Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Биркин Владимир Николаевич - герой Туркестана и Шипки



Последние семь лет своей жизни генерал-майор Биркин Владимир Николаевич руководил Двинским крепостным инженерным управлением. Он скоропостижно скончался 28 сентября 1902 года на 51-м году жизни...

Генерал-майор Владимир Николаевич Биркин происходил из старинного дворянского рода Рязанской губернии, верой и правдой служившего России. Четыре века назад Биркины входили в список «тысячи лучших слуг царя Ивана Грозного». Есть версия, что род ведет начало от одного из потомков сыновей Чингисхана, бежавшего вместе с сыном к рязанскому князю и принявшего христианство. Так отец, Бек-Ярык, стал Михаилом Степановичем, а его сын Берке — Иваном. От слова «берке» и пошла фамилия Биркин, что на тюркско-монгольском означает «могучий, крепкий».

В день, предсказанный карельскими волхвами, Иван Грозный, не доиграв шахматную партию, упал замертво. Соперником царя по игре был его любимец, один из Биркиных. С этого момента и начался закат знаменитого рода. Таких высот Биркины уже не достигали никогда.

Призрак Павла I

Владимир был способным и талантливым юношей. Oн получил высшее образование, закончив по первому разряду Николаевскую инженерную академию в Санкт-Петербурге. Академия, давшая России немало громких имен, располагалась в старинном здании

Михайловского замка — того самого, где еще за полвека до поступления сюда юного Биркина был убит император Павел Первый. Здесь всегда царила атмосфера таинственности, среди кадетов ходили зловещие рассказы о призраке задушенного императора. В замке, как говорили, было нечисто: при полном отсутствии ветра двери и форточки открывались сами собой, поскрипывал паркет, по ночам слышались шаги и придушенный кашель, мелькала тень разыскивавшего своих убийц Павла с горящей свечой в руках. Порой призрак императора наигрывал на старинном музыкальном инструменте флажолете, напоминавшем маленькую флейту.

Надо признать, что порой кто-нибудь из самых отчаянных закутывался в простыню и, изображая «привидение», пугал своих впечатлительных товарищей. Годом раньше, чем Владимир Биркин, академию окончил Федор Достоевский, на психике которого время, проведенное в стенах замка, оставило неизгладимый след. Судя по наградному и послужным спискам героя, можно смело выдвинуть предположение, что Владимир Биркин если уж не пугал товарищей, обрядившись привидением, то уж точно был из тех, кто пытался поймать «настоящее».

В судьбе нашего генерала много загадок. Почему, начав юнкером службу в престижном Павловском военном училище, Владимир в чине подпоручика в составе Саперного батальона отправился в Хивинский поход? Училище, носившее имя императора Павла (мистика — опять Павел!), имело славу одного из лучших российских учебных заведений, где обходились без «цуканья» (дедовщины), и блестящие «павлоны» (так до революции называли воспитанников училища), считавшиеся аристократами среди юнкеров, обычно распределялись в гвардию. Почему возможность быстрой карьеры в столице Владимир Николаевич променял на тяготы армейской жизни? Почему любезный и образованный офицер не обзавелся семьей и остался холостяком?

Вперед, в Хиву!

Хивинский поход 1873 года был не только одним из самых трудных походов русской армии по завоеванию Средней Азии, но и самым успешным.

Весна выдалась на удивление холодной, в песчаных степях свирепствовали снежные бураны. Казакам пришлось сжечь колья от палаток, чтобы хоть как-то согреться. Не хватало воды, и основными задачами саперов были поиск и постройка колодцев для обеспечения армии водой. Как вскоре выяснилось, значительная часть привезенных сухарей зачервивела. Командующему с насмешкой докладывали, что для перевозки таких сухарей верблюды не нужны — они «могут доползти сами туда, куда нужно».

Потом 20-градусные морозы сменила 50-градусная жара. Но, несмотря на трудности, военные ждали чего-то радостного, словно собрались на веселый пир. И все были уверены, что поход окончится благополучно, а самым большим наказанием считалось отстранение от участия в нем. Доброго и воспитанного Владимира Биркина старшие товарищи любили и старались опекать не в меру отважного и горячего юношу.

Войска благополучно добрались до Хивы и начали готовиться к штурму. Биркин в составе инженерных частей занимался заготовкой леса, необходимого для производства сапных работ (сапа — подкоп, с помощью которого осуществляют подрыв вражеских укреплений). Оказалось, что все сакли в округе принадлежали такой бедноте, что добытый из них лес никуда не годился из-за своей кривизны и мелкоты. Но материал, к счастью, не понадобился — Хива сдалась практически без боя.

Владимир Николаевич Биркин за доблесть был произведен в поручики и награжден орденами Святой Анны 4-й степени и Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом. Из Туркестанского края его перевели в Одесский военный округ. В составе действующей армии Биркин воевал против турок на Дунае, перешел Балканы, дрался на Шипкинских высотах.

На Шипке все спокойно!

В августе-декабре 1877 года, ровно 130 лет назад, шли жестокие бои на Шипкинском перевале, расположенном на высоте 1185 метров в горах Болгарии. Перевал обеспечивал кратчайший путь к турецкой столице Стамбулу, и потому туркам было важно выбить оттуда русских, а русским — удержаться. Русско-болгарский отряд за очень короткий срок провел масшабные инженерные работы — рытье окопов, устройство лесных завалов, волчьих ям, установка фугасов.

Болгары вели себя удивительно. Достаточно было одного слова офицера — и жители кидались на помощь военным. «Много счастья, много здравия!» — со слезами на глазах женщины провожали русских. Под обстрелом турецких орудий болгарские мальчишки носили солдатам воду.

3 000 жизней русских «братушков», как тогда их с восторгом величали болгары, — такова плата за перевал. Владимир Николаевич и здесь оказался счастливчиком: 26-летный офицер как и в Хивинском походе, так и на Шипке не получил ни единой царапины.

После Шипки была служба в Харьковском военном округе, Брянске, Умани, Киеве. Последние 7 лет своей жизни Владимир Николаевич руководил Двинским крепостным инженерным управлением. В 38 лет боевой офицер стал полковником, в 49 лет — генерал-майором.

Потомственный дворянин, кадровый военный, боевый генерал Владимир Николаевич Биркин прожил всего 51 год, но прожил их ярко, оставив добрую память не только у тех, с кем его сводила судьба, но и в истории нашего города.

P.S. «Наша Газета» благодарит Людмилу Жилвинскую, заместителя директора Даугавпилсского краеведческого музея, военного историка Олега Морозова (Рига), Андрея Шерстюка, администратора сайта Павловского военного училища (www.pvu1863.com) за помощь в подготовке материала.

"Наша Газета"

Биркин Владимир Николаевич Могила генерала Биркина, участника Хивинского похода и обороны Шипки, – один из немногих памятников, сохранившихся на даугавпилсском Гарнизонном кладбище.
0
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте