Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Маковские



ЗАБЫТЫЕ ИМЕНА
МАКОВСКИЕ

(к 135-летию со дня рождения Василия Дмитриевича Маковского)

В семье Дмитрия Петровича Маковского, священника Успенской церкви, что в селе Дятлово Пронского уезда, 7 (20) марта 1874 года родился сын Василий. В большой дружной семье из десяти человек, дети, наравне с взрослыми, работали дома, на огороде, в поле, на сенокосе. Василёк имел близких приятелей среди крестьянских мальчиков, с которыми учился, играл и принимал участие во всевозможных похождениях, а как исполнилось десять лет, его отвезли в Рязанское духовное училище и устроили жить в бурсе. Она мало чем отличалась от той, что живописал Помяловский, – здесь пороли, ставили на колени, оставляли без завтрака и обеда…

Ученье Василию Маковскому давалось легко, поэтому оставалось много времени для чтения. За шесть лет обучения редкая книга из училищной библиотеки не побывала в его руках. Кроме русской словесности, он любил арифметику и географию, но и нелюбимые латинский с греческим знал хорошо. На выпускном экзамене по латинскому языку свободно переводил, без всякой подготовки, любое место из Юлия Цезаря.

Затем была Духовная семинария, где он был первым учеником в классе. Ежегодно (все шесть лет) получал награды, неуспевающих семинаристов инструктировал и репетировал. Из учебных предметов более всего любил заниматься математикой и литературой, а в старших классах к ним добавились философия и физика.

Духовную семинарию Василий Маковский окончил отличником и был рекомендован учебным комитетом для поступления в академию. Осенью 1895 года он выдержал конкурсные испытания на словесное отделение Киевской духовной академии и стал казеннокоштным студентом. Много и страстно занимался литературой, историей, отчасти – философией, богословским предметам уделял столько внимания, чтобы не провалиться на экзаменах.

Крайний слева – Василий Маковский
Крайний слева – Василий Маковский

По окончании полного курса, 2 июля 1899 года, В.Д. Маковскому был выдан кандидатский диплом и он стал ожидать от учебного комитета назначения на работу, так как за казенное содержание в академии обязан был проработать шесть лет по духовно-учебному ведомству.

9 декабря 1899 года Маковский получил назначение на должность помощника инспектора Рязанской духовной семинарии. Эта работа ему не нравилась, он мечтал о преподавании русской словесности, но здесь свободных мест не предвиделось, поэтому пришлось пройти предварительные испытания, чтобы стать преподавателем математики и физики. 21 января 1902 года он стал преподавать эти дисциплины в семинарии, а с 1903 года – и в Епархиальном женском училище.

Здесь же он нашёл и спутницу жизни. Как тут не вспомнить Высокопреосвященного архиепископа Гавриила!? Ведь по его замыслу основанная им духовная школа предназначалась для взращивания идеальных матушек. Так и было: пока Владыко был жив, сам принимал участие в судьбе обездоленных девиц – устраивал их в замужество за выпускников духовной семинарии.

Супругой Маковского стала Елизавета Азматина, окончившая курс в 1902 году и оставленная при училище помощницей воспитательницы. Они повенчались 30 июня 1906 года. После рождения первого ребенка Елизавета Васильевна оставила службу и занималась воспитанием детей. Жена надворного советника, преподавателя престижных учебных заведений города могла себе позволить такую роскошь, в отличие от большинства современных женщин.

Жили Маковские в большом деревянном доме на улице Введенской. Своего первенца назвали Леонидом (он стал военнослужащим). Галина Васильевна (в семье было две дочери) более четверти века – до выхода на пенсию в 1970 году – работала в лаборатории приборного завода.

В восемнадцатом году все дореволюционные школы в Рязани, как и во всей Российской Империи, были закрыты – преобразованы в школы I-й и II-й ступени. В числе первых были закрыты Духовная семинария и Епархиальное женское училище.

В годы разрухи и голода Е.В. Маковской пришлось зарабатывать на хлеб. Служила она школьным работником в советских воспитательных учреждениях – воспитательницей в детских домах имени Луначарского (до 1923 года), имени Калинина (до 1926), затем – имени «1 Мая». С 16 сентября 1931 года перешла на работу в Первый областной вспомогательный институт МОНО. Это учреждение до 1932 года было в составе Агропедкомбината – так с 1931 по 1932 гг. называли Рязанский педагогический институт.

makovsky2.jpg

Большую работу вела она в общественных организациях – секции народного образования Горсовета, социальной секции и секции охраны труда при местном комитете Союза работников просвещения, в ревизионной комиссии Рязанского дома работников просвещения.

Однако вернемся к биографии Василия Дмитриевича Маковского, чья педагогическая деятельность была разделена Октябрьским переворотом на два разных по времени и содержанию деятельности отрезка.

В своей автобиографии он пишет, что после революции «…учительская работа стала более сложной … бывали левацкие загибы и нашлись “мудрецы”, которые договорились до теории отмирания школы». Он отмечает, что часто стали собираться конференции, образовались кружки для повышения общеобразовательного, педагогического и политического уровня. И далее: «По обязанности профработника мне приходилось созывать конференции и организовывать на них работу; я делал доклады профессионального и производственного характера… об уставе союза работников просвещения и Дальтон-плане, о комплексном методе преподавания, о материалистической диалектике…». Делал доклады о состоянии народного образования в стране, о работе губернских и Всесоюзных съездов учителей, на которых был делегатом.

Василий Дмитриевич преподавал математику и физику в 6-й советской школе–семилетке имени Самойловой (она располагалась в здании общежития духовной семинарии, ныне 6-я школа), в железнодорожной школе при станции Рязань-1, в I-й советской школе-семилетке имени Горького (бывшая частная гимназия Екимецкой. Кстати сказать, в день 100-летнего юбилея (25 сентября 2008 года) Первой школе вернули это имя.

Работу в школах он совмещал с преподаванием в медицинском техникуме, в школе взрослых повышенного типа. В 1930 году эта школа была преобразована в курсы для подготовки в вузы при комбинате рабочего образования, а потом – в рабфак Народного комиссариата советского хозяйства (НКСХ).

С этого времени он оставил работу в школах, сосредоточившись на подготовке рабфаковцев. По окончании курсов и рабфака, ученики Маковского выдерживали испытания в химико-технологический институт мясной промышленности, зоотехнический, педагогический и другие институты.

В 1934 году за высокое качество работы Василия Дмитриевича премировали серебряными часами. На рабфаке НКСХ он работал до того, как выяснилось, что рабфак предназначен к закрытию. Ввиду этого, 1 сентября 1935 года поступил во 2-ю полную среднюю школу им. Крупской (здание бывшего духовного училища).

25 сентября 1944 года В.Д. Маковский был переведен в 1-ю женскую среднюю школу (теперь школа № 1 имени В.П. Екимецкой). В июле 1945 года он стал персональным пенсионером республиканского значения, но работы не оставил.

В течение всей жизни не изменил Маковский своему выбору, хотя ему предлагали должности, которые давали более видное общественное положение и лучшее материальное обеспечение. Так, в 1919 году он принимал деятельное участие в работе Губернского отдела народного просвещения, где потом работал два года в качестве заведующего отделом, совмещая эту работу со школьной. Когда перед ним встал выбор – остаться в Губпросе или быть учителем, он выбрал второе.

Но он всегда оставался лидером и организатором. На службе в любом учреждении его активность, академические знания и опыт сразу же обеспечивали ему общественную нагрузку. Он многократно избирался членом президиума и председателем местного комитета профсоюза, председателем правления ЖАКТа, председателем учебного комитета и т.п.

Более полувека преподавал Василий Дмитриевич Маковский физико-математические дисциплины в средних учебных заведениях разного уровня. С учениками у него всегда были хорошие отношения. Они любили своего мудрого наставника за то, что он мог ответить на самый трудный вопрос и «по жизни», и по любому уроку школьного расписания. За божий дар – умение спокойно и вдумчиво, но с горячим сердцем, виртуозно! преподавать физику и математику.

Василий Маковский

Среди просвещенцев города и области Василий Дмитриевич Маковский пользовался большим авторитетом. Они ценили его за академическую подготовку, большой жизненный опыт и активную жизненную позицию. За подвижнический многолетний труд на поприще народного просвещения в 1944 году он был награжден орденом Трудового Красного Знамени, а в 1949 году – самой высшей наградой Советского Союза, орденом Ленина.

Н.Б. Чельцова

5
Рейтинг: 5 (1 голос)
 
Разместил: Нина Борисовна    все публикации автора
Состояние:  Утверждено


Комментарии

Изображение пользователя admin.

В Русском музее открылась выставка "Художники Маковские", посвященная одиннадцати представителям семейной династии, работавшим во всех областях творчества — от живописи и архитектуры до критики и реставрации — на протяжении почти 150 лет. МИХАИЛ Ъ-ТРОФИМЕНКОВ пришел к выводу, что Маковский в России больше, чем Маковский: это не имя, а коллективный псевдоним простого русского реалиста.

Библейская интонация неизбежна при разговоре о династии Маковских. Начало ей положил московский бухгалтер, гитарист, страстный коллекционер, держатель литературно-артистического салона и автор милых "альбомных" акварелей и рисунков Егор Иванович (1802-1886). Егор родил будущих академиков Владимира (1846-1920), автора хрестоматийного жалостливого "Свидания" (1883), и Константина (1839-1915), Николая (1841-1886) и Александру (1833-1915). Владимир Егорович родил академика Александра (1869-1924) и архитектора Константина (1871-1926). Константин Егорович родил литератора Сергея (1877-1962) и скульптора Елену (1878-1967). Константин Владимирович — искусствоведа и реставратора Наталью (1903-1968), а его брат Дмитрий — ее коллегу Анну Стен (1896-1952), отморозившую ноги в Белбалтлаге. Были еще дети Елены, но они на выставку не поместились.

Главных Егоровичей принято противопоставлять. Владимир — народолюбец, первый ректор Академии художеств, по словам Михаила Нестерова, из "шайки передвижников", педант и примерный семьянин, симпатизировавший революции. Став ректором, демонстративно не носил положенный мундир, на что двор смотрел как на милую причуду. Константин — конформист, светский портретист, богемный гуляка, чьи похороны (его пролетка столкнулась с конкой), несмотря на его космополитизм, вылились в мощную демонстрацию черносотенцев. Когда Владимир живописал жертв Ходынки и Кровавого воскресенья, Константин изображал Кузьму Минина. Папиных взглядов очень стыдился Сергей, декадент и основатель знакового журнала Серебряного века "Аполлон": яблоко от яблони далеко падает.

Но если забыть об этих деталях, покажется, что никаких Маковских не было, а был один-единственный, собирательный Маковский, проживший полтора века образцовый русский реалист. Мастеровитый, работящий. Умеренно консервативный, умеренно салонный, умеренно демократичный, умеренно, всегда с некоторым запозданием интересующийся модными веяниями — от импрессионизма до символизма. Александр Владимирович перед смертью дошел даже до того, что в академической манере перерисовал кошмарных жертв мировой войны, словно подсмотренных у немецкого экспрессиониста Отто Дикса. Да, и еще этот коллективный Маковский очень любил Гоголя. Книги завсегдатая салона Егора Ивановича иллюстрировали и Владимир, и Константин, и Александр.

В какой-то момент в выставках передвижников одновременно участвовали все три Егоровича. "Вечеринка", "Крах банка", "Ночлежный дом" Владимира угрюмее какой-нибудь "Вдовушки" Константина. Но его "Свекра", жанровую сцену со скабрезным подтекстом, вполне мог бы написать и автор слащавых "Детей, бегущих от грозы". А кто из них автор той или иной пасторальной сцены сельхозработ или варки варенья, различит, пожалуй, только самый искушенный эксперт.

Константин-портретист не уступал лучшим салонным художникам Европы, рыдал, работая над посмертным портретом Александра II. Но и "прогрессивный" Владимир столь же салонно портретировал императрицу Марию Федоровну. Александр успел запечатлеть и Николая II, и Александру Федоровну, и Константина Победоносцева, глядя на портрет которого невольно и неминуемо вспоминаешь строки Александра Блока о "совиных крылах" обер-прокурора синода.

В наши дни, когда представления о том, "что такое хорошо и что такое плохо", сменились не раз и не два, велико искушение признать самым интересным из Маковских Константина Егоровича: салонность и изрядная доля китча уже не порок, а достоинство. Но это морок: предпочесть кого-то из представителей славной династии решительно невозможно. Все они — позвонки станового хребта отечественного реализма, главная черта которого — умеренность и аккуратность. "Имя Россия", если уж так угодно.

"Коммерсант", 23.12.2008г.

О проекте