Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Общественная жизнь Рязани и русско-японская война



Первые политические организации нашего города

Первое десятилетие царствования Николая II (правил в 1894- 1917 годах) оказалось относительно спокойным. Возникшие в стране подпольные революционные партии были слишком слабы для того, чтобы бросить власти открытый вызов.

На рубеже XIX-XX веков в Рязани активизировали свою деятельность сторонники радикальных идей. Хотя большинство из них происходили из материально обеспеченных семей, их умы беспокоило тяжелое положение простого народа. Молодые образованные люди надеялись, что грядущая революция откроет для России путь к более справедливому обществу. В теоретическом отношении одни из них считали себя марксистами, другие-продолжателями идей народников 1870-х годов.

Длительный и устойчивый консерватизм политической системы России в немалой степени способствовал распространению протестных настроений, особенно среди молодежи. Военно-феодальная империя, ориентированная прежде всего на дворянство и ради дворянства существовавшая, не оставляла перспектив для развития выходцам из иных сословий. Реформы 1860-1870-х годов проводились слишком поздно, когда вера в преобразования «сверху» почти исчезла, когда радикально настроенная молодежь стала требовать большего. Одряхлевший, связанный с прошлым, русский феодализм представлялся на фоне передовых государств Европы уродливым и рудиментарным.

С другой стороны, быть в оппозиции стало модно. Очень часто в глазах общества революционеры представали как мученики, бескорыстно страдавшие за простой народ. Многих молодых людей привлекал подобный ореол, многие принимали не суть борьбы с самодержавием, а ее форму. Там, в подпольных кружках, они видели свет прогресса. Тихая патриархальная жизнь деревень и городов, с ее церковными праздниками, архиерейскими соборами, наставлениями старших, службой во благо Отечества, казалась банальной и скучной.

Император Николай II. С картины Э. Липгарта.
Император Николай II. С картины Э. Липгарта.

А публицистика и литература лишь подогревали недовольство.

В 1899 году несколько жителей города организовали «Рязанскую группу РСДРП». Однако уже в январе 1900 года полиция пресекла попытку ведения пропаганды марксизма среди интеллигенции и рабочих. Наиболее активных участников группы РСДРП арестовали.

В издаваемой за границей газете «Искра» регулярно публиковались заметки о положении рабочих и крестьян Рязанской губернии. Они подписывались «А. С.» или «Александр Сергеевич». Очевидно под этими псевдонимами скрывался рязанец Александр Иванович Унксов.

После II съезда РСДРП среди рязанских социал-демократов появились сторонники и большевиков и меньшевиков. К первым принадлежал выпускник рязанской гимназии и студент Московского университета К. А. Пажитнов, в будущем известный историк и экономист, ко вторым—сын почетного гражданина Владимир Мещерин.

Заметную активность стали проявлять в городе и местные социалисты-революционеры (эсеры). В конце 1900 года возник подпольный кружок образованной молодежи. Среди десятка его участников выделялись бывший учащийся Скопинского реального училища Николай Музиль, проживавший в Рязани под негласным надзором полиции, и два местных гимназиста Игнатий Шиловский и Моисей Абрамович. Они назвали себя «Группой социалистов-революционеров г. Рязани» и пытались распространять среди интеллигенции и рабочих запрещенную литературу и «возмутительные» прокламации. После ареста активистов «Группы» ведущую роль среди местных эсеров начали играть дворяне Василий и Евгений Стерлиговы. Николай Музиль бежал за границу.

В 1903 году социал-демократы и эсеры попытались организовать «Общество рязанских рабочих». Численность его не превышала 20-30 человек. Многие из членов «Общества» даже не представляли, какое из революционных направлений ближе им по взглядам.

Организатор рязанской группы эсеров Николай Музиль, находясь в эмиграции, в 1902 году примкнул к анархо-коммунистам и стал одним из самых известных их руководителей.

В состав революционных объединений входили и рабочие, но их насчитывались единицы. За первым всплеском революционной агитации среди рабочих в 1901-1902 годах последовал спад, связанный с полицейскими арестами и склонностью большинства участников кружков не к конкретным действиям, а к теоретическим спорам.

Складывание революционных организаций в Рязани шло медленнее, чем в других городах России и таких городах нашей губернии, как Егорьевск и Скопин, где заговорщики опирались на более политически сознательный и сплоченный пролетариат.

Рязанские новобранцы перед отправкой на фронт русско-японской войны. Фотография около 1904 года.
Рязанские новобранцы перед отправкой на фронт русско-японской войны. Фотография около 1904 года.

Русско-японская война и Рязань

В конце XIX века слабый, дегенерирущий как политическое образование Китай подвергся мощному воздействию с одной стороны—России, с другой—Японии. Обе державы хотели захвата новых земель в Китае, сфер атияния, рынков сырья и сбыта.

Противостояние России и Японии в борьбе за северный и северовосточный Китай привело к войне.

Начало ее было отмечено мощным патриотическим подъемом, охватившим население города. Рязанская городская дума на экстренном заседании уже 28 января 1904 года заявила о решимости «принести все жертвы, которые потребует дорогое Отечество и возлюбленный государь». 3 февраля 1904 года в городе состоялась патриотическая манифестация, в основном из воспитанников учебных заведений. Местная печать в восторженных тонах описывала обращение манифестантов к губернатору.

Офицеры 137-го Нежинского полка с женами перед отправкой на фронт. Рязань, 1904 год.
Офицеры 137-го Нежинского полка с женами перед отправкой на фронт. Рязань, 1904 год.

После кровопролитной, но победоносной русско-турецкой войны 1877-1878 годов, после подвигов М.Д. Скобелева и героев Шипки, казалось, мощи России и ее армии нет предела. Головокружительный патриотизм и «шапкозакидательство» царили и при дворе, и в обществе, и в армии.

4 марта рязанский губернатор на чрезвычайном собрании рязанского дворянства в своем выступлении отметил, что русский народ «переживает ныне высокосознательный исторический момент». В городе начался сбор средств на нужды войны.

Еще в начале февраля 1904 года на театр военных действий отправили одну из рот расквартированного в Рязани 137-го Нежинского пехотного полка. Она вошла в состав формируемой в Манчжурии 17-ой Восточно-Сибирской стрелковой дивизии. В марте на Дальний Восток выехали 12 рязанских сестер милосердия из Екатерининской общины. В мае в Манчжурию отправили из Рязанской губернии 35-ю пехотную дивизию. Она пополнилась по штатам военного времени за счет призыва из запаса рязанцев. Для инспектирования 137-го Нежинского и 138-го Волховского пехотных полков, направлявшихся на фронт, 8 мая 1904 года Рязань посетил император Николай II.

Пленные японцы в компании рязанцев, около 1905 года.
Пленные японцы в компании рязанцев, около 1905 года.

35-я дивизия из Рязанской губернии особенно отличилась в ходе Ляоянского сражения в августе 1904 года, когда отчаянной атакой она обратила в бегство японскую гвардейскую пехоту.

Для поддержания верноподданнических настроений в августе 1904 года по улицам города провели пленных японцев. Эти 10 офицеров и 250 солдат находились в Рязани до заключения Портсмутского мира.

Военные действия в Манчжурии шли для русской армии неудачно. Сказывалась оторванность театра военных действий от основных военных баз, плохое снабжение, скорость передислокации, несогласованность действий.

Патриотические порывы рязанцев начали сменяться критическим отношением к политике правящих кругов, выросли и антивоенные настроения.

Местная пресса начала публиковать довольно смелые заметки по поводу результатов военных действий. Уже в октябре 1904 года полицмейстер сообщал губернатору о появлении в городе большого количества листовок, адресованных новобранцам и солдатам. В них «порицался образ действий Государя Императора и правительства по поводу войны с Японией» и заявлялось, что «война представляет выгоду лишь лично для особы Государя Императора и богатых людей, а по отношению русского народа расстраивает семейные его начала и материальное его благосостояние». Одно из воззваний заканчивалось словами: «Итак, братья-новобранцы и солдаты! Кто может, кто силен духом, отказывайся идти на службу, у кого нет сил отказаться, рассказывайте всю правду товарищам! Отказывайтесь стрелять в рабочих и крестьян! Сейте смуту и бунтуйте на войне! Долой войну! Долой царя!»

Рязанцы — солдаты и офицеры 35-й пехотной дивизии — на фронте. Фотография поручика П. П. Миролюбива, около 1905 года.
Рязанцы — солдаты и офицеры 35-й пехотной дивизии — на фронте. Фотография поручика П. П. Миролюбива, около 1905 года.

По материалам книги "Мой родной город Рязань"

0
 
Разместил: Рязанец    все публикации автора
Изображение пользователя Рязанец.

Состояние:  Утверждено

О проекте