Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Борисоглебский храм города Рязани



Татьяна Синельникова

Церковь Бориса и Глеба. 1945 год.

Церковь Бориса и Глеба. 1945 год.

«Председателю Рязанского окружного исполнительного комитета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов,
25. 07. 1930 г.
«Рязанский окружной отдел ОГПУ ставит Вас в известность о ненормальном положении с выдачей разрешений на открытие церквей и совершение крестных ходов Административным отделом окрисполкома без согласования этого вопроса с окружным отделом ОГПУ.
Такое положение подлежит устранению, так как в результате получаются политические ляпсусы, почему окружной Отдел ОГПУ просит Вас сделать со своей стороны соответствующее указание Административному отделу.
Конкретно:
По мнению окружного отдела ОГПУ, допущена со стороны Административного отдела грубейшая ошибка выдачей без согласования с нами разрешения на открытие церкви Бориса и Глеба и совершение крестного хода к могиле так называемого «святого» Василия Рязанского, так как сам этот факт является одним из политических актов со стороны рязанского духовенства.
Для открытия этой церкви духовенство принимало самые энергичные меры, преследуя этим восстановить структуру рязанского духовного оплотопочитания «святителя земли Рязанской» Василия Рязанского. Идейная сторона этого вопроса была: «Воля Божья такова, что раз «святой Василий Рязанский» сподобился приплыть на мантии в г. Рязань к берегу храма Бориса и Глеба, то здесь и должна храниться духовная мощь и почитание его».
С целью приковать дух молящихся к церкви, укрепить авторитет её и заполучить гарантию и поддержку на случай «нападок на церковь», духовенство, добиваясь открытия церкви Бориса и Глеба, являющейся для них опорным пунктом, изобрело «святыню» (устроена новая гробница с изображением «святого» Василия Рязанского с вложением в неё части мощей. Это – вместо изъятой из собора).
Вместе с получением разрешения на открытие церкви духовенство предполагало использовать разрешение на совершение крестного хода вокруг церкви к могиле с копированной гробницей, с мощами для большей демонстрации в честь «Божьим соизволением» сохранённой «святыни». Однако духовенство оказалось дальновиднее руководителей административного отдела и, чтобы «не навлекать ока власти гражданской», не воспользовалось разрешением Административного отдела и крестный ход не совершало.

Самостоятельные, не согласованные с нами и необдуманные действия Административного отдела привели к тому, что духовенство, устраивая молебны «святому» Василию Рязанскому, сосредотачивает внимание верующих вокруг «святыни» и подготавливается к более твёрдому противодействию проникновения в массы безбожия, а тем самым укрепляет ряды антисоветского фронта».

Этот документ, хранящийся в Государственном архиве Рязанской области, говорит нам о мало известном событии – факте негласного закрытия в ноябре 1929 года и открытия к июлю 1930 года Борисоглебского храма. Каким чудом храм был возвращен верующим – можно только догадываться. А история этого события такова.

4 ноября 1929 года здание храма было изъято гражданскими властями под ссыпку зерна. Скорее всего, это был намеренный акт закрытия одного из наиболее почитаемых и посещаемых храмов г. Рязани. Но в городской исполнительный комитет и другие инстанции посыпались письма от верующих с просьбой возвратить храм прихожанам. До нас дошли эти настойчивые, похожие друг на друга, вежливые письма-требования. Во всех них – желание видеть свой храм действующим: «Представитель Административного отдела Рязокрисполкома, предложивший очистить здание храма от движимого имущества и сдать ключи от здания храма, говорил, что здание нашего храма берётся временно, приблизительно месяца на два – три; между тем, с 4 ноября 1929 года прошло уже 4,5 месяца, а здание храма не возвращается в пользование общины…. В Борисоглебский храм, как в древний собор, центральный храм г. Рязани и более вместительный, перенес своё служение Иувеналий, Архиепископ Рязанский и Шацкий после закрытия Рождественского собора г. Рязани…».

На этом письме, не первом в деле по открытию храма Бориса и Глеба в г. Рязани, карандашом написано: «Борисоглебский храм гор. Рязани занят под ссыпку хлеба без постановления Президиума горсовета и окрисполкома. Подпись неразборчива».

Какому «доброму дяденьке» попалось письмо Приходского совета Борисоглебской церкви – восстановить по документам дело нетрудное. Храм был возвращен городу и верующим.

Как мы видим, из-за «служебной ошибки», несогласованности между различными ведомствами, радость вновь вернулась в сердца прихожан, хотя и на короткий срок…

…Мы начали своё повествование с 30-х годов уходящего века – века для России бурного и сложного (хотя, какой век был для нашей страны лёгким?). Провозглашенная в 1917 году свобода совести во многих людях убила эту совесть, а во многих пробудила искренние христианские чувства. Когда мы говорим и пишем о том, что русские люди с радостью закрывали и разрушали храмы, документы архивов говорят иное: не было закрыто ни одного храма без скорби прихожан.

Борисоглебский храм для рязанцев – особый храм. История его уходит корнями своими в далёкую старину. Прав был «полномочный представитель ОГПУ», писавший, хотя и с негодованием, о том, что Борисоглебский собор является «опорным пунктом православия».

В повести о св. Василии Епископе Рязанском есть такие строки: «Святой же, стоя с образом Богородичным на брезе, снем с себе мантию и, простря ю на воду, и воступи на ню, нося образ Пресвятые Богородицы и абие несен бысть духом бурным и со образом Богородичным против быстрины речныя».

Произошло чудо: в третьем часу дня Василий отплыл, а в девятом прибыл на мантии с образом Богородицы в руках к Старой Рязани. Как и когда он прибыл в Переяславль Рязанский, о том сведений нет. Предания говорят, что и в наш город он приплыл на мантии к Борисоглебскому собору и иконой Божьей Матери. А ещё предания говорят, что привёз Василий с собой два колокола, из которых один был повешен на колокольню, а другой при поднятии на колокольню упал в воду. Каждый раз, лишь только начинали звонить на Борисоглебской колокольне, то звон был слышен и из-под воды.

Прислушаемся, может быть, что-то услышим, и тогда уже не поднимется больше рука на святыни при очередной «культурной революции»….

…Борисоглебский собор, к которому приплыл св. Василий Рязанский, выглядел не так, как сейчас, и даже не так, как 100 лет тому назад. Историки относят построение храма к 1152 году. Документы повествуют, что существующий ныне храм построен в 1686 – 1687 гг. «тщанием митрополитов Павла и Авраамия, возможно, на «домовую архиерейскую сумму», так как церковный лес и 4 венца старой деревянной церкви были свезены в Архиерейскую вотчину в с. Павловское. В 1810 году был пристроен к трапезной церкви придел старанием бывшего старосты купца Григория Ивановича Меркулова с помощью прихожан. Вот как повествуют о том документы: «Соборный протоиерей Федор Иванович с братиею и прихожанами прошением извещал, что оного собора придельная церковь имеет в некоторых местах трещины и худобу, а сверх того и по построению находится весьма тесною и невместимою для прихожан, так что они всегда, а паче в храмовые и проч. Праздничные дни с величайшим для себя беспокойством от духоты и стеснения продолжают слушать «Божественное славословие», почему и предприняли они с общего согласия намерение построить новую придельную церковь».

В 1840 году вся трапезная была разобрана до основания и сооружена вновь «пространнее» с устроением в ней двух приделов «на собственное иждивение Рязанского купца Ивана Васильевича Осминина при попечении церковного старосты Семёна Дмитриевича Панова».

В 1870 году вся трапезная церковь с разрешения начальства была вновь разрушена до основания и воздвигнута вновь «в более пространственном и великолепном виде тщанием старосты Рязанского купца Панкратия Федоровича Морозова с помощью прихожан».

В 1894 году на средства того же старосты был вызолочен червонным золотом правый иконостас, а в 1898 году на средства ктитора М.М. Селиванова – левый иконостас.

О людях, которые на свои средства возводили храмы, украшали их иконами и утварью, можно говорить много, и это разговор особый. Можно сказать одно: не было бы на Руси таких прекрасных храмов, если бы на их строительство не жертвовали средства люди, и не отдавали бы люди свои средства, если бы не было веры в Бога…

В 1920 году была составлена опись церковного имущества Борисоглебского собора. Наряду с иконами, различной церковной утварью, библиотекой были описаны колокола, которых было 18: один большой, весом 305 п. 36ф., полиелейный весом в 103 п. 10ф., 4 будничных и 12 малых. Количество колоколов на колокольне не всегда было таким большим, да и существовавшая издавна колокольня сначала не могла вместить даже сколько-нибудь приличного колокола. В 1853-54 гг. купец Иван Осьминин приобрёл для Борисоглебского храма колокол. Когда его привезли, то не могли вместить его на колокольне. Своей щедрой рукой он пожертвовал 10000 рублей на строительство новой колокольни.

Документы говорят о том, что неоднократно предпринимались попытки перестройки колокольни, составлялись и одобрялись планы её постройки, и только в 1873 году колокольня была полностью готова. К концу Х1Х века Борисоглебский храм был «приведён в полную исправность», а начало ХХ века встретил в полном великолепии своего не только внешнего, но и внутреннего убранства: иконостас сверкал позолотой, лики образов источали благодать…

Предреволюционные клировые ведомости информируют нас о том, что при Борисоглебском храме была богадельня, на базарной площади – две каменные лавки; в приходе, кроме частной женской гимназии, при которой существовала начальная трёхгодичная подготовительная школа, имелись как мужское, так и женское училище. Всё текло своим чередом, пока не пришли другие времена.

1917 год внёс смуту в сердца людей. Рушились старые понятия, приходили иные ценности. Церковь была отделена от государства, её пытались отдалить от людских сердец.

В 1920 году граждане г. Рязани: Феофилакт Иванович Поляков, Александр Никифорович Голдабенков, Иван Семёнович Журавлёв и Борис Гаврилович Скворцов заключили договор с горисполкомом о принятии в бессрочное пользование «в г. Рязани, Московской части, на Борисоглебской улице «каменного, крытого железом, здания Борисоглебской церкви с таковою же колокольней» и обязались беречь «переданное нам народное достояние… и производить оплату всех текущих расходов по содержанию храма».

Религиозная община Борисоглебского храма насчитывала к тому времени около 400 человек. Протоколы заседаний общины подтверждают данное ими обещание «беречь народное достояние».

В 1922 году в помощь голодающему Поволжью были изъяты из храма серебряные кресты, вызолоченные и серебряные ризы с каменьями, лампады, кадила, потиры, ризы. «Ушли из храма ризы с икон святых, и мучеников, преподобных, благоверных…. Зачем злато и серебро святым?

При передаче ценностей из храмов на Гохран в церкви Бориса и Глеба работал известный в г. Рязани общественный деятель – архивист, историк Дмитрий Солодовников. Он смог убедить членов комиссии в непреходящей ценности некоторых вещей. Так в Рязанский губернский музей были переданы: Евангелие 1703 года, Евангелие времен Анны Иоанновны, крест 1653 года.

За 20-30 годы уходящего столетия Борисоглебский храм сильно обеднел, исчезли многие ценности. Для украшения храма и совершения службы оставлено было немного. Когда в 1929 году собор передали под зернохранилище, церковное имущество частично поместили в церковную сторожку, где в то время проживали две одинокие женщины. Неожиданно к ним наг¬рянули с обыском, и вместе с имуществом проживающих в сторожке граж¬данок были изъяты и предметы религиозного культа.

На ходатайство Приходского совета о возвращении церковной утва¬ри президиум Рязанского городского Совета постановил: «Проверить на¬личие вещей в Госфондовой комиссии и при наличии возвратить общине согласно описи, поручив Административному отделу заключить соответст¬вующий договор».

Согласно этому постановлению Приходский совет получил изъятые ковры и часы. Остальных вещей, значащихся в описи, в Госбанке не нашли.

Что же это за ценности, исчезнувшие «в никуда»?

«1. Икон в серебряных ризах, значащихся в описи в параграфе праздничны¬ми и выносными -15 шт.
2. Икона вызолоченная - 1 шт.
3. Риз серебряных с икон - 2 шт.
4. С иконы Корсунской Божией Матери риза, украшенная простыми камнями стразом и жемчугом с серебряным окладом и серебряно - вызолоченными венчиками.
5. Рама белого металла с З-мя малыми серебряными крестами.
6. Крест напрестольный, вызолоченный...

7. Дароносица серебряная».

Со слезными мольбами и просьбами обращались прихожане, дабы было возвращено, хотя бы частично то, что было изъято, чтобы в храме «ос¬талась маленькая икона Корсунской Божией Матери, писаной на железе», Зимаровская икона Божией Матери - образа, почитаемые многими поколе¬ниями рязанцев и являвшие им свою Благодать, приносившие исцеление.

Это было трудное время, но храм все же действовал, в храм приходили люди.

Труднее было с крестными ходами. Традиционно в праздник Бориса и Глеба крестный ход в Рязани охватывал половину города. Церковные советы всех церквей города Рязани обратились в 1925 году к городским властям о проведении такого крестного хода «кругом западной половины города, по улицам: Трубежной, Маркса, Полевой до Ямской заставы по ул. Ленина». Ссылаясь на базарный день и на большое скопление людей в этот день на улицах, горисполком ответил отказом на ходатайство верующих. Запрещено было даже устраивать местный крестный ход вокруг храма «ввиду неимения вокруг храма ограды, в силу чего крестный ход приобретает общественное значение». Таков был результат очередной просьбы.

И все же это было не самое тяжелое время для верующих. Какое счастье было для них, когда на Крещение было разрешено провести чин водосвятия на реке Трубеже.

Наступил 1935 год... Лето катилось к закату, мир дышал войной, тревога не покидала людей. 27 августа вышло постановление президиума горисполкома, что Борисоглебский собор принадлежит обновленческой ориентации.

Перелистывая страницу за страницей истории Борисоглебского со¬бора, с трудом можно уложить в голове подобный факт, ведь в 1929 году Архиепископ Рязанский и Шацкий Иувеналий по желанию граждан и по приг¬лашению Приходского совета перенес в него свое постоянное служение.

В документах этот собор назван «Викариальным собором» и вдруг - обновленческая ориентация! Ведь в 1926 году общее собрание Борисоглебского собора поддержало Преосвященного Мефодия, епископа Раненбургского (до приезда в город Рязань Иувеналия, епископа Рязанского и Шацкого, временно управлял Рязанской Епархией) «не иметь общения с обновленцами».

Вскоре последовало очередное постановление Президиума Рязанского райисполкома от 09.10.35 № 51 о закрытии Борисоглебского храма «в связи с отказом верующих от таковой». Заявление верующих было до предела лаконично, кратко и страшно: «Вследствие того, что приток верующих в Борисоглебской церкви совершенно прекратился, и средства для содержания храма отсутствуют, поэтому и содержать храм становится невозможным, и мы, верующие, решили отказаться от вышесказанного храма…».

Сложно воспроизвести всю эту трагедию даже по документам, так как нет гарантии, что документы не сфабрикованы. Логично сделать вывод, что раз не удалась попытка без постановлений и решений закрыть храм, то его закрыли другим путем...

Но всему свое время. Победа нашего народа над фашистской Гер¬манией явилась поистине Великой Победой. Она открыла двери миру, а мир открыл двери храмов, в том числе и Борисоглебского. Совет Минист¬ров СССР распоряжением от 8 июня 1946 года открыл Борисоглебский храм, который так дорог нам, рязанцам.

Существование церкви в дни страшных гонений - это всегда Чудо и Чудо то, что наш Борисоглебский храм был, есть и будет «духов¬ной мощью православия». И в этом, думается, заслуга наших неустанных молитвенников: святых Рязанской земли, прославленных и не прославленных.

В разное время в соборе служили замечательные протоиереи, иереи. На их плечи лег нелегкий труд, когда нужно было не только устраивать храмы, но заниматься и устроением душ человеческих,

Особенно тяжелыми для священнослужителей были годы, когда церковь была отделена от государства.

С 1893 года нес свое служение Богу и людям Феофилакт Иванович Поляков. В 1926 г. Совет Борисоглебского собора просил Его Преосвя¬щенство Архиепископа Рязанского и Шацкого Бориса представить Феофилакта к митре. За этой просьбой - сорокалетняя служба настоятеля храма - протоиерея Феофилакта. Сам он в своей анкете пишет, что до II февраля 1930 года он был протоиереем, а с II февраля 1930 года - заштатным протоиереем. На вопрос, когда присоединен к православию - поставил дату своего рождения. Прихожане очень любили и уважали своего «батюшку», это чувствуется даже по строкам в документах: «Заштатный протоиерей Феофилакт удовлетворяет свои религиозные потребности при нашем соборе безвозмездно как со стороны верующих, так и со стороны приходского Совета» (документ датирован 11.08.30 г.).

С 1910 года служил в Борисоглебском соборе Гавриил Михайлович Скворцов, а с 1917 года его сменил его сын Борис, который был до семнадцатого года служащим Губодежды, а в трудные для России годы стал «служителем культа». Это позже, в 1965 году, его возвели в сан епископа Рязанского и Касимовского, а тогда, в 20-м году, он вместе с Феофилактом принял на свои плечи храм Бориса и Глеба, где с 1930 г был протоиереем, а до этого - Председателем Совета Священников.

Чего только не узнаешь интересного из архивных документов. Менее всего рассчитывала найти среди документов, касающихся деятельности Приходского Совета Борисоглебской церкви анкету, заполненную рукой Архиепископа Рязанского и Шацкого Иувеналия. Он сам себя причислил к приходу этого храма, как, впрочем, и епископ Михайловский Глеб (Покровский Виталий Николаевич). Постановлением Приходского Совета от 23.12.23 был принят в число членов служителей культа при Борисоглебском храме.

Список этот можно и продолжить: прот. А.И. Рождествин, арх. Авель (Македонов).
______________________
* В ночь с 19 на 20 января 1937 года владыка Иувеналий был арестован и сослан в Сибирь. 2 сентября ему было предъявлено обвинение, а 13 октября он был приговорён к расстрелу. Приговор приведён к исполнению в ночь с 24 на 25 октября 1937 г.
** Расстрелян в 1937 году.

Приводим копию с анкеты на служителя Борисоглебской религиозной Общины г. Рязани Масловского Евгения Александровича, заполненную им собственноручно.

Анкета
На служителя Борисоглебской религиозной Общины г. Рязани.

1. Масловский Евгений Александрович (Архиепископ Рязанский Иувеналий).
2. Год рождения – 1878.
3. Епископ Каширский, викарий Тульской епархии, в г. Туле с 1914 по 1917 гг.
Епископ Тульский с 1917 по 1923 гг.
Архиепископ Курский с 1923 по 1928 гг.
Архиепископ Рязанский с 1928 г.
4. Назначен, но всеми православными патриаршими религиозными общинами б. Рязанского округа, каждой в отдельности, добровольно избран епархиальным Рязанским Архиепископом.
5. Размер вознаграждения не определен – добровольные пожертвования верующих.
6. Был осужден в 1922 г. по 114 ст. У.К. и в 1924 г. административно выслан в Соловки на 3 г.
7. Район деятельности – г. Рязань и Рязанская Епархия (быв. Рязанский округ).
Адрес: г. Рязань, Затинная ул., д. №21.
9 августа 1930 г.

Евгений.

4.666665
Рейтинг: 4.7 (3 голоса)
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено


Комментарии

Мой замечательный предок--Рождествин Александр Владимирович (1881-1959)--это мой двоюродный прапрадедушка.Он имел отношение к храму Бориса и Глеба в Рязани. Я думаю, что в тексте статьи опечатка на имя протоирея Рождествина Александра Владимировича (в статье написаны инициалы Рождествин А.И)
Немного о нём: Священнослужитель, талантливый изобретатель(усовершенствовал первый печатный телеграф, экспонат хранится в Эрмитаже), проповедник. Закончил Духовное училище в Загорске (учился с усердием, даже потом предлагали преподавать),закончил Рязанскую духовную семинарию, настоятель Храма Воскресения Словущего в д.Даниловка (?) Рязанской губернии.Жил в селе Глинки Нижний Новгород, Подольске, Москве.
Был сослан на на Соловки в 30-е года 20 века. В какой-то период жизни служил в Храме Бориса и Глеба. Проживал так же на на ул.Сенной в Рязани(сейчас это полуразрушенный дом напротив МВД, пока сохранился).Похоронен на Скорбященском кладбище. К сожалению, могила потеряна (на месте захоронения похоронен другой человек).
Данные,которые я привела могут быть неверными и не полными.Информацию о Рождествине А.В я узнала у близких родственников.

Может быть кому-то ещё что-то известно про Рождествина А.В. Пришлите мне информацию в почту Lula-musika@yandex.ru

Прикрепленный файлРазмер
Рождествин Александр Владимирович17.98 кб
О проекте