Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

О профессиональной и любительской лингвистике



Откуда произошло, как появилось то или иное слово? Эти вопросы вызывают живой интерес у многих. В поисках ответа человек, далёкий от лингвистики, нередко начинает строить догадки, основанные на случайном сходстве слов. Любительская лингвистика — не такое уж безобидное увлечение, как может показаться на первый взгляд. О типичных ошибках лингвистов-любителей и опасности дилетантского подхода к изучению языка рассказывает известный лингвист Андрей Анатольевич Зализняк. С его любезного разрешения редакция журнала "Наука и жизнь" публикует расширенный вариант текста лекции, прочитанной в МГУ на Третьем фестивале науки.

Свобода печати и появление интернета — великие достижения нашей эпохи. Но у любых шагов прогресса есть также и свои теневые стороны. Ныне такой теневой стороной оказалось бурное развитие дилетантизма и падение престижа профессионализма.

Об этом говорят представители самых разных наук и искусств. Например, Александр Ширвиндт с горечью пишет в своих воспоминаниях о Зиновии Гердте: «В эпоху повсеместной победы дилетантизма всякое проявление высокого профессионализма выглядит архаичным и неправдоподобным».

Любительство в области рассуждений о языке распространено шире, чем в других сферах, — из-за иллюзии, что здесь никаких специальных знаний не требуется. Все знают, что есть такие науки, как физика и химия; а о том, что есть и наука о языке — лингвистика, — слишком многие и не подозревают.

Попробуйте вообразить любительскую книгу о небесных светилах, где обсуждался бы вопрос, какого размера Луна — с тарелку или с монету. Между тем любительские сочинения о языке совершенно такого же уровня циркулируют в немалом количестве и охотно читаются и принимаются всерьёз довольно широкой аудиторией.

Особенно печальным показателем состояния нашего образования является то, что и в числе авторов любительских сочинений о языке, и в числе их читателей и поклонников мы встречаем вполне образованных людей и даже носителей высоких учёных степеней (разумеется, других наук).

Должен предупредить, что мне придётся сегодня излагать многое такое, что для лингвистов давно стало прописной истиной, азами профессии. Если бы в подобной лекции кто-то вздумал излагать азы математики, или физики, или химии, это было бы нелепо, поскольку каждый знакомился с ними уже в школе. Но, к несчастью, в школе не проходят никаких азов исторической лингвистики, и о них почти ничего не известно людям других профессий.

Я предпочитаю не называть конкретные имена лингвистов-любителей — тем более, что многие из них только того и хотят, чтобы их упоминали, хотя бы и в осуждение, чтобы выглядеть серьёзными оппонентами, с которыми спорят. Я пытаюсь противостоять не конкретным авторам, а целому любительскому направлению, в сущности довольно однообразному в своих декларациях и в своём способе действия.

Сделаю исключение лишь для самого известного из таких авторов — академика-математика Анатолия Тимофеевича Фоменко, выступления которого в роли лингвиста-любителя мне уже доводилось печатно критиковать. Безусловному большинству тех, кто знаком с его так называемой новой хронологией, известны отнюдь не его математические работы, а книги по истории самых разных стран (России, Англии, Рима, Греции, Египта и т.д.), которая в изображении Фоменко не имеет ничего общего с привычными представлениями. Многие относятся к этим книгам всерьёз, поскольку наивно полагают, что излагаемая в них история выявлена с помощью математики. Но в действительности какое бы то ни было отношение к математике могло бы иметь в лучшем случае только утверждение Фоменко, что традиционная хронология неверна. Фоменко не доказал даже и этого своего утверждения. Но в данном случае для нас ещё существеннее другое, а именно: основное содержание книг Фоменко — подробные рассказы о том, какой же якобы была история всех стран, отличная от традиционных представлений: какие завоевания совершал тот или иной народ, кем были правители империй, какие приказы они рассылали и т.п. И эти рассказы не имеют никакого отношения к математике, а почти целиком основаны на рассуждениях о словах — географических названиях и именах людей. И увы, эти рассуждения содержат точно те же грубейшие и наивнейшие ошибки, что у любителей без степеней и званий, то есть целиком и полностью относятся к сфере любительской лингвистики.

Правда, сейчас фантазии Фоменко на тему истории уже тонут в потоке других печатных и телевизионных выступлений такого же рода, безудержно перекраивающих — каждый раз по-своему — историю России и всего мира. Но всё же прискорбно, особенно для научной и университетской среды, что в ряду безответственных дилетантов-фантазёров оказался человек высокого научного и университетского статуса.

ЯЗЫК ИНТЕРЕСУЕТ ЛЮДЕЙ

Для большинства людей язык, на котором они говорят, представляет собой не только необходимый для практической жизни инструмент, но, по крайней мере в какие-то моменты, также и объект живого бескорыстного интереса.

Люди самых разных жизненных занятий и уровней образования время от времени задаются вопросами, связанными с языком. Чаще всего это вопросы о том, чтo правильнее из тех или иных встречающихся в речи вариантов, например: прóдал или продáл? э́ксперт или экспéрт? везде, где бы он ни был или везде, где бы он не был? В этих случаях ответы могут иметь и некоторую значимость для практической жизни.

Но часто возникают и вопросы, так сказать, бескорыстные, порождённые чистой любознательностью. Например: что в точности значит слово аляповатый? Откуда оно произошло? Когда оно появилось? Или: есть ли какая-то связь между словами мятый и мята? или суд и судно? или калий и кальций? или укусить и покуситься? И т.п.

КАК РОЖДАЕТСЯ ЛЮБИТЕЛЬСКАЯ ЛИНГВИСТИКА

Школьная традиция, к сожалению, такова, что все такие вопросы остаются за рамками обучения. В школе обучают грамматике и орфографии родного языка и элементам иностранного, но не дают даже самых первоначальных представлений о том, как языки изменяются во времени.

В результате для удовлетворения живого интереса к вопросам, связанным с языком, большинству людей приходится довольствоваться случайными сведениями, которые они прочли или услышали по радио или телевидению.

Многие же пытаются получить ответы на эти вопросы путём собственного размышления и догадок. Свободное владение родным языком порождает у них ощущение, что всё необходимое знание о предмете им тем самым уже дано и остаётся только немного подумать, чтобы получить правильный ответ.

Так рождается то, что можно назвать любительской лингвистикой.

Нельзя не признать, что часть вины за такое положение вещей лежит на самих лингвистах, которые мало заботятся о популяризации своей науки. В частности, этимологические словари, которые призваны служить основным собранием сведений о происхождении слов, существуют только в научном варианте, где терминология и аппарат часто оказываются труднодоступными для непрофессионального читателя. А русские толковые словари, знакомые широким кругам гораздо лучше, чем этимологические, к сожалению, в отличие от популярных толковых словарей западноевропейских языков, сведений о происхождении слов (кроме некоторых заимствованных) не дают.

Напротив, лингвисты-любители подкупают читателей внешней простотой рассуждений — читателю импонирует то, что, судя по простодушному характеру этих рассуждений, никакой особой хитрости в таком занятии нет и он может и сам успешно в нём участвовать.

ЛЮБИТЕЛЬСКАЯ ЛИНГВИСТИКА ИНТЕРЕСУЕТСЯ В ОСНОВНОМ ПРОИСХОЖДЕНИЕМ СЛОВ

Основное содержание любительской лингвистики — рассуждения о происхождении слов.

Тут следует заметить, что часто люди просто играют со словами, например, обыгрывают в шутках внешнее сходство двух слов. В этих играх они, не претендуя ни на какие филологические открытия, хотят только, чтобы получилось забавно и остроумно.

Всем известны, например, такие игры со словами, как ребусы и шарады. Ещё одна подобная игра, популярная, в частности, у филологов, носит название «Почему не говорят». В этой игре, как и в шарадах, слово разбивается на части, равные каким-то словам, а затем эти слова заменяются на близкие по смыслу. Вот прелестный пример: почему не говорят «красна чья рожа»? Ответ: потому что говорят ал-кого-лик.

Лингвист охотно позабавится игрой ал-кого-лик, а вот любитель легко может поверить, что он открыл таким образом происхождение слова алкоголик. А заглядывать в этимологический словарь (из которого легко узнать, что слово алкоголь пришло из арабского) любитель не сочтёт нужным — он больше верит своей интуиции. И вот мы уже слышим от него, например, что первый слог слова разум или конец слова хандра — это имя египетского бога Ра и т.п.

Пока человек осознаёт и признаёт, что он просто играет со словами или получает чисто эстетическое удовольствие от их созвучия, это не любительская лингвистика, это одна из нормальных функций языка. Любительская лингвистика начинается там, где автор заявляет, что он разгадал истинное происхождение слова.

Типовое действие любителя состоит в том, чтобы, заметив некоторое сходство слов А и В, заявить: «Слово А произошло из слова В». При этом любителю неважно, принадлежат ли слова А и В одному и тому же языку или разным, являются ли эти языки родственными или неродственными, расположены рядом или в разных концах земного шара.

Скажем, заметив, что английское слово poop ‘корма’ сходно с русским словом пуп, любитель задумывается: в чём тут дело? Наверно, английское слово произошло из русского, решает он; что же касается разницы значений, то любителя эта сторона дела, как мы ещё увидим ниже, обычно мало затрудняет.

Между словами, сходными внешне, может не быть никакой связи

Любитель не осознаёт того, что случаи близкого сходства (или даже совпадения) внешних оболочек каких-то слов из разных языков не составляют ничего исключительного, особенно если слова короткие. Напротив, с точки зрения теории вероятностей было бы крайне удивительно, если бы их не существовало. Ведь число фонем* в любом языке сравнительно невелико — несколько десятков.

Полистайте, например, английский словарь, и вы найдёте десятки слов, сходных по звучанию с какими-то из русских слов, например: crest, beach, boy, bread, plot, net, rye и т.п.

В тонкости фонетики иностранного языка любитель не вникает, он берёт иноязычное слово просто в русской транскрипции. Это значит, что для него всё разнообразие звучаний иностранных слов сводится к разным комбинациям из 33 русских букв.

Рассмотрим, например, русские буквенные цепочки, имеющие структуру «согласная + а, о, у, е или и (то есть одна из основных гласных) + согласная». Разных буквенных цепочек такой структуры может быть 21 x 5 x 21 = 2205. Как показывает подсчёт, около четверти этих цепочек в русском языке служат внешним выражением какой-нибудь словоформы**, например, кит, рук, дал, вот (а в случаях омонимии — даже нескольких словоформ, как, скажем, рой — существительное и глагол).

Возьмём какой-нибудь иностранный язык, где много слов имеет структуру «согласная + гласная + согласная» (большинство языков именно таково). В русской транскрипции эти слова будут иметь вид описанной выше цепочки. Но в условиях, когда четверть таких цепочек уже «занята» русскими словоформами, практически невероятно, чтобы не произошло никаких совпадений записанных таким образом иностранных слов с русскими словоформами.

Пусть имеется какая-нибудь пара языков, например, такие два родственных языка, как английский и русский. Созвучие английского и русского слов может иметь два принципиально различных источника:

1) наличие исторической связи между двумя словами;

2) случайность.

У исторической связи есть два варианта:

а) историческое родство, то есть происхождение из одного и того же слова того языка, который был общим предком взятых языков (для английского и русского таким предком является праиндоевропейский язык);

б) отношение заимствования (то есть в данном случае тот факт, что либо русское слово есть результат заимствования именно этого английского слова, либо наоборот).

Например, в паре «англ. three – русск. три» имеет место отношение родства (1а);

в парах «англ. dog – русск. дог» и «англ. tsar – русск. царь» — отношение заимствования (1б), а именно в первом случае русское слово заимствовано из английского, во втором — наоборот;

в паре «англ. poop – русск. пуп» — случайное совпадение (2).

Понятно, что, чем ближе родство двух языков, тем чаще будут встречаться пары исторически родственных слов. Например, сходные слова русского и украинского языков в подавляющем большинстве случаев принадлежат именно к этой категории. Напротив, при относительно дальнем родстве (как, например, между английским и русским) доля таких пар невелика. В случае неродственных языков их нет вообще.

Для нашего разбора существенно то, что практически всегда имеются пары со случайным сходством — как в родственных, так и в неродственных языках.

Конечно, внешние совпадения чаще всего отмечаются в тех случаях, когда сравниваемые отрезки короткие. Но могут совпадать и более длинные единицы. Например, не имеют никакой исторической связи с созвучными русскими словоформами:

итальянские stradali ‘дорожные’, costi ‘цены’, cervi (се = че) ‘олени’, certi ‘некоторые’, gusto ‘вкус’, piano ‘тихо’, porca ‘свинья’, lasca ‘плотва’, perina ‘маленькая груша’, palata ‘полная лопата (чего-либо)’, stirái ‘я выгладил’, conciái (ciái = чай) ‘я выдубил’;

французские cabane ‘хижина’, morose ‘угрюмый’, corolle ‘венчик’;

испанское primer-o ‘первый’;

новогреческое skotiná ‘потёмки, мрак’;

шведское skotska ‘шотландка’;

арабские nawāl ‘дар, даяние’, zawāl ‘закат, гибель’, nahhāl ‘пчеловод’;

хинди nagar ‘город’;

персидское baran ‘дождь’;

турецкие kulak ‘ухо’, durak ‘остановка’ (между прочим, последнее слово привлекло внимание Иосифа Бродского, который обыграл его в своём эссе о Стамбуле).

Приведённые примеры демонстрируют возможность совпадения целых слов (точнее, целых словоформ). Но представляют интерес также и те случаи, когда созвучны не целые словоформы, а только их корни. Корни же, в отличие от слов, не бывают особенно длинными. В любых языках корень обычно состоит из трёх—пяти фонем. Как более короткие, так и более длинные корни малочисленны. Число корней может быть в разных языках различным, но чаще всего это величина порядка двух-трёх тысяч.

В этой ситуации даже в рамках одного и того же языка практически всегда бывают случаи внешнего совпадения. Например, в русских словах пол ‘настил’, пол-овина, пол-ый, про-пол-ка представлено четыре разных (то есть различающихся по значению) корня, хотя и совпадающих внешне.

А при сравнении разных языков случайные созвучия корней — это уже массовое явление, особенно если корень состоит из широко распространённых в языках мира фонем. Возьмём, например, корень русских слов мен-а, мен-ять, то есть мен-, и посмотрим, нет ли в других языках созвучных корней, то есть таких, которые в русской транскрипции выглядели бы как мен- или мэн-. Оказывается, таких корней не просто много, а трудно найти язык, где такого корня не было бы!

Вот некоторые примеры (приводим из каждого языка лишь по одному такому корню, хотя часто их бывает несколько): англ. man ‘человек’, men ‘люди’, фр. il méne ‘он ведёт’, нем. Mähn-e ‘грива’, итал. men-o ‘меньше’, швед. men-a ‘думать, полагать’, литовск. mėn-uo ‘месяц’, древнегреч. mén-ō ‘остаюсь’, санскритск. men-ā ‘самка’, перс. män ‘я’, араб. män ‘кто’, тур. men ‘запрет’, фин. men-nä ‘идти’, венг. mén ‘жеребец’, суахили men-a ‘презирай’ и т. д. И при этом, по данным лингвистики, никакая пара из этих корней не имеет между собой исторической связи.

Случайное совпадение внешних оболочек двух слов может соединиться со случайным совпадением их значений. В самом деле, случайных созвучий в языках так много, что по элементарным законам теории вероятностей в какой-то их доле непременно окажутся близкими также и значения созвучных слов. Таких примеров немного, но всё же они существуют.

Вот некоторые примеры сходства как формы, так и значения, за которым, однако, не стоит ни отношения родства, ни отношения заимствования, то есть ничего, кроме чистой случайности.

Итальянское stran-o ‘странный’ и русское стран-ный одинаковы по значению и имеют одинаковый корень (но итальянское слово произошло из латинского extraneus ‘внешний, посторонний, иностранный’, от extra ‘вне’, а в русском тот же корень, что в страна, сторона).

Персидское bäd ‘плохой’ как по звучанию, так и по значению практически совпадает с английским bad ‘плохой’, но родства между ними нет.

Таджикское назорат ‘надзор’ очень похоже на русское надзор (но в действительности оно заимствовано из арабского).

Чешское vudle ‘воля’ очень похоже на новогреческое ůle ‘воля’; но родства между ними нет.

Древнеяпонское womina ‘женщина’ очень похоже на английское woman ‘женщина’ (пример С. А. Старостина).

Приведённые примеры достаточно ясно показывают, что, вопреки неистребимой вере лингвистов-любителей, внешнее сходство двух слов (или двух корней) само по себе ещё не является свидетельством какой бы то ни было исторической связи между ними.

Ответить на вопрос о том, есть ли такая связь или нет, можно только с помощью профессионального лингвистического анализа, который требует учёта гораздо большего количества данных, чем просто внешний вид двух сравниваемых слов, а именно требует обширных сведений из истории обоих рассматриваемых языков.

Практический вывод: нельзя принимать всерьёз никакое сочинение, в котором какие бы то ни было утверждения основаны только на том, что два слова созвучны, без более глубокого анализа источника этого созвучия.

ДВА ГЛАВНЫХ ОТКРЫТИЯ ИСТОРИЧЕСКОЙ ЛИНГВИСТИКИ

За время существования исторической лингвистики в этой науке сделано два главных открытия — открытие самого факта, что языки со временем изменяются, и открытие основного принципа их изменения.

Первое люди в какой-то мере осознали давно (замечая, в частности, различия между диалектами или близкородственными языками на фоне их общего сходства). Ныне мы знаем, что в ходе истории любого языка происходят постепенные изменения на всех его уровнях — в фонетике, грамматике, значениях слов. Конкретный характер этих изменений в разных языках и в разные эпохи различен, различна также скорость этих изменений. Но неизменным не остаётся ни один живой язык. Неизменны только мёртвые языки.

Внешний облик слова в ходе истории языка может меняться чрезвычайно сильно — вплоть до полной неузнаваемости. Вот для наглядности некоторые примеры:

латинское calidum ‘горячий’ превратилось во французском языке в chaud [šo];

древнеанглийское hlāfweard (буквально: ‘хлебохранитель’) превратилось в современном английском в lord [lɔ:d] ‘лорд’;

древнеиндийское bhavati ‘он есть’ превратилось в хинди в hai;

древнеперсидское ariyānām ‘арийцев’ (подразумевается: земля, страна) (родительный падеж множественного числа от ariya ‘ариец’) превратилось в современном персидском в iran ‘Иран’.

Как можно видеть, древняя и новая формы одного и того же слова иногда могут даже не иметь ни единого общего звука.

Для языков с многовековой письменной традицией, например русского, английского, французского, греческого, персидского, в изменяемости языка можно непосредственно убедиться, читая тексты прошедших веков. Чем больше временнaя дистанция, тем труднее современному человеку, если он не имеет специальной лингвистической подготовки, понять сочинения своих предков. Углубляясь во всё более древние времена, он дойдёт и до таких текстов, в которых ему не понятно почти ничего. Например, для современного англичанина (не лингвиста) древнеанглийский текст Х века — это уже просто иностранный язык. Ещё разительнее отличается современный французский язык от латыни, из которой он развился за полтора тысячелетия.

Основной принцип изменений в языке был открыт лишь в XIX веке, и это самое великое достижение исторической лингвистики. Его значение для этой науки не меньшее, чем, скажем, значение открытия закона всемирного тяготения для физики.

Принцип состоит в том, что внешняя форма слов языка меняется не индивидуальным образом для каждого слова, а в силу процессов — так называемых фонетических изменений (иначе — фонетических переходов), охватывающих в данном языке в данную эпоху ВСЕ без исключения слова, где имеется определённая фонема (или сочетание фонем).

Это основополагающий принцип исторической лингвистики.

Даже самая диковинная трансформация облика слова в ходе истории — результат не случайной индивидуальной замены звуков, а последовательно реализованных во всей лексике языка фонетических изменений, происходивших в данном языке в определённый период в прошлом.

Например, эволюция, превратившая латинское cállidus во французское chaud [šo], — это следующая цепочка сменяющих друг друга во времени форм данного слова (привожу их в фонетической транскрипции):

[kálidum] → [káldum] → [kald] → [čald] → [čaud] → [šaud] → [šod] → [šo].

Самое важное здесь то, что каждый из шагов такой эволюции — это фонетическое изменение, совершившееся не в одном лишь данном слове, а во всех словах данного языка, где подвергавшийся изменению звук находился в такой же позиции. (Что значит «такая же позиция», в каждом случае определяется вполне строго, но здесь нет необходимости приводить технические детали.)

Например, [kálidum] превратилось в [káldum] в силу того, что в данном языке всякое безударное i в положении между двумя одиночными согласными в определённый исторический момент выпадало. Далее, [káldum] превратилось в [kald] в силу того, что в некоторый более поздний момент всякое конечное -um отпадало, и т. д.

При всей удивительности превращения сálidum в [šo], в силу принципа всеобщности фонетических изменений любое латинское слово, частично сходное c сálidum, должно дать во французском языке слово, частично сходное с [šo]. И действительно, например, латинское sóidum ‘плотный, крепкий’ (так же как название золотой монеты) дало французское слово sou [su] (название монеты). Различие между [šo] и [su] опосредствованно отражает исходное различие между са- и so-.

Откуда лингвисты получают сведения о прежних состояниях языка? Подробно останавливаться на этом я не могу, но самое главное укажу.

Прямой источник (возможный для языков, имеющих письменную традицию) — письменные памятники того же языка, дошедшие от прежних веков. Правда, извлечение сведений о языке из этих памятников представляет собой более сложную операцию, чем кажется на первый взгляд, но лингвисты приобрели в этом деле уже богатый опыт.

Другой путь, логически более сложный, но ныне уже обладающий детально разработанной строгой методикой, — так называемый сравнительно-исторический анализ, то есть сравнение данного языка с родственными языками с целью восстановления того общего состояния, из которого развились все эти языки. Он пригоден также и для бесписьменных языков.

Вот упрощённый пример — сравнение слова «сон» в разных славянских языках: русское сон, польское sen, сербское сан, словенское sǝn, болгарское сън (в последних двух случаях выступают специфические для этих языков гласные ǝ и ъ, отсутствующие в других языках). Если такой пример не единичен, а точно такое же звуковое соотношение между пятью языками повторяется в серии других слов, то сравнительное языкознание делает вывод, что:

1) в праславянском языке существовала особая гласная, отличная от о, е и а и, возможно, совпадавшая по звучанию со словенским ǝ или с болгарским ъ (и слово «сон», точнее его основа, имело вид s + эта гласная + n);

2) эта особая гласная впоследствии изменилась в русском языке в о, в польском — в е, в сербском — в а.

Праславянский язык письменности не имел, то есть письменных текстов на нём нет. Таким образом, узнав нечто о звуковом составе праславянского языка путём сравнения разных славянских языков, мы проникли в этом пункте в древность глубже, чем позволяет письменная традиция.

Наконец, ещё один способ проникновения вглубь истории языка — внутренняя реконструкция (то есть такая, которая не использует внешнего сравнения). Этот метод применим даже и в тех случаях, когда нет родственных языков.

Снова упрощённый пример — беглое и небеглое о в русском языке: боб – боба, но лоб – лба; исток – истока, но листок – листка. Почему одно и то же о при добавлении к слову окончания -а в одних случаях остаётся, а в других выпадает?

Единственное решение, удовлетворяющее принципу всеобщности фонетических изменений, состоит здесь в том, что прежде в этих парах слов были разные фонемы — о1 и о2 (чем именно они фонетически различались, мы не знаем, но нам существен здесь прежде всего сам факт их нетождественности). В дальнейшем в силу своей нетождественности они вели себя по-разному; в частности, при добавлении к слову окончания -а одно из них выпадало, а другое нет. А в позиции без такого добавления они совпали в современном едином о. Данное решение есть пример внутренней реконструкции.

Таковы основные инструменты исторической лингвистики.

Как итог двух веков интенсивного применения этих инструментов исследования для наиболее изученных языков известна вся их фонетическая история на протяжении большего или меньшего числа веков. Она выглядит как мощная цепь фонетических изменений — своя для каждого языка, — расположенных в порядке так называемой относительной хронологии, то есть с точным указанием того, какое изменение произошло раньше и какое позже. Сравните выше пример с французским [šo].

В результате задачи типа «Во что превратилось латинское слово А в современном французском языке?» и типа «Как выглядело латинское слово, из которого произошло французское слово В?» решаются в современной исторической лингвистике с той же точностью, что, например, уравнения в алгебре.

И то же верно для любых других хорошо изученных языков, например для современного русского в его соотношении с древнерусским.

Поскольку в каждом языке цепь фонетических изменений своя, между родственными языками наблюдаются закономерные фонетические соответствия.

Например, в итальянском языке латинское с перед а сохранилось (а не перешло в [š], как во французском). Поэтому ныне в кругу слов, латинские предки которых содержали са, наблюдается регулярное соответствие «фр. ch [š] — ит. с [k]», например: фр. chаud ‘горячий’ — ит. caldo; фр. cher ‘дорогой’ — ит. сaro; фр. chant ‘пение’ — ит. сanto; фр. blanche ‘белая’ — ит. bianca; и т.д.

Другой пример: в русском языке праиндоевропейское начальное p сохранилось, а в английском в некоторый момент его предыстории перешло в f. Поэтому в родственных словах этих двух языков имеет место соответствие «русск. начальное п — англ. f», например: пять — five, плыву — flow, полный — full, пясть — fist, пена — foam, паром — ferry (это иллюстрации только для начальной согласной, остальные части этих слов требуют более сложных объяснений).

По этим причинам родственные слова разных языков почти всегда внешне чем-то различаются, а не совпадают полностью. Внешние различия могут при этом оказаться даже очень глубокими. Например, русскому слову волк идеально строго соответствует таджикское гург ‘волк’.

Вот ещё некоторые примеры слов, совершенно точно соответствующих друг другу в фонетическом отношении (то есть восходящих к одному и тому же слову праязыка), однако совсем не сходных внешне:

русское два — армянское erku ‘два’;

русское три — таджикское се ‘три’;

греческое déka ‘десять’ — английское ten ‘десять’;

французское que [k?] ‘что’ — немецкое was ‘что’;

русское зуб — немецкое Kamm ‘гребень’ (то есть зубчатый предмет);

латинское ovis ‘овца’ — английское ewe [ju:] ‘овца’.

Лишь небольшими деталями морфологического оформления различались в праиндоевропейском языке предки русского слова живот (старое значение — ‘жизнь’) и французского vie [vi] ‘жизнь’ или предки английского I come ‘я прихожу’ и французского je viens ‘я прихожу’.

А как раз полное внешнее совпадение двух слов по тем же причинам может стать прямым свидетельством их неродственности. Так, русск. пуп и англ. poop неродственны уже по одной той причине, что английское слово имеет такое же начальное р, как русское (а не f, как было бы при родстве), — даже если отвлечься от всех остальных фактов, свидетельствующих о том же.

Отсюда ясно, сколь мало шансов имеет любитель, ничего не знающий о всех цепях фонетических изменений и видящий только нынешние облики слов, раскрыть истинное происхождение слова.

Но действительно ли принцип всеобщности фонетического изменения действует столь жёстко и не знает никаких исключений?

Следует признать, что на уровне первичного наблюдения отклонения от этого принципа встречаются. Однако опыт исторической лингвистики показал, что такие отклонения не случайны и не хаотичны. При более глубоком исследовании они практически всегда оказываются результатом действия ранее неизвестных более частных правил (тоже вполне строгих), уточняющих условия действия основного фонетического изменения.

Классический пример — знаменитая статья Карла Вернера (1877 года) под чрезвычайно показательным названием «Одно исключение из первого передвижения согласных». Первым передвижением согласных (или иначе: законом Гримма — по имени первооткрывателя, точнее, одного из двух первооткрывателей — другим был Расмус Раск) называют правило фонетического изменения праиндоевропейских согласных в прагерманском языке.

Из правила первого передвижения согласных было известно некоторое число исключений. Вернер открыл, что эти исключения подчиняются более частному правилу, состоящему в том, что при определённом положении ударения возникал иной фонетический результат, чем по закону Гримма (но тоже строго определённый). И вот ныне это правило, получившее уже имя закона Вернера, стало одним из фундаментальных положений исторической фонетики индоевропейских языков.

Другой источник кажущихся нарушений принципа всеобщности фонетического изменения — случаи заимствования некоторого слова из родственного языка или диалекта. Например, современное русское слово благо внешне нарушает определённое правило из истории русского языка, по которому должно было получиться не благо, а болого. Но дело здесь в том, что слово благо пришло в современный язык не из живого древнерусского языка (где действительно имелось слово болого — откуда, например, название города Бологое), а из церковнославянского (для которого фонетически закономерным было именно благо).

За рамками этих двух типовых ситуаций остаётся лишь совершенно незначительное число случаев видимого нарушения указанного принципа. Следует предполагать, что для них просто пока ещё не выявлено то частное правило, в силу которого они возникли.

В итоге для чисто случайных замен одного звука на другой, не являющихся частью никаких более общих процессов (то есть именно таких замен, которые на каждом шагу свободно допускает любитель), в исторической лингвистике вообще не остаётся места.

Любители не знают главного принципа фонетической эволюции. Об этом мы поговорим в следующем номере журнала.

Комментарии к статье

* Что касается термина «фонема», то здесь нам достаточно считать, что это просто некоторое уточнение понятия «звук языка». В буквенных письменностях букв обычно примерно столько же, сколько фонем в языке; в идеальной письменности каждой фонеме соответствует своя буква.

** Словоформа — слово, взятое в некоторой грамматической форме. Например, у слова слон имеются словоформы слон, слона, слоны, слонами и т. д.; у слова брать — брать, беру, берёшь, брал, брала и т. д.

Франц Бопп (1781—1867), немецкий лингвист. Расмус Кристиан Раск (1787—1832), датский языковед и ориенталист, один из основоположников индоевропеистики, сравнительно-исторического языкознания. Карл Адольф Вернер (1846—1896), датский индоевропеист и славист (автор закона Вернера). Филипп Фёдорович Фортунатов (1848—1914) — выдающийся русский лингвист, член Российской академии наук, основатель московской (или «фортунатовской») лингвистической школы, один из наиболее значительных лингвистов дореволюционной России. Фердинанд де Соссюр (1857—1913) — швейцарский лингвист, создатель Женевской лингвистической школы и структурализма, один из самых влиятельных гуманитарных учёных XX века.
0
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено


Комментарии

Изображение пользователя admin.

Добавлено окончание статьи.

Изображение пользователя Хайрат.
Автора этой статьи, если посидеть над УПК, можно засудить даже не за разжигание вражды и ненависти, а, банально, за нарушение антимонопольного законодательства. Статья эта направлена не против конкретного Фоменко, Чудинова или Задорнова, а против любого, кто попытается сунуться в епархию, оккупированную академической наукой.
Она – официальная наука – уже давно занята не поиском Истины, как наивно думают люди от этой самой науки далёкие, а сохранением своей монополии на право называть истиной какой-то комплекс знаний. И представляет собой академическая наука не динамично-развивающуюся систему именно знаний, а закостенелый набор догм-стереотипов. Они объявляются ИСТИНОЙ в последней инстанции и как мантры вдалбливаются новым поколениям студентов. А всё, что не укладывается в привычные примитивные схемы, подлежит искоренению либо дискредитации.
Забывается и тот факт, что аксиом в современной науке практически нет. Зиждется она, преимущественно, на гипотезах. Что такое гипотеза – это недоказанное предположение. Однако, одни гипотезы получают право на существование – самый ходовой пример, теория Дарвина – а другие огульно отметаются, заранее объявляясь ересью, подлежащей не опровержению, а проклятью и забвению.
Соответственно, культивировать эти наукообразные предрассудки допускается лишь узкий круг «посвящённых». Они отбираются не из действительно увлечённых людей, готовых положить жизнь свою на алтарь науки (извиняюсь за высокопарность), а из приспособленцев-крючкотворов, которые, во-первых, готовы безоглядно транслировать точку зрения научного руководителя, а, во-вторых, умеют «обосновать» ее, надёргав цитат из подходящих источников. В любой диссертации самый важный раздел не «Собственные результаты», а «Обоснование результатов». То есть, то, что ты сам получил в ходе эксперимента, никого не волнует – на защите куда как важнее, что полученные тобой результаты «соответствуют данным академика Шнирельмана и данным профессора Шнирельсона». А если, не дай Бог, не соответствуют, значит – что-то у Вас не так, молодой человек, зайдите попозже!
Ну, а если идея или открытие абсолютно новы и просто физически не могут быть подкреплены какими-то ссылками, то участь их незавидна и печальна, потому, как занять место в устоявшихся стереотипных представлениях о мироустройстве шансов у них мизерно мало. Пожалуйста, пример: первооткрыватель столь любимого мною Аркаима Геннадий Борисович Зданович двенадцать лет отходил кандидатом исторических наук. И дело не в том, что шнирельманы-шнирельсоны устроили травлю Аркаима за его «арийское происхождение», а в том, что просто Аркаим не укладывался ни в одну существующую схему. Для «академических историков» было бы проще, если бы на его месте всё же построили водохранилище, избавив их от такой головной боли. В результате Зданович докторскую защитил по совсем другой теме и в его диссертации о величайшем археологическом открытии ХХ века не было ни слова!
Не лучше дела и в языкознании. Вспомним, что большим специалистом в этой области считался товарищ Сталин, опубликовавший по этой дисциплине одну-единственную работу «Марксизм и вопросы языкознания». Эта работа стала концом последователей Н.Я. Марра – марристов – чья точка зрения доминировала до этого и продвигалась вполне по-сталински поголовным увольнением всех оппонентов. И реанимацией теории Д.Н. Кудрявского, на чьи труды опирался Сталин при написании своей работы.
Понятно, что помимо столь явных прогибов под «генеральную линию», лингвистика активно пополнялась и другими – техническими – заблуждениями. Например, базирующимися на столь свойственном русскому менталитету раболепствии перед всем пришлым. От того пошли перегибы в сторону «выведения» чисто русских слов из зарубежных. Мне дурно стало, когда я узнал, что название исконно русского танца «хоровод» современная лингвистика выводит от древне-греческого «хореобатэо» - ступаю в хоре. Хотелось бы спросить в этой связи, а слова «лапоть» и «самовар» от каких греческих аналогов произошли? Так, что, если покопаться в «официальной» версии, то там шизофренических пассажей найдётся не меньше, чем у Чудинова!

Сегодня науку, действительно, надо спасать от толпы проходимцев и фальсификаторов, но при этом делать это надо очень аккуратно, чтобы не выкорчевать и то разумное, что могут привнести в дело познания истины самоотверженные энтузиасты. А потому, не должно в науке быть сегрегации на людей I и II сорта, на «остепенённых» и «неостепенённых», на профессионалов и любителей… В конце концов, Трою откопал любитель Шлиман…

Изображение пользователя admin.

КАК ЧИНГИС-ХАН СТАЛ ЮРИЕМ ДОЛГОРУКИМ

Примерно полтора года назад на глаза мне попалась публикация в газете "Известия", в которой говорилось: "Отделение истории Российской академии наук выразило общее мнение ученых об исторических изысканиях математика академика А. Фоменко. Высказывались жестко: методы построения "новой хронологии истории" к науке отношения не имеют. Президиум академии поддержал эту позицию.

Случай из ряда вон выходящий..."

Итак, историческая наука России в лице ее академических представителей сделала вывод: "революционная перекройка истории", предпринятая академиком А. Фоменко и его последователями, антинаучна.

Прошло время. И что же мы видим? На книжных развалах, среди лакированных обложек примитивнейших "комиксов" все чаще и чаще встречаются книги академика РАН А. Т. Фоменко, математика из МГУ, в которых перелопачивается вся мировая история и в первую очередь - история России.

Главный постулат А. Т. Фоменко - утверждение, что все события прошлого следует "омолодить" примерно на тысячу лет. Следствием такого деяния явилась полная перекройка всей мировой истории. Например, Древняя Греция, Древний Рим, Вавилон, Ассирия, Иудея и другие страны древнего мира, оказывается, существовали в X-ХШ веках нашей эры. Знаменитые египетские пирамиды построены (когда бы вы думали?) - в XVI веке нашей эры и не кем-нибудь, а "русско-татарской ордой в память о великой монгольской империи". Да и само слово "пирамида" происходит, мол, от русского слова "пир". А золотой саркофаг Тутанхамона сделан на Руси в XVII веке, в эпоху династии Романовых... Иисус Христос жил в XI веке, был распят в Царьграде и являлся не Сыном Божиим, а просто-напросто Римским папой Григорием VII (Гильдебрандом).

Воспетая Гомером Троянская война велась, по Фоменко, не в XII веке до новой эры, а совсем недавно, в XIII веке, и в нее же неведомым образом втиснулись средневековые крестовые походы, предпринятые для освобождения гроба Господня от мусульман. Завершилась Троянская война (по Фоменко) в 1453 году взятием Константинополя, после чего русские и монголы (орда) вместе с турками-атаманами, иначе говоря, казаками, входившими в состав единой русско-монгольской Орды, основали русскую империю. До сих пор все мы знали, что Константинополь в 1453 году пал под ударами турок-османов, основавших Османскую (в русском произношении - Оттоманскую) империю, названную так по имени турецкого бея Османа I (1258-1326). Так утверждают бесчисленные исторические хроники. Но это, как говорится, "еще не конец". "Научные изыскания" А. Т. Фоменко и его математической команды показали также, что Древний Рим находился в... Египте и представлял собой Александрию, а под "Вторым Римом" надо понимать одновременно Трою, Константинополь и Иерусалим. И император Константин Великий, которого звали, оказывается, Энеем, вовсе не основал Константинополь в IV веке новой эры, а, наоборот, бежал из Константинополя (он же - Иерусалим, он же - Троя) в Италию и основал нынешний Рим в 1380 году. Давно известно выражение: "Москва - Третий Рим". Так вот, "Третий Рим" - это, по Фоменко, современный Стамбул, а поселок Эль-Куц в XIV веке переименовали в Иерусалим. Соответственно, библейский рассказ о вавилонском пленении евреев также надо отнести к XIV веку новой эры.

На иллюстрациях, представленных в статье, - малая толика громадного пласта материальной культуры человечества, созданного за тысячелетия. Поколения археологов и историков постепенно открывали этот пласт: вели раскопки, собирали по крупицам драгоценные находки, реставрировали, занимались дешифровкой и тщательнейшим образом датировали, воссоздавая предысторию и историю цивилизации Земли.

Все эти предметы, изображения прямо или косвенно связаны друг с другом и со временем их создания. События, происходившие в одних странах, часто находят отклик в других. Это надписи на камнях и на стенах храмов, это египетские папирусы и клинописные таблички стран Междуречья, это богатейшая античная литература - от политических трактатов до кулинарных книг и личной переписки... Монеты, предметы роскоши и быта, оружие, созданные в одной стране и обнаруженные в других, - свидетельство активных торговых и культурных связей, возникших в далекой древности.

Инквизиция в Западной Европе была создана по приказу московской орды и свидетельствует о могучем влиянии русских монголов на Европу. Мусульманство выделилось на Руси из православия. История Китая совсем не такая уж древняя и начинается только в XVII веке, монголы завоевали Китай не в XIII, а в XVII веке, поскольку монголы - это маньчжуры. Германский император Барбаросса, как известно, названный так по окладистой рыжей бороде ("барба росса"), на самом деле был "варваром русским", да и волхвы, пришедшие поклониться младенцу Иисусу, - всего-навсего русские монголы, пришедшие с реки Волхов...

Венецианский купец и знаменитый путешественник XIII века Марко Поло, оказывается, никогда не бывал в Персии, Афганистане, Китае и Индо-Китае, а его рассказ о семнадцатилетней службе у властителя Китая монгольского хана Хубилая - всего-навсего выдумка. Наслушался Марко Поло на Волге россказней заезжих купцов и решил на их основе поведать итальянцам о необычной для европейцев жизни в далеком Китае и удивительных открытиях китайцев: бумаге, бумажных деньгах, белой глине - каолине, из которой делают драгоценную фарфоровую посуду. Современники Марко Поло действительно считали его лжецом: ну какой дурак согласится брать за товар не золотые и серебряные монеты, а какую-то бумагу! Сейчас к скептикам средневековья прибавился академик РАН...

Стараниями А. Т. Фоменко факты из истории России превратились в чудовищную бессмыслицу. Историки и не подозревали, что киевский князь Ярослав Мудрый являлся одновременно лихим "атаманом" по прозвищу "Батя", а также ханом Батыем, литовским князем Гедимином, ханом Узбеком и даже... Иваном Калитой. Чингис-хан, чья детальнейшая биография - "Сокровенное предание", а также история его войн с татарами, чжурдженями, китайцами были написаны еще при его жизни пленными китайскими историками, "оказался" варягом Рюриком, а также основателем Москвы князем Юрием Долгоруким и даже - святым Георгием Победоносцем!.. Поэтому, видимо, лику святого Георгия на иконах и Юрию Долгорукому на знаменитой статуе против Московской мэрии следует придать монгольские черты, чтобы соответствовать взглядам исторических "реформаторов".

Так же нелепо выглядит другая страница русской истории: битва на реке Калке, где в 1224 году погибли под монгольскими стрелами все русские богатыри, "на самом деле", согласно Фоменко, была победоносным сражением русско-монгольской Орды с венгерским королем. Одним и тем же лицом оказались Дмитрий Донской, разгромивший Мамая в 1380 году на поле Куликовом, и... хан Тохтамыш, уничтоживший Москву и всех москвичей в 1382 году. Москва же была основана не в 1147, а в 1380 году на поле Куликовом, которое находилось на месте Лубянки и Сретенской улицы, а ставку Дмитрия Донского-Тохтамыша Фоменко расположил в районе Таганки...

Великий Новгород - это, оказывается, Ярославль и одновременно ставка хана Батыя, Сарай. Иван Грозный умер в молодости и был канонизирован под именем Василия Блаженного, а под его именем царствовали его сыновья. А вот Бориса Годунова на русском престоле вообще не было, под его именем царствовал сын хана Симеона, который был одним из сыновей Ивана III...

Величайшим откровением А. Т. Фоменко стал тот удивительный факт, что никакого татаро-монгольского нашествия на Русь вообще не было, как не было и никакого "ига" и освобождения от него. Наоборот, существовала единая братская русско-монгольская Великая Орда... А следовательно, не было уничтоженного со всем населением Киева (вопреки обширным археологическим раскопкам), не было и сожженной Рязани (раскопки которой ведутся более тридцати лет), не было "злого города Козельска" и могучего русского богатыря Евпатия Коловрата... Не было татарской злой дани, не было описанного во всех русских летописях "стояния на Угре" осенью 1480 года, когда Русь окончательно освободилась от татар... Продолжать подобные откровения можно без конца, но даже приведенного достаточно, чтобы не только историк, но и любой нормальный человек, интересующийся историей, понял всю антинаучность преподносимых "новых" взглядов.

Естественно, что для настоящих историков после ознакомления с книгами А. Т. Фоменко хронология библейской эпохи, античности и средневековья не изменилась. Очевидно также, что никому из исследователей истории христианства или папства и в голову не придет отождествить Иисуса Христа с Римским папой Григорием VII (Гильдебрандом)... Да и вообще, за зарубежную науку и зарубежную общественность можно не беспокоиться. Для них "труды" Фоменко и его "школы" не представляют ни малейшего интереса. Но вот с Россией, переживающей трудное и смутное время, дело обстоит гораздо серьезнее.

Особый вред наносится молодежи, подросткам, то есть той части общества, взгляды которой еще не вполне сформировались и которая еще не обладает достаточным образованием. А тут вдруг все в истории переворачивается с ног на голову! В эпоху массового ниспровержения былых авторитетов исторические воззрения академика РАН, да еще из МГУ, многим могут показаться откровением и истиной в последней инстанции. Далеко не каждый увидит в этих построениях легкомысленное, если не сказать преступное, уничтожение русского национального исторического сознания и мощного пласта исторической памяти нашего народа. При этом в ход идет такого рода демагогия: "как хорошо, что русские никогда не были рабами у монголов", "русская орда вместе с монголами заставила дрожать весь мир" и т. д. Интересно, как оценили бы англичане свою "вечную свободу", если бы им стали втолковывать, что римляне или англосаксы никогда не завоевывали Англию? Или вдруг болгар, которые гордятся своей многовековой борьбой за свободу, стали бы учить, что 400 лет турецкого ига - чистейший миф?

Историю нельзя переделать, но, к сожалению, ее легко фальсифицировать!

На чем конкретно базируется стремление А. Т. Фоменко переписать историю? Какую ошибку обнаружил он в науке, весьма далекой от круга его профессиональной деятельности, где уже не один век трудятся специалисты самых разных направлений, изучающие материальную и духовную культуру прошлого разных народов? Почему так смело и безапелляционно тасует даты событий мировой истории, совмещает несовместимые личности в одном лице? Не означает ли это, что все историки и археологи - заведомые неучи, а в худшем случае - лжецы и фальсификаторы?

Главное обоснование для переосмысления истории А. Т. Фоменко видит в данных астрономии. Он пришел к выводу и пытается всех убедить в том, что первый обширный звездный каталог "Альмагест", составленный знаменитым астрономом II века новой эры Клавдием Птолемеем, на самом деле надо датировать X веком - соответственно и все даты истории человечества следует "омолодить" примерно на тысячу лет.

В "Альмагесте" приведены координаты (долгота и широта) 1020 звезд. Астрономы знают, что долгота звезд за каждые 72 года увеличивается на один градус, и это позволяет, исходя из современных координат, вернуться к "начальной точке отсчета", отвечающей времени создания звездного каталога. Сегодняшние расчеты по координатам долгот звезд, перечисленных в "Альмагесте", однозначно указывают на начало новой эры (небольшие расхождения объясняются вполне естественными для того времени "техническими" ошибками Птолемея при массовых замерах координат звезд). Но Фоменко использует расчеты не по долготам звезд, что дает точные результаты, а лишь по широтам, где точность вычислений очень мала.

По мнению профессора Ю. Н. Ефремова, заведующего отделом Государственного астрономического института имени Штернберга при МГУ, А. Т. Фоменко, чтобы избежать расчетов по долготам звезд, пошел на прямую фальсификацию данных Птолемея и заявил, что в "Альмагесте" якобы нет указаний на точку начала отсчета долгот. Однако достаточно открыть седьмую часть одиннадцатой книги "Альмагеста", чтобы прочитать точное указание на Овен как на первый знак зодиака в системе координат по долготе. Более того, иной вариант просто невозможен, поскольку 12 знаков зодиака проходят через точку весеннего равноденствия за 26000 лет. Следовательно, сдвиг датировки в расчете на один знак возможен лишь на 2160 лет (26000:12 = 2160 лет). Поэтому если координаты звезд "Альмагеста" не привязать к Овну, то следующей ближайшей датой его составления мы должны считать... XXIII век!

Отбросив расчеты по долготе, Фоменко произвольно выбрал из 1020 звезд каталога всего 8 звезд, для которых заметные ошибки в определении широты дают огромные возможности для всякого рода манипуляций, ведущих к "подгонке" под X век новой эры. Астрономы знают, что расчеты только по широте настолько неточны, что можно подобрать сочетание звезд, при котором окажется, что Древний Рим существовал в прошлом веке! Между тем вычисления, проведенные более чем для 500 звезд "Альмагеста", дают четкую датировку времени его создания: I-II века новой эры.

Профессор Ю. Н. Ефремов отмечает также, что расчеты по склонениям звезд, дающие точность около 10 лет, позволяют определить, в какое время великие астрономы древности могли наблюдать эти звезды. Установлено, например, что астроном Тимохарсис наблюдал звезды примерно в 290 году до новой эры, Гиппарх - в 130 году до новой эры, Птолемей - в 130 году новой эры и т. д. Эти годы вполне совпадают с известными по другим данным годами жизни названных астрономов. В хрониках и летописях отмечаются также затмения Солнца и Луны, появление комет и сверхновых звезд - по ним также датируются события прошлого. Например, войско князя Игоря наблюдало затмение Солнца на берегах Донца именно вечером 1 мая 1185 года, и эта дата, как и сотни более древних, давно проверена астрономами и историками. Поэтому Ю. Н. Ефремов считает, что все - без исключения - "хронологические труды" академика А. Т. Фоменко являются всего лишь плодом его необузданной фантазии, заведомой подгонки под "нужный результат".

По этому поводу высказался известный историк и археолог, академик РАН В. Л. Янин: "Долгое время я рассматривал все эти манипуляции с историей как интеллектуальную игру, не придавал ей значения. Но в конце концов выяснилось, что это уже не забава, а род недуга. Авторитет в одной области науки эксплуатируется ради самоутверждения в другой - чужой. А публикация исторических фантазий Фоменко издательствами МГУ и "Наука" вообще стирает грани между наукой и антинаукой".

До наших дней дошла знаменитая "астрономическая" поэма "Явления" греческого поэта Арата (Ш век до новой эры), сохранились и комментарии к ней, написанные спустя столетие великим астрономом древности Гиппархом. Анализ поэмы, проведенный независимо современными астрономами Англии, Германии и России, привел к ошеломляющему выводу о том, что поэма содержит информацию о положении созвездий в древнейшую эпоху - 2500 лет до новой эры! Там имеются и более поздние вставки, сделанные в эпохи античности и эллинизма. Но это лишь подтверждает, как велик был интерес древних к астрономии, и становятся понятными огромные усилия, затраченные на создание такой грандиозной "обсерватории", как Стонхендж в Англии, и подобных ей в других местах Земли. Радиоуглеродный метод определяет возраст Стонхенджа - XVIII век до новой эры.

Фоменковцы считают, что древнейшей русской летописью является Радзивилловская летопись, но она якобы фальсифицирована в XVIII веке (то ли при Петре, то ли при Екатерине!) историками дома Романовых. Однако историки-профессионалы древнейшим списком "Повести временных лет" считают Лаврентьевскую летопись, созданную в XIV веке, да и списки Радзивилловской летописи твердо датируются по водяным знакам на бумаге XV веком!

Умопомрачительные выводы делают творцы "новой истории", основываясь на сходстве звучания древних имен, названий государств и т. д. Так, например, утверждается, что если слова "Сирия - Ассирия - Ашур" читать наоборот, то получим "Русь - Россия - Раша". Отсюда делается вывод: Русь - это Ассирия! Кирасиры - это "Кир-Ассиры", то есть воины ассирийского царя, но они же - "Cap-Руссы", царские руссы и т. д.

Д. М. Володихин, кандидат исторических наук, преподаватель исторического факультета МГУ, старший научный сотрудник Российского государственного архива древних актов, не видит в работах А. Т. Фоменко и его команды математиков ни капли научной добросовестности и никаких верных фактических данных. Более того, он считает, что эти работы наносят страшный удар по всей русской истории. По мнению Д. М. Володихина, академик А. Т. Фоменко столь безнаказанно внедряет свои "труды" в сознание людей только потому, что прикрыт добрым именем Российской академии наук. Играет на руку Фоменко и то, что кредит доверия к историкам в советскую эпоху сильно пострадал в общественном мнении. Многие уверены, что советские историки тем только и занимались, что фальсифицировали историю в угоду правящему режиму. Не случайно А. Т. Фоменко иронизирует: его, мол, обвиняют в "подрыве марксистской исторической науки".

Да, история, пожалуй, самая идеологизированная наука. И тем не менее мы не можем не видеть тот огромный пласт, который подняли советские историки, изучая историю России. Например, при раскопках древнего Новгорода обнаружена почти тысяча берестяных грамот XI-XV веков с древнерусской письменностью, грамот, относящихся именно к тому периоду, когда, по А. Т. Фоменко, вместо славянских городов существовала некая русско-монгольско-тюркская Орда!.. А раскопки Старой Рязани, а раскопки Киева? Они раскрыли страшную трагедию народа, погибшего в огне татарских завоеваний, которых, по версии Фоменко, не было вовсе! Многочисленные археологические экспедиции на территории нашей страны накопили огромный фактический материал о более чем тысячелетней истории России!

Радиоуглеродный метод определения возраста апробирован в археологии тысячами анализов. Тем не менее Фоменко по этому поводу снисходительно пишет: "Метод, возможно, является более или менее эффективным лишь при анализе чрезвычайно древних предметов, возраст которых достигает... сотен тысяч лет". Между тем любой студент-физик знает, что период полураспада радиоуглерода - всего 5730 лет. Поэтому любое вещество на Земле, имеющее возраст в "сотни тысяч лет", радиоуглерода уже не содержит, и анализировать его радиоуглеродным методом - абсолютная бессмыслица. С такой же "легкостью необыкновенной" расправляется академик-математик и с другими важными физическими методами определения возраста - термолюминесцентным и палеомагнитным...

Мне довелось беседовать со многими профессиональными историками МГУ Московского исторического музея, Московской исторической библиотеки и других научных организаций. Их мнение однозначно: появление так называемых исторических работ А. Т. Фоменко четко определяется общественной смутой, вызванной распадом великого государства. Мы живем в эпоxy, когда вполне возможна подмена русской исторической школы разрушительными для национального исторического сознания "новациями", не имеющими под собой никакой фактурной основы.

Особую опасность идеи Фоменко представляют для нашей молодежи, которая, как и всякая молодежь, жаждет перемен и падка на новое. Тем удивительнее, что Российский фонд фундаментальных исследований выделил солидную сумму для дальнейшего развития этой тематики. Иные учителя в школах уже знакомят учащихся с "новыми открытиями" в мировой и русской истории, не подвергая сомнениям "изыскания" Фоменко. Радиостанция "Свободная Россия" целый год пропагандировала фоменковские "открытия", способствуя тем самым растлению русского исторического сознания.

А. Т. Фоменко не оригинален в своих исторических фантазиях, у него были предшественники. В XVII веке с пересмотром хронологии всего человечества выступил знаменитый английский ученый Исаак Ньютон. Приступил он к этим занятиям уже на склоне лет, совершенно забросив к тому времени прославившие его математику, физику, астрономию и переключившись на богословие. И. Ньютона преследовала тяжелейшая депрессия, он никого не принимал, жил в самоизоляции, писал письма к Богу и пересматривал хронологию человечества. Другой предшественник А. Т. Фоменко - известный революционер Н. А. Морозов, более четверти века проведший в царской тюрьме, в чудовищном одиночном заключении, где даже камера была обита войлоком - для звукоизоляции.

Однако следует заметить, что хронологические построения И. Ньютона, Н. А. Морозова и А. Т. Фоменко совершенно различны, их объединяет лишь одно - желание создать свою, "личную" систему отсчета всемирной или национальной истории.

Историографы Запада снисходительно "забыли" о заблуждениях тяжело больного Исаака Ньютона, мозг которого, как показали недавние исследования сохранившихся прядей волос ученого, был отравлен ядовитой ртутью, с которой он много экспериментировал. (Волосы содержали чудовищно высокую концентрацию - 200 граммов на тонну вещества - одного из самых ядовитых металлов.) Советские ученые, понимая, какой прессинг безмолвного одиночества выдержал Н. А. Морозов, соответственно оценивали его труды по истории. По сути, они не получили никакого общественного звучания.

Но с А. Т. Фоменко - все иначе: его книги о "новой хронологии" выходят массовыми тиражами, на них лежит "печать качества" МГУ и РАН, их издание субсидирует Российский фонд фундаментальных исследований, их пропагандируют средства массовой информации...

Как не вспомнить бессмертное творение Марка Твена, где герой известного рассказа взялся редактировать сельскохозяйственную газету и сообщал изумленным читателям: "В настоящее время, когда близится жаркая пора и гусаки начинают метать икру..."

ГДЕ ГРАНЬ МЕЖДУ НАУКОЙ И АНТИНАУКОЙ?

Академик В. ЯНИН.

Академика Фоменко считают выдающимся математиком. Что же касается истории, то как я могу относиться к тому, кто утверждает, что Новгород, который я изучаю полвека, на самом деле Ярославль, а Волхов - одно из ранних названий Волги? И раз есть на Волге Нижний Новгород, должен быть и Верхний. На Ярославовом дворище в Новгороде, полагает Фоменко, вече не могло собираться, потому что там тесно, а в Ярославском кремле места хватает.

Да, Карамзин писал в свое время, что на вече сбегались десять тысяч новгородцев. Такой утоптанной площади мы не раскопали. Но ведь вече не было подобием митинга. Сотен пять вотчинников, сидя, обсуждали дела. А так как площадь была открытая, горожане криками могли кого-то поддерживать или осуждать. Вольности, как и власть, были ограничены. Посадников выбирали на год, князь не имел права владеть землей и не мог укорениться. Мы раскопали не одну усадьбу посадничьих семей, нашли там берестяные грамоты. И время, и имена совпадают с летописными. Но Фоменко летописи не доверяет.

А того, что у Новгорода для археологов есть и свой особый календарь, по-видимому, просто не знает. Каждые три десятка лет новгородцы укладывали новые мостовые на старые, еще целые, но утопавшие во влажной глинистой почве, сохраняющей дерево. И мостовые нарастали в течение столетий... А по кольцам на срезе бревен мы можем определять, когда вещи, грамоты попали в землю. Но "реформаторы" истории не считаются с ее методами и с легкостью отбрасывают факты.

Выстраивая свои конструкции, Фоменко обращается с историческими деятелями, как со схемами, абстрагируясь от реальной биографии, времени, окружения. Выхватываются случайные совпадения в жизни разных лиц. На каждый абзац этих искусственных построений, резонно заметил один историк, надо писать том контраргументов. Отповедь "Новой хронологии" историки давали не раз в специальных научных изданиях, но до широкого читателя это, вероятно, не доходит.

(Из интервью академика В. Янина газете "Известия".)

СПОРИТЬ С ФОМЕНКО НА УРОВНЕ НАУЧНЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ - БЕССМЫСЛЕННО

Доктор исторических наук И. СВЕНТИЦКАЯ.

История строится не только на хронологии царей, не только на хрониках, история строится на огромной массе источников, которые коррелируют друг с другом. Человек живет не только в правление какого-то императора, человек живет в доме, живет среди бытовых вещей, пользуется ими, он поклоняется изображениям божеств - и все это используют историки, им известна непрерывная типологическая эволюция этих предметов.

Есть десятки тысяч надписей, выбитых на камне. Если кто-то мог в политических целях фальсифицировать литературные произведения, то невозможно представить себе подмену каменных надписей. Причем они созданы на том языке, на котором люди и говорили. Лингвистика - наука точная, в ней разработана система эволюции языков. Язык Геродота очень мало похож на язык византийской Греции, а этот в свою очередь эволюционировал в современный греческий. И никакого разрыва в этом процессе не существовало. Фоменко же утверждает, что в традиции возник перерыв в XII веке, когда, по его мнению, в Риме было основано христианство. Но Восточная Римская империя сохранила для нас хронику событий начиная по крайней мере с VI века.

Мало того, все местные события связаны мировой историей. Мы не можем отказаться от традиционной европейской хронологии, потому что она подтверждается иными источниками. Я приведу несколько примеров. Фоменко не отрицает существование Александра Македонского, но даты его походов берет произвольные, на несколько столетий позже истинных. Однако имеются индийские источники III века до новой эры - датированные надписи на камне. Фоменко не знает, что существуют письма почитаемого до сих пор индийского царя Ашоки, адресованные преемникам Александра и написанные по-гречески, на языке, современном Александру, на языке памятников именно той эпохи.

Рассмотрим связи Индии с Римом. В I-II веках новой эры между ними началась оживленная торговля. В Индии найдено большое количество римских монет в кладах, параллельно датированных по индийским материалам. Мы знаем портреты всех римских императоров, мы видим их идентичные изображения в бюстах и на монетах, рассеянных по огромной Римской империи, от Востока до Западных провинций. Это невозможно фальсифицировать.

Спорить с Фоменко на уровне научных доказательств немыслимо, мировая историческая наука всерьез его реконструкции не воспринимает.

(Из статьи И. Свентицкой в журнале "Природа".)

Профессор А. ПОРТНОВ
"Наука и жизнь"

Язык меняется постоянно, на это, мне кажется существует несколько причин. Во-первых, письменность, совершенно ясно, что при попытке записи реальных звуков, издаваемых людьми с помощью азбуки, к тому же позаимстванной из другого языка должно произойти сокращение записываемых звуков и их стандартизация. Стандартизация произойдет потому, что детей будут учить уже не по звукам, а по их записанным образам. для всех обязательных. Во-вторых, наши предки, даже 2- 3-4 века назад были гораздо менее придирчивы к написанию (орфографии и грамматике)чем нынешние учительницы русского языка. Почитайте хотя бы письма М.И.Кутузова Императору Александру Первому из действующей армии. И такое написание слов было всем понятно.

О проекте