Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Нумизматический сборник



НУМИЗМАТИЧЕСКИЙ
СБОРНИК

Часть первая

Под редакцией
А.А. СИВЕРСА

_____

Москва
1955

В т.ч. очерк В.А. Янина, С.А, Янина: "Начальный период рязанской монетной чеканки".

ПОСВЯЩАЕТСЯ
СТОЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ
АЛЕКСЕЯ ВАСИЛЬЕВИЧА
ОРЕШНИКОВА

(1855—1955)

ОТ РЕДАКТОРА

Нумизматический сборник памяти А. В. Орешникова подготовлен Государственным Историческим музеем в связи с исполняющейся в сентябре 1955 года столетней годовщиной со дня рождения А. В. Орешникова (1855—1955).
Основной специальностью А. В. Орешникова была нумизматика и в первую очередь ее русский и античный разделы, а также раздел истории медальерного искусства.
В последнее время значение нумизматики в системе исторических дисциплин неизмеримо возросло. Ее возможности в решении важнейших проблем-историй товарного обращения, мало учитывавшиеся прежде, привлекают все большее и большее внимание исследователей истории античного и средневекового общества.
Большинство входящих в настоящий сборник статей носит теоретический характер. В них ставятся важные проблемы современной нумизматики.
Значительный интерес представляет изучение монет советского периода.
Содержание сборника составляет критическое развитие богатейшего научного наследия А. В. Орешникова.
Будут изданы две части сборника. Первая часть посвящена вопросам русской нумизматики. Во вторую часть войдут статьи по вопросам античной и восточной нумизматики.

В сборнике представлены статьи нумизматов Москвы, Ленинграда, Тбилиси, Баку, Ташкента,. Сталинабада и Одессы.

А.Б. АРЦИХОВСКИЙ

ПАМЯТИ А.В. ОРЕШНИКОВА

Сто лет со дня рождения — важная веха. Для научного работника это серьезное испытание временем. Этого испытания не выдержали многие ученые, пользовавшиеся при жизни признанием и почетом. После смерти они забыты, и труды их стоят спокойно на полках библиотек. Но встречаются и такие ученые, которых потомки ценят даже больше, чем современники. К ним принадлежит и А. В. Орешников, самый крупный из русских нумизматов. При его жизни, в конце XIX и начале XX века, его труды читали преимущественно нумизматы. Теперь все советские историки и археологи, изучающие античность или древнюю Русь, читают и перечитывают эти труды. И совершенно естественно возникла мысль отметить столетие со дня рождения А. В. Орешникова.
Алексей Васильевич Орешников родился 9 сентября 1855 года в Москве, в купеческой семье. Его отец, Василий Павлович, вел оптовую торговлю юфтью. Орешниковы были московские купцы, но происходили они из города Любима Ярославской губернии.
С 10 лет А. В. Орешников увлекся собиранием монет и хранил их в коробках под кроватью. Это детское увлечение впоследствии переросло в научную специальность.
В. П. Орешников имел лишь одного сына (были еще дочери) и хотел, чтобы он продолжал вести его дело. Ему не нравились научные интересы сына. А. В. Орешников не получил поэтому высшего образования. Он окончил в соответствии с желаниями отца Московскую практическую академию коммерческих наук, давшую ему мало знаний для его будущей деятельности. Он вынес, впрочем, оттуда знакомство с новыми языками, которые вскоре изучил в совершенстве. Будучи еще учеником Практической академии, Алексей Васильевич организовал из своих соучеников кружок собирателей монет, одним из членов которого был А. М. Подшивалов, тоже впоследствии нумизмат. С ранней молодости А. В. Орешникову пришлось работать в торговом деле отца. Тем не менее он сумел приобрести путем самообразования разносторонние историко-филологические знания и изучить древние языки. Много работая над собой, он достиг уже в молодости такого культурного уровня, какого редко достигали профессиональные ученые. В двадцатилетнем возрасте Орешников прожил год в Риме и познакомился там с античными древностями, любовь к которым сохранил на всю жизнь; римскую историю и быт древних римлян он всегда знал превосходно. Но научную свою деятельность он начал с изучения северо-восточных областей античного мира, территории которых составляют часть нашей родины.
В 1881 году Алексей Васильевич с большим успехом прочел в Московском археологическом обществе свой первый научный доклад (о монетах Боспора Киммерийского) и был избран в члены-корреспонденты этого общества, а в 1883 году—в действительные члены. С 1882 года у него на дому стали собираться любители монет. Так в 1884 году возник Московский кружок нумизматов, из которого впоследствии выросло Московское нумизматическое общество.
С 1886 года Алексей Васильевич начал составлять описание монетного собрания Московского университета, куда им были переданы и его многочисленные личные коллекции монет; описание это было издано университетом в 1891 году.
Торговая деятельность сильно мешала научной работе Орешникова. Он, по настоянию отца, возглавлял предприятие. От большей части забот его избавил приказчик Г. И, Жижин, который был его близким другом и фактически вел дело. В 1885 году умер В. П. Орешников, и Алексей Васильевич постепенно отошел от торговой деятельности, а затем и ликвидировал дело.
С самого открытия Исторического музея в Москве, то есть с 1883 года, Алексей Васильевич был там одним из его деятельнейших сотрудников, но работал сначала неофициально и бесплатно. Музей был вынужден представлять списки сотрудников на утверждение царя, и Александр III собственноручно вычеркнул Орешникова как лицо недворянского происхождения. Лишь в 1887 году дирекция - музея добилась утверждения А. В. Орешникова в штатной должности хранителя. В музее он без перерывов работал до самой своей смерти — до 1933 года.
Ровно 50 лет жизни отдал Орешников музею. Там он бессменно заведовал монетным собранием, но не ограничивался этим. Через него всегда шло приобретение новых музейных предметов, и гигантский рост коллекций этого единственного в своем роде музея связан с его именем. А. В. Орешников вел инвентарную книгу музея. Это требовало' разносторонних исторических и археологических знаний. Как отметил в его некрологе академик М. Н. Сперанский («Известия Академии наук СССР», отделение общественных наук, 1933, № 6—7), А. В. Орешников был знатоком «самых разнородных сторон старинного русского быта, начиная с ископаемых древностей, драгоценной и простой утвари, икон и обстановки старого быта, нумизматики и кончая одеждами, оружием, старой гравюрой, портретом, лубочной картиной, аптечной посудой и старым рукописным документом».
А. В. Орешников был всегда тесно связан с периферийными научными работниками. Он был членом Одесского общества истории и древностей, Казанского общества истории, археологии и этнографии, Ростовского (Ярославской губернии) музея и девяти ученых архивных комиссий: Витебской, Владимирской, Калужской, Псковской,. Рязанской, Таврической, Тверской, Тульской и Ярославской.
В советское время научная деятельность А. В. Орешникова была отмечена избранием его в 1928 году в члены-корреспонденты Академии наук СССР.
Скончался А. В. Орешников 3 апреля 1933 года в Москве.
Орешников совмещал две специальности. Античная нумизматика и русская нумизматика – две далеко разошедшиеся ветви одной науки — не были друг с другом связаны, так как та и другая требуют много специальных знаний. И в обеих областях науки Орешников сумел стать не только нумизматом, но и историком, чем отличался от всех своих коллег. Мало сказать, что античные монеты Северного Причерноморья он изучал не в отрыве от античного мира, как некоторые нумизматы. Он не только в совершенстве владел всем греко-римским нумизматическим материалом, но и хорошо знал античный мир в целом, знал его историю, эпиграфику и археологию. Он, не в пример другим нумизматам, всегда сопоставлял монеты с известиями о них античных авторов, с надписями и с древними вещами. Поэтому он и смог показать, каким важным источником для изучения древней истории Причерноморья являются монеты. Изучая древнюю Русь, он стал первым широко применять подобные приемы, привлекая летописи, родословные книги и древние вещи, делая по монетам новые для истории выводы. Сопоставление разнородных исторических источников было характерной чертой научного метода Алексея Васильевича. Основная задача настоящей статьи — показать это на примерах.
Неоднократно А. В. Орешников напоминал, что «нумизматика — вспомогательная дисциплина истории»; на склоне лет, в 1929 году, он посвятил доказательству этого положения особую статью. Выступая еще в 1914 году против коллекционеров, подбиравших и издававших монеты XVIII века по «особому типу хвоста орла», по пропущенной запятой и т. д., он говорил, что монеты важны только как вспомогательный для исторической науки материал.
Невозможно сказать, которой из двух своих специальностей А. В. Орешников занимался больше, -он равномерно распределял между ними свои силы.
Начал он свою деятельность, будучи еще молодым человеком, с изучения монет Боспора Киммерийского и неоднократно к ним впоследствии возвращался. В 1884 году в книге «Боспор Киммерийский в эпоху Спартокидов по надписям и царским монетам» он установил связь между эпиграфикой и нумизматикой, чего не делали другие исследователи. Ему удалось доказать, что Спартокиды в Пантикапее и Феодосии долго назывались только архонтами, что говорило о республиканском происхождении их власти. Царями они долго величали себя только для «варварских» народов. Так было до III века до н. э. В III веке эти титулы слились. Ни надписи ни монеты сами по себе для этих выводов недостаточны, но их сопоставление вполне убедительно.
В той же книге путем сопоставлений Орешников намечает генеалогию и порядок наследования Спартокидов на протяжении всех четырех веков существования этой династии. Прошло 70 лет со дня выхода этой книги начинающего нумизмата, но доныне эта книга — классическая.
В 1887 году нумизматические наблюдения Орешникова установили для науки интересные сведения о возвышении Асандра. Этот выдающийся государственный деятель Боспора даже после своей победы над Митридатом Перпамским не решался объявить себя главой государства, пока жив был Цезарь, друг Митридата. Но когда на Боспор пришло известие о мартовских идах, изображение Асандра появилось на боспорских монетах.
В 1914 году новое сопоставление монет и надписей позволило Орешникову разобраться в римских переименованиях боспорских городов.

В 1921 году история царствования Митридата, сына Аспурга, была им прослежена путем сопоставления монет с известиями Тацита, Диона Кассия и других историков.

Изучая отражение в Причерноморье римских гражданских войн, Л. В. Орешников заинтересовался бродячей династией (династия эта царствовала на ряде престолов), которую основал любопытный авантюрист, сын малоазиатского' ритора Полемон. В 1885 году по монетам, надписям и рассказам историков Алексей Васильевич выяснил биографию Пифодориды, жены и наследницы Полемона, внучки Антония триумвира. Оказалось, что она, несмотря на свое происхождение, исчисляла эру на своих монетах с победы Августа над Антонием при Акции в 31 году до нашей эры. Это было типичной лестью иозднеэлли-нистических царей римскому принцепсу. Мало того, на своих монетах Пифодорида -поместила козерога только потому, что под знаком козерога родился Август. В 1911 году Орешников подобными исследованиями выяснил биографию внука Полемона и Пифодориды – Марка Антония Полемона, принявшего имя своего прапрадеда, триумвира, и царствовавшего сначала в Понте, а затем в Киликии до времени Гальбы включительно.
Наряду с нумизматикой эллинистических царств Орешников изучал нумизматику греческих полисов, больше всего Хероонеса. В 1913 году ок дал историческую классификацию монет этого города, установив четыре периода его истории: автономию (IV—II века до н. э.), боспорское влияние (по 25 год до н. э.), так называемое «царствование Девы» (до середины II века) и римскую элевтерию – так называемую «свободу» ( до середины III века). Значение этой классификации далеко выходит за пределы нумизматики. В 1913 году для истолкования херсонесских монет с изображениями Диоскуров он привлек мраморный рельеф с подобным изображением Диоскуров, найденный в Херсонесе в 1903 году. В 1922 году ему удалось определить изображение богини Херсонас, олицетворявшей общину Хероонеса Таврического. Это оказалась молодая женщина с лирой в руке.
Для нумизматических выводов А. В. Орешников привлекал и мелкие курганные находки. Так, в 1911 году он сравнил фигуры на некоторых монетах Керкинитиды с фигурами на золотом полтавском курганном поясном наборе и доказал, что на этих монетах изображен скиф,а не речной бог, как раньше думали.
Этого речного бога он развенчал, другого, наоборот, восстановил в правах. Божество на монетах Тиры считали Аполлоном, но Орешников усмотрел у него рожки и доказал в 1921 году, что это признак речного бога реки Тиры (Днестра).
До Орешникова скифская нумизматика находилась в совершенно хаотическом состоянии. Он внес в нее в 1914 году систему, установив две серии монет скифских царей — собственно скифскую, точнее скифо-ольвийскую, и гетскую. Этот вывод хорошо обоснован нумизматически н исторически.
Свои исследования по русской нумизматике А. В. Орешников изложил в самой большой и важной своей книге «Русские монеты до 1547 г.», долго подготовлявшейся и вышедшей в 1896 году. В ней он дал единую классификацию древнерусских монет, которая всеми позднейшими исследователями была подтверждена и остается общепризнанной и доныне, хотя прошло более полувека. Классификации предыдущих нумизматов (Черткова, Шодуара, Шуберта, Рейхеля, Гуттен-Чапского, Сонцова, графа Толстого) не были долговечными; это связано с тем, что перечисленные нумизматы не были историками (заслуги Черткова, впрочем, велики, что всегда отмечал и сам Орешников). Орешников проявил в этой книге исключительную осторожность, воздерживаясь от выводов всюду, где они не были вполне доказаны. Но доказать ему удалось многое – это опять связана с привлечением разнородных источников. Он использовал известия летописей и родословных книг, изображения на печатях, на вещах и в рукописных книгах. Им были привлечены не только изданные, но и неизданные родословные книги князей. Так, например, Орешников нашёл упоминаемые в летописи золоченые новгородки. Он первый усомнился в том, что на новгородских монетах изображен князь (впоследствии его сомнения подтвердились). Изображения охотничьих сцен на монетах Бориса Александровича Тверского он связал со знаменитыми изображениями на рогатине этого князя. Другие изображения на монетах Бориса Александровича и Михаила Борисовича он связал с миниатюрами русских лицевых Александрии. Такие сближения были для нумизматики совершенно новы. Понижение монетного веса в Нижнем Новгороде в начале XV века при Иване Борисовиче Тугом Луке и Александре Ивановиче Брюхатом Орешников подтвердил летописным исчислением нижегородских цен 1412 года.
Блестящим примером исторической интерпретации является объяснение. монет Ростова. На многих из них по два имени. Этого до Орешникова не учел никто, хотя такие монеты издавались и аттрибуирсвались почти всеми его предшественниками. Он связал этот факт с известиями родословных книг о разделении Ростова Великого пополам между двумя князьями. Один князь правил на Борисоглебской стороне, другой на Сретенской. А. В. Орешников установил по монетам три пары таких князей, не известных истории.
Создав, таким образом, основу д,дя дальнейших работ по древнерусской нумизматике, Орешников сделал и впоследствии ряд исторических выводов. Изучая вызывающие споры тверские пула с буквой Д, окруженной точками, он доказал в 1897 году, что Иван III дал своему внуку Дмитрию денежный откуп в Твери. В 1899 году он установил по монетам порядок наследования ярославских князей вопреки предположениям историков и в соответствии с показаниями родословных книг. Трудно отличить монеты Дмитрия Ивановича Донского Московского от монет Дмитрия Константиновича Нижегородского. Это связано с вопросом, где вообще начали чеканить русскую монету: в Москве или, как думал А. В. Орешников, в Нижнем Новгороде. Он собрал важные аргументы в защиту своего предположения и разграничил монеты двух Дмитриев по типологии изображений.
Ни о какой связи между русскими денежными слитками и монетами долго не было известно; наконец Алексей Васильевич открыл на одном из этих серебряных слитков клеймо денежного типа с именем Ивана Михайловича Тверского. В 1901 году, издавая тверской клад, где были монеты всех тверских князей, он окончательно доказал, что Иван Михайлович первым начал чеканить в Твери монету.
Для истолкования русских монетных изображений многие ученые предлагали произвести сравнение их с изображениями на печатях. Однако такое сравнение провел только Орешников в 1903 году. Эта была трудная работа и дала она меньше, чем ожидали: печати частных лиц оказались здесь едва ли не полезнее государственных.

Последние годы своей жизни Орешников отдал работе над древнейшими русскими монетами – домонгольскими. Он продолжительное время накапливал материал, но больших выводов по этой трудной теме долго не делал. Из частных выводов, сравнительно ранних, стоит отметить изданное в 1.917 году определение монет Олега Тмутараканского.

А. В. Орешников отказался в этой статье от своего старого мнения, будто Олег выпускал не монеты, а своего рода печати. В этом вопросе решающую роль сыграли аналогии в византийской, точнее в византийско-крестоносной нумизматике. Специфический характер этих монет удалось объяснить личными византийскими связями Олега.
В 1930 году Орешников подвел первые итоги своих сорокалетних работ над монетами Киевской Руси (и подвел блестяще) в небольшой статье, сначала даже не о самих монетах, а о родовых знаках на них, о знаменитых «трезубцах Рюриковичей». Он первым установил эволюцию родового знака Рюриковичей, доказав, что каждый князь имел свой вариант знака. А. В. Орешников составил и генеалогическую таблицу таких вариантов — от Владимира 1 до Всеволода III, пользуясь для этого не только монетами, но и печатями тех князей, которые монет не чеканили.
Впервые были использованы также княжеские знаки на перстнях, на кирпичах и на других предметах. Многие знаки, до того непонятные, приобрели благодаря этому такое же научное значение, как надписи с княжескими именами. Это открыло для науки разнообразные новые возможности. Орешников успел еще в конце жизни написать итоговую работу «Денежные знаки домонгольской Руси», изданную посмертно, в 1936 году.
В этой краткой статье 'невозможно, конечно, перечислить все ценные научные выводы, к которым пришел А. В. Орешников в области античной и русской нумизматики. Приведенные примеры имеют целью дать лишь общее представление о научном значении его трудов и об использовании им разнородных источников.
Пишущий эти строки лично, хотя и не близко, знал Алексея Васильевича, будучи в течение последних восьми лет его жизни (1925—1933 годы) его сослуживцем по Историческому музею. Все, кто его знал, никогда не забудут его величавую фигуру. Когда я с ним познакомился, ему было уже 70 лет, но он был еще строен. Высокий и широкоплечий, он выделялся в любой толпе. Его остроконечная бородка и густые усы были уже совершенно белы.
Больше всего хочется сказать об обаянии его речи. Он не любил выступать публично, да и в частных беседах был немногословен. Каждое его слово было продумано, а фразы коротки. Но особенно запомнилось, как он произносил слова. Они звучали у него приятно и полновесно. Таких свойств речи я больше не встречал, хотя слушал многих прекрасных ораторов и увлекательных собеседников.
Человек высокой культуры, А. В. Орешников обладал тонким литературным вкусом и особенно любил Пушкина. Он знал на память множество его стихотворений и целиком «Евгения Онегина». До последних дней он по дороге из дома (с Земляного вала) в Исторический музей учил наизусть те стихи Пушкина, которые еще не помнил. Любимым его стихотворением было «Роняет лес багряный свой убор». Это гениальное поэтическое произведение своим богатством мыслей и чувств было ему особенно созвучно.
О своих научных открытиях Алексей Васильевич умел говорить интересно, но говорил не очень охотно. Надо было его хорошо расспросить, и тогда он рассказывал сжато, и рассказывал так, что его доказательства и приведенные факты навсегда оставались в памяти у собеседника. Нежелание много говорить о своих трудах объяснялось его исключительной скромностью. Это даже перерастало в недостаток – он был совершенно лишен педагогических наклонностей. Впрочем, иногда он увлекался, показывая монетные и иные коллекции Исторического музея. Он и тогда бывал немногословен, но эти его беседы стоили многих лекций.
До самой смерти, а умер он 77 лет, Алексей Васильевич сохранил редкую ясность ума.

А. В. Орешников был выдающимся человеком. Он был бесспорно, общепризнанным виднейшим русским нумизматом. Новые поколения нумизматов должны освоить его богатое наследие, чтобы на основе марксистско-ленинской методологии творчески развивать эту науку.

Скачать:
http://yadi.sk/d/r8uJE_sb1zBta
http://yadi.sk/d/gt4WKxs51zBvi
http://yadi.sk/d/lkf4GSuV1zBwQ
http://yadi.sk/d/Tl55y04J1zBww

http://yadi.sk/d/_Y9nM1ew1zBxQ

1.jpg 2.jpg 3.jpg 4.jpg 5.jpg 6.jpg 7.jpg 8.jpg
5
Рейтинг: 5 (1 голос)
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте