Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Музей-усадьба П.П. Семенова-Тян-Шанского



Обыкновенная российская глубинка. Сердце моей Родины – граница Рязанского и Липецкого краев. Мне, жительнице мегаполиса, ласкает ухо тишина, глоток свежего воздуха делает меня счастливой. Что еще нужно? Никого вокруг, только сверкает на солнце неприлично красным цветом бок моей машины. Где же я? Заплутала…

Совсем ничего не могу понять на карте. Люди, ау?... А может не надо? Не надо никого? Может быть пусть будет так? Тихо и ветерок? Нет, ведь через несколько часов - темнота. Не стоит здесь оставаться надолго. Вот кажется какое-то строение вдали. Там должны быть люди! Большой деревянный дом, вокруг никого. Обойду. Да это же усадьба, старинная усадьба. Как же я сразу не углядела, вокруг-то парк. Какое чудо! А может быть провал во времени? Что-то нехорошо на душе. Обойду кругом. Большое крыльцо, колонны, терасса… настоящий барский дом. Но что это? Вывеска. Слава богу, на дворе 2008 год! «Музей-усадьба П.П.Семенова-Тян-Шанского». Странно, не может быть… откуда здесь этот дом, ведь я же знаю, что Семенов-Тян-Шанский жил в Петербурге. Дом моих родителей на Васильевском острове соседствовал с его домом, я прекрасно помню мемориальную доску…

Я много читала про него. Просто из любопытства. Знаменитый путешественник, романтической души человек, «разведчик» Тянь-Шаня, он не был обижен судьбой и играл не самую последнюю роль в жизни России на рубеже века XIX и XX. Ученый, автор известных книг, собиратель голландской живописи, отец большого семейства. Откуда здесь его музей? «Здравствуйте» - встретил меня на пороге своей городской квартиры в Чаплыгине, до которого я всё-таки добралась уже в темноте, симпатичный человек средних лет. «Здравствуйте, простите, что беспокою Вас». «Нет, что Вы, я очень рад, проходите». И потекла беседа… Директор музея-усадьбы Александр Александрович оказался приятным человеком, любящим и, главное, знающим свой край. История города Чаплыгина, на пути в который я так удачно потерялась, была знакома ему досконально! Увлеченный, искренний человек, фактически единственный работник музея, кроме сторожей, дворника и садовника, гулял со мной по городу, земли которого когда-то были подарены Петром I князю Меншикову.

Он-то и рассказал мне, что усадьба, расположенная, как оказалось, в 40 км от искомого мной Чаплыгина, была родовым имением Петра Петровича, где он родился и вырос. Вот откуда это стремление к романтическим путешествиям, эта тяга ко всему новому, неизвестному. Вот на какой земле «произрастают» такие талантливые самородки. Теперь многое в биографии Семенова-Тян-Шанского для меня прояснилось.

Петр Петрович не был уроженцем городской стихии, он родился в глубинке Российской империи, вблизи села Урусово в 1827 году в усадьбе своих родителей. Здесь он провел свои первые годы, соки этой благословенной земли он впитал в юности и, верно, уж никогда не забывал этих мест, как мы никогда не забудем мест своего детства.

В усадьбе, рассмотреть которую подробно мне удалось уже в другой раз, была обширная библиотека, содержимое её и дало молодому Петру Петровичу так много пищи для размышлений и, возможно, толчок к такой интересной, небезопасной, полной приключений полноводной жизни. Несколько комнат, расположенных двойной анфиладой, все здесь дышит дворянским духом, простой деревенской жизнью большой семьи. Вот рояль в парадной зале. Кто играл на нём? Кто заглядывал в сад, отодвигая эту гардину? Кто потчевал чаем гостей из этих чашек с любовью сохраненных в усадьбе до наших дней? Мне кажется я вижу, вижу их, этих простых и в то же время просвещенных людей, слышу их неспешную вечернюю беседу, звуки рояля из залы. Вот комод из которого доставалась посуда, вот стол за которым сидели гости, соседи, друзья. Как удалось всё это сохранить? История усадьбы, рассказанная мне Александром Александровичем, была простой и трагической одновременно. Как многие усадьбы после революции она переходила из рук в руки. Дом использовался местным колхозом в хозяйственных целях, потом здесь отдыхали дети железнодорожников, одно время усадьба и парк даже служили исследовательской базой Педагогического института. Однажды покинутая, она чуть не канула в лету. Чего только не пережили эти стены во времена Советской власти. Но выстояли, уберегла народная память. Местные жители через десятки лет пронесли воспоминания о своем знаменитом земляке и в 1997 году в усадебном доме открылся музей.

Как выжил этот сад, как приводили в порядок дом, одному богу известно. В непростые 90-е годы, что могло подвигнуть людей на открытие еще одного музея, за 40 километров от ближайшего более-менее значимого населенного пункта? Загадка! Но факт остается фактом. Чудесный дом, окруженный парком, на берегу живописнейшей речки Рановы, около горбатого мостика, перекинутого через её прозрачное русло, стоит и ждет гостей, ждет круглый год, веря и надеясь, что память человеческая неисчерпаема и что не переведутся на этой Земле люди, которым не безразлична история Отечества и его тихие, но так много давшие России уголки.

Обыкновенная российская глубинка. Сердце моей Родины – граница Рязанского и Липецкого краев. Мне, жительнице мегаполиса, ласкает ухо тишина, глоток свежего воздуха делает меня счастливой. Что еще нужно? Никого вокруг, только сверкает на солнце неприлично красным цветом бок моей машины. Где же я? Заплутала…

Совсем ничего не могу понять на карте. Люди, ау?... А может не надо? Не надо никого? Может быть пусть будет так? Тихо и ветерок? Нет, ведь через несколько часов - темнота. Не стоит здесь оставаться надолго. Вот кажется какое-то строение вдали. Там должны быть люди! Большой деревянный дом, вокруг никого. Обойду. Да это же усадьба, старинная усадьба. Как же я сразу не углядела, вокруг-то парк. Какое чудо! А может быть провал во времени? Что-то нехорошо на душе. Обойду кругом. Большое крыльцо, колонны, терасса… настоящий барский дом. Но что это? Вывеска. Слава богу, на дворе 2008 год! «Музей-усадьба П.П.Семенова-Тян-Шанского». Странно, не может быть… откуда здесь этот дом, ведь я же знаю, что Семенов-Тян-Шанский жил в Петербурге. Дом моих родителей на Васильевском острове соседствовал с его домом, я прекрасно помню мемориальную доску…

Я много читала про него. Просто из любопытства. Знаменитый путешественник, романтической души человек, «разведчик» Тянь-Шаня, он не был обижен судьбой и играл не самую последнюю роль в жизни России на рубеже века XIX и XX. Ученый, автор известных книг, собиратель голландской живописи, отец большого семейства. Откуда здесь его музей? «Здравствуйте» - встретил меня на пороге своей городской квартиры в Чаплыгине, до которого я всё-таки добралась уже в темноте, симпатичный человек средних лет. «Здравствуйте, простите, что беспокою Вас». «Нет, что Вы, я очень рад, проходите». И потекла беседа… Директор музея-усадьбы Александр Александрович оказался приятным человеком, любящим и, главное, знающим свой край. История города Чаплыгина, на пути в который я так удачно потерялась, была знакома ему досконально! Увлеченный, искренний человек, фактически единственный работник музея, кроме сторожей, дворника и садовника, гулял со мной по городу, земли которого когда-то были подарены Петром I князю Меншикову.

Он-то и рассказал мне, что усадьба, расположенная, как оказалось, в 40 км от искомого мной Чаплыгина, была родовым имением Петра Петровича, где он родился и вырос. Вот откуда это стремление к романтическим путешествиям, эта тяга ко всему новому, неизвестному. Вот на какой земле «произрастают» такие талантливые самородки. Теперь многое в биографии Семенова-Тян-Шанского для меня прояснилось.

Петр Петрович не был уроженцем городской стихии, он родился в глубинке Российской империи, вблизи села Урусово в 1827 году в усадьбе своих родителей. Здесь он провел свои первые годы, соки этой благословенной земли он впитал в юности и, верно, уж никогда не забывал этих мест, как мы никогда не забудем мест своего детства.

В усадьбе, рассмотреть которую подробно мне удалось уже в другой раз, была обширная библиотека, содержимое её и дало молодому Петру Петровичу так много пищи для размышлений и, возможно, толчок к такой интересной, небезопасной, полной приключений полноводной жизни. Несколько комнат, расположенных двойной анфиладой, все здесь дышит дворянским духом, простой деревенской жизнью большой семьи. Вот рояль в парадной зале. Кто играл на нём? Кто заглядывал в сад, отодвигая эту гардину? Кто потчевал чаем гостей из этих чашек с любовью сохраненных в усадьбе до наших дней? Мне кажется я вижу, вижу их, этих простых и в то же время просвещенных людей, слышу их неспешную вечернюю беседу, звуки рояля из залы. Вот комод из которого доставалась посуда, вот стол за которым сидели гости, соседи, друзья. Как удалось всё это сохранить? История усадьбы, рассказанная мне Александром Александровичем, была простой и трагической одновременно. Как многие усадьбы после революции она переходила из рук в руки. Дом использовался местным колхозом в хозяйственных целях, потом здесь отдыхали дети железнодорожников, одно время усадьба и парк даже служили исследовательской базой Педагогического института. Однажды покинутая, она чуть не канула в лету. Чего только не пережили эти стены во времена Советской власти. Но выстояли, уберегла народная память. Местные жители через десятки лет пронесли воспоминания о своем знаменитом земляке и в 1997 году в усадебном доме открылся музей.

Как выжил этот сад, как приводили в порядок дом, одному богу известно. В непростые 90-е годы, что могло подвигнуть людей на открытие еще одного музея, за 40 километров от ближайшего более-менее значимого населенного пункта? Загадка! Но факт остается фактом. Чудесный дом, окруженный парком, на берегу живописнейшей речки Рановы, около горбатого мостика, перекинутого через её прозрачное русло, стоит и ждет гостей, ждет круглый год, веря и надеясь, что память человеческая неисчерпаема и что не переведутся на этой Земле люди, которым не безразлична история Отечества и его тихие, но так много давшие России уголки.

"Наука и жизнь"

Усадьба Рязанка. Фото А.А. Богданова. Петр Петрович в парадном мундире, 1912 г. Мостик через Ранову. Фото автора.
0
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено


Комментарии

Изображение пользователя admin.

Когда оказываешься в историко-природном музее-заповеднике П. П. Семенова-Тян-Шанского в селе Урусово Чаплыгинского района, сразу же возникает чувство удивления от барской усадьбы, экзотических деревьев, густой мягкой травы, тихой речки с красивым названием Ранова. А потом появляется странное беспокойство, которое, кажется, пронизывает насквозь. Словно кто-то невидимый внимательно рассматривает тебя: зачем пришел?

Но беспокойство проходит, и всем телом ты ощущаешь благодатную энергетику окружающей природы. Хочется, как в детстве, пробежаться босиком по вековой аллее, где когда-то гулял великий русский ученый, искупаться в журчащих струях тенистой речки. Ощущение времени теряется. А если напрячь воображение, то можно увидеть и прислугу, спешащую в дом, кучера, выходящего из каретного сарая. И почувствовать запахи минувшей эпохи. Надо лишь сильно захотеть этого — и миры соприкоснутся.

Такие вот чувства довелось пережить мне в конце ушедшего лета. Шагаю по дороге в заповедник, а навстречу — невысокого роста человек в офицерском мундире царской эпохи. Сразу и не поймешь — кто он и откуда? Оказалось, идут съемки фильма по рассказам Ивана Бунина.

В музей-заповедник надо приезжать с особым чувством, чтобы целиком погрузиться в то далекое время. Походить, посмотреть на музейные экспонаты и подумать в одиночестве. Можно загадать желание, и оно непременно сбудется. Можно подняться по лестнице на бельведер, где стоит старый письменный стол, и посмотреть в окно: чудный пейзаж. Это тот счастливый и радостный миг, который нельзя забыть. Незачем ехать за тридевять земель за экзотикой. Она рядом — всего лишь в нескольких десятках километров от Чаплыгина-Раненбурга, на границе с Рязанской областью.

Все, кто оказывается в этих местах, разводят от удивления руками: «Как такое сокровище удалось сохранить?!» Для всех, кто бы ни приезжал сюда, встреча с дивным уголком — потрясение. Усадьба П.П. Семенова-Тян-Шанского привлекает всё больше посетителей, интерес растет год от года. А значит, музей великого ученого, энциклопедиста, путешественника можно сделать замечательным туристическим объектом. Здесь все для этого есть. Не надо заниматься ландшафтным дизайном парка. Иначе безвозвратно потеряется весь его неповторимый облик. Но необходимо возродить, скажем, полуразрушенный дом прислуги, каретный сарай, ледник, мельницу, стоявшую когда-то чуть ниже дворянской усадьбы. Разве «оживший» архитектурный ансамбль середины XIX века не интересен для российских и зарубежных туристов? Историко-природный заповедник у села Урусово не менее привлекателен, чем планируемые рекреационные зоны в Ельце или Задонске.

Такой проект требует денег. За счет одного бюджета Чаплыгинского района, на балансе которого находится сейчас усадьба П.П. Семенова-Тян-Шанского, цели не достичь. Районных средств хватает лишь на зарплату директора, который одновременно и завхоз, и экскурсовод, и рабочий, и сторож.

Выход один: привлекать сюда частные инвестиции. Это не значит, что из нетронутого уголка русской природы следует сделать очередной развлекательный центр. Речь идет, повторим, о вложениях средств в восстановление целостного архитектурного комплекса русской усадьбы. Только тогда можно рассчитывать на то, что уникальный историко-природный объект появится на туристической карте России. Возможно, наконец, и государственно-частное партнерство.

Пока же с сожалением приходится читать на одном из сайтов оценку этого музея автотуристами из Москвы, побывавшими здесь в прошлом году. По их мнению, Петр Петрович Семенов-Тян-Шанский как великий русский ученый и энциклопедист сделал так много для России, что его усадьба и память о нем заслуживают куда большей участи.

Хорошо еще, что в России не умерла благотворительность. Помогают, правда, не миллиардеры, а потомки великого русского ученого. Они есть во Франции, в Англии, в США. А в Санкт-Петербурге, на Васильевском острове, сохранился фамильный дом ученого, где живет сейчас продолжатель рода Александр Владимирович Семенов-Тян-Шанский. Кстати, часть своего дома он передал приюту для престарелых — единственному такого рода заведению в современной России. И на развитие усадьбы своего предка Александр Владимирович тоже жертвует. Не деньгами, а бесценными вещами, связанными с жизнью Петра Петровича. Музею-заповеднику были переданы, например, мемуары, изданные еще при жизни Петра Петровича, картины из замечательной родовой коллекции, веер из страусиного пера, который, по семейной легенде, видел на балах двух российских императоров, учебник немецкого языка 1826 года, по которому, возможно, учился будущий русский путешественник и ученый.

...Осенью в усадьбе П.П. Семенова-Тян-Шанского особенно хорошо и красиво. Счастье пройтись по листьям, тихо падающим с деревьев, подышать всей грудью чистым прохладным воздухом, побыть наедине с тишиной. Подумать о быстротекущих днях, о былом, о людях, живших здесь совсем иной, чем мы, жизнью. И осознать, как прекрасна жизнь, сотканная из добра и любви!

Виктор Манаенков

"Липецкая газета"

О проекте