Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Беспредел



Милиционеры напали на редактора газеты.

Редактора газеты «Блокнот», руководителя пресс-службы реготделения партии «Справедливая Россия» в Волгоградской области, который пытался пресечь противоправные действия сотрудников милиции, заковали в наручники, отказали вызвать адвоката, бросили в камеру к уголовникам, отказали в профессиональной медицинской помощи, а затем по лживому доносу обвинили в насилии над милиционером

Немые милиционеры

- Около двух часов ночи ко мне подошла жена Михаила Р. (к сожалению, не могу указать его фамилию без его разрешения) и сказала, что его увезли в ОВД Центрального района, - рассказывает редактор отдела информации сети городских газет «Блокнот» Дмитрий Носков. – Она плакала и жутко переживала за жизнь мужа. Попросила, как журналиста, поехать в милицию, чтобы пресечь возможные противоправные действия. Я зашел в ОВД Центрального района, где увидел в холле на первом этаже Михаила и семь сотрудников милиции. Вытащил из сумки фотоаппарат, настроил его, затем представился постовому милиционеру, показал ему редакционное удостоверение и с его разрешения прошел через турникет. Здесь началось самое интересное. Я попросил милиционеров объяснить, почему они удерживают Михаила и в чем его обвиняют? От меня отмахнулись. Я повторил свой вопрос. Но меня словно не замечали. Я спросил одного из сотрудников милиции: «Вы уверены, что поступаете законно?» Он от меня отвернулся. Затем я снова безуспешно попросил милиционеров объяснить, что происходит и предъявить служебные удостоверения. Возникло подозрение, что это вовсе не милиционеры, а какая-то банда в милицейской форме, которая творит беспредел. Тогда я предупредил, что буду фиксировать любые их, на мой взгляд, противоправные действия в отношении Михаила. Со мной снова никто не захотел говорить. Когда на Михаила стали надевать наручники, я достал фотоаппарат и громко сказал: «Я фотографирую!» Через секунду после щелчка фотоаппарата на меня налетел лейтенант милиции (Константин Ксиноглаз – как его зовут, я узнал лишь в ходе уголовного дела против меня) и выбил из рук фотоаппарат. У меня не первый раз пытаются выбить из рук камеру (http://www.echorostova.ru/news/2857.html), поэтому я еще при входе в ОВД накинул ремешек от нее на правую руку. Фотоаппарат повис в воздухе. Ксиноглас, пытаясь выхватить камеру из рук, «припечатал» меня к стене. Подбежали другие милиционеры, которые выкрутили мне руки, надели наручники и изъяли личные вещи. Подчеркну, что до момента фотографирования никаких претензий ко мне со стороны сотрудников милиции не было вообще. По всей видимости, они напали на меня, пытаясь скрыть факты противоправных действий в отношении Михаила Р. и избежать ответственности за свои противоправные действия.

«Молодой. Сердце выдержит»

- После этого незаконного задержания я потребовал дать возможность вызвать адвоката, а также сообщить об этом своим родственникам и на работу, - говорит Дмитрий Носков. – Я снова попросил показать служебные удостоверения, представиться и объяснить: «За что ко мне применили наручники? Что я сделал?» Милиционеры молчали как рыбы. Я понял, что, возможно, сначала стал свидетелем, а затем и жертвой ментовского беспредела. Всерьез опасаться за свою жизнь, я стал, когда Ксиноглас впервые со мной заговорил: «Поехали!». Я никуда не хотел ехать, так как боялся, что меня отвезут куда-нибудь в лесополосу и убьют. От этих мыслей мне стало очень плохо. Мы поехали в наркологию, врачей в которой, как я увидел, Ксиноглас хорошо знал и по-дружески попривестствовал. Первым делом я попросил медиков измерить мне давление. Оно зашкаливало – 180 на 100. «Его надо срочно госпитализировать, вызвать «скорую помощь», - обратились медики к Ксиноглас. «Молодой. Сердце выдержит», - отказал лейтенант милиции. Заботливые женщины дали мне какую-то таблетку, вручили стаканчик и велели собрать мочу на анализ. Но я не испытывал никаких позывов и через пару минут вышел из туалета. «Не получилось», - сказал я Ксиноглас. «Пей воду!» - попытался приказать он. «Не хочу, а если вы будете насильно поить меня водой – это уже пытки», - ответил я. Медики предложили мне пройти к какому-то аппарату с трубкой и дунуть в него. Много наслышан о чудесах в таких штуковинах, поэтому предложил сдать кровь на точный лабораторный анализ, а не доверяться шайтан-машине, на которую, кстати, не оказалось ни одного документа или сертификата соответствия. Но у меня отказались взять кровь на анализ. Разумеется, «дутье в волшебную трубочку» показало, что я «пьян».

Камера смотрит в мир

- Затем меня снова привезли в ОВД Центрального района, - продолжает Дмитрий Носков. – И бросили в чудовищно грязную камеру к каким-то жуликам и уголовникам. Через пару часов за мной пришли и повели к дактилоскописту. «Заел как пластинка» - шутил милиционер-тюремщик, когда я стал задавать свои «дурацкие» вопросы офицеру, который снимал с меня отпечатки пальцев. Часа через полтора меня снова вывели из камеры. «К начальнику!» - ответил конвоир. «Начальнику чего?» - поинтересовался я, но, как и ожидал, ответа не услышал. Передо мной сидел немолодой мужчина в гражданской одежде. Он тоже не представился и не предъявил своего удостоверения. Выслушав мои предупреждения о том, что ментовский беспредел никому с рук не сойдет, он усмехнулся и приказал конвоиру снова отвести меня в камеру. Еще примерно через час мне снова стало плохо. Это увидели сокамерники и стали требовать вызвать «скорую помощь». «Это кому плохо? Носкову что ли? - переспросил милиционер с той стороны камеры. – Да пусть, сука, сдохнет!» Признаюсь, я уже плохо соображал, что происходит. Примерно через полчаса «скорая помощь» все же приехала. Медики сначала измеряли мне давление – снова било примерно под 180, сделали кардиограмму, а затем – укол. «Мы его забираем!» - заявили медики милиционеру-тюремщику. «Нет. Он у нас под уголовной статьей», - ответил милиционер. «Тогда пишите расписку, что если он умрет в камере, мы требовали его госпитализации, но вы нам отказали». Переменившийся в лице милиционер куда-то сбегал (видимо, к начальнику) и карета «скорой помощи» вывезла меня на свободу. Вечером со мной связался Михаил: сообщил, что его не били, благодарил за помощь: мол, если бы не мое вмешательство с ним могли бы сделать вообще что угодно.

Журналист-насильник

В тот же день лейтенант милиции Ксиноглас К.Е. пишет заявление с просьбой привлечь Носкова Д.Н. к уголовной ответственности по п.1 ст. 318 УК РФ «Применение насилия в отношении представителя власти». Максимальное наказание по этой статье – пять лет лишения свободы.

Первого августа 2009 года следователь Денис Вдовиченко выбрал для Носкова меру пресечения – подписка о невыезде.

В своем заявлении Ксиноглас К.Е. указывает, что «в ночном клубе «Воск» группой задержания был задержан гражданин Носков Д.Н., который был доставлен в ОВД Центрального района. При входе в ОВД данный гражданин без всяких причин стал оскорблять меня грубой нецензурной бранью в присутствии посторонних лиц, после неоднократных замечаний прекратить хулиганские действия Носков Д.Н. кинулся на меня драться, схватил за форменную одежду, попытался причинить телесные повреждения. В результате этого в отношении Носкова Д.Н. пришлось применить специальные средства (наручники)… Об ответственности за заведомо ложный донос по ст. 306 УК РФ предупрежден. Ксиноглас К.Е. (подпись)».

Так, где же состоялось задержание журналиста Носкова – в клубе «Воск» или в ОВД Центрального района? Это прояснилось на очной ставке.

Очная ставка

Первого августа Дмитрий Носков подал в следственный отдел по Центральному району г. Волгограда следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Волгоградской области заявление о превышении служебных полномочий в отношении Ксинолгас К.Е.

Третьего августа следователь Денис Вдовиченко провел очную ставку между обвинителем Константином Ксиноглас и подозреваемым Дмитрием Носковым. Перед началом оба были предупреждены об ответственности за заведомо ложный донос (максимальное наказание – до двух лет лишения свободы).

На очной ставке Ксиноглас дал показания, что задержал Носкова в состоянии алкогольного опьянения, который покрывал матом сотрудников милиции в ОВД Центрального района.

Кульминационным моментом стал вопрос Геннадия Князькова, адвоката Носкова: «Так какая из версий о задержании Носкова правдива - в клубе «Воск» или в ОВД Центрального района? Это ваши показания и в обоих случаях Вы предупреждались об ответственности за ложный донос. Так, где правда, а где ложь?»

Лейтенант Ксиноглас задумался минуты на три.

- Правда – задержание произошло в ОВД Центрального района, - ответил Ксиноглас.

- А почему тогда в других ваших показаниях фигурирует клуб «Воск»? – спросил Князьков.

- Это ошибка, - спокойно ответил Ксиноглас.

По его версии, в стельку пьяный Носков спокойно прошел через постового и начал нецензурно оскорблять сотрудников милиции. После неоднократных замечаний Носков якобы продолжал нецензурно оскорблять милиционеров со страшной силой, а потом схватил со стола постового чужой фотоаппарат и попытался сфотографировать милиционеров. Ксиноглас якобы потребовал прекратить беззаконие, но Носков будто бы схватил его за форменную одежду, попытался ударить, после чего был обезврежен с помощью наручников.

Любопытно и то, что Ксиноглас в ходе очной ставки сообщил, что таинственным образом пропали объяснения свидетелей и какие-то еще бумаги из дела о задержании Носкова.

Интересно, как семеро сотрудников милиции так долго терпели оскорбления «пьяного» Носкова и никто из них не осмелился вывести дебошира из здания ОВД? Они проявили халатность или трусость? Как вдруг личный фотоаппарат Носкова превратился в чей-то «чужой, лежащий на столе постового»? Почему вдруг милиционер Ксиноглас взял на себя роль доктора, который определил что Носков «молодой, сердце выдержит» и отказал вызвать «скорую помощь» для оказания профессиональной медицинской помощи? Чего боялись милиционеры, когда игнорировали просьбу представиться и предъявить свои служебные удостоверения?

- Бред! – верно подметил лейтенант Константин Ксиноглас, когда расписался под протоколом очной ставки и гордо удалился.

Как возбуждалось дело

Задержание журналиста Носкова в ОВД Центрального района произошло ночью 18 октября 2008 года. Дело «Ксиноглас – Носков» первый раз рассматривалось осенью того же года. По нашей информации, тогда следствие отказало в заявлении Константину Ксиноглас за недостаточностью доказательств. Но вдруг спустя восемь месяцев – пятого июля 2009 года – «срочно» возбуждается дело против Носкова.

- Многие мои коллеги предполагают, что это преследование со стороны властей в связи с моей профессиональной деятельностью, - говорит Дмитрий Носков.

Действительно, в газетах «Блокнот Волгограда», «Блокнот Волжского» и «Блокнот Камышина» (входят в сеть городских газет «Блокнот»; общий тираж в Волгоградской области – 430 тысяч экземпляров еженедельно) регулярно выходят статьи с конструктивной критикой губернатора Волгоградской области Николая Максюта, мэра Волгограда Романа Гребенникова, мэра Волжского Игоря Воронина, мэра Камышина Александра Чунакова и разгромные публикации о многомиллионных хищениях в ЖКХ (с октября месяца коммунальщики Волгограда изымают с владельцев приватизированных квартир незаконно повышенный тариф по ремонту и содержанию жилья. Есть выигранные суды граждан по их отмене, но на сегодняшний день изъятие – около 700 миллионов рублей со всех волгоградцев – продолжается). Именно Дмитрий Носков впервые опубликовал в «Блокноте Волжского» фотографии суперавтобуса, который чиновники мэрии Волжского купили для себя за бюджетные деньги.

(впервые опубликовано в Интернете - http://www.life.ru/news/92963)

Именно Носков писал в «Блокноте Волгограда» о незаконных атаках областных чиновников на футбольный клуб «Ротор».

Также Дмитрий Носков является руководителем пресс-службы регионального отделения партии «Справедливая Россия» в Волгоградской области.

28 июня на выборах главы Калачевского района неожиданно победил кандидат от оппозиционной партии «Справедливая Россия», в штабе которого активно работал Носков. Разгромное поражение кандидата от «Единой России» с неприличным счетом – 54,8 на 32,6 процента – получила широкий резонанс в СМИ. (http://www.rosbalt.ru/2009/06/30/651203.html)

За это поражение наказали многих местных представителей партии «Единая Россия».

(http://www.gazeta.ru/politics/2009/07/02_a_3218018.shtml)

Возможно, это стало последней каплей. И спустя неделю – 5 июля - на Носкова возбудили дело по эпизоду почти годовалой давности.

- Около месяца назад мне звонил мужчина, который представился участковым из города Калач-на-Дону и сообщил, что в отношении меня возбуждено еще какое-то дело, - говорит Дмитрий Носков. – Якобы в день выборов – 28 июня – я угрожал расправой сотруднику аппарата городской Думы Волгограда, которая работала от «Единой России». Так, что, возможно, мне предстоит узнать о себе еще много чего нового.

Кстати, руководитель Носкова по партийной работе – депутат Государственной Думы Олег Михеев – осенью 2007 года 21 день провел за решеткой по полному беспределу. Дело Михеева называют уникальным по количеству нарушений. Суды различных инстанций признали:

* незаконным возбужденное уголовное дело;

* незаконным обыск в 53 предприятиях ГК «Диамант»;

* незаконным изъятие документов 53 предприятий ГК «Диамант»;

* незаконным задержание Олега Михеева;

* незаконным арест Олега Михеева;

* незаконным обыск в доме Олега Михеева

* применение пыток к сотрудникам ГК «Диамант».

Беспредел в отношении Михеева пришелся в аккурат за несколько месяцев до выборов в Госдуму. Дело против Носкова также «срочно» возбудили за несколько месяцев до осенних муниципальных выборов в Волгоградской области.

- Я еще раз призываю все политические силы вести честную борьбу и не использовать в своих грязных играх сотрудников правоохранительных органов, - прокомментировал депутат Госдумы, председатель регионального отделения партии «Справедливая Россия» Олег Михеев.

Источник: Новости Волгограда

0
 
Разместил: almakarov2008    все публикации автора
Состояние:  Утверждено


Комментарии

Бардак! Прошу заметить, что на "независимых" журналистов всегда оказывается давление со стороны правоохранительных органов.

О проекте