Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
 

Предложения

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

20 лет назад...



Татьяна Шустова

В ноябре этого года исполнится ровно 20 лет со дня проведения в Москве первой и единственной научно-практической конференции «Рязанская земля. История. Памятники. Люди». Она проходила в центре Москвы недалеко от Красной площади в Центральном Доме пропаганды Всероссийского общества охраны памятников, который располагался тогда в помещении бывшей церкви Георгия на улице Разина, 12. Здесь же была размещена и прекрасная экспозиция материалов по истории, архитектуре, археологии, этнографии Рязанского края. Конференция была подготовлена при участии инициативной группы Рязанского землячества в Москве.

Приглашение
Приглашение

Круг вопросов затрагивался самый широкий. О памятниках архитектуры, их состоянии и проблемах сбережения говорил заместитель главного архитектора г.Рязани В.Л.Сытых. Об основных итогах археологических исследований доложил кандидат исторических наук В.П.Даркевич. Искусствовед В.С.Борисов поведал о нашем земляке, философе Н.Ф.Федорове и его родине. О подвижнике рязанской земли Феофане Вышинском и судьбе Вышинской обители рассказал архиеписком Рязанский и Касимовский Симон. Успехами и проблемами в деле возрождения русских национальных песенных игровых и обрядовых традиций в форме проведения фольклорных праздников поделился директор областного научно-методического центра народного творчества и культпросветработы В.В.Коростылев. Выступающие говорили и о проблемах спасения конкретных объектов исторического, культурного значения, и о необходимости сохранять в чистоте нашу Оку – памятник природы. Всю конференцию отснял Евгений Николаевич Каширин….

Выступление Татьяны Шустовой. Фото Е.Н.Каширина.
Выступление Татьяны Шустовой. Фото Е.Н.Каширина.

Н.А.Родионова (слева) и Т.В.Шустова. Фото Е.Н.Каширина.
Н.А.Родионова (слева) и Т.В.Шустова. Фото Е.Н.Каширина.

Впервые после годов полного забвения прозвучало тогда и имя «короля картофеля» Николая Яковлевича Никитинского. Не было бы счастья, да несчастье помогло. Сохранялась бы усадьба Никитинских в селе Костино Рыбновского района, как подобает памятнику истории и культуры республиканской категории охраны, мне бы, наверное, и в голову не пришло заниматься изучением ее истории. Но, увы, добротные усадебные строения из красного кирпича, построенные, казалось бы, на века, с конца 70-х годов прошлого века стали исчезать одно за другим…. Забыты были и имена владельцев ее. В список памятников, поставленных на государственную охрану, усадьба в 1974 году была внесена под чужим именем. И это несмотря на то, что Костинская экономия была в начале XX века уникальна. Только она единственная в мире имела коллекцию из 511 лучших мировых сортов картофеля и предлагала российскому и иностранному покупателю 400 испытанных на ее участках. В экономии велась и селекционная работа. Стоило мне только заинтересоваться историей усадьбы, как материал просто сам пошел в руки…. Наталию Алексеевну Родионову – правнучку владельцев усадьбы Ольги Ивановны и Николая Яковлевича Никитинских я тоже нашла очень быстро. Этому способствовало несколько счастливых совпадений. А самое главное, что Наталия Алексеевна вместе с мужем Арсением Львовичем Шиковым однажды навестили усадьбу прадеда.

Николай Яковлевич Никитинский
Николай Яковлевич Никитинский

По моему приглашению Наталия Алексеевна тоже присутствовала на конференции, и поэтому мне особенно было радостно, что мой доклад о ее прадеде и судьбе его усадьбы был встречен очень тепло. После выступления меня просто закружила в объятиях Диана Алексеевна Смирнова – заслуженный художник России. А Леонид Васильевич Чекурин кандидат исторических наук, профессор Института культуры подошел со словами: «Как богата наша рязанская земля. Я-то думал, что если я и не знаю что-то из ее истории, то уж со всеми нашими краеведами лично знаком. Но тут вышла совершенно мне неизвестная Шустова и рассказала о Никитинском, о котором я раньше никогда ничего не слышал». Засыпали вопросами и Наталию Алексеевну. А она была очень взволнована и все повторяла: «Неужели наступило, наконец, такое время, что о прадеде можно говорить открыто и так громко»?

Smirnova_0.jpg
Диана Алексеевна Смирнова

Леонид Васильевич Чекурин. Фото Т.Шустовой.
Леонид Васильевич Чекурин. Фото Т.Шустовой.

По окончании конференции юридическое оформление получило создание рязанского землячества в Москве, которое сразу же наметило основные направления своего участия, своей помощи землякам в деле сохранения памятников истории и культуры на рязанской земле. Наталия Алексеевна тут же вступила в его члены.

По приглашению Леонида Васильевича Чекурина Наталия Алексеевна приезжала в Рязань в институт Культуры на краеведческую конференцию. Для будущего буклета, в издании которого мы тогда не сомневались, она написала материал о своих предках и выслала рукопись мне. Осенью 2004 года Наталии Алексеевны не стало, а буклет так и не был издан…. Началась перестройка и все перевернулось с ног на голову.

Гостеприимный дом над Окой...

Н.А.Родионова

Дом моего прадеда Николая Яковлевича Никитинского. Пейзаж дворянской усадьбы, не деревенский: красивый большой каменный дом с колоннами, террасами и балконами, построенный добротно и, казалось бы, на века, по проекту самого хозяина, а рядом — старый деревянный дом, купленный с землей у князя Мещерского; старинная Богоявленская церковь; террасы фруктового сада, липовые и еловые аллеи, уютные парковые пруды, многошумные фонтаны... Но тут же и деревенское: аромат цветущей гречихи, конопли, нагретой солнцем, стук молотилок на гумне и летящие с него облака мякины, запахи парного молока и мягкие губы жеребца, жующего краюшку ржаного хлеба, посыпанного солью, берег Оки, влажный после половодья... Сколько поэзии было разлито вокруг! И хочется молиться Господу за счастье жить в этом благословенном мире, сотворенном таким прекрасным!

Главный дом усадьбы Никитинских. Фото из семьи Н.А.Родионовой.
Главный дом усадьбы Никитинских. Фото из семьи Н.А.Родионовой.

Главный дом усадьбы Никитинских. 1988 г. Фото Андрея Павлушина.
Главный дом усадьбы Никитинских. 1988 г. Фото Андрея Павлушина.

Главный дом усадьбы Никитинских. 2005 год. Фото Т.Шустовой.
Главный дом усадьбы Никитинских. 2005 год. Фото Т.Шустовой.

Дом, купленный у князя Мещерского. Фото из семьи Н.А.Родионовой.
Дом, купленный у князя Мещерского. Фото из семьи Н.А.Родионовой.

Костино — село близ барской усадьбы. Не мирное название. На костях село поднялось?..

Перелистываешь мысленно страницы истории Рязанщины... Многострадальная Рязанская Земля — земля-матушка, чистосердечная и раздольная, непокоренная и несмиренная, выстрадавшая право существовать. Представляешь себе далекое прошлое: городище Старая Рязань, Богословский монастырь, приокское село Костино... Да, пришлось когда-то костьми лечь на Землю Русскую. «И не оста во граде не един живых, все равно умроша и едину чашу смертную пиша... вси вкупе мертвы лежаша». Красными от русской крови текли воды Оки.

Ностальгия по прошлому искони заложена в природе человека, память о корнях своих живет подсознательно. «Иваны не помнящие родства» тоскуют о своем сиротстве.

Какими же были мои прадед и прабабушка — владельцы усадьбы Костино? Фотографии их стоят передо мною на письменном столе, а в руках я держу их письма столетней давности, открыточки из Ниццы, Наугейма, Венеции, отправленные по адресу: Россия, Рязанская губерния Московско-казанской жел. дороги, ст. Дивово, село Костино... Я беру в руки маленький пожелтевший конвертик, на котором трогательная надпись, сделанная рукой моей бабушки Наталии Николаевны: «Эти цветы были на Ольге Ивановне в день ее свадьбы в 1885 году».

А вот и фотографии 1885 года. В этот год Ольга Ивановна Лямина и Николай Яковлевич Никитинский навсегда соединили свои судьбы. Брак оказался на редкость счастливым. Между супругами царило полное согласие. Дети в семье — Ольга, Иван, Николай и Наталья — были желанными. Полная материальная обеспеченность, но без излишеств, избалованности. Разумная требовательность к детям отца, религиозно-нравственное воспитание со стороны матери, удивительная заботливость друг о друге в семье.

В вопросах воспитания родители были серьезны и последовательны. Не считаясь с материальными затратами, заботились о всестороннем развитии детей. В доме была прекрасная библиотека. Все, что можно было выписать и достать — книги научные и художественные на всех европейских языках, ноты — все с раннего детства было в распоряжении детей, которые к тому же росли на рязанском приволье, впитывая в себя с младенчества запахи свежей земли, скошенного сена, полевого разноцветья. Рыбная ловля и гребля на лодке, большой теннис и прогулки верхом в парке и в лесу, разнообразные игры, занятия музыкой и иностранными языками, и обязательные работы в саду и на опытных полях отца, известного в России «короля картофеля»...

Костинская экономия была самой крупной в России. В 1908 году, например, костинское хозяйство имело 511 сортов столового, кормового и технического картофеля. Серьезнейшая научная работа Н.Я. Никитинского требует особого осмысления, и я надеюсь, что когда-нибудь она будет продолжена.

Николай Яковлевич был светлый человек, великодушный и сердечный, с твердыми моральными убеждениями. Он был безукоризненно честен — и честность была воспитана в детях. Николай Яковлевич был искренне расположен к людям, хотя по характеру он скорее был замнут, нежели общителен. Будучи добрым христианином, он строго исполнял обряды и состоял попечителем богадельни при Богословском монастыре.

Школа для крестьянских детей, построенная Н.Я.Никитинским. 1985 год. Фото Т.Шустовой. Здание утрачено полностью.
Школа для крестьянских детей, построенная Н.Я.Никитинским. 1985 год. Фото Т.Шустовой. Здание утрачено полностью.

Для воспитания девочек семья пригласила гувернанток — француженку, англичанку и немку, которые стали фактически членами дружной семьи. Особенно большой была привязанность к мадемуазель Жермен Леонар Меара, которую бабушка моя ласково называла «Тютюлька» и с участием которой молодежь постоянно устраивала folles joumee (сумасбродные развлечения). У мальчиков были свои воспитатели, вплоть до поступления их в московскую гимназию Григория Шелапутина. С Ваней и Колей занимались, помимо немца-гувернера и гувернера-англичанина, латинист и знаток греческого языка Чернов (студент Московского университета) и, кроме того, учитель фехтования. Девочки тоже занимались древними языками. Помню, как бабушка помогала мне переводить с латинского, когда я училась в Московском университете. Понятно, что дети обучались музыке, танцам и верховой езде. Хорошие манеры были обязательны. Нарушение этикета, правил вежливости не допускалось.

Судьба подарила Ольге Ивановне почти 30 счастливых лет, а после умер муж... Рассматриваю семейные фотографии 1912 года: лицо прабабушки строгое, неулыбчивое, на ней неизменное черное платье, она надела его после смерти в 1911 году любимого мужа. Никогда больше, до самой ее кончины в 1936 году, дети не увидят ее в платье другого цвета. А ведь по рассказам людей, знавших Ольгу Ивановну, она была общительна и жизнерадостна, имела приятный голос, пела и прекрасно играла на рояле.

А сколько испытаний выпало на долю Ольги Ивановны во время Первой мировой войны, в годы революции и после нее! Старший сын Ваня попадает в плен к немцам, младший тяжело ранен в Пинских болотах, старшая дочь Ольга неожиданно умирает, первый брак младшей дочери неудачен.

В 1935 году Ольге Ивановне, больной старой женщине, власти приказали в 24 часа покинуть Москву. Одна из женщин, приютивших в 30-е годы «бывшую дворянку», милейшая Елена Александровна Соколова, сельская учительница в городке Таруса, свободно владеющая всеми европейскими языками, превосходная пианистка, тоже из «бывших» (старинный дворянский род Соколовых), выпускница Смольного института благородных девиц, поражаясь духовной стойкости Ольги Ивановны, говорила ей: «Я счастлива, что познакомилась с вашей семьей. Вы все, Никитинские, замечательные люди, с широким взглядом на жизнь — такие редко встречаются... А вы, Ольга Ивановна, украшаете жизнь людей, которые вокруг вас, даете им столько радости и уюта...»

Пришло трагическое для Ольги Ивановны время. Был арестован сын Иван Николаевич Никитинский, профессор Института Красной Профессуры — за «контрреволюционную деятельность», обвиненный чуть ли не в покушении на Сталина, в участии подготовки взрыва Кремля (так называемое «Кремлевское дело», возникшее после убийства СМ. Кирова). Арестовали и секретаря Енукидзе Анну Ивановну Никитинскую. Несчастные люди реабилитированы посмертно.

Аресты близких из семей Ляминых и Никитинских, преследование детей и внуков «врагов народа», потеря многих друзей... Читаешь письма Ольги Ивановны из Тарусы, полные тревоги и горести, и поражаешься многомерности и таинственности духовных глубин этой русской женщины, силе ее скорбного подвига. Терпение, молчание, самообладание, замкнутость стоически переносящего удары судьбы человека! Как все это понять, принять и постичь нам, правнукам, пережившим и переживающим свои «хождения по мукам»?

А прадед... Строгое, породистое, благородное лицо, лоб мыслителя... Ставлю перед собою фотографии братьев Никитинских: Якова Яковлевича, Николая Яковлевича, Сергея Яковлевича, Ивана Яковлевича. Все похожи, удивительно похожи между собой. Лица русских ученых, оставивших глубокий след в истории российского просвещения. Все братья получили солидное образование и сами пустили глубокие корни в русской науке.

Отец братьев Никитинских, Яков Миронович, был одним из первых русских инженеров-мелиораторов. По словам сыновей, человеком он был очень живым, энергичным, предприимчивым, сыновьям дал прекрасное образование.

Наши предки... Мне так хочется многое понять в характерах прадедов да и всей моей многочисленной родни!

Отец Ольги Ивановны — Иван Артемьевич Лямин; свидетельств об этом удивительном человеке сохранилось, к счастью, немало. В истории Москвы это была личность весьма заметная: в 70-е годы XIX столетия он был избран московским городским головой, но из-за ссоры с князем Долгоруковым сложил с себя это звание. Об этом упоминает в своей книге «Мы дети твои, Москва» Юрий Лужков.

За свои общественные заслуги И.А. Лямин получил чин действительного статского советника, награжден едва ли не всеми российскими орденами, Иван Артемьевич был лично известен императору Александру III, который в мае 1893 года пожаловал ему орден Станислава I степени и Грамоту о Потомственном почетном гражданстве.

За какие же заслуги? Сошлюсь на материалы статей в различных номерах газеты «Новости дня», 1890—1894 годов.

«Иван Артемьевич Лямин — один из видных пособников торгово-промышленного и фабричного возрождения. В конце 60-х, когда появление новых промышленных предприятий и расширение русских рынков требовало широкого и разумно поставленного кредита, И.А. Лямин был душой и насадителем целого ряда кредитных учреждений. Основатель Московского Купеческого банка в 1867 году, Иван Артемьевич был в нем 27 лет председателем Совета. Не было ни одного нарождавшегося в то время банка, в котором И.А. Лямин не принимал бы участия. Он был создателем в 1874 году одной из крупных русских фирм близ города Дмитрова, известной под названием «Товаришество бумагопрядильной и ткацкой мануфактуры».

Семья Ивана Артемьевича Лямина. Фото из семьи Н.А.Родионовой.
Семья Ивана Артемьевича Лямина. Фото из семьи Н.А.Родионовой.

Очень показательно, что все строения этой мануфактуры до сих пор в прекрасном состоянии. «Когда их Императорские Высочества Московский генерал-губернатор Великий Князь Сергей Александрович и Августейшая Его Супруга Великая Княгиня Елизавета Федоровна изволили объезжать уездные города Московской губернии. Их Высочества посетили Покровскую мануфактуру и удостоили посетить И.А. Лямина в его фабричном доме» (газета «Новости дня»).

Кстати, Великая Княгиня Елизавета Федоровна, принцесса Елизавета, внучка английской Королевы Виктории, сестра последней Императрицы Российской Марии Федоровны, стала родной России, полюбила Россию, приняла православие. Великая Княгиня не случайно в дальнейшем интересовалась судьбой фабрик И.А. Лямина, так как его мануфактуры были образцовыми в России как по своим больницам, школам и домам для рабочих, созданных на средства И.А. Лямина.

Великая княгиня Елизавета Федоровна, портрет художника Фридриха Августа фон Каульбаха
Великая княгиня Елизавета Федоровна, портрет художника Фридриха Августа фон Каульбаха

Известно, что великая княгиня Елизавета, причисленная к лику святых Русской Православной Церковью, после трагической смерти великого князя Сергея Александровича в 1905 году, убитого эсером И. Каляевым, учредила Марфо-Мариинскую обитель на Большой Ордынке — обитель милосердия. На свои средства она создавала лазареты для раненых, больницы, амбулатории, аптеки, приюты для девочек-сирот.

Под попечением Елизаветы Федоровны находились и лазареты для раненых солдат и офицеров на Пречистенке, созданные на средства Ольги Ивановны Никитинской в 1914 году, где сестрами милосердия были мои бабушки Наталья Николаевна и Ольга Николаевна. По семейным преданиям, у моей прабабушки Ольги Ивановны были руки целительницы: одним прикосновением она снимала боль, останавливала кровь. Я слышала от своей мамы Людмилы Григорьевны, как в детстве нянюшка, тетя Нюша, нечаянно опрокинула на нее кипящий самовар, а Ольга Ивановна спокойно пошептала что-то над внучкой, поводила по ней руками — и никаких ожогов, даже красноты не было. Раненые очень ее любили, одним видом своим она вносила в палаты успокоение.

Между прочим, Марфо-Мариинская обитель находилась рядом с собственным домом И.А. Лямина.

Недалеко от дома И.А. Лямина находилась церковь Благовещения в Пыжах (св. Николая Чудотворца), которая была построена в 1657 году прихожанами — стрельцами Богданова приказа на их пожертвования. Обновлена она была в конце XIX века на средства И.А. Лямина, который в течение 40 лет был старостой этой церкви, в которой его и отпевали. К счастью, в богоборческое время церковь уцелела, и сейчас она почти отреставрирована.

Любопытно отметить, что в годы экономического застоя и промышленных кризисов Покровская мануфактура никогда не прекращала работ и не распускала рабочих. И.А. Лямин часто по два, по три года предписывал работать «на склад», но никогда, повторяю, никогда не увольнял ни одного рабочего, не уменьшал заработной платы, несмотря ни на какие условия рынка. Поэтому-то Иван Артемьевич «был чрезвычайно любим, обожаем всем двухтысячным населением своей мануфактуры» (газета «Новости дня»).

И еще особо хочу подчеркнуть одну черту прапрадеда — исключительную честность. Ему так верили, что, когда москвичи создавали памятник Александру II, в руках И.А. Лямина были сосредоточены все денежные средства.

Важная сторона его деятельности — благотворительность. Приведу только один пример: большие средства были выделены им для строительства Московского Политехнического музея, почетным членом которого он состоял до самой смерти. Между прочим, со дня основания музея там работали Я.Я. Никитинский — соратник первого директора музея П.П. Петрова, С.Я. и Н.Я. Никитинские, их родственник А.С. Владимирский. Не одна школа была создана в России на средства Ляминых-Никитинских, не одна личная учебная библиотека перекочевала во вновь созданные учебные заведения. Умная и целенаправленная благотворительность была так естественна для русской интеллигенции!

Данилов монастырь Москвы... На кладбище этого монастыря был погребен Иван Артемьевич Лямин. Стояла когда-то над могилами моих прапрадеда и прапрабабушки часовенка с неугасимою лампадой. Мы с бабушкой в 50-е годы приходили поклониться их праху. Нет теперь кладбища. «Кощунство стало нормой нашей жизни, — пишет Всеволод Михайлович Кузнецов. — Но светлая память о чудесных русских людях, как живой росток, пробивается сквозь асфальт и бетон, то и дело напоминая о себе».

Когда я была совсем юной, бабушка показала мне прапрадедовский дом в Сокольниках. И вот теперь, когда голова моя совсем седая, я получила возможность побывать в доме Ивана Артемьевича Лямина, увидеть фотографии тех родственников, которые живут во Франции и которых я никогда не видела. Разметала нас судьба по всему миру.

Память о земле предков — как она живуча! Сокровенное желание моей бабушки Наталии Николаевны было увидеть еще раз, хотя бы моими глазами, глазами внучки, родные места, отцовскую усадьбу, подержать в руках горсточку костинской земли... И когда мы с мужем побывали в имении «Костино» и я привезла эту святую для нее землю, она прикоснулась к ней губами. Я убедилась, что земля дарит нам не только светлую печаль, но и силу, укрепляет сердце и — свидетельствую — продлевает жизнь.

Послесловие

Татьяна Шустова

Многое изменилось за прошедшие 20 лет. Я, на удачу, набрала в поиске Интернета заветные слова «И.А.Лямин московский городской голова», и на этот запрос открылось множество страниц, из которых семь первых были посвящены только прапрадеду Наталии Алексеевны Родионовой Ивану Артемьевичу Лямину, а еще на восьми страницах публикации о нем встречались очень часто.

Набирала я в поиске и имя родного брата владельца усадьбы в Костино Я.Я.Никитинского и оказалось, что он был учителем Николая Ивановича Вавилова. О выборе высшего учебного заведения, в значительной степени определившем дальнейшую судьбу ученого Н.И. Вавилова, он сам написал следующее: «В 1905-1906 гг. пишущему эти строки, пришлось решать куда идти. Медицина, естествознание, агрономия – к ним влекло больше всего… Горячую пропаганду за Петровскую академию [будущую Тимирязевскую академию - прим. Т.Шустовой] вели Я.Я. Никитинский-старший, С.Ф. Нагибин. Лекции Н.Н. Худякова, незабываемая первая ботаническая экскурсия в Разумовское, агитация Я.Я. Никитинского решили выбор». http://www.zachetka.ru/referat/download.aspx?refid=36663

И еще одну цитату о Я.Я.Никитинском я не могу не привести. Н.Г.Замятина в публикации «Выживать со вкусом» в газете «Дуэль» от 31 июля 2001 года написала следующее: «В голодном 1921 г. была издана уникальная книга профессора Якова Яковлевича Никитинского «Суррогаты и необычные в России источники пищевых веществ растительного и животного происхождения». Специалисты считают Никитинского основоположником русского научного товароведения пищевых продуктов. Весь свой колоссальный опыт профессор использовал, чтобы помочь людям выжить. В книге описываются многие дикорастущие пищевые растения, даются рекомендации по их использованию. Рассказано об употреблении в пищу мяса тех диких животных и птиц, которых в России никогда не ели прежде. Может быть, мы еще не дошли до необходимости выяснять пищевые качества ворон и сусликов, но подобные книги нам сейчас, мягко говоря, не помешали бы».

Спасибо тем, кто выложил в Интернет приведенные мной сведения. А сколько материалов в архивах и библиотеках еще ждут своего исследователя!.. Так что краеведческую работу даже по одной узкой теме вряд ли когда можно будет считать законченной полностью.

5
Рейтинг: 5 (5 голосов)
 
Разместил: T_Schustova    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте