Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

История рязанского педагогического института (сегодня рязанский государственный университет)



Рязанский государственный педагогический институт является не только старейшим вузом г. Рязани, но и старейшим педагогическим заведением Российской Федерации. Официально 1930 г. считается годом основания института, но фактически его история началась с 1915 г., когда в Рязани был открыт первый в России женский учительский институт.

В 1918 г. постановлением Наркомпроса учительский институт преобразуется в педагогический вуз, просуществовавший под разными названиями, до 1923 г. Затем институт меняет профиль и до 1930 г. функционирует как педагогический техникум.

До начала 30-х годов учительский женский институт, пединститут и педагогический техникум сыграли большую роль в подготовке педагогических кадров для Рязанской губернии. Преподаватели и студенты этих учебных заведений приняли непосредственное участие в культурном строительстве, развернувшемся в нашей стране в первые годы Советской власти.

Таким образом, педагогический институт, вновь образованный в 1930 г., унаследовал богатые традиции своих предшественников. Начало этим традициям положил первый в России Рязанский женский учительский институт.

Становление женского учительского института
в дореформенную эпоху

До 1915 г. в Российской империи не было женских учительских институтов, так как лица женского пола в учительские институты не допускались. В России с 1872 г существовали лишь мужские учительские институты, готовившие учителей в основном для сельских и низших городских школ. Только под влиянием первой русской революции 1905—07 г.г. наметились некоторые сдвиги в развитии женского образования и наметилась всеобще реформа средней школы. Однако царское самодержавие цепко держалось за старую школу, отклоняя все проекты передовой общественности. Такая школа была необходима самодержавию, вот почему попытка в 1911 г. министра народного просвещения Шварца реформировать среднюю школу не удалась. В 1912 г. новому министру Кассо удается добиться утверждения в законодательном порядке «Положения о высших начальных училищах».

Законом от 25 июня 1912 г. разрешалось открытие высших начальных училищ не только мужских, но и женских, и смешанных. Число высших начальных училищ ежегодно возрастало и уже к 1915 г. их было 1500, из них 391 — смешанных и 67 – женских.

Заведывание женскими высшими начальными училищами закон возлагал на учительниц, а смешанными — на учительниц и учителей. Преподавание разрешалось учительницам, имевшим право преподавать в средних учебных заведениях или окончившим учительские институты. Кроме того, допускались лица, выдержавшие испытание на звание учительницы высшего начального училища. Однако на практике сказалось, что лица, окончившие учительские институты, не шли в училища, а работали в основном в гимназиях и реальных училищах, число которых увеличивалось. Лица, получившие учительское звание по испытанию, составляли всего лишь 6% от всех учителей и не могли, естественно, обеспечить потребность высших начальных училищ в преподавательских кадрах. Готовить женщин-учителей в учительских институтах не представлялось возможным, так как в России были мужские учительские ИНСТИТУТЫ, которые готовили кадры для мужских и отчасти смешанных высших начальных училищ. К 1915 г. из 6 тыс. преподавателей училищ только 52 % окончили учительские институты.

Ввиду недостатка подготовленных учителей Министерство народного просвещения возбудило ходатайство перед правительством об открытки новых учительских ИНСТИТУТОВ, и они были открыты, но только мужские. К началу 1915 — 1916 учебного года в России было 43 учительских института и 26 из них только начали давать выпуски. Таким образом, женские высшие начальные училища с самого начала испытывали нехватку, и в перспективе эта нехватка должна была увеличиваться, так как число училищ росло. Перед Министерством просвещения встала дилемма: или задерживать открытие новых женских высших начальных училищ, или открывать женские учительские институты с целью подготовки педагогических кадров для этих училищ. Первое было нежелательным, так как не соответствовало политическим и классовым интересам буржуазии.

Решение этого вопроса сдвинулось с места, когда уже во время войны министром народного просвещения счал либерал граф Игнатьев П. Н. Это был один из наиболее дальновидных представителей русской буржуазии, поэтому назначение считалось «хорошим» и было сочувственно встречено общественныМИ кругами России. Новый министр ратовал за расширение и реформу начального, среднего, профессионально-технического образования и за открытие университетов. По сути дела он выдвигал проект буржуазной реформы, которая вызывалась потребностями экономического развития и всем ходом жизни. Реформа отражала интересы буржуазии, но вызвала резкое недовольство со стороны реакционных помещичьих кругов, цепко державшихся за сословно-классовые привилегии. В конце 1916 г. граф Игнатьев П. Н. был уволен в отставку.

Попечитель просил министра разрешить представить ходатайство «об учреждении женского учительского института применительно к положению об учительских институтах 1872 г., подобно тому, как учреждаются женские учительские семинарии применительно к положению о МУЖСКИХ учительских семинариях и штату их».

Первый в России город для создания женского
учительского института – Рязань!

4 марта 1914 г. министерство сообщало попечителю Тихомирову А., что в принципе признает желательным учреждение женских учительских институтов, но по действующим законоположениям не имеет возможности открывать их. Однако полагает, что в недалеком будущем вопрос об учреждении женских институтов может получить разрешение. В этом ответе министерство просило попечителя Московского учебного округа обсудить вопрос о месте и других условиях открытия женского института в округе.

На основании этого указания попечитель возбудил ходатайство перед Рязанским городским общественным самоуправлением о возможности открытия в Рязани женского учительского института с высшим начальным женским училищем при нем и об отводе участка земли под эти учебные заведения.

Выбор Рязани для строительства института, очевидно, не был случайным. В условиях войны город как нельзя лучше соответствовал назначению, он достаточно был отдален от фронта и в то же время был близок к Москве. Попечитель указывал министерству, что «г. Рязань, как незначительный по величине и населению и не имеющий никаких фабрик и заводов, представляется наиболее пригодным для устройства женского учительского института».

Отсутствие заводов и фабрик, а с ними и промышленного пролетариата, возможно, сыграло известную роль в выборе города. Видимо, правительство боялось открыть институт в таком городе, где было рабочее движение и стремилось «обезопасить» будущих слушательниц от «революционной заразы».

20 января 1915 г. Московский учебный округ официально уже обсуждает ходатайство перед Рязанской городской управой об отводе земельного участка под институт. Очевидно, предполагалось строительство специального здания для института и высшего начального училища при нем. Власти г. Рязани поддержали ходатайство и 17 февраля 1913 г. городская дума единогласно приняла решение об отводе земельного участка под институт и районе городской (Рюминой) рощи, в размере одной десятины. Дума одновременно уполномочила Рязанскую городскую управу выбрать и отвести новый участок, если место в городской роще будет признано, неподходящим. Предусматривалось также в случае необходимости уполномочить управу выбрать и отвести место институту в городе даже путем покупки необходимого земельного участка.

Получив согласие городских властей об открытии женского института в Рязани, попечитель Московского учебного округа сообщил 17 апреля 1915 г. Министерству народного просвещения, что управление округа признает пригодным и достаточным отводимый в Рязани участок земли для института. Попечитель сообщал, что требовать же от города какого-либо воспособления на содержание института невозможно ввиду бедности города. Тут же напоминалось министерству о возможности учреждения женского института на основании положения о мужских учительских институтах, так как такого положения для женских учительских институтов не существовало. К этому отношению прилагались копия постановлеНИЯ Рязанской городской думы об отводе для института участка земли и план городской (Рюминой) рощи.

4 июля 1915 г. министр народного просвещения граф Игнатьев возбудил ходатайство перед Советом Министров об открытии женских учительских институтов. «Вопрос об открытии женских учительских институтов, — писал министр, — не требует отдельного положения и сводится только к вопросам о личном составе учащихся и учащих, каковые вопросы уже предрешены законами 19 декабря 1911 г. и 25 июня1912 г.»

Закон от 19 декабря 1911 г. устанавливал, что лица женского пола, получившие звание учительницы средних учебных заведений, имеют право преподавать предметы их специальности в низших и средних женских и мужских учебных заведениях. Закон от 25 июня 1912 г. указывал, кто может преподавать в высших начальных училищах. На основании этих законов министр делал вывод, что статьи законов «вполне определенно указывают на возможность существования таких учительских институтов, в коих лица женского пола могут оканчивать курс и приобретать этим путем звание учительницы высшего начального училища». Одновременно министерство просвещения обратилось за заключением по вопросу об открытии женских учительских институтов к министру финансов, государственному контролеру и государственному секретарю. Все три правительственных органа сообщили управляющему делами Совета Министров положительное заключение.

15 августа 1915 г. состоялось заседание Совета Министров, на котором обсуждался вопрос об открытии женских учительских институтов.

Министр был уполномочен выработать и внести на законодательное рассмотрение законопроект о пенсионных правах и единовременных пособий служащим женских учительских институтов. 7 сентября 1915 г. царь утвердил решение Совета Министров, наложив резолюцию «Согласен».

12 сентября выписка из журнала Совета Министров была направлена министру народного просвещения, а 27 сентября 1915 г. граф Игнатьев П. Н. телеграфировал: «Разрешаю открыть Рязани женский учительский институт».

Получив разрешение, Московский попечитель совместно с городскими властями г. Рязани разработали соответствующие мероприятия к открытию института. 20 октября 1915 г. газета «Рязанский вестник» в № 240 поместила объявление об открытии женского учительского института в г. Рязани и сообщала, что прием прошений от лиц, желающих поступить в институт, производится ежедневно от 11 до 13 ч. в канцелярии высшего начального училища на Астраханской улице (ныне ул. Ленина). 21 октября газета повторила это же объявление. В № 249 «Рязанский вестник» дал объявление о начале приемных испытании с 16 ноября 1915 г. и что прием прошений заканчивается 2 ноября. В № 251 от 1 ноября 1915 г. газета сообщила о продлении приема прошений до 12 ноября.

Другая газета - «Рязанская жизнь» - 31 октября 1915 г. в № 303 поместила заметку о правилах приема в женский учительский институт. В заметке говорилось, что по действующим программам мужских учительских институтов в женский учительский институт принимаются лица женского пола всех званий и состояний не моложе 16 лет, что вступительные экзамены будут приниматься по курс 8-классных женских гимназий, могут быть освобождены от испытаний по усмотрению педагогического совета. Для поступления необходимо было представить документы: метрическое свидетельство, копию аттестата, сведения об одобрительном поведении от администрации или учебного начальства. Указывалось, что при поступлении предпочтение могло быть отдано учительницам, имеющим стаж учительской работы.

В институт предполагалось принять 30 человек, из которых 20—25, по решению педсовета, должны быть зачислены на казенную стипендию, размером 150 руб. в год. Общежития при институте не было. Эта же газета 1 ноября 1915 г. в № 304 поместила объявление о начале приемных экзаменов с 16 ноября 1915 г.

18 ноября приемные экзамены были закончены. По решению педагогического совета института в 1 класс было принято 27 воспитанниц, из которых только 10 человек зачислялись на казенную стипендию.

Ввиду того, что институту не удалось построить специального здания, временно для учебных целей арендовалось здание женской гимназии госпожи Беккер.

Первый в России женский учительский институт был открыт в Рязани первого декабря 1915 г .Открытие состоялось в торжественной обстановке, в присутствии рязанского вице-губернатора, архиерея и представителей городских властей, выступивших с напутственными речами. Одновременно при институте было открыто высшее начальное училище для проведения педагогической практики, размещавшееся в том же здании женской гимназии.

27 воспитанниц приступили к регулярным занятиям. В большинстве своем это были народные учителя, имевшие стаж практической работы, горячо полюбившие благородную профессию учителя.

Мария Алексеевна Александрова – начальница
женского учительского института

Начальницей института была назначена Мария Алексеевна Александрова. Для своего времени Александрова М. А. была незаурядной личностью и сочетала в себе широту научных взглядов, твердую волю и педагогическое мастерство. Родилась Александрова М. А. 1874 г. в Вильно в семье служащего и окончила Виленское Мариинское высшее женское училище в 1891 г. Затем она поступает на Бестужевские курсы на историко-филологический факультет, где занималась под руководством известного историка профессора Платонова С. Ф. В 1895 г. после окончания курсов была оставлена при кафедре русской истории «для усовершенствования в науке». Однако, научная работа не смогла захватить ее, она мечтала о большем, о самоотверженной работе на благо русского народа.

В 1898 г., узнав из газет о вакансии в Хабаровске в одной из гимназий, Александрова М. А. принимает смелое решение поехать на работу в Хабаровск. Это был настоящий подвиг, так как по тем временам добраться до Дальнего Востока, куда еще не была проведена железная дорога, стоило и больших расходов и требовало большого личного мужества.

Во время проезда на пароходе по Амуру Александрову встречает известный писатель Гарин-Михайловский. Она произвела на него большое впечатление своею целеустремленностью.

Прибыв в Хабаровск и проработав год учительницей, Александрова становится начальницей Хабаровской женской гимназии. Она выделяется своими большими организаторскими способностями, энергией, много занимается общественной работой, выступает с лекциями перед жителями города и даже в тюремных камерах перед заключенными.

В 1903 г. она выходит замуж и подает прошение об отставке. Семья отвлекает ее от общественной деятельности, так как нужно было воспитывать трех дочерей. В 1909 г. семья Александровых переезжает в Петербург, и до 1915 г. она вновь работает под руководством профессора Платонова в Археографической комиссии. В октябре 1915 г. Александрова овдовела.

Когда встал вопрос о кандидатуре начальницы Рязанского женского учительского института, министр Игнатьев П. Н. обратился за советом к профессору Платонову С. Ф., так как он являлся ректором педагогического института. И Платонов рекомендовал Александрову М. А., бестужевку, а не кого-либо из выпускниц пединститута.

Александрова принимает предложение, в ноябре 1915 г. приезжает в Рязань и становится начальницей первого в России женского учительского института. Со 2 января 1916 г. по лето 1918 г.— она председатель педагогического совета института, преподает психологию, русскую историю и историографию. Как начальница института, она вновь выделяется энергией и в скором времени организует при институте столовую, читальный зал. Студенческая молодежь с глубокой симпатией относилась к Александровой.

В 1918 г, она отказывается от руководства ИНСТИТУТОМ, НО ОСТАЛАСЬ в институте как преподаватель и читала лекции до 1924 г. В этот период Александрову звали в Москву, Петроград, но она не пожелала расстаться с Рязанью, которая стала ее родным городом. Она часто бывает в командировках в Москве и в уездных городах, совет института нередко поручал ей выполнение важных заданий. В то же время Александрова продолжает заниматься наукой. Но лишения военного времени подорвали ее здоровье. В феврале 1921 г. она тяжело заболела на почве нервного переутомления. К весне 1924 г. у нее развивается туберкулез легких. Однако и тяжело больная Александрова продолжала работать и нередко, вставая буквально с постели, шла на занятия. 3 сентября 1924 г. Александровой М. А. не стало. Общественность города и института проводила ее в последний путь. Похоронена она на территории кремля, в ограде Спасского монастыря, недалеко от могилы Я. Полонского.

Рязанский женский учительский институт
в пореформенную эпоху

Временное правительство приняло Постановление от 14 июня 1917 г. «Об изменениях штата в учительских институтах». Согласно этого постановления в Рязанском женском учительском институте были введены новые штаты и созданы три отделения: словесно-историческое, физико-математическое, естественно-географическое. При институте оставалось высшее начальное училище, в составе двух классов. Этим же постановлением институт преобразовывался в смешанный учительский институт и стал именоваться с 1 июля 1917 г. — Рязанским учительским институтом.

В целом Временное правительство ничего не сделало в деле дальнейшего развития народного образования в стране. Оно отсиживалось и ожидало решений будущего учредительного собрания. Однако под натиском революции правительство проводило кое-какие мероприятия. Так, в марте 1917 г. был уволен попечитель Московского учебного округа Тихомиров Н., министр народного просвещения и новым министром пыл казначеи Мануйлов. 8 мая 1917 г. Временное правительство приняло постановление о передаче церковноприходских школ из ведения синода Министерству просвещения.

Однако это постановление, осталось на бумаге. Церковное ведомство, в ведении которого было более 40 тысяч школ, не передало их Министерству. Более того, в октябре 1917 г. церковники направили делегацию во главе с архиепископом тамбовским Кириллом к премьер-министру Керенскому А. Ф. с требованием отменить закон о передаче церковноприходских школ и оставить обязательное преподавание «закона божия» во всех школах.

Временное правительство, испытывая давление слева, отклонило ходатайство церковников. Оно не осмелилось нарушить решения первой сессии Государственного комитета по народному образованию, состоявшейся в июне 1917 г. Сессия обсудила законопроекты, разработанные в комиссии при Министерстве, народного образования и рекомендовала реформировать учительские институты. Реформа учебных заведений назревала.

5 — 10 августа 1917 г. в Петрограде состоялся Всероссийский съезд преподавателей учительских институтов, принявший ряд основных положений, связанных с начавшейся реформой учительских институтов. Съезд высказался за сохранение трехлетнего курса обучения и за введение специализации с первого курса. Однако его решения не были утверждены Министерством народного просвещения.

Во второй половине 1917 г. в Рязанском институте, после третьего набора слушателей, занималось 99 человек. Из них 65 человек являлись уроженцами Рязанской губернии. До поступления в институт большинство слушателей работало в Рязанской губернии народными учителями. Отдельные совмещали учёбу с работой в школе, остальные 34 слушателя являлись уроженцами 21 губернии России: Вологодской, Калужской, Симбирской, Орловской, Пензенской, Саратовской, Тамбовской, Тульской, Ярославской, Владимирской и т. д.

В условиях войны и дороговизны материальное положение, слушателей было очень плохим. Казенную стипендию получали только 60 чел. по 50 руб. в месяц.

Великая Октябрьская социалистическая революция открыла новую страницу в истории института. Теперь уже Рязанский смешанный учительский институт не мог стоять, как раньше, в стороне от общественной и политической жизни. Революция потребовала от института активного участия в решении проблемы подготовки педагогических кадров. Революция вызвала коренную перестройку всей системы народного образования.

Сразу же после революции началась ликвидация старого аппарата учебных округов. Однако ликвидация затянулась до весны 1918 г., а Московский учебный округ просуществовал до августа 1918 г.

Сразу же после революции институт возбуждает ходатайство о строительстве нового здания, так как с увеличением контингента стало трудно размещаться в старом здании, приобретенном в 1916 г. В феврале 1918 г. институт функционировал в полном составе, к тому же при нем состояло высшее начальное училище в составе 2 классов с 58 учащимися. Всего на трех курсах учительского института было 99 учащихся: на первом курсе 45 (25 слушательниц и 20 слушателей): на втором курсе — 30 (29 слушательниц и 1 слушатель) и на третьем курсе — 24 слушательницы. Из 99 учащихся только 60 получали стипендию в размере 600 руб. в год, остальные ни пособии, ни стипендий не получали, их материальное положение было очень тяжелым.

По ходатайству педагогического совета института Рязанское городское управление установило еще 5 дополнительных стипендий по 600 руб. в год. Михайловское уездное земство добавило к ним еще 2 стипендии такого же размера. При институте работала столовая, но из-за дороговизны и плохого снабжения продуктами она не обеспечивала учащихся необходимым питанием. Однако учебный процесс в институте не прекращался. Все чаще и чаще институт получал распоряжения народного комиссариата просвещения, касавшиеся учебных планов и программ. Так, 4 марта 1918 г. было получено распоряжение о прекращении преподавания «закона божия». На заседании педсовета 11 марта обсуждался вопрос об улучшении материального положения служащих института. В финансовом отношении институт был в трудном положении, остаток от 1917 г. составлял всего 240 руб. В первые месяцы после Октябрьской революции не все преподаватели верили в прочность Советской власти и с трудом принимали изменения, продиктованные самой жизнью и новыми отношениями. Отдельные преподаватели пытались отгородиться от жизни, прикрыться внепартийностью, остаться в стороне.

Начальница института и председатель педагогического Совета Александрова М. А. разъяснила, что подписываясь как председатель педагогического Совета, она в то же время является и начальницей института, не превышая своих полномочий.

Большим событием в жизни Рязанской губернии явился съезд учителей, состоявшийся 6 — 9 апреля 1918 г. Делегаты съезда говорили о переживаемых трудностях: и о нетопленных школах, и об отсутствии освещения, и о старых учебниках, и о воспитании нового поколения людей, будущих строителей коммунизма. Перед учительством стояли большие и трудные задачи. Прежде всего, следовало ликвидировать разнотипные школы: начальные, высшие начальные, реальные училища, гимназии, духовные учебные заведения к т. д. Теперь устанавливалась единая трудовая школа из 2-х ступеней. Для учителей организовывались курсы, где лекции читали московские профессора и «местные педагогические силы». 27 мая 1918 г. в Рязани был открыт Народный университет.

Совет принял решение об окончании учебного года 27 мая 1918 г. и об установлении дня, в который должен быть проведен официальный акт вручения временных удостоверений первым выпускникам института.

Первый Всероссийский съезд по просвещению, состоявшийся в августе 1918 г., признал дело подготовки учителей совершенно не соответствующим духу и потребностям создаваемой новой трудовой школы.

С 15 октября 1918 г. Рязанский учительский институт, на основании решения государственной комиссии по просвещению по реорганизации учительских институтов от 5 октября, был переименован в Рязанский педагогический институт. Несколько позднее Рязанский учительский институт преобразован в высшее учебное заведение — педагогический институт.

Педагогическому совету учительского института предлагается сложить свои полномочия и все дела по институту сдать избранному местным Губернским отделом просвещения совету педагогического института.

Согласно Уставу педагогических институтов, утвержденного 19 ноября 1918 г., Рязанский педагогический институт являлся Высшим учебным заведением, а поэтому все преподаватели, за исключением бывших офицеров, временно освобождались от воинской повинности.

Заключение

Учительский институт, образованный из женского учительского института, явился базой для создания первого в Рязани высшего учебного заведения. Весь штат преподавателей, служащих и студентов, все оборудование и библиотека вошли в состав педагогического института.

Как высшее учебное заведение, институт получил автономию в постановке научной и учебной работы. Всей жизнью института руководил Совет, выделявший из своего состава президиум.

Рязанский пединститут в первые годы Советской власти сыграл важную роль в развитии культуры и просвещения в Рязанской губернии, так как многие дореволюционные учебные заведения, и в первую очередь сословные и духовные, прекратили свое существование. Однако память об одном дореволюционном учебном заведении – первом в России женском учительском институте — долго сохранялась в коллективе педагогического института и ежегодно 1 декабря отмечалась годовщина его основания.

Список используемой литературы:

1. Рязанская энциклопедия [в 16 т.] - Рязань : Ряз. энцикл., 1992-1994.
2. Учёные записки. Т. 62 – Некоторые вопросы краеведения и отечественной истории: статья Н. Г. Соколова «Первый в России Рязанский женский учительский институт», Рязань, 1969.
3. library.rspu.ryazan.ru/bibl/sokolov.pdf
4. www.mma.ru/article/id12103?print=1

5. museum-reu.narod.ru/seminaristen/seminaristen.htm

Публикация была предоставлена Митрофановой Маришей

Рязанский государственный университет
4.5
Рейтинг: 4.5 (2 голоса)
 
Разместил: Рязанец    все публикации автора
Изображение пользователя Рязанец.

Состояние:  Утверждено

О проекте