фиксировались их число раздельно в каждом случае, общее количество элементов в обрамлении и в сумме с числом элементов отдельной зоны. В случае, если в каком-либо поясе наблюдалась группировка элементов, подсчитывалось и их число в каждой из групп. Результаты подсчетов представлены на рис. 1 ,в.

Всего выявлено 58 различных числовых значений, из них 52 - в интервале от 30 до 120. Максимальное число совпадений не превышает 3, поэтому высока вероятность случайности. Тем не менее зафиксируем те числа, которые встречаются чаще других: для трех совпадений это 38, 48, 52, 86, 99, 118. Укажем также далеко отстоящие от основного ряда значения: 177, 225,236, 355 и 378.

Некоторые из выявленных чисел указывают на связь с календарными системами. В первую очередь сюда относятся сосуды с 13 (12) элементами, сильную взаимосвязь с которыми образуют 8 (7)-, 9- и 5 (4) - элементные сосуды. Последние числа часто употребляются в различного рода сочетаниях, в сумме дающих 13 (12): 7(8)+5, 8+4, 9+4 и т.п. Можно предположить существование у срубников достаточно развитого счета времени, в основе которого лежал лунный синодический год. Он состоял, по-видимому, из 12 лунных месяцев при интеркаляции тринадцатого. Тип года характеризуют такие числа, как 118, 177, 236, 355, 378. Они либо кратны длительности синодического месяца (29,5x4=118; 29,5x6=177; 29,5x8=236), либо близки продолжительности синодического года (355;378).

Как уже упоминалось, сосуды из Лебяжьего Бора можно соотнести с третьей орнаментальной группой срубной керамики. Так, на сосуде из погребения 2 кургана 30 представлен 7-элементный зигзаг, с обеих сторон обозначенный насечками (рис. 2.1). Общее количество насечек, относящихся к зигзагу, - 183, из них 90 идут по верху (плюс 12, приходящихся на разделитель) и 93 - по низу. Отдельной зоной внизу выделены 105 вдавлений.

На сосуде из погребения 5 кургана 30 наблюдается сходная картина (рис. 2.2). По верху зигзага нанесено 88 насечек и 2-5 утрачено. Сюда же надо добавить 9 насечек, приходящихся на разделитель. По низу прослеживаются 84 насечки. Общее их число больше 181 (183-186?). В отдельной орнаментальной зоне, состоящей из вдавлений, присутствуют две группировки чисел, отделенных друг от друга разрывом: 45 и 54 (всего 99).

Среди срубных и абашевских аналогий интерес представляют сосуды из Подгоренского и Власовского могильников. В основе орнамента сосуда из

Рис. 2.Сосуды из кургана 30 и их аналогии: 1-курган 30, погребение 2; 2-курган 30, погребение 5; 3-Подго-ренский могильник, курган 7, погребение 7; 4-Власовский могильник, курган 16, погребение 4

Подгорного (рис. 2.3), как и в предыдущих случаях, лежит незамкнутый 7-частный зигзаг. По верху зигзага насчитывается 115 вдавлений, по низу -110. Тринадцать вдавлений нанесено в точке разрыва, причем направлением накола подчеркнута принадлежность 9 из них к верхнему ряду и 4 - к нижнему. Над зигзагом и под ним находятся по 18 крестов. Наконец, под ребром сосуда зигзаг из 16 элементов обрамлен 118 наколами. Сумма всех меток (355) практически соответствует лунному синодическому году из двенадцати месяцев. Причем количество меток в верхней, части соответствует восьми месяцам, а в нижней - четырем.

На сосуде из Власовского могильника (рис. 2.4) также имеется зигзаг [3 (рис. 4.7)]. Орнамент состоит из трех поясов: соответственно с 9, 5 и 7 элементами. Зигзаг второго орнаментального пояса также обозначен насечками: 66 по верху и 82 по низу (всего 148). На точку разрыва приходится 9 вдавлений. Общая сумма элементов составляет 157. Насечки на зигзаге с 5 элементами полностью соответствуют продолжительности пяти лунных синодических месяцев, по-видимому, составлявших зимний период календаря (29,5x5=147,5). Тогда 7-частный зигзаг может трактоваться как продолжительность теплого времени года.

Скорее всего, и поздняковские сосуды отражают в орнаменте определенные календарные представления. Метки на 7-частном (!) зигзаге первого из сосудов представлены 183 наколами, что равняется половине солнечного года (183x2=366). Двенадцать меток разделителя точно соответствуют разнице, отличающей его от лунного синодического года (366-12=354). Интерпретация второго сосуда (погребение 2 кургана 30) зависит от того, какое количество меток в обрамлении зигзага утрачено. Если их общее число составляло 182-183, то мы имеем тот же вариант, что и в предыдущем случае, но с иной смысловой нагрузкой меток разделителя. Если же их было около 186 и соответственно 177 меток вдоль зигзага, то это указывает на половину лунного синодического года. Учитывая то, что оба сосуда происходят из одного кургана и, скорее всего, из синхронных погребений и что они фактически идентичны в форме, размерах и манере орнаментации, можно предположить их принадлежность одному календарному комплексу, в котором были совмещены две системы отсчета времени (по солнцу и по луне) и учтена их взаимосвязь.

Сложной представляется интерпретация отдельного пояса из вдавлений. Возможно, таким образом выделялся наиболее значимый промежуток времени. Число 99 относится к особо почитаемым у индоариев и тесно связано как 'с магией чисел, так и с календарными представлениями. Число 105, вероятнее всего, раскладывается на ряд множителей (7x15), также имеющих связь с числовой календарной магией. Семерка представлена во многих мифологических сюжетах (4 с. 630-631)]. Число 15 обычно трактуется как "счастливое". К примеру, у иранцев каждый 15-й день месяца посвящался Ахурамазде, "возглавлявшему" силы добра [5 (с. 155)]. Аналогичные представления можно найти и у ведийских ариев [6 (с. 147)].

Уже опубликованный сосуд из кургана 5 (рис. 3.1) [1 (рис. 13.3)] тоже имеет аналогии в срубной керамике. По числу элементов основного орнаментального пояса (9) он схож с сосудом из могильника Губари (рис. 3.2), а по семантике - с сосудом из могильника Стояново (рис. 3.3). На нем, как и на предыдущей поздняковской керамике, имеется отдельно выделенная орнаментальная зона, представленная 86 вдавлениями. Это число в определенной степени кратно продолжительности трех лунных синодических месяцев. Помимо этого, оно соответствует длительности зимнего времени года между зимним солнцестоянием и весенним равноденствием. Сейчас она составляет 89 дней, однако несколько тысячелетий назад была меньше [5 (с. 24)]. С другой стороны, число 89 близко числу 84, образованному путем умножения 12 на 7 и играющему исключительную роль в ритуалах на северо-востоке Индии [7 (с. 144)]. Здесь можно говорить о полисемантичности выделенного числа. С подобным явлением мы, по-видимому, столкнулись и в случае с сосудом из погребения 2 кургана 30. Таким образом, четко прослеживаются космогонические истоки подобного рода "священных" чисел.

Из погребения 1 кургана 27 происходит небольшая баночка, орнаментальная схема которой не встречена ни на поздняковской, ни на срубной керамике (рис. 4.1). Поиск аналогий приводит к материалам абашевской культурно-исторической общности и, в частности, к острореберным сосудикам из Филатовского кургана (рис. 4.2, 3) [8 (рис.8, 2, 4)]. Общее фоновое заполнение девяти элементов орнаментального пояса поздняковского сосуда представлено 28 линиями (утрачено не более одной). Налицо та же календарная направленность числового ряда.

Обращает на себя внимание тот факт, что, как правило, в точке разделителя или орнаментального сбоя присутствует 9 более мелких структурных единиц. Если их больше, то так или иначе семантически все равно выделено 9 (см.например, с Подгоренским сосудом, а также Филатовским (рис. 4.2), где 12 линий асимметричного элемента группируются как 4+4+5). На наш взгляд, здесь имеет место своего рода праздничный цикл из 9 (или более ?) дней, отмечающий начало нового года. Подобные примеры широко представлены в различных календарных системах древности: это и 5 дней праздников у египтян в период разлива Нила, и 12-дневный праздник акиту вавилонян [9 (с. 69)], схожий с арийским махавратой [6 (с. 14)].

Отметим еще одну особенность сосудика из погребения 1 кургана 27. Выше уже отмечалось, что его композиция имеет аналогии только в абашевских древностях, а в срубных, где нами изучено значительно больше керамики, пока не встречена. Если это не случайное совпадение, то можно говорить об абашевском воздействии на календарные представления

Рис. 3. Сосуд из кургана 5 и его аналогии: 1-курган 5, сосуд 1; 2-могильник Губари, курган 3, погребение 5; 3-Стояново, курган 10, погребение 2

поздняковских племен, тем более что в могильнике Лебяжий Бор выявлена близкая абашевской керамика [1 (рис. 8, 6; 13, 1, 2)].

Все приведенные нами абашевские аналогии относятся к довольно узкому хронологическому диапазону, маркируемому костяными лопаточками, которые встречены и в Филатовском, и во Власовском погребениях [3 (с. 14-19, рис. 5.1), 8 (с. 37)]. Подобные лопаточки

Рис. 4. Сосуд из кургана 27 и его аналогии: 1-курган 27, погребение 1; 2, 3 - Филатовский курган, погребение 1

встречаются, как правило, в комплексах с дисковидными псалиями и синхронизируют комплексы типа Синташта-Потаповка-Филатовка и известный Пепкинский курган [10]. О связях абашевских и поздняковских племен неоднократно говорилось в литературе [11 (с. 70-72), 12 (с. 35)]. Приведенные примеры, на наш взгляд, не только подтверждают это, но и позволяют конкретизировать относительную хронологию раннепоздняковских памятников.

В заключение отметим, что приведенная нами керамика поздняковской культуры не является исключением. Судя по имеющимся публикациям, к сосудам с календарной символикой могут быть отнесены и находки из могильников Фефелов Бор, Засеченский и др. [1 (рис.10), 12 (рис. 24,7), 13 (рис. 5, 2; 8, 7-10; 10, 1, 12)].

Широкое распространение керамики с солярной символикой и геометрическими орнаментальными композициями открывает еще одно направление в изучении поздняковской культуры.

ЛИТЕРАТУРА

1. Челяпов В.П. Поздняковский могильник Лебяжий Бор (раскопки 1991 года)//Археологические памятники Среднего Поочья: Сб. научи, трудов. Вып. 4. -Рязань, 1995.

2. Беседки В.И., Сафонов И.Е. Числа в орнаментации керамики срубной культуры//Российская археология. -1996. - № 2.

3. Синюк А.Т., Погорелое В.И. Курган № 16 Власовского могильника // Погребальные памятники эпохи бронзы лесостепной Евразии. - Уфа, 1993.

4. Топоров В.Н. Числа//Мифы народов мира. - М., 1994.

5. Климишин И.А. Календарь и хронология. - М., 1985.

6. Семенцов B.C. Проблемы интерпретации брахманической прозы. - М., 1981.

7. Леви-Брюль К. Первобытное мышление. - М., 1930.

8. Синюк А. Т. Козмирчук И.А. Некоторые аспекты изучения абашевской культуры в бассейне Дона (по материалам погребений) // Материалы и исследования по археологии Волго-Уралья. Древние индо-иранские культуры Волго-Уралья (II тыс. до н.э.) - Самара, 1995.

9. Элиаде М. Космос и история. - М., 1987.

10. Беседин В.И. О хронологии Пепкинского кургана // Российская археология. - 1995. - N° 3.

11. Попова Т.Е. К вопросу о связях племен поздняковской и абашевской культур//История и культура Восточной Европы по археологическим данным. -М., 1971.

12. Челяпов В.П. Засеченский курганный могильник. - Рязань, 1992.

13. Попова Т.Б. Грунтовый могильник поздняковской культуры под Рязанью // Наследие ВАТородцова и проблемы современной археологии: Тр. ГИМ. - 1988. -Вып. 68.

0
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте