Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Из истории Пощуповской средней школы Рыбновского района



Татьяна Шустова

Думаю, что рождение школы всегда должно быть праздником. Но когда 1-го сентября 1993 года это произошло в моем родном селе Костино, я долго находилась в оцепенении и не могла до конца разобраться со своими чувствами.

Разговоры о строительстве школы в Костине шли с давних пор. Еще в середине 60-х будучи пятиклассниками, мы мечтали, что успеем поучиться недалеко от дома, но так совпало, что школу в Костине открыли только в год, когда мой сын получил аттестат о среднем образовании...

Правда, мечты, наши не всегда были связаны со строительством нового здания. Мы завидовали учащимся школы садоводов. Они занимались в главном доме усадьбы Никитинских. И мы охотно представляли себя на их месте: в просторных залах с паркетными полами, лепниной на потолке и стенах, с отделкой из черного дуба по низу стен или в саду, среди цветущих яблонь и сирени, откуда хорошо видна Ока и дали заливных лугов.

Главный дом бывшей усадьбы Никитинских. Школа садоводов. Конец 50-х годов прошлого века. Фото из альбома А.И.Шишовой.
Главный дом бывшей усадьбы Никитинских. Школа садоводов. Конец 50-х годов прошлого века. Фото из альбома А.И.Шишовой.

Одной из причин наших мечтаний было то, что с трудом мы привыкали преодолевать дважды в день пятикилометровое расстояние до Пощупова, да и школа, а особенно село с другим укладом жизни казались нам чужими. Непривычно и даже страшновато было видеть женщин в черных одеждах и с иконою в руках, когда они проходили мимо школы, спускаясь к святому колодцу.

Пощупово. 1973 год. Фото Андрея Карева.
Пощупово. 1973 год. Фото Андрея Карева.

Но постепенно мы привыкли к расстоянию, полюбили зимние рассветы, застававшие нас в пути, а ежедневная вынужденная двухчасовая прогулка сделала нас здоровее.

Ходить в школу можно было тремя дорогами. Та, которую мы называли «идти низом» не была даже тропинкой — шла прямо по траве вдоль реки среди нетронутой природы — и казалась нам самой короткой. Но, идя по ней, мы нередко опаздывали, наверное, от того что постоянно отвлекались то на всплеск рыбы, то на птичку, а то и просто дух захватывало от того, что весна, солнце и соки земли дают силы для роста всего живого, и ты чувствуешь себя частью этого мира.

Тропинка в школу. Фото Т.Шустовой.
Тропинка в школу. Фото Т.Шустовой.

Тропинка вдоль Оки в школу. Фото Т.Шустовой.
Тропинка вдоль Оки в школу. Фото Т.Шустовой.

Второй путь мы называли «идти через Ромоданово». Нас вела уже тропинка. У родника, в котором ромодановские жители берут воду, мы обычно останавливались, пили, а если было жарко, остужали ключевой водой свои разгоряченные лица и руки, а то и просто устраивали возню и оказывались совершенно мокрыми.

Родник, бурлящий и чистый, не сразу отпускал. Хотелось смотреть и смотреть на него, но переведешь взгляд на сосны, и уже они начинают манить тебя.

Мне всегда нравилось местечко «совхоз Медведево». В школьные годы я уже знала, что последними владельцами усадьбы в Медведе были Корзинкины, которые занимались декоративным садоводством. Одна из дочерей Корзинкиных, сама художница, стала женой писателя Николая Телешова.

На пути в школу нам встречались остатки оранжереи. Она стояла на склоне, а рядом с ней, но чуть выше находилась раньше конюшня. И мы часто возвращались к разговору о том, как разумно и удобно было устроено. При потребности, конский навоз сбрасывали прямо в оранжерею.

Наши одноклассницы из Медведева Тамара Лобачева и Люба Морозова весной приносили в школу махровую сирень, необыкновенно красивую. До сих пор радуют аллеи лиственниц и елей, а если повезет, то можно найти и какой-нибудь редкий декоративный кустарник, но вероятность этого с каждым годом убывает.

Местечко «совхоз Медведево» заставляло задуматься, насколько человеческие руки, создающие красоту, могут быть мудры и сильны, что и без поддержки их творения простояли десятилетия. Но если бы другие руки не были так жестоки, то не только остатки бывшего парка радовали нас теперь.

Не сразу после революции, а уже в хрущевские времена уничтожили старинную каменную медведевскую церковь. Кирпичом от этой церкви попользоваться не пришлось, так как не оказалось ни одного целого. Щебень вывезли на дорогу, чтобы ее укрепить, но он словно провалился куда-то, а дорога стала еще хуже...

В 1986 году ровесник века Николай Сергеевич Захаров, житель несуществующей сейчас деревни Медведево, рассказал мне, что одним из владельцев усадьбы в Медведеве был бесстрашный генерал Скобелев, а дед Николая Сергеевича состоял при нем денщиком...

Чтобы придти в школе без опоздания... «безопаснее» всего было «идти верхом» по проселочной дороге (нынешнее шоссе). Сокращая себе путь, мы сворачивали с нее сразу за Ромодановской школой, огибали огороды деревни Медведево и выходили снова на дорогу. Хоть и был этот путь самым «безопасным», но никто не давал гарантий, что и на нем не засмотришься ты на шелковый нежный зеленый ковер озимых, что не очарует тебя волшебное сияние кристаллов инея тополиной аллеи, которую мы посадили с Сергеем Ивановичем Сачковым, когда еще учились в Костинской начальной школе.

Наша Пощуповская школа находилась на территории Богословского монастыря, в белом и красном здании монастырской гостиницы. В 1964 году, когда мы начали в ней учиться, школа помнится доброй, сильной, полнокровной. Много было параллельных классов, а в нашем пятом, хоть он был и один, насчитывалось 46 человек.

У ворот училища механизации, которое располагалось в помещениях Богословского монастыря. 1968 г. Фото Т.Шустовой.
У ворот училища механизации, которое располагалось в помещениях Богословского монастыря. 1968 г. Фото Т.Шустовой.

На том же месте у ворот Свято-Иоанно-Богословского монастыря. 2008 год. Фото Т.Шустовой.
На том же месте у ворот Свято-Иоанно-Богословского монастыря. 2008 год. Фото Т.Шустовой.

Вид с большой колокольни на белое и красное здания Пощуповской средней школы. Конец 80-х годов прошлого века. Фото Е.Н.Каширина.
Вид с большой колокольни на белое и красное здания Пощуповской средней школы. Конец 80-х годов прошлого века. Фото Е.Н.Каширина.

Во дворе школы. Середина 60-х годов прошлого века. Фото из альбома М.Ф.Диденко.

Во дворе школы. Середина 60-х годов прошлого века. Фото из альбома М.Ф.Диденко.

В школьном саду на следующее утро после выпускного вечера. 10
В школьном саду на следующее утро после выпускного вечера. 10"А"-26 человек. 10"Б"-24 человека. 1970 год.

Не была школа обделена, как многие теперь, мужской заботой и вниманием. Учителем истории у нас был Валентин Федорович Абрамов, в прошлом политработник в армии, председатель в колхозе. Тишины и особого порядка у нас не было на его уроках, но мы любили его и его предмет. Не насаждал Валентин Федорович никакой идеологии, говорил с нами о земном и вечном. Помню, я на него немного обиделась в 10-м классе, когда он мне не советовал поступать в радиоинститут, потому что считал его «мужским» учебным заведением. Мне было обидно, что он сомневается, могу ли я соперничать с мальчишками. Глупая, я только гораздо позже поняла, что думал тогда он совсем о другом. А в средних классах он застал меня, стоящей на учительском столе и не успевшей соскочить после погони по партам за своим одноклассником. Парты были старые, крепкие и даже не дрогнули от такого нашего натиска. Я стояла, растерявшись, а он подал мне руку, как благовоспитанной барышне, и помог спрыгнуть.

Петр Семенович Грачев, Иван Григорьевич Муравлянский, Петр Федорович Мартынушкин, Виктор Иванович Грачев, Владимир Иванович Шилин, Григорий Ермолаевич Сорокин — вот наши учителя—мужчины.

Второй ряд слева направо: вторая-Прасковья Дмитриевна Муравлянская, Валентин Федорович Абрамов, Григорий Ермолаевич Сорокин, Владимир Иванович Шилин, Петр Федорович Мартынушкин, Анна Алексеевна Рулькова. Середина 60-х годов прошлого века. Фото из альбома М.Ф.Диденко.
Второй ряд слева направо: вторая-Прасковья Дмитриевна Муравлянская, Валентин Федорович Абрамов, Григорий Ермолаевич Сорокин, Владимир Иванович Шилин, Петр Федорович Мартынушкин, Анна Алексеевна Рулькова. Середина 60-х годов прошлого века. Фото из альбома М.Ф.Диденко.

Моим классным руководителем была Валентина Васильевна Байкова, учитель математики. Прекрасный знаток своего предмета, она была очень выдержана. При недовольстве мной она только незаметно переходила на «Вы», и такое обращение дорогого человека стало для меня навсегда сигналом: я что-то делаю неправильно.

1965 год. 5-ый класс. Классный руководитель Валентина Васильевна Байкова.

1965 год. 5-ый класс. Классный руководитель Валентина Васильевна Байкова.

Нашей школе везло на учителей математики. В старших классах появился у нас второй

9-й, и в нем вела уроки Прасковья Дмитриевна Муравлянская. К ней же и я ходила на математический кружок. А жизнь классов, в которых она была классным руководителем, не останавливалась после окончания уроков, а совершенно естественно переходила в ее простой дом, казавшийся большим из-за отсутствия мебели. В нем были только кровати, книжные шкафы, большой стол и русская печь.

Хорошим математиком был и ее сын, Иван Григорьевич Муравлянский. Когда я, не послушав совета Валентина Федоровича, все-таки поступала в радиоинститут, он в нескольких группах подготовительных курсов вел математику. Его высоко ценили в институте, а когда у меня уточняли, какую школу я закончила, — не ту ли, где работает Иван Григорьевич, — и получали утвердительный ответ, с - уверенностью говорили, что мои шансы на поступление очень высоки. Так и вышло. Все мои четыре брата, выпускники, как и я Пощуповской средней школы, получили высшее образование.

Валентина Васильевна Мишанова пришла в нашу школу уже после меня, но я много добрых слов слышала об учителе математики и хорошем человеке от своих братьев.

Везло школе и на учителей русского языка и литературы. Я очень скучала, когда Нина Гавриловна Страмцова переехала с семьей в Рязань. Была рада каждой случайной встрече с ней.

Наш милый, добрый, мудрый директор школы, Клавдия Ивановна Грачева, тоже была учителем русского языка и литературы. Анна Алексеевна Рулькова работала завучем.

Галина Ивановна Миронова не преподавала литературу в нашем классе, но однажды она заменяла заболевшего учителя. Знакомились мы в то время с поэзией Пушкина. У меня до сих пор сохранилось светлое чувство к Галине Ивановне, и воспоминание о первом удивлении, что Пушкин для каждого свой, иной, но для всех общий в этой широте и многозначности. Недолго Галина Ивановна занималась с нами физкультурой, одной из главных задач которой считала воспитание в девочках женственности. Она давала нам основы художественной гимнастики. (В наше-то время, когда мы все и мальчики, и девочки получили еще в школе права трактористов!)

Пусть простит меня Екатерина Михайловна Белянина — учитель немецкого языка. Я не знала предмет, чем ее огорчала, но ее усилия не пропали даром. Большинство вопросов невозможно решить за одно поколение. Может быть, Екатерину-Михайловну утешил бы тот факт, что у моих детей дело с иностранным языком обстоит иначе, чем это было у меня.

Очень любила я Евдокию Алексеевну Мартынушкину. Горожанка, она всю свою молодость отдала сельской школе.

И вообще учительский коллектив нашей школы был стабильный. Многие работали в ней по 30—40 лет. Традиции мудрости, человечности и добра сохранялись.

С появлением новой Костинской средней школы не стало моей Пощуповской... Так не должно было бы быть. Многие мои учителя могли бы еще поработать, но им не под силу было пятикилометровое расстояние, которое нас, детей, делало только здоровее.

И новым учителям сложно осесть и обустроиться в Костине. Ведь пока до сих пор нет квартир для них. А расти так трудно, и дети нуждаются в помощи, защите и поддержке...

Но я надеюсь, когда жизнь наладится, возродится и моя Пощуповская средняя.

Эти воспоминания я написала ровно 15 лет назад, текст размножила на персональном компьютере «Robotron-1715» и разослала его выпускникам нашей школы. Многие адреса мне тогда дала Прасковья Дмитриевна Муравлянская - одна из самых любимых учителей.

Она же рассказала мне о довоенном директоре школы Павле Михайловиче Абине. Как-то он заметил у учеников страницы из церковных книг. Оказалось, что в классах под досками полов были случайно обнаружены монастырские книги. Павел Михайлович очень бережно отнесся к этим книгам. Он вызвал из Рязани сотрудника музея и все до последней страницы передал ему.

Надежда Васильевна Ламзикова, дочь учительницы Костинской начальной школы Домны Зотьевны Лаврехиной, выпускница нашей школы 1944-го года, доцент кафедры русского языка и литературы Рязанского государственного педагогического института поведала мне о горьких, полных скорби, военных годах. У них из 9 класса в 1943 году призвали на фронт почти всех мальчиков, которым к тому времени исполнилось только по 17 лет, и почти никто из них не вернулся с войны, и не успел даже написать ни одного письма своим одноклассницам.

7 класс. 1939 год. Надежда Васильевна Ламзикова в третьем ряду третья слева. Учитель Сергей Иванович Сачков во втором ряду в центре. Фото Н.В.Ламзиковой
7 класс. 1939 год. Надежда Васильевна Ламзикова в третьем ряду третья слева. Учитель Сергей Иванович Сачков во втором ряду в центре. Фото Н.В.Ламзиковой

Ведомость успеваемости ученицы 8 класса «В» Ламзиковой Надежды за 1940-1941 учебный год

Ведомость успеваемости ученицы 8 класса «В» Ламзиковой Надежды за 1940-1941 учебный год

TabelLamzikov3.jpg
Ведомость успеваемости ученицы 8 класса «В» Ламзиковой Надежды за 1940-1941 учебный год

Похвальная грамота ученицы 7-го класса «А» Пощуповской средней школы Рыбновского района Рязанской области Ламзиковой Надежды Васильевны. 15 июня 1940 года.
Похвальная грамота ученицы 7-го класса «А» Пощуповской средней школы Рыбновского района Рязанской области Ламзиковой Надежды Васильевны. 15 июня 1940 года.

Ответов на мои письма пришло немного, но когда встречались лично, подходили ко мне со словами: «А ведь нас, действительно, учили хорошо».

Но были и письма, да еще какие!

Татьяна Крестьянинова (в девичестве Колдаева). 17 мая 1994 года. Рязань.
«Прочитав письмо, почувствовала, что все, о чем ты пишешь, мне родное и близкое: Костино, Пощуповская школа, знакомые имена учителей.

...Не забыть прохладное утро, когда меня, первоклассницу, папа взял на рыбалку: капельки росы на траве, туман над Окой, всплеск рыбы и тихий рассвет.

Мне было 14 лет, когда мы переехали в Рязань, но очень долго я не могла привыкнуть к шумному и суетливому городу, не хватало общения с природой. Одноклассница уговаривала: «Посмотри, здесь столько кинотеатров, цирк... Это только поэтам нужно жить в глуши на природе».

Но у меня в Пощуповской школе осталась любимая учительница литературы Галина Ивановна Миронова. Каждый ее урок — это открытие и вдохновение. Помню ощущение на уроке: вопросы Галины Ивановны такие важные, такие интересные, ты погружаешься в них — и столько радости у нее и у тебя, если ответ найден! Ощущение восторга, восторга открытия, которое ты сделал вот только что, самостоятельно! От этого хочется жить радостно и учиться, и узнавать больше.

Как мы учили стихи... Лермонтова «Парус» — не просто стихотворение о кораблике и море, а написанное о нас, нашей, моей душе. Каждое слово как будто пело во мне, и я эти стихи не учила, а пела.

А когда я писала сочинение, то считала себя писателем и поэтом. Галина Ивановна учила нас любить и понимать природу. Можно жить среди этой красоты и не замечать ее. И повезло тому человеку, у которого в детстве был учитель, который помог взглянуть на привычное восторженными глазами. Этим учителем и была для меня Галина Ивановна. Если бы моему сыну встретился хотя бы один такой учитель, я была бы за него спокойна.

Однажды, когда училась в 8-м классе, я с моей городской подругой, чтобы поделиться с ней богатством, каким владела, прошла путь от школы через святой колодец до Костина «низом». Мы прыгали через ручьи, шли по берегу Оки, собирая красивые камешки. И всю дорогу сопровождал нас знакомый мне с детства запах разнотравья. Простор, зеленые луга, течение реки — все это успокаивало нас. Мы не заметили, как дошли до Черной горы. Уставшие, легли на траву, широко раскинув руки, и долго смотрели в небо. Налетела стая грачей и стала кружиться над нами. Мы вскочили, боясь грачиного «подарка» и, едва не падая, сбежали вниз».

Валентина Исаевна Боронтова (в девичестве Астахова). 24 апреля 1994 года. Пощупово.

«Татьяна Владимировна, ваши письма всегда вызывают во мне многие воспоминания. Вот и последнее письмо всколыхнуло во мне воспоминания о тех давних школьных годах.

1946 год, начало лета. Я закончила 4 класс начальной школы и теперь должна нести заявление и свидетельство об окончании начальной школы для поступления в 5-й класс. Для этого мне надо было узнать, как же называется то село, где эта школа. Слышу, Почиповым называют. Спрашивала у старших, но мне так толком никто и не назвал правильно это село. Так и написала: «Директору Почиповской средней школы». До сих пор самой смешно. И вот я и еще одна девочка отправились в это неведомое и загадочное село. Шли и спрашивали, где эта школа. Прошли деревню Медведево, тогда она была почти в полном составе домов. Была очень уютной, зеленой. Наконец, дошли и у жительницы улицы Криуша спросили, где школа. Она показала на колокольню. И вот мы отправились дальше не по улице, а свернули в переулок, дошли до оврага, спустились вниз и поднялись к воротам монастыря. Потом пошли по дороге (еще раз уточнив у прохожих) вдоль оврага и стены, которая тянулась от ворот до школы. Стена была высокая, с бойницами. Потом с той стены воспитанники ремесленного училища, как их звали синеблузые, или просто синие, обстреливали девчонок (зимой снежками, а весной грачиными яйцами. Дошли до школы, вошли в дом директора школы Сорокина Г. Е., где он забрал мои документы, прочитал и сказал, что село называется Пощупово, и велел исправить. Вот с такими приключениями я поступила в 5-й класс.

Колокольня Богословского монастыря, слева от нее монастырские ворота, а еще левее вдалеке белое здание Пощуповской средней школы. 1974 год. Фото Т.Шустовой.

Колокольня Богословского монастыря, слева от нее монастырские ворота, а еще левее вдалеке белое здание Пощуповской средней школы. 1974 год. Фото Т.Шустовой.

Мы тоже ходили по этим трем дорогам. Чаще всего ходили вдвоем с Харламовой Лидией Матвеевной. Она училась на класс старше. Вот с ней-то мы мечтали о школе в Костино или фантазировали, когда осенью, шагая по хляби и принимая на себя дождевые потоки, вот бы сделали твердую дорогу и построили что-то в виде галереи, чтобы дождь на нас не лил. Приходили в школу и выливали из сапог воду, которая натекала с плащей.

Зимой ноги тонули в сугробах после метелей, а в морозы частенько обмораживали щеки, нос. В школе в то время было печное отопление, и в сильные холода у нас замерзали чернила. Так было холодно в школе. Мы с собой носили чернильницы и перьевые ручки. Мерзли здорово.

Если мне не изменяет память, у нас было 3 пятых классах. Потом много ребят отсеялись и стало по 2 класса до окончания школы.

Осенью в сентябре, возвращаясь из школы, мы шли «низом». Шли вдоль реки по берегу и собирали красивые камешки, набрали целую коллекцию. Воображали себя геологами. Хранили эти камни дома на подоконниках. Потом наши мамы «взбунтовались», и мы стали думать с Лидой, куда их деть, решили закопать около леса, где раньше росла малина. Периодически ходили проверять их сохранность. Потом кто-то из ребят случайно наткнулся на наш «клад» с «драгоценными камнями», взбудоражили всех жителей бараков. Мы прибежали с Лидой и всех разогнали. Долго еще все помнили об этом случае и смеялись.

Когда шли через Ромоданово, заходили к Медведевской церкви (это на пути из школы) и залезали наверх, обозревали окружающий лес сверху. Но, к сожалению, эта церковь недолго просуществовала. Уже в конце 60-х годов я прочитала, что церковь эта по архитектуре была единственной, такой больше не было в России.

И еще мы любили заходить в часовню, которая в те времена в полуразрушенном состоянии возвышалась у святого колодца. От нее тогда оставались стены и сводчатый потолок и сохранилась прекрасная роспись. Окна были выбиты, двери тоже не было. Туда попадали струю дождя и снег зимой, а вот краска росписи оставалась. Мне запомнились на ярко-голубом фоне святые в розовых одеждах. Все это выглядело очень ярко и красиво. Мы заходили туда по пути в школу и обратно, пока однажды не увидели один фундамент. Потом разобрали и крепостную стену.

Часовня у святого источника незадолго до полного уничтожения. 50-е годы прошлого века. Из собрания Е.Н.Каширина.
Часовня у святого источника незадолго до полного уничтожения. 50-е годы прошлого века. Из собрания Е.Н.Каширина.

Часовня, построенная вновь по чертежам, найденным в архиве иеромонахом Иоакимом (Заякиным). 3 сентября 2008 год. Фото Т. Шустовой.
Часовня, построенная вновь по чертежам, найденным в архиве иеромонахом Иоакимом (Заякиным). 3 сентября 2008 год. Фото Т. Шустовой.

Да, ведь и около начальной школы был кирпичный забор, вернее остаток его. Он тянулся от школы вдоль дороги в сторону кладбища.

И зимой мы иногда ходили «низом» по льду. А весной так здорово было ходить и «низом» и «верхом». Однажды мы так и не дошли до школы. Остались на Черной горе и наблюдали за рекой, где вот-вот должен был начаться ледоход.

Как мы любили его наблюдать, какие только льдины не проплывали! То целые «хрустальные дворцы» переливались на солнце, блестели, то огромное ледяное поле вдруг застревало между берегов, на него напирали сзади льдины. От напора льдина трескалась, и ее обломки вылезали на берег, и долго еще они лежали на берегу, медленно растаивая. А в небе звенели жаворонки, казалось, что весь воздух наполнен этими звуками.

Разлив Оки. С этого бугра начинался  наш путь в школу «низом». Тогда еще не было ни дамбы, ни пруда. Ручей мы переходили по небольшим бревнышкам. Фото Т.Шустовой
Разлив Оки. С этого бугра начинался наш путь в школу «низом». Тогда еще не было ни дамбы, ни пруда. Ручей мы переходили по небольшим бревнышкам. Фото Т.Шустовой

В те годы под Черной горой, ближе к Ромоданову, стояла «Тратина избушка», так звали бакенщика и его сторожку. Вот с этой Тратиной сторожки и началась знаменитая «Камчатка», там ребята оставались и зимой, и осенью, и весной, там можно было неплохо проводить время.

Много можно еще вспомнить о школьных годах. С 5-го по 10 класс у нас часто менялись учителя по всем предметам. В 6-м классе математику нам преподавала Прасковья Дмитриевна Муравлянская, а потом у нас была Анна Ивановна Сачкова (сестра Сергея Ивановича Сачкова). Учила нас немецкому языку в 9 и 10 классе Екатерина Михайловна, с 6 по 7 – Владимир Иванович Шилин, в 8 – Роза Григорьевна Сорокина (дочь Григория Ермолаевича Сорокина).
Очень интересным человеком был наш завуч, преподаватель русского языка и литературы Александр Михайлович Русанов. Он любил нас смешить. Я очень любила уроки географии Ивана Ивановича Старшинина. История и география были моими самыми любимыми предметами. Анастасия Михайловна Сидорова — историк, вела у нас этот предмет до 9 класса. А в 9—10 классах был Илья Иванович Морозов. В нем мы души не чаяли. Любили мы преподавателя химии Зою Дмитриевну Ибердусову, литератора Зинаиду Григорьевну Михалеву.

К сожалению, многих уже нет, но память о них осталась».

Виктор Николаевич Матросов. 19 апреля 1994 г. Москва.

«Татьяна Владимировна, огромное Вам спасибо, что Вы написали о нашей Пощуповской средней школе. Прошло более четырех десятков лет, как я ее закончил, но никогда не забуду своего детства, родную природу и школу. Много, где я побывал в жизни, даже за границей, но такой красоты не встречал. Как хороша наша Ока, на которой я вырос, во время весеннего разлива, когда заливало луга, и когда со стороны Мещеры вставало солнце. Такую картину описать невозможно.

С этого бугра начинался  наш путь в школу «низом». Фото Т.Шустовой.
С этого бугра начинался наш путь в школу «низом». Фото Т.Шустовой.

Я родился в селе Костино на Оке. Детство мое пришлось на тяжелое послевоенное время. Когда я еще учился в школе, летом работал в колхозе: сначала пас свиней, телят. В 12 лет стал работать.

В колхозе работали дружно. Особенно было нам весело, когда колхоз всей деревней выезжал на сенокос. Жили в самодельных шалашах. Мы, мальчишки, успевали все делать: возили на лошадях копны, купались в Оке, ловили рыбу, собирали луговую клубнику. Позже к осени бегали в поле печь картошку на костре, собирали грибы, домой приходили только ночевать.

Когда учился в Пощуповской средней школе, все три дороги, описанные Вами, прошел много раз. Но особенно нам нравилось ходить «низом».

Мне повезло в детстве, что нашим классным руководителем была Прасковья Дмитриевна Муравлянская. Человек с большой буквы, это педагог от Бога. Человек доброй души, хотя это мы не могли оценить.

Сколько мы ей неприятностей доставили! Учились мы посредственно, убегали с уроков. А весной, когда наступало тепло и был немецкий язык, мы оставались в лесу около святого колодца, это у нас называлось «Камчатка». Сигналы до наших родителей почти никогда не доходили. Мы после уроков встречали девчонок, которые несли нашим родителям записки и под угрозой записки отбирали. Тогда Прасковья Дмитриевна сама шла к нам в деревню, бросая свои дела — нам, конечно, попадало, но через некоторое время «Камчатка» повторялась.

Низкий поклон Прасковье Дмитриевне, таких людей сейчас нет. Да, учителя в школе были какие-то особенные, и я могу отметить своих учителей.

Директором школы был Г. Е. Сорокин, учителем литературы и русского языка был Русанов, Старшинин вел историю, Зоя Дмитриевна Ибердусова — химию.

Татьяна Владимировна, хотя бы вы организовали встречу бывших выпускников, пусть даже разных выпусков».

Послесловие

Встречу выпускников я тогда так и не организовала… А теперь многих и нет с нами. Я думаю, что самое тяжелое в краеведении – это терять друзей…

Костинская средняя школа Рыбновского района, Рязанской области. Фото Т.Шустовой.

Костинская средняя школа Рыбновского района, Рязанской области. Фото Т.Шустовой.

Последний звонок в Костинской средней школе. 24 мая 2008 год. Фото Т.Шустовой.

Последний звонок в Костинской средней школе. 24 мая 2008 год. Фото Т.Шустовой.

5
Рейтинг: 5 (5 голосов)
 
Разместил: T_Schustova    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте