Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Смутное время



Весною 1609 года Сигизмунд выступил в поход. Вторгнувшись в пределы России, он осадил Смоленск. Тушинский вор, а за ним Марина, бежали в Калугу, в Тушине оставались только русские и в числе их — Филарет, митрополит ростовский, которого Тушинский вор нарек патриархом. Тушинцы отправили к Сигизмунду послов под Смоленск, из людей разных чинов. Выдающимися послами были: Михаил Глебович Салтыков с сыном Иваном, дьяки: Грамотин, Чичерин, Михаил Молчанов и Федор Андронов, торговый мужик, бывший московский кожевник.

31 января 1610 г. послы торжественно были представлены королю, и Грамотин, от имени думы, двора и всех людей, объявил, что в Московском государстве желают иметь царем королевича Владислава, если король прибавит народу такие права и вольности, каких прежде не было в Московском государстве.

Во время этих событий Прокофий Ляпунов снова поднял Рязанскую землю против царя Василия. Ляпунов в грамотах открыто обвинял его в отравлении доблестного племянника своего, Скопина-Шуйского. Одновременно Ляпунов сносился и с Тушинским вором, и с князем Василием Васильевичем Голицыным, который всегда был тайным врагом Шуйского и сам рассчитывал на московский престол, имея за себя сильную партию. При таких обстоятельствах войско царя Василия, под начальством Димитрия Шуйского, было на голову разбито польским гетманом Жолкевским при Клушине. Весть об этом поражении царских войск оживила надеждою Тушинского вора; думая воспользоваться чужою победою, он двинулся к Москве.

Здесь князь В. В. Голицын вел переговоры с Прокофием Ляпуновым о низвержении царя Василия, другие из московских бояр сносились с войском Тушинского вора и условились, свергнув с престола царя Василия, отстать и от названного Димитрия, т.е. вора. В Москве 17 июля 1610 г. Захар Ляпунов, брат Прокофия, с большою толпою ворвался во дворец и стал говорить царю Василию: «Долго ли за тебя будет литься кровь христианская? Земля опустела, ничего доброго не делается в твое правление: сжалься над гибелью нашей, положи посох царский, а мы уже о себе промыслим». Царь Василий не уступал, и тогда Захар Ляпунов с товарищами, выйдя на Лобное место, куда народу набралась такая масса, что стало тесно, призвал народ за Москву реку, на простор. Народ повалил туда; отправились и бояре; привлекли и патриарха Гермогена. Здесь, несмотря на сопротивление патриарха, решено было низложить царя Василия; к нему отправлен его родственник, боярин князь Воротынский, просить оставить царство. Царь Василий должен был на этот раз согласиться.

Хотелось бы более подробно остановиться на роли казачества, и личности одного из казачьих предводителей - атамана Ивана Мартыновича Заруцкого. Родом из Тарнополя, Заруцкий из татарской неволи, куда попал еще ребенком, бежал к донским казакам, у которых скоро стал атаманом. Волнения на Дону, в связи с появлением в Польше «царевича Димитрия», захватили и Заруцкого. Есть указание, что он с первым самозванцем пришел в Москву. Гибель «Лже-Димитрия» вернула Заруцкого на Дон, но вскоре он, в войсках Болотникова, был уже вновь под столицей. Вместе с Болотниковым выдерживал осаду в Туле, но потом был послан на поиски все еще не являвшегося «царя Дмитрия», во имя которого боролись осажденные.

В Стародубе Заруцкий нашел нового самозванца, примкнул к нему и стал близким ему человеком. Зимой, в целях собрать новые силы, Заруцкий побывал на Дону, и весной 1608 г. привел в Орел отряд в 5000 казаков. Поставленный вместе с Лисовским во главе казачьих сил Вора, Заруцкий совершил новый поход к Москве, а в 1609 г. удержал в критический момент войско Шуйского на реке Химке. В тушинском правительстве Заруцкий, пожалованный саном боярина, стал одним из главных советников царька. После бегства Вора в Калугу (январь 1610 г.). Заруцкий не последовал за ним и на совещаниях с послами Сигизмунда решил не признавать ни Шуйского, ни Вора. Когда большая часть донцов вернулась к Вору, Заруцкий не последовал за ними, а уехал под Смоленск к Сигизмунду. В войске Жолкевского он направился к Москве, но, рассорившись по дороге с гетманом, ушел в Калугу и оставался там верным слугой «царя Димитрия» до самой его гибели (декабрь 1610 г.).

В феврале 1611 г. он вел переговоры с Сапегой, но скоро примкнул к национальному движению против поляков и привел своих казаков под Москву. Значительность его отряда и влиятельность его самого среди казачества и крайних тушинцев дали ему место во главе временного правительства наряду с Трубецким и Ляпуновым. Дружной работы по устроению государства нельзя было ожидать при таком составе «начальников». Истый казак, Заруцкий не мог быть единомышленником родовитого тушинца князя Трубецкого и тем более вождя земщины Ляпунова. По смерти последнего (22 июля 1611 г.), при слабости Трубецкого, Заруцкий оказался правителем государства. Сблизившись еще в Калуге с вдовой - «царицей Мариной», он мечтал о большем: намеревался объявить царем московским маленького сына второго «Димитрия» и Марины, до его совершеннолетия, рассчитывая стать регентом. Этот план не встретил сочувствия и поддержки даже под Москвой, а в стране, среди земских людей, по призыву Гермогена принималось решение «отнюдь на царство проклятого Паньина, Маринкина сына не хотели».

Попытка Заруцкого остановить нижегородское движение захватом Ярославля не удалась. Тогда Заруцкий задумал укрепить свое положение присягой (2 марта 1611 г.) третьему «царю Димитрию», признанному уже во Пскове и еще в декабре приславшему в таборы своего посла. Но страна отдавала свои симпатии организовавшемуся в Ярославле земскому правительству; войска последнего гнали с севера к Москве сопротивлявшиеся отряды казаков, а хорошее жалованье и содержание влекли в Ярославль не только служилый дворянский люд, но и казаков из полков, стоявших под столицей. Просьбы о помощи против поляков, раскаянье в присяге псковскому вору не примирили с Заруцким Пожарского; организованное Заруцким покушение на жизнь нового вождя земщины не удалось; под Москвой сильное волнение вызвано было неожиданно раскрывшимися сношениями Заруцкого с Ходкевичем. В начале августа 1612 г., в виду подходивших передовых земских отрядов, Заруцкий с верной ему почти половиной подмосковного войска бежал в Коломну, а оттуда, захватив Марину с сыном, дальше на юг, в Михайлов.

Провозгласив царем «Воренка», Заруцкий еще раз, в конце 1612 г., пытался проникнуть к Москве, но потерпел поражение под Переяславлем Рязанским. Его казаки, среди которых могли оказаться и те, которые жили в Горбатове, разгромили Епифань, Дедилов, Крапивн. Но положение Заруцкого, особенно с избранием в цари Михаила Федоровича Романова, становилось критическим: целыми отрядами его бывшие сторонники целовали крест новому государю, южные города поднимались, обороняясь от его притеснений; ему приходилось уходить все дальше на юг от преследовавших его царских воевод. После двухдневной битвы под Воронежем Заруцкий направился в Астрахань. Здесь он добился обещаний помощи от нагаев, послал послов к шаху персидскому, сзывал казаков, и даже с верховьев Волги казачьи шайки сбирались идти к нему.

Обвенчавшись, по одному иностранному известию, с Мариной, Заруцкий собирался весной 1614 г. Волгой вернуться на Русь, снова мечтая о правлении на Москве, если не о троне московском. Правительство царя Михаила сумело грамотами удержать от перехода к Заруцкому значительную часть донских и волжских казаков, старалось, но без успеха, добиться раскаянья от самого Заруцкого и весной послало против него большую рать с князем Одоевским. Но еще до его прибытия судьба Заруцкого была решена. Поведение его казаков вызвало возмущение астраханцев; Заруцкий был вынужден запереться в крепости. На помощь Астрахани пришел из Терского города Хохлов со стрельцами. Заруцкий пытался пробраться вверх по Волге, но, разбитый на голову Хохловым, спустился с небольшим казачьим отрядом на море и на время исчез. Посланный Одоевским Пальчиков скоро разыскал след его на Яике (Урале) и шел за ним по пятам вверх по реке до Медвежьего острова, где окруженные царскими войсками казаки выдали Заруцкого и Марину с сыном (в июне 1614 г.). Привезенный в Москву, Заруцкий был посажен на кол. Смутное время закончилось, произведя большие опустошения в государстве.

Одним из важнейших законов, изданных в Смутное время, был закон от 9 марта 1607 года. Этот закон устанавливал начало крестьянской крепости (прикрепления к земле). По этому закону крестьяне были крепки тому, за кем они было записаны в писцовой книге, крестьянский «выход» впредь вовсе запрещается, а «для сыску беглых» устанавливался 15 летний срок. Таким образом, крестьянин навечно прикреплялся к земле, и за возврат его прежнему владельцу отвечало государство.

0
 
Разместил: Мелединский    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте