Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Как плевали на Конституцию



Народ в Сасове добился невероятного: провел референдум, выиграл суд. Но так и не смог остановить незаконное строительство вредного производства.

В Сасовском районе Рязанской области год назад одновременно с выборами народ устроил референдум. И высказался категорически против строительства химического производства первого класса опасности. Зато областные начальники рассматривали бизнес-проект среди приоритетных. В результате весь год, несмотря на исход референдума, бизнесмены продолжали строительство. Прокуратура помалкивает в тряпочку, словно Конституция на территории Рязанской области временно приостановлена.

Вот как это вышло.

Позапрошлым летом выяснилось, что богатые коммерсанты из Нижнего Новгорода — ООО «Новое» — начали строить в пригородах местного районного центра Сасово завод по производству фенолформальдегидных смол. Собственно, завод начали строить еще раньше, но долго про это никто из местных ничего не знал: строительство было замаскировано под работы по реконструкции уже имеющегося химического завода, с которым все уже давно смирились, поскольку он достался еще от советской власти. А новообразование было обнаружено чисто случайно, когда одна активная местная дама — Вера Михайловна Дронник — организованно занялась в районе благотворительностью. Одноклассница ее внучки заболела лейкемией. Для миллионного города это обычное дело, а для маленького Сасова — удар. Во время сбора гуманитарной помощи стали выявляться и другие дети, заболевшие раком. В какой-то момент стало понятно, что количество больных детей необычайно высоко. Тут уж стали присматриваться и к заболевшим взрослым — хотя взрослая онкология в России никогда не считалась чем-то из ряда вон. Но вот, к примеру, в родном селе Веры Дронник Сотницыно — это пригород Сасова — в школе друг за другом ушли на тот свет три молодые учительницы: рак мозга, рак гортани, опухоль в почках. Это если не считать заболевших детей.

— Что-то творится с экологией, — заключила Вера Михайловна.

А ее дочка, которая работает в Рязани в экологической экспертизе, разузнала: и без того вредный химзавод в селе Нижнее Мальцево расширяется и начал уже строить дополнительное производство по выпуску фенолформальдегидных смол.

Фенолформальдегидный завод — предприятие первого класса опасности, самого страшного. У подобных производств есть плюсы: высокая рентабельность и новые рабочие места для населения. Однако есть и минусы: районы, облагодетельствованные такими цехами, отличаются повышенной раковой заболеваемостью, с которой в Сасовском районе и так все было не лучшим образом*.

К тому моменту возведение фенолформальдегидного цеха находилось в заключительной стадии. Вновь обнаруженный завод раскинулся близ деревни Нижнее Мальцево, на стыке трех районов Рязанской области: Чучковского, Шацкого и Сасовского. В 500 метрах от завода — жилой сектор. А через дорогу — в 50 метрах — черноземные поля крупнейшего местного сельхозпредприятия «Колос», одного из лучших в области.

При этом на цех, как выяснилось, не было ни положительного заключения государственной экспертизы, ни разрешения на строительство от органов местного самоуправления района, ни программы государственного строительного контроля. С населением, разумеется, никто не проводил обязательных по закону предварительных слушаний, поскольку подразумевалось, что оно бессловесное.

Когда по всему району забурлили стихийные митинги, местные и областные власти в лице главы Сасовского района Рыбина и тогдашнего губернатора Шпака стали успокаивать народ. Говорили, что переживать нечего: построят завод — произведем замеры его вредности. И если показатели будут плохие — тогда и начнем волноваться.

А люди начали волноваться заблаговременно. Они ходили в суд, писали в прокуратуру — но проку от этого не было. Завод хотя и не имел всех документов на строительство, зато с губернатором Шпаком тайное строительство было полностью согласовано — существовало соглашение о сотрудничестве между ООО «Новое» и правительством Рязанской области.

Позже застройщик получил отрицательное заключение питерского филиала ФГУ «Главгосэкспертиза России» на свой проект. Одна из центральных претензий экспертов была в том, что не выдержана санитарная зона — 1000 метров. Но ООО «Новое» зашло с тылу — и руководитель рязанского областного Роспотребнадзора Сергей Сафонкин вдруг, не обращая внимания на федеральный закон, выдал заводу заключение о сокращении в данном конкретном случае санитарно-защитной зоны с 1 километра до 500 метров.

Тогда сасовцы пошли на крайние меры. Вера Дронник созвала своих самых надежных знакомых, и они начали подготовку референдума. И никакой ЦИК, никакая районная власть не смогли этот процесс остановить, хотя глава Сасовского района Рыбин, симпатизировавший заводским хозяевам, находил всякие бюрократические поводы, чтобы завернуть эту затею.

По закону без депутатского одобрения референдум не проведешь — даже небольшой, районный. Трижды собирались районные депутаты в маленьком розовом домике местной администрации, чтобы рассмотреть вопрос о референдуме. Трижды они морщили лоб: кто здесь прав? Население, которое пронюхало про завод и теперь сопротивляется? Или губернатор Шпак, который — исключительно в интересах населения — продвигает завод, не спрашивая с его хозяев никакой разрешительной документации? Поначалу депутаты встали на сторону губернатора и дважды приходили к выводу, что референдум району будет вреден, поскольку нарушает интересы предпринимателей. Говорили, что район лишится перспективных рабочих мест и вместе с ними надежд на процветание.

На третий раз в администрацию пришел председатель хозяйства им. Клары Цеткин Михаил Вьюнов, человек в районе немаленький. Он по-простому, по-мужицки сел на стул в сторонке и сказал, обращаясь к депутатам:

— А вот хочу посмотреть, какие вы у нас честные и непредвзятые.

То ли засмущались депутаты, то ли были по-настоящему честные, но большинством голосов проголосовали за референдум. И 2 марта прошлого года он все же состоялся.

В бюллетене стоял вопрос: «Считаете ли вы необходимым размещение производства фенолформальдегидных смол на территории Сасовского района?» Явка на пункты голосования была почти поголовная, и 92,5% населения Сасовского района выступили против строительства завода. Спустя несколько дней после референдума Сасовский районный суд на основании его итогов принял решение: «Запретить ООО «Новое» строительство объекта для производства фенолформальдегидных смол на базе ООО «Химический завод Нижнее Мальцево».

Вера Михайловна Дронник добилась, чтобы приставы сходили на завод и опечатали то, что уже было построено. Но рабочие сорвали печати и возобновили работы. На стройплощадку прибывали новые и новые бригады. А на районный референдум заводские хозяева и усом не повели. Как если бы его и не было. Сасовская межрайонная прокуратура тоже помалкивала.

Конечно, ООО «Новое» чувствовало у себя за спиной неплохую поддержку. Губернатор Ковалев, сменивший Шпака, в продолжение прежней губернаторской линии посчитал своим долгом вступиться за завод. «Эту тему уже используют многие общественные организации, которые функционируют не на наши с вами общественные деньги», — встревоженно заметил новый губернатор. Он не допускал, что население само, без помощи иностранных спецслужб, может высказаться против произвола. И продолжил выступать в том духе, что завод — это будущее Рязанской области.

Ковалев создал специальную комиссию «для разрешения ситуации, сложившейся в ходе возведения объекта для производства фенолформальдегидных смол». В состав этой комиссии вошли руководитель Ростехнадзора Рязанской области Силкин, Сафонкин от Роспотребнадзора, областной министр природопользования Садофьев. Вместе Силкин, Сафонкин и Садофьев разработали «план действий». По этому плану 12 января 2009 года был намечен пуск производства смол. Решение суда господа наметили отменить как незаконное: в «плане действий» по этому поводу прямо был отдельный пункт. Про референдум губернатор заметил: «В марте этого года местные жители высказали свое мнение, и игнорировать его мы не можем. Тем не менее созданная комиссия продолжит свою работу». Сасовцы это заявление истолковали так: ваше мнение нам понятно, но завод мы все же запустим.

Завод тем временем получил на свое строительство повторное (уже положительное) решение питерского филиала ФГУ «Главгосэкспертиза России». Оно было основано на том самом разрешении областного чиновника Сафонкина, где он в самостоятельном порядке сократил санитарную зону вдвое. Под прикрытием этого единственного, да и то сомнительного документа к лету цех был окончательно достроен.

Тогда население осадило завод, и пол-лета он прожил в этой осаде. Губернатор, конечно, поспешил заявить, что все это незаконно и несогласованно. Но мирные методы население исчерпало.

В Нижнее Мальцево съехалась протестная молодежь — местная и издалека. Окрестные старушки приносили в лагерь утреннее молоко, предприниматели привозили колбасу, соки и кто чем богат. С хлебозаводом договорились о хлебных пожертвованиях (через день). Сочувствующий районный начальник ЖКХ дал санкцию на присоединение лагеря к электросети: чтобы там был свет и интернет. Как-то на лагерь даже случилось нападение: приехали незнакомые люди и побили нескольких протестующих. Но в целом лагерь выстоял.

Вера Михайловна Дронник по этому поводу заметила:

— Вот он протест, вылез уже. Обратно-то его теперь не запихаешь! А они нас пускай не пугают — пуганые уже.

Люди ездили протестовать в Москву и в Рязань. Добились даже, чтобы через суд решение руководителя рязанского Роспотребнадзора Сафонкина о сокращении санитарной зоны было признано незаконным. Уже удалось опротестовать и питерскую экспертизу в местном суде.

Сасовцы писали во все инстанции — как отечественные, так и зарубежные. Когда протест стал вылезать за пределы региона, наконец и губернатор поворотился лицом к людям. Он заявил, что область разрывает соглашение о сотрудничестве с ООО «Новое». И даже послал на готовый уже завод собственную комиссию — и не какую-нибудь, а самую передовую, отвечающую требованиям времени. То есть антитеррористическую.

Комиссия походила, посмотрела, ничего предосудительного на заводе не нашла. И даже тот факт, что цех построен, несмотря на все запреты судов, комиссию не насторожил.

— А мы в тот день, когда комиссия приезжала, видели, как они к себе на завод загоняли пять цистерн с метанолом**, — говорят жители Нижнего Мальцева, которые более наблюдательные, чем вялые губернаторские посланники. — Но лицензии на работу с ядовитыми химическими веществами у завода нет.

Недавно завод добился формального разрешения на запуск объекта — хотя даже областные власти будто бы разорвали отношения с ООО «Новое». Руководство ООО «Новое» в обход Сасовского районного суда, запретившего строительство, обратилось в удобный Канавинский суд Нижегородской области — по месту регистрации головного предприятия. И тамошний судья определил: «Для эксплуатации данных объектов по их прямому назначению не требуется получение разрешения на строительство и разрешения на ввод в эксплуатацию». Тот факт, что население напрямую отказалось от такого подарка, как завод, суд не рассматривал. Сасовцев даже заинтересованной стороной признали только через тридцать третью кассацию — а так судья их и в зал заседаний не пускал.

Не дождавшись от областных властей никакой реакции, Вера Михайловна Дронник фактически в одиночку добилась возбуждения уголовного дела против заводского руководства — по статье о злостном неисполнении решения суда (самого первого, Сасовского). Непонятно, что мешало прокуратуре сделать то же самое.

По причине уголовного преследования директор завода Нафиков ушел со своего поста, уехал в Нижегородскую область — поближе к Канавинскому суду.

Рыбина, прежнего главу района, сасовский электорат сместил в результате выборов. Вместо него избрали бывшего зама главы Анохина — за то, что, когда встал ребром вопрос о строительстве завода и выяснилось, что помимо прочих документов нет еще и землеотвода, Анохин этот землеотвод не подписал.

Но Рыбин, даже уйдя с поста главы, остался при своем убеждении:

— Сообщение про то, что суд запретил строительство, было опубликовано в местной газете, — сказал он мне. — В «Рязанских ведомостях» я его не видел. А в коммерческой газете мало ли что можно напечатать? А что до нужности завода — так вы спросите про это тех рабочих, что теперь без работы сидят.

А мнение остального населения по поводу этого завода для Рыбина, выходит, так, для справки.

Вот и ООО «Новое», будто издеваясь, уведомило сасовский отдел судебных приставов о «невозможности выполнения решения суда о запрете строительства объекта для производства фенолформальдегидных смол».

Жалобу на подслеповатые областные инстанции — Роспотребнадзор, Ростехнадзор, Сасовскую межрайонную прокуратуру — активисты уже отправили президенту Медведеву. Ответа пока нет, так что летом люди опять собираются осадить завод, чтобы не давать ему работать.

На заводе, который пока работает в тестовом режиме, уже были жертвы: от отравления токсичным веществом погиб один рабочий. (Кое-кто из Нижнего Мальцева работает на старом химзаводе, так что есть утечка информации.)

Также умерли голуби из мальцевской голубятни. Люди говорят, что они стаей пролетали над заводом, когда там произошел какой-то выброс. Но, может, у голубей был птичий грипп или еще что-нибудь.

*В Орехово-Зуевском районе Московской области год назад на подобном заводе произошел произвольный выброс фенола – жилье там в считаные дни подешевело в разы.

** Метанол является сырьем для производства формальдегида и принадлежит к классу ядовитых химических веществ, сильно действующих на нервную и сосудистую системы. Вдыхание незначительных доз метанола может привести к тяжелому отравлению и слепоте. Серьезные дозы — от 30 миллилитров и более — приводят к летальному исходу.

Ольга Боброва
"Новая газета"
5
Рейтинг: 5 (2 голоса)
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте