Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Свободная волна



Интервью с главным редактором радиостанции «Эхо Москвы» Алексеем Венедиктовым.

Главный редактор лучшей информационной радиостанции страны «Эхо Москвы» Алексей Алексеевич Венедиктов – человек дико темпераментный. «Я не идеолог, я технолог, – повторяет он, – я хуже, чем любой информационщик на станции, делаю новости – у меня другая работа. Я менеджер, я организую процесс». Но процесс вещания «Эха» ни на долю секунды не обходится без его живейшего участия: он заменяет заболевших или командированных куда-либо ведущих, ведет собственные программы, интервьюирует гостей, отстреливается от хамства слушателей, воюет и лавирует, сохраняя неизменной редакционную политику станции. С виду вдохновенный поэт или сумасшедший изобретатель, он твердо, жестко и последовательно насаждает культ качества новостей и комментариев в отечественной журналистике. А между тем, еще 16 лет назад деятельность Алексея Алексеевича не была такой масштабной: он владел умами школьников, которым преподавал историю.

Алексей Венедиктов родился в Москве на Чистых прудах. Учителем истории решил стать в пятом классе, после того как прочитал «Трех мушкетеров». После окончания школы поступил на вечернее отделение исторического факультета Московского педагогического института. Одновременно с учебой в вузе 5 лет работал почтальоном, успевая утром прочитать все газеты, а вечером – все журналы. Затем 20 лет проработал в школе учителем истории.

- Как Вы попали на радио? – спрашиваю я его. - Абсолютно случайно. Радио «Эхо Москвы» делали мои друзья. Всего пять человек, которые позвали меня в 90-м году, тогда были каникулы, 22 августа. Они сказали: «Ты же у нас учитель, умеешь болтать хорошо. Будешь вести программу!» Я им: «Ребят, да вы что? У меня школа, то да се…». И они предложили поработать до 1 сентября, а там видно будет. Я поработал, а первого, как положено, пошел в школу. И тут третьего раздается звонок: «Выручай, к нам приходит депутат, а ты в этом понимаешь. Можешь поговорить про жизнь, про образование». Вот так и пошло-поехало. Через год случился путч, и я уже был тогда корреспондентом. Сначала радио вещало 2 часа в день.

В течение восьми лет Алексей Алексеевич работал на радио и одновременно вел историю. Когда его избрали главным редактором, из школы пришлось уйти, но если бы была возможность, он, по его словам, преподавал бы до сих пор.

При своих либеральных взглядах Венедиктов деспотичен в стиле руководства: - «Эхо Москвы» – это военная организация, и товарищам Сергею Иванову, министру обороны, и Николаю Патрушеву, директору ФСБ, нужно бы поучиться у меня управлять коллективом. У меня дезертиров нет. И не вешаются. Но при этом дисциплина достигается путем согласования процедур. Вот и весь секрет, я бы сказал. И, конечно, мне в этом помогает мой педагогический опыт. Когда я работал в школе, в классе было тридцать маленьких личностей со своими капризами. Родительские собрания – это тридцать взрослых людей старше меня. А еще учителя, работающие в моем классе. Короче, постоянные согласования. Одни называют их лавированием, другие – компромиссами. Но, по сути, в этом и состоит человеческая жизнь.

Изначально идеей радиостанции был поток информации, из которого каждый вылавливает то, что ему нужно. Венедиктов говорит, что они стремятся дать максимум информации и не знают, кто из нее что возьмет. Тем не менее, постоянно поддерживается обратная связь с радиослушателями, и 87% передач на «Эхе» сделаны по их запросам. Алексей Алексеевич говорит, что есть только два типа людей, с которыми ему и его коллегам приходится иметь дело – это гости и слушатели, причем иногда последние превращаются в первых:

- В свое время нам очень трудно было пригласить сюда посла Ирака. Он никуда не ездил. Но в один замечательный момент начал слушать радио «Эхо Москвы» и превратился в постоянного слушателя, а его жена стала фанатом нашей радиостанции. Потом она заставила его прийти на «Эхо». Вот так слушатель стал нашим гостем. Причем мы в этом смысле абсолютно всеядны. Единственное ограничение – в нашем эфире никогда не будет фашистов, то есть тех, кто призывает к уничтожению другого этноса. Меня часто спрашивают: «Как вы пожимаете руку Зюганову?». Да очень легко. Я за 10 лет столько раз пожал руку Зюганову, Чубайсу, Жириновскому, что просто у меня протез. Всем людям, которые приходят сюда, от Путина до Клинтона, мы объясняем, что они приходят не к нам, а к нашим слушателям. Поэтому так легко «Эхо Москвы» приглашает в свою студию знаменитых людей. Бывают периоды охлаждений, бывают периоды, когда нас начинают остро ненавидеть. Ну, например, однажды у нас была злая рецензия на новый спектакль или фильм Леонида Ярмольника. Он тогда сказал, что на «Эхо Москвы» не придет никогда. Потом я как-то с ним встретился. Сколько мы выпили, я вам не скажу, но его возвращение на радиостанцию после пятилетней обиды стоило мне больной печени» (улыбается – А.Г.).

Венедиктов утверждает, что ему не надоедает работа на радиостанции, потому что она каждый день новая. Он работал на «Эхе» обозревателем газет и корреспондентом, был директором информационного агентства, директором информационной службы, главным редактором по Интернету и, наконец, добрался до должности главного редактора радиостанции, коим является уже 7 лет. А в марте этого года на собрании коллектива был переизбран еще на три года.

Любой, желающий работать на «Эхе», проходит стадию «мытья посуды». - Я был корреспондентом – мальчиком на побегушках в 40 лет… С микрофоном по улицам бегал, под дождем опрашивал. Проходил ту же стадию. Человек месяц моет посуду не в фигуральном, а в прямом смысле. Если корреспондент – профессионал, то он идет опрашивать под дождь, по колено в грязи. Очень тяжело, но человек должен выдержать. У него либо есть внутренние возможности и желание (самое главное!), либо нет. Если нет – следующий.

Между тем, у Алексея Алексеевича есть из кого выбирать: стопка резюме на его столе выглядит весьма внушительной. Почему идут на «Эхо»? Он уверен, что за самореализацией.

- Здесь молодежь превращается из сырья в людей. А зарплата не играет роли. Это зависит от того, чего хочет корреспондент: зарплату или вести новости. Я вас уверяю, что вести новости. Тем более что наши зарплаты с телевизионными и рядом не стояли.

Полтора года назад Алексей Венедиктов с гордостью рассказывал о полученной от Третьяковской галереи грамоте, которой на «Эхе» дорожат больше, чем медалью Совета Безопасности.
- Понятно, как комментировать войну в Чечне, как помогать корреспондентам, как их страховать, как обеспечивать связь, но как освещать балет или картинную галерею, мы не понимаем. Поэтому когда нас за это награждают – это прорыв в области радиовещания. Впрочем, каждого неожиданного нового гостя – а среди них были Билл Клинтон, Кондолиза Райс, Майя Плисецкая, Ален Делон – Венедиктов считает прорывом. Он говорит, что способы «получения» гостей для эфира – это накопленная за долгие годы репутация и станции, и его лично. Неважно, к какой сфере деятельности принадлежат гости, прежде всего это люди, а значит – величайшая ценность для радиостанции. На «Эхе» работает продюсерская группа из 5 человек, причем слово «продюсер» на станции означает «принимающий гостей».

- У них есть телефоны всех и вся, в записных книжках значатся имена любимых попугайчиков министров, адреса любовниц на случай, если нужно кого-то срочно разыскать. Это отдельная работа и умение. Например, врывается как-то сумасшедший Матвей Ганапольский (ведущий «Эха» – А.Г.) и кричит: «Мне сегодня нужен гость по сельскому хозяйству Рязанской области и по противотанковой обороне!». И убегает. И вот садятся эти девушки и ищут. Например, актер Роберт Де Ниро никогда не давал интервью на радио. Так эти девушки (не знаю, как – секретов не раскрывают!) договорились с шофером, встречавшим актера в аэропорту, и он на лимузине привез его прямо сюда, а не в отель. Де Ниро сначала не понял, где очутился. А очутился он сразу в эфире. А из эфира уйти невозможно, так как он публичный человек. Это интервью – уникальное, хотя по содержанию – никакое. Или другой пример. Ночью что-то случилось, и нам нужен был комментарий Зюганова. Мы прямо из студии, из эфира, позвонили ему на мобильный и сказали: «Выводим в эфир». А он: «Подождите, хоть зубную щетку изо рта выну». Вынул – и вышел в эфир.

Вот так работает радиостанция, и так она собирает новости. Путем, например, кражи секретных документов. Потому что главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» кражу безоговорочно одобряет, так как считает, что это работа журналиста. Красть – хорошо, обманывать – тоже хорошо. Такова этика журналистской профессии.
- Если в интересах общественного блага опубликование того или иного документа, а вам его не дают – вы его крадете. Но я говорю это публично, заметьте. Пусть охраняют. Их работа – убегать, наша – догонять.

Вообще Алексей Венедиктов и близко не считает журналистов совестью нации. - Это сервис. Мы оказываем услуги. Это, конечно, очень неприятно – быть обслугой, особенно для независимых людей. Но что делать? Информация – это все, люди выуживают из нее то, что им интересно и важно. Мы обслуживаем их, мы торгуем информацией. Поэтому никакие мы, конечно, не «властители душ» и не «совесть нации»… Тем более что в журналистике другая этика и другая совесть, потому что красть и обманывать – хорошо. В связи с этим я всегда говорю своим ребятам: вы не власть обслуживаете, не меня, а наших слушателей. Это тяжелая, грязная и очень неблагодарная работа. «Вы все равно сообщаете все не так, какую-то неполную, лживую, искаженную информацию!» – но мы к этому привыкли и относимся с юмором.

«Эхо Москвы» умудряется сохранять лицо и репутацию единственного в стране оппозиционного СМИ во многом благодаря позиции главного редактора, который любит решать технологические задачи и не верит в то, что есть такие, которые невозможно решить:

- Мне интересно бороться с достойными противниками. Мы уже судились с Лужковым, с Чубайсом… Но факт остается фактом: за 15 лет существования радиостанции мы не проиграли ни одного дела. Были суды, где мы выиграли и где мы закончили мирным соглашением. Обычно как бывает? Подают в суд, и все пугаются. А что пугаться?! Да, мы понимаем, какие у нас суды, но если даже не пытаться…

При этом Алексей Алексеевич уверяет, что ему не интересно никого завоевывать и что-то доказывать. Сам себя он считает успешным карьерным человеком и ко всему пафосному относится с плохо скрываемым отвращением.

- У меня аллергия на чеснок и на пафос. Поэтому во вкусах я достаточно примитивен. Любимое чтение – это комиксы. Кстати, в России есть два человека, которые профессионально изучают комиксы как искусство. Это Константин Эрнст, генеральный директор Первого канала, и Алексей Венедиктов, главный редактор радиостанции «Эхо Москвы». Я три года этим достаточно плотно увлекаюсь, слежу и выписываю по Amazon.com, и мне домой приходят посылки с комиксами. Это об искусстве. А так… Роман «Код да Винчи» Дэна Брауна. Меня как часть толпы туда понесло. Но я пошел дальше, слежу за всеми расследованиями вокруг «Кода». Сейчас читаю Колин Маккалоу (которая написала «Поющие в терновнике»), у нее вышел совершенно потрясающий фундаментальный роман о Гае Юлии Цезаре. Правда, его очень плохо перевели на русский язык. Но это такая сага со множеством персонажей, есть «Сага о Форсайтах», а это – сага о Юлиях. Я в это влез, мне очень нравится. Также я втянулся в сериал «Моя прекрасная няня». Я, конечно, не буду специально приезжать домой к началу очередной серии, но если я дома и у меня есть дырка в расписании, я его включаю и смотрю. У меня такие вкусы: «Властелин колец», «Гарри Поттер». Я не гонюсь за модой. Я уже себя сделал. Поэтому мне не надо доказывать окружающим, что я впереди моды на один шаг, и даже себе мне уже нечего доказывать. Я делаю то, что мне хочется, и читаю то, что мне хочется. Я обычный.

Анна Гилева,

e.Градуате

0
 
Разместил: almakarov2008    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте