Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Одежда и обувь крестьян



Каким же был Рязанский край, и как жило его население в ХVΙΙ- ХΙХ веках до отмены крепостного права? Ответы на эти вопросы можно найти в книге «Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального штаба. Рязанская губерния». Составитель М. Баранович. СПБ 1860 г

Образ жизни, имея первенствующее влияние на физическое развитие народа, отражается и на нравственных свойствах. Ничто не способствует так патриархальной чистоте нравов, как простая жизнь земледельца. Живя постоянно в семействе, среди сельских занятий, земледелец, если и отчуждает себя, через знакомство с многими лучшими условиями жизни, зато так же его не касаются пороки той ложной цивилизации, которой бывают проникнуты обыкновенно его собратья промышленники.

Необыкновенная простота жизни и совершенное незнание лучших ее сторон, не допускает в жителях Степной стороны и вообще земледельческих уездов развития многих природных качеств. От этого они мало хлопочут об улучшении своего быта, терпеливо снося лишения жизни, часто очень суровой. Жилища, пища и одежда их носят характер какого-то скучного однообразия, безвкусия, тесноты и прочих неудобств. От этого же сложился и характер степняка – земледельца, обыкновенно неповоротливого, неловкого, сбивчивого в понятиях и туго объясняющего себе значение вещей и предметов. За то на долю степных жителей досталось много нравственных достоинств. Они отличаются кротостью и тихостью нрава, прилежанием и гораздо менее крестьян промышленников имеют дурных наклонностей. Впрочем, следует сказать, что все исчисленные недостатки рязанского крестьянина земледельца отнюдь не врожденные, а проистекают только от образа жизни его. Тот же неповоротливый и бестолковый степняк, в других лучших обстоятельствах жизни, скоро усваивает другие привычки и наклонности, уясняет свои понятия и в нем является сметливость, удаль и другие неотъемлемые качества великороссиянина.

Семейная любовь отличается патриархальной простотой. Силы ее скрыты притворной суровостью и равнодушием, и не любят обнаруживаться ни в каких проявлениях нежности. Этот недостаток нежности гибельнее всего отражается на воспитании малолетних детей, их которых многие делаются его жертвами. Раздоры в семействах не редки и всегда происходят от женщин, от их мелочных интриг, соперничества и зависти.

Одежда и обувь

Зимняя крестьянская одежда состоит из армяка, сшитого из толстого домашнего сукна, серого, бурого и черного цветов; овчиной шубы, длинной (нагольной); теплой шапки и кожаных рукавиц, с шерстяными варежками. Редко, разве в сильный мороз, крестьяне обвязывают сeбе шею небольшим пестрым бумажным, небрежно свернутым, платком; большею же частью она остается вовсе незащищенною от ветров и непогоды; этим приобретают они с малолетства полезную привычку, делающею их не чувствительными к простудам и страданьям горла. Сверх нагольной шубы многие из их надевают еще другую, также овчинную шубу, особенно когда находятся в извозах.

Летняя одежда состоит из пониткового (ткань из шерсти и льняной или посконной пряжи пополам) армяка, полукафтана и высокой поярковой шляпы, имеющей коническую фигуру, с короткими полями. Исподнее платье такое же, как и везде. В теплые или жаркие летние дни, армяк вовсе не надевают, особенно во время полевых работ, и остаются в одних русских рубахах и портах.

Для обуви служат онучи, смотря, повремени, шерстенные или холстяные и лапти. Зажиточные крестьяне, особенно в промышленных уездах, носят сапоги с высокими голенищами и под ними, зимою, длинные шерстяные чулки. Многие, особенно занимающееся извозом, в зимнее время носят шерстяные валенки, высокие или низкие наподобие калош, смотря по средствам. Подобная одежда совершенно соответствует требованиям климата, хотя, для свободного движения членов, могла бы иметь лучший покрой; но если есть в крестьянской одежде неудобства, то относительно обуви: лыковые лапти и онучи теплы, но не предохраняют ног от сырости и особенно вредны при зимних оттепелях. Длинные кожаные сапоги довольно редки, может быть по дороговизне их, а частью потому, что, по словам крестьян, «на ноги тяжелы», по этому крестьяне лучше выносят мокроту ног, которой следствия не так очевидны, нежели неудобства тяжелых, но сохраняющих здоровье сапог. Крестьянки особой теплой одежды не имеют она и для зимы и для лета состоит из синей понитковой юбки (поневы) и верхней довольно широкой, но не длинной одежды с широкими короткими рукавами, которую называют «шушун». Покрой этой одежды везде почти одинаков, различается она только в разных местах названием, в одних местах называется «шушпанг», в других «сермяга», в третьих «ермакома» (с. Пластиково) и надевается большею частью при выходе со двора. Высокий, закрывающий грудь, ситцевый передник надевается для щегольства. Головной убор замужних женщин, в особенности в Степной стороне, составляет, так называемая, «кичка», это головное украшение рязанских баб, безобразный и уродливый след владычества татарского, оставшийся до наших времен. Он представляет необыкновенное разнообразие в своих формах; говорят, что каждый приход отличается один от другого «кичками»: в деревнях Михайловского и Пронского уездов, лежащих на правой стороне Прони, в моде кички низкие (комолые), на левой стороне Прони - рогатые, в Спаском уезде остроконечные, близ Рязани широкие, в Вышгороде (Рязанокаго уезда) троерогие ..

Обувь, как у мужчин так и у женщин, состоит из лаптей и онуч; зимой надевают войлочные, из шерсти довольно прочно свалянные, сапоги без кожаных подошв; они очень теплы, но при первой оттепели войлок промокает и тогда трудно бывает высушить его. При дальних зимних отлучках женщины надевают шубу, сверх обычной одежды. Вообще женская одежда весьма недостаточна и, несмотря на привычку, слабый от природы женский организм не может не терпеть от этого. Здесь следует упомянуть еще, что крестьянки, особенно в уездах, где развита отхожая промышленность, бывают обременены отправлением тяжелых работ, не только домашних, но полевых и даже полицейских. В Спаском, Касимовском и Егорьевском уездах очень часто встречаются такие селения, в которых, если остаются мужчины, то старики и дети, прочие все на долгое время уходят из своих деревень на заработки. В этих селеньях все хозяйство и все управление лежит на женщинах, которых можно встретить в должности десятского, сотского и пр., они же, в качестве проводников, исполняют подводную повинность и тому подобное. Впрочем, во многих местах, особенно в прибрежных Оки селениях, где крестьяне имеют средства, при общем улучшении быта, улучшается, и одежда женщины и облегчены их труды. Вообще в земледельческих уездах, где держать больше овец, одежда крестьянская теплее.

Одежда детей, особенно малолетних, еще недостаточнее женской. Ребенка, кроме грубой рубашки, окутывают в пелену из какой ни будь старой одежды, когда же он начинает ходить, то одевают также, как и взрослого и то не всегда. Часто даже в зимнее время ребенок довольствуется одною рубашкою, и потому, чтобы укрыться от холоду, дети почти все холодное время проводят на печке, много детей бывает жертвою подобного воспитания.

Не смотря на отсутствие роскоши в домашнем быту, у некоторых промышленных крестьян в особенно подгородных заметна любовь к чистоте и порядку, чему последние, без сомнения, учатся от своих соседей горожан. Наклонность к щегольству в платье очень свойственна резанцам и год от году увеличивается. В Зарайском, в Михайловском, Рязанском и Егорьевском уездах, где промыслы более искусственные, и вместе с тем, прибыльные, всякой, сколько ни будь исправный парень, тянется из всех сил чтобы добыть себе порядочное праздничное платье; иной, находясь на заработках в Москве, Петербурге или даже Риге и Таганроге, старается приобрести себе в этих местах сколь можно выгоднее суконный казакин; зипун, плисовые штаны, красивую рубаху, высокие сапоги и пр. и тащит все это за 1000 верст в свою деревню, для того чтобы обновить в праздник Благовещения, день, к которому обыкновенно возвращаются в свою семью крестьяне, соединяющие промышленную деятельность с земледельческою. Женское население, относительно щегольства, не отстает от мужчин, во многих селениях крестьянки одеваются опрятно и, со вкусом, особенно в прибрежных Оке селах, где, кроме того, женский пол отличается и красивостью. В деревнях, между Пронском и Михайловым, в большом ходу желтый цвет: поневы и «шушпаны» холстинные и суконные большею частью светло-желтого цвета и очень нарядны, в особенности при белых рукавах и голубых или другого цвета передниках. В с. Печерниках (бывшем городе) женский костюм достоин особенного внимания по своей оригинальности: сверх поневы надевают длинный шерстяной «шушун» желтого цвета без рукавов, и сверх него накидывается, так называемый, «кодман», тоже шерстяной, всегда синего цвета и не выше колен; шьется он наподобие короткого кафтана, только на переди не разрезывается, а набрасывается рукавами, чрез плечо наперед. Зад этого «кадмана» называется «синяк», а рукава « накавки», такой наряд издавна составляет праздничную одежду печерниковских женщин; он стоит около 15 руб. с., самый неприхотливый, и, не смотря на это, не работницею слывет та, которая не в состоянии нарядить себя подобным образом. В с. Бадиках (Михайловского уезда) рукава женских рубах бывают до 2 и 3 аршин длиною, с прорезом сверху и снизу, рубашка эта надевается следующим образом: рука проходит чрез верхний прорез, потом рукав обматывается вокруг и вводят – руку в нижний прорез.

В воскресные дни, особенно в дни больших праздников, в семик и на масленицу все гуляют разряженные в лучшие наряды, широкие сплошные галуны блестят на кичках и во всей одежде сельских щеголих промышленных уездов, вместо серег к ушам прицепляют белые пушки из заячьих хвостов, красный и белый цвет преимущественно принять в нарядах. Шубы, хотя бы овчинные, покрываются черным плисом. В больших и промышленных селах, лежащих на Оке, в особенности замечается опрятность и щегольство в одежде; в Деднове, Любиче, Белоомуте, Ижевсоком и др. женщины носят сарафаны и шубейки, а если хозяин одевается в сюртук, то и все члены его семьи носят также городское платье. Покрой одежды мужчин в этих местах тот же, что в городах у мещан, т.е. русский с примесью немецкого, при кафтане и бороде носят картуз, при плисовых шароварах, заправленных в русские сапоги, пестрый жилет. Некоторые носят и долгополые сюртуки, но по большей части; сибирки. Гораздо менее щегольства и вкуса в одежде в селениях Степной стороны; там заметно преобладает белый цвет, всюду высокие, безобразные кички, перевязанные полотенцами и вообще более в ходу простые наряды деревенского изделия.

0
 
Разместил: Мелединский    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте