Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Он будет возвращаться



Знаете, я всегда был уверен, что о Евгении Каширине будут писать книжки. И в мемуарах главы посвящать, и в искусствоведческих работах его творчество исследовать. Но в страшном сне мне не могло привидеться, что писать о нем нам придется посмертно.

Евгений Каширин на учредительном собрании Рязанского общества Мемориал
Евгений Каширин на учредительном собрании Рязанского общества "Мемориал". 1989 год. Фото Сергея Романова.

Безвременно, без очереди, неожиданно - все это о Женином уходе. Получается, что Женя, в известном смысле, разделил судьбу очень многих (большинства?) искренних, талантливых, добрых людей в этой стране. В которой практически всегда такие люди исчезают безвременно. И мы спохватываемся, пишем о них обычно потом – после смерти.

Общался я с Евгением Кашириным много лет. И в его ипостаси историка, и фотохудожника, и педагога. Было у нас и "специальное" общее дело – память о жертвах политических репрессий. Вместе мы создавали Рязанское историко-просветительское общество "Мемориал". Женя был не только внуком расстрелянного чекистами в 1937 году священника Евгения Пищулина и сыном "лишенца".

Священник Евгений Пищулин, дед Е.Н. Каширина, был расстрелян НКВД в 1937 году.
Священник Евгений Пищулин, дед Е.Н. Каширина, был расстрелян НКВД в 1937 году. Фото из архивной коллекции Рязанского "Мемориала".

Он был, пожалуй, лучшим в нашем регионе исследователем темы репрессий в жанре "устной истории". Женя мог найти подход практически к каждому человеку, умел разговорить его, помогал вспомнить. Он был в этом настоящим мастером.

При этих разговорах Женя умудрялся фотографировать внуков, кошек, торжества и застолья. Эти фотографии, выполненные даровитой Жениной рукой, очень помогали ему укреплять контакты с людьми. Удивительно, но он был вхож (и любим!) в дома бывших политзаключенных с двадцатилетним лагерным стажем; партийных ветеранов, прослуживших режиму от Ленина до Брежнева; лагерных комендантов, наводивших ужас на четверть Колымы... И самое удивительное – все эти люди со временем начинали воспринимать Каширина как доброго друга семьи. И никому они не рассказывали столько тяжелой правды, как Жене Каширину.

При этом (возможно, удивлю часть Жениных знакомцев) Каширин отнюдь не был конформистом. У него были вполне отчетливые границы Добра и Зла. Он всегда знал и помнил о разнице между палачом и жертвой.

Но была в Жене такая готовность к пониманию человеческого несовершенства, такой интерес к людям и их судьбам, что очень многие, порой жестокие и очерствевшие в бедах сердца, открывались ему навстречу. Наверное, это есть Любовь (именно с большой буквы) к людям в христианском значении этого слова. Или – гуманизм в сутевой его ипостаси, не знаю...

Порой мне казалось, что Женя первым из рязанских мемориальцев ощутил (не понял, а почувствовал), что самым главным в исторической мозаике, сложенной из крови, счастья, танков, первых поцелуев, доносов, открытий, карцеров и пороховой гари – самым главным является человек, его персональная судьба. Не статистика потерь и достижений, а именно – человек, слабый и грешный – и есть главный наш и субъект, и объект.

Один из старых лагерников, довоенный филолог, а потом вынужденный сторож и кочегар, после задушевного общения с Женей шепнул мне: "А Каширин ваш – человек стоящий, Иисусик он..." И не было в этих словах ни капли пренебрежения к сущностному Жениному христианству, а был высший комплимент в устах человека, перенесшего неимоверные страдания и научившегося людям не доверять.

Вместе с мемориальцами Евгений Каширин искал следы братских могил жертв террора в Рыбновском районе, в Шуваловском лесу под Ряжском, возле Старообрядческой церкви, у Лазаревского кладбища, ездил на Бутовский расстрельный полигон под Москвой. Женя был членом первого правления Рязанского "Мемориала", долгие годы – одним из его фотолетописцев.

Еще во времена всесилья обкома КПСС и КГБ Женя решил выйти в числе маленькой группки из восьми рязанцев на первую открытую общественную акцию памяти жертв репрессий 30 октября 1988 года (кто помнит то время, сможет оценить). Мы отговаривали Женю. Ты, мол, художник, твое дело снимать, а нас наверняка милиция побьет, да и арестуют скорее всего... А Женя сказал: "Я этого, может быть, всю жизнь ждал... Во имя памяти дедушки я должен выйти. Вот только бы фотоаппарат не разбили, ну я его шарфом укрою..."

День основания рязанского общества Мемориал –  30 октября 1989 года. Акция поминовения жертв коммунистического террора в СССР. Валерий Дудкин, Александр Никитин, Андрей Блинушов. Фото Евгения Каширина.
День основания Рязанского общества Мемориал – 30 октября 1989 года. Акция поминовения жертв коммунистического террора в СССР. Историки Валерий Дудкин, Александр Никитин, Андрей Блинушов. Фото Евгения Каширина.

После Жени осталось много записей, рассказов, много фотографий. Один из его неизвестных прежде материалов скоро выйдет в путеводителе по памятным местам Рязани, связанным с политическими репрессиями.

"Мемориал" готовит первый том "Рязанского Мартиролога" о расстрелянных жителях региона и уроженцах рязанской земли. Над материалами к мартирологу много лет работал и Женя Каширин.

Так он и будет возвращаться к нам - в книгах, выставках, фотоальбомах. А мы будем помнить этого удивительно талантливого и доброго человека, возможно, сумевшего, в отличие от нас грешных, подняться над трагической схваткой страшного и прекрасного ХХ века...

 Евгений Каширин, Андрей Блинушов, Юлия Середа, Владимир Романов, Виктор Лозинский. Фото Сергея Романова.
Рязанские мемориальцы на месте захоронения расстрелянных в 1937-1938 гг политзаключенных.
Двор Старообрядческой Церкви Рязани.
Справа налево: Евгений Каширин, Андрей Блинушов, Юлия Середа, Владимир Романов, Виктор Лозинский. Фото Сергея Романова.

* * *

Об авторе: Андрей Блинушов - историк, председатель Рязанского историко-просветительского общества "Мемориал"

Материал подготовлен в 2009 году для новой книги о Евгении Николаевиче Каширине, которую готовят к изданию члены Рязанского отделения Союза фотохудожников России.

© При републикации и цитировании данного материала ссылка на автора и Рязанское Общество "Мемориал" обязательна в соответствие с положениями законодательства об авторском и смежных правах.

5
Рейтинг: 5 (3 голоса)
 
Разместил: Memorial    все публикации автора
Изображение пользователя Memorial.

Состояние:  Утверждено


Комментарии

Я в первый раз на сайте, не уверен, что пишу по адресу.

Я хотел бы узнать обстоятельства ареста и гибели моего деда, Николаева Алексея Ивановича, дер. Аксаковка Ряжского (до войны м.б. Скопинского) района. Он был осуждён в 1938 (или 1937) году. Приговор, кажется, 8 лет лагерей. По слухам, умер в 1940 году в лагере или пересыльном пункте на станции Шексна.

Возможно ли ознакомиться с материалами дела и

с приговором? Куда можно написать? Ещё раз извините, если обращаюсь не по адресу, просто не знаю, куда можно обратиться.

Изображение пользователя Memorial.
Добрый день!

Если возможно, напишите подробнее (все, что вам известно о дедушке и обстоятельствах и месте его ареста) на наш e-mail: memorial.rzn@gmail.com

Обещать, сами понимаете, трудно, но попробуем поискать. И проконсультируем насчет архивно-следственного дела.

P.S. Спасибо админу за ссылки!

С уважением,
Андрей Блинушов
--------------
Блог Рязанский "Мемориал"

http://hro.org/ngo/memorial

Спасибо админу и Вам. Написал на почту.

Изображение пользователя admin.

Вам нужно связаться с рязанским обществом "Мемориал". Их координаты есть здесь. Также вы можете отправить личное сообщение пользователю Memorial с нашего форума.

О проекте