Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Камо грядеши?



В здании Государственной Третьяковской галереи прошла выставка проекта планировки территории здания ЦДХ и Третьяковской галереи. Общий культурный уровень упал настолько, что людям не стыдно выступать с проектами такого уровня, когда речь идет о главном национальном музее страны.

История внешне выглядит так. В марте 2008 глава "Интеко" Елена Батурина выставила в Канне проект строительства на месте этого здания "Апельсина" Нормана Фостера. Это вызвало бурю негодования. В апреле она встретилась с Владимиром Путиным, тогда еще президентом РФ, и по результатам он поручил премьеру Виктору Зубкова проработать вопрос (по сути, это было поручение себе самому, поскольку в мае он стал премьером). Была создана комиссия, курируемая вице-премьером Игорем Шуваловым. От Москвы в нее входил Владимир Ресин. В июле 2008 года комиссия приняла решение проработать вопрос с точки зрения согласования интересов трех субъектов — Третьяковской галереи, Центрального дома художника и города Москвы, которому принадлежит площадка. К сентябрю обе художественные организации подготовили свои требования по площадям в новом комплексе, а московские власти поручили Институту Генплана провести градостроительный анализ территории на предмет ее возможного освоения. Результаты этого исследования и были представлены в течение десяти дней публике в вестибюле здания Третьяковской галереи на Крымской, а 24 февраля должно состояться общественное обсуждение проекта.

За это время, однако, случился кризис. Начиная с сентября Елена Батурина дистанцируется от проекта и в настоящей его фазе никак не участвует. По закону и не должна — результат градостроительного анализа и технических заданий на проектирование Третьяковки и ЦДХ должен пройти инвестиционный конкурс, и только там должна определиться и компания, которая будет это делать, и проект. Однако вначале было понятно, какой финансовый ресурс могут иметь эти приготовления, а теперь — нет. Проект с точки зрения бизнеса выглядел сравнительно рискованно и на фоне поднимающегося рынка: перенос коллекции Третьяковской галереи — это страшно затратное мероприятие. На фоне кризиса он выглядит безнадежным. Кроме того, лорд Фостер закрыл свое архитектурное бюро в России и работу над проектом "Апельсин" прекратил.

Соответственно, ситуация выглядела так, что, с одной стороны, проект давно умер, а Институт Генплана просто следует бюрократической логике, отрабатывает поручение Ресина "в никуда". Честно сказать, степень халтурности представленного ими проекта служила аргументом в пользу такого решения. Поэтому попытка развернуть борьбу против проекта, когда он был выставлен в Третьяковке, не привела к серьезным результатам. Против бюрократического фантома, сделанного для отмазки, трудно бороться всерьез.

Но два обстоятельства сильно смущают. Во-первых, слухи. К сожалению, никто из ответственных людей не готов ничего говорить под диктофон, однако с разных сторон я в течение этих десяти дней слышал одну и ту же историю. А именно что Путин намерен сделать на месте ЦДХ федеральный финансовый центр, которого в Москве нет и отсутствие которого мешает ей сделаться мировой финансовой столицей. В этом случае речь уже не идет о поиске частного инвестора, они прибегут сами, как прибежали на реконструкцию дворца в Стрельне. Может быть, и Елене Батуриной не удастся полностью дистанцироваться от проекта.

Конечно, в данной ситуации можно легко оказаться жертвой дезинформации, запущенной со специальной целью дискредитировать проект. Но второе обстоятельство, которое смущает,— это то, что, собственно, нарисовано и что представлено на общественное обсуждение.

В предлагаемом проекте нет собственно архитектуры, это градостроительный анализ — то есть места расположения зданий и их высотность. Однако на этом уровне видно, что ЦДХ и Третьяковка по-прежнему соединены вместе — что и было одним из главных недостатков существующего здания. При этом ЦДХ вынесен ближе к метро "Октябрьская", а здание Третьяковки задвинуто к углу участка, примыкает к эстакаде Крымского моста и набережной. На сегодня это самая глухая часть площадки, там сейчас бензоколонка. Все неприятности существующей ситуации сохранены. Зачем тогда перестраивать?

На месте ЦДХ предлагается построить бизнес-центр высотой до 17 этажей. В этом проекте нет градостроительной логики, нет функционального анализа, но есть другое. Словно экскаватором, все культурные функции территории сдвинуты к самому краю, поближе к эстакаде, куда обычно собирают снег. Сама площадка расчищена под инвестиционную функцию.

Вокруг нового бизнес-центра авторы проекта предлагают сохранить парк, остаток существующего Парка искусств. Однако любой человек, знающий реалии сегодняшней Москвы, понимает, что такое внутренний парк, отгороженный от дороги линией застройки и примыкающий к новому бизнес-центру. Его огородят забором, а на входах поставят топтунов. Посмотрите на подмосковный центр правительства Московской области — там вокруг здания спроектирован парк, набережная для прогулок, прекрасное общественное место. Только оно на расстоянии до километра от здания окружено колючей проволокой и снабжено системой КПП, способных выдерживать танковые атаки. То же будет на месте Парка искусств, и здесь мало что зависит от архитекторов. Они могут не создавать такие пространства, но если уж создали, то КПП образуются сами собой.

Кризис диктует свои законы, и Фостера на этом пространстве не будет. Судя по всему, делать этот проект будет Михаил Посохин (территория закреплена за его институтом). Я лично не в восторге от здания ЦДХ, но надо чувствовать разницу. Рядом с проектами Михаила Посохина это подлинный шедевр, который надо сохранить любой ценой.

Самым характерным здесь является цинизм. Все же выйти на публику с предложением сгрести Третьяковскую галерею и ЦДХ поближе к эстакаде моста, где располагаются шиномонтажи и гаражи, довольно рискованно. Равно как выйти к жителям района Якиманки с предложением отобрать у них парк и сделать его рекреационной зоной бизнес-центра. Сам цинизм о чем-то свидетельствует.

Тут могут быть два варианта. Либо градостроители вообще разучились руководствоваться какой-либо логикой, кроме коммерческой. У нас раньше была сильная градостроительная школа, они много умели, но сейчас для них "провести градостроительный анализ" означает просто решить, как зачистить площадку от жителей и арендаторов под последующую продажу. Тогда перед нами яркий пример падения уровня градостроительной культуры, прямо-таки знаковый. Его нужно в учебники помещать, чтобы показывать, до чего могут докатиться когда-то приличные люди.

Либо за проектом действительно стоит распоряжение Владимира Путина, и тогда понятно, что наплевать и на Третьяковскую галерею, и на жителей. Странно, что еще не пустили ОМОН зачищать Парк искусств от мамаш с колясками. Тогда не знаю, что делать. Остается только где возможно кричать: Ау! Владимир Владимирович! Фостера не будет! Будет Манежная площадь с пластмассовыми древнерусскими деталями!

Когда лорд Фостер предложил свой проект "Апельсина", я ошибочно выступил в его защиту. Мне казалось, что коллекция русского авангарда в таком здании может быть знаковой для Москвы, что это действительно новая Третьяковка. Ошибка в том, чтобы вообще предполагать, что у нас в области культуры сегодня может возникнуть институция более продвинутая, чем в 60-70-е годы. Общий культурный уровень упал настолько, что людям не стыдно выступать с проектами такого уровня, когда речь идет о главном национальном музее страны.

Григорий Ревзин

"Коммерсант", 19.02.09г.

0
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте