Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Бесценное наследство «Фотокора»



Юрию Эммануиловичу Никольскому 83 года. Но время будто не властвует над ним. Ясный взор, уверенный шаг. На встречу в редакцию приехал из Пушкино без чьей-либо помощи. Дочь Валентина лишь помогла разобраться в хитросплетениях управленческих коридоров. Впрочем, впервые здесь он побывал еще до войны, подростком, когда только начинал свой путь железнодорожника.

Рожденный ездить летать не будет

Сколько помнит себя Юрий, его отец, Эммануил Никольский, был начальником железнодорожной станции. Последнее место его работы – станция Торфопродукт на Рязанщине. Это, кстати, впоследствии добавило штрихов в биографию сына, но об этом позже. Юра приходил на станцию, где ему иногда дозволялось

«порулить» движением. Никольский и сегодня помнит жезловый аппарат, с помощью которого тогда руководили движением. И все же мальчишку заворожил локомотив, в те времена олицетворявший технический прогресс.

В июне 1941-го вместе с отцом он приехал в Москву в железнодорожный техникум, куда был принят без экзаменов. А через несколько дней, в поезде, они узнали, что началась война. – Три месяца проучились, потом нас отправили на станцию Гривно рыть окопы, – вспоминает Никольский. – Потом техникум эвакуировали, а я до декабря оставался в Москве. Причина была проста: на окопах парнишка натер ногу. Дело чуть было не дошло до ампутации, спасибо врачам железнодорожной больницы на Соколе за то, что спасли от инвалидности. – В декабре я вернулся к родителям на станцию Торфопродукт, – воспоминания вновь возвращают Юрия Эммануиловича в ту пору. – И, как только позволил возраст, поступил в локомотивное депо Черусти.

12 февраля 1943 года он отправляется в первую поездку от Черустей до Куровской. Кочегаром. А через год его вызывают в отдел кадров: – Поступила разнарядка на курсы подготовки летного состава, хотим тебя туда отправить. Станешь, Юрий, сталинским соколом. Молодой железнодорожник так выразил свой отказ, что пришлось вызвать милицию. – Я тогда сказал, что рожденный ездить, летать не будет. Объяснил, что мечтаю стать машинистом. Начальник отделения отпустил меня с миром. А ведь по законам военного времени могло быть и иначе. Это я теперь понимаю, а тогда… Мальчишка, – размышляет Юрий Эммануилович.

На паровозе в составе колонны №108 НКПС он прошел и дорогами Великой Отечественной. К тому времени он стал помощником машиниста. Первое место дислокации – Брянск. Затем Унеча, Могилев, Причеп, Минск, Вильнюс и, наконец, Кенигсберг. В апреле 1945 года, примерно в то время, когда шли бои за взятие этой крепости, Юрий Никольский сдал экзамены на права машиниста. – Готовились вместе с Юрием Дроздовым самостоятельно. В теплушке. В свободное от службы время, – вспоминает он неприметные детали той поры. – Экзамены сдавали в Вильнюсе, в управлении дороги.

При получении документов на право самостоятельного вождения его и застала весть о победе. Те самые права, выписанные на немецких бланках с замазанными орлами, спустя несколько лет обменяли уже в Москве, в нынешнем здании Управления Московской железной дороги на Краснопрудной улице. Лишь в июне 1946 года Никольский вместе с товарищами вернулся в Черусти. Началась мирная жизнь. Освоение вершин профессии, учеба в институте, где он встретил свою будущую жену, рождение дочерей. Биография вмещается в несколько строк. А если вспоминать, то и дня будет мало…

Трудный хлеб литературной нивы

Несколько лет назад «Московский железнодорожник» опубликовал стихотворение Юрия Никольского о фронтовых машинистах. Это стало очередным жизненным стартом Юрия Эммануиловича, ведь после этого он работает с созданным в дирекции по обслуживанию пассажиров в пригородном сообщении ансамблем «Савельич». А сотрудничать с редакцией дорожной газеты он начал еще в 50-х годах прошлого века. – Рассказывал о том, как работают машинисты, о починах. Помню, что много пришлось писать об Арсении Малышеве, машинисте, несколько раз избранном депутатом Верховного Совета РСФСР, – рассказывает мой собеседник.

А дальше он почувствовал вкус к поэтическому слову. Первое стихотворение было посвящено тому самому Юрию Дроздову, с которым вместе прошли фронтовыми дорогами.

Был в биографии Никольского еще один интересный момент, пусть не напрямую, но связанный с литературой и станцией Торфопродукт, где еще в детстве у него появился друг Сергей Романов. Того Юрий чуть ли не за руку привел на железную дорогу. Позже Сергей женился на приемной дочери женщины по имени Матрена, ставшей прототипом героини рассказа А.И.Солженицына «Матренин двор». Напомним, что Солженицын одно время жил в Рязанской области, в деревне Минцево, снимая угол у местной жительницы.

Не очень счастливо сложилась судьба у Романова, ставшего инвалидом, бедствовавшего в годы перестройки. А потому, когда Александр Исаевич вернулся в Россию и обосновался в Москве, дал друг Никольскому адрес Солженицына и попросил наведаться к писателю, чтобы попросить о помощи. – Я в тот день так и не увидел Солженицына. Жена его по телефону ответила, что он уехал в Минцево, вот-вот должен вернуться. Александр Исаевич ездил поклониться памяти Матрены, обновил памятник на могиле, поддержал и Романова – это осталось в памяти Юрия Никольского навсегда.

Снимки для дорожного музея

Еще до войны родители купили Юре фотоаппарат «Комсомолец», а чуть позже родственник подарил ему другой – «Фотокор», работавший буквально до наших дней. С ним наш герой прошел всю войну. В походных условиях снимал, проявлял и печатал снимки – бесценное наследство этой камеры, дошедшее до наших дней. Некоторые из них он принес в редакцию. С одного глядят совсем молодые мальчишки, ровесники и коллеги Юрия. – Еще дымились руины Кенигсберга, когда я впервые прошел по его улицам, – рассказывает Никольский. – В одном месте увидел разбомбленный магазин фотопринадлежностей, тут же валялись чудом сохранившиеся фотопластины в обертке, химикаты.

Ну не мог он пройти мимо такого «богатства». Вернувшись в теплушку, собрал свободных от смены ребят и сделал снимок на память. 20 апреля 1945 года значится на обороте этой выцветшей фотографии. Будто привет из прошлого, она хранится в домашнем архиве Юрия Эммануиловича. Как, впрочем, и множество других. Они словно иллюстрируют биографию поколения, сделавшего для страны, транспорта, дороги все, что востребовано и сегодня. Бесценные экспонаты, которые, хотелось бы верить, займут место в дорожном музее.

Вера Чубарова
"МЖ"
0
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте