Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

РОА: предатели или патриоты?



Русская Освободительная Армия. Что это за формирование? Почему оно возникло и существовало во время войны?

Что же представляет из себя Русская освободительная армия? На этот вопрос существует несколько точек зрения: советские историки определяют власовцев, как предателей, перебежчиков, людей без совести и чести. Исторические работы отдельных историков, которые появились после 1991 года, делают иногда и другие выводы. Власов оказывается в этих работах национальным героем, а его армия национальной и освободительной. Можно ли дать компромиссное определение понятию Русской освободительной армии?

Русская освободительная армия – это определённая часть солдат, офицеров Советского Союза, которые сражались против своей страны, надеясь при этом изменить существующий строй, провести коренные реформы, добиться почётного мира с Германией. С другой стороны – это люди, которые спокойно предавали свою страну, Родину и сражались на стороне немецких войск в последние годы войны.

Прошло уже шестьдесят с лишним лет, а историки так и не могут разобраться: предательством или патриотизмом было Русское Освободительное движение в годы Великой Отечественной войны?
В настоящее время многие считают: действия генерал-лейтенанта Вла-сова и его сподвижников это вершина мужества и чести. На Украине про-ходит чествование героев Украинской Повстанческой Армии (УПА), которой командовал в годы войны Степан Бандера. В странах Прибалтики символика Советского Союза приравнена к фашистской символике. В Таллине открыли памятник эстонцам, воевавшим на стороне фашистов.

Да и у нас в стране появились неонацисты. Только в прошлом году на территории Рязанской области были убиты более 50 граждан «афроамериканцев».

Другие считают, что Власов и его клика никак не могли быть героями. Они изменили присяге солдата, офицера, предали страну во время боевых действий, и понесли за это заслуженное наказание.
Кто прав? Меня заинтересовало: какие причины вынудили около миллиона человек вступить в Русскую Освободительную армию? Зачем Власов согласился участвовать в этой авантюре? Был ли у него другой выбор?

Ответы на вопросы я пытался найти в официальных и неофициальных исторических источниках и сделать необходимые выводы, которые представлены далее по тексту.

Истоки Русского Освободительного движения.

Нападение Германии 22 июня 1941 года на СССР было тяжелым по-трясением не только в военном, но и в политическом плане. Существует две точки зрения по вопросу о нападении Германии на СССР. Первой придерживались советские историки. Они считали, что СССР не был готов к войне и не готовился напасть первым на Германию. Сама война стала для Сталина и для советского народа своего рода сенсацией, неожиданностью. Именно неожиданное нападение заставило солдат отступать по всем фронтам.

Другой точкой зрения придерживается плеяда некоторых российских историков (Э.Радзинский, В.Соколов и другие). Они полагают, что Советский Союз сам готовил нападение на Германию и поэтому сконцентрировал огромные военные силы на границе страны. Просто Гитлер опередил Сталина в первом ударе. В поддержку этой версии говорит то, что немецкая армия обладала меньшей армией, имела меньше танков и самолётов .

Так это или не так сейчас сказать сложно. Ясно одно: война разом об-нажила все скрытые до сих пор внутренние противоречия советского государства. В условиях слежки, террора и доносительства друг на друга эти противоречия, разумеется, не могли принять форму открытой оппозиции .

В короткий срок немецкая армия продвинулась на 200-500 километров, заняла важнейшие пути коммуникаций и крупнейшие города (Киев, Минск, Вильнюс, Таллин и другие), а также огромные территории (Прибалтика, почти вся Белоруссия, Украина, Молдавия). Советская же армия терпела сокрушительные поражения и отступала. Танковые клещи разрезали советский фронт и уничтожали солдат, в небе царила вражеская авиация – советские самолёты были уничтожены в результате бомбардировок уже в первый день войны. Из 170 дивизий, которые встретили врага на советской границе, 28 были уничтожены полностью, а 70 потеряли до половины своего состава. Общие суммарные потери составили около 747 тысяч человек. Кроме того, Красная армия лишилась 3985 самолётов, 11703 танка, 18794 орудия и миномёта. При отступлении Красной армии было уничтожено более 200 складов. 4 июля Гитлер заявил в своём кругу: «Я всё время стараюсь поставить себя в положение противника. Практически он войну проиграл».

Миллионы солдат оказывались в «котлах» из-за ошибок руководителя страны И.В. Сталина и его окружения. Мало кто мог вырваться из немецких клещей окружения организованно. Большинство либо погибало, либо сдавалось в плен.

Только за первый год войны в плен к немцам попали более 3,8 миллиона, а за всю войну около 5,3 миллиона солдат. Именно так зафиксировано в большинстве немецких источниках. Советские источники противоречиво говорят о других данных. Цифра военнопленных колеблется от 4 миллионов 408 тысяч человек до 5 миллионов 308 тысяч.

Судьба военнопленных была ужасна, так как СССР не входил в число стран, подписавших Гаагские соглашения. А ведь именно в этом документе (статья 4 глава 2 «О военнопленных») говорится: «Военнопленные находятся во власти неприятельского Правительства, а не отдельных лиц или отрядов, взявших их в плен. С ними надлежит обращаться человеколюбиво (!!!). Все, что принадлежит им лично, за исключением оружия, лошадей и военных бумаг, остается их собственностью». Но что же было на практике?

Человеколюбия не было, русские оказывались в плену на положении рабов. Над пленными издевались, их убивали, над ними ставились опыты. Ярким примером стал Фармакологический институт Медицинской академии в Гданьске. В этом институте под руководством профессора Рудольфа Шпанера пытались создать мыло из человеческих тел и дубления человеческой кожи. А что стоит начальник лагеря Дахау, который украсил свой кабинет мумифицированной головой заключённого !

В этом же духе ещё 1 июня 1941 года в Берлине был подписан доку-мент «12 заповедей поведения немцев на Востоке и их обращение с русскими». Второе положение этого документа призывает: «Не разговаривайте, а действуйте… Меньше слов и дебатов… Русскому импонирует только действие, ибо он по своей натуре женственен и сентиментален… Русские всегда хотят быть массой, которой управляют. Так они воспримут и приход немцев, ибо этот приход отвечает их желанию: «… приходите и владейте нами» .

Воспоминания бывшего генерала белого движения Антона Ивановича Деникина пестрят сообщениями о реальном положении пленных в немецком плену: «Очутившись в плену, русские с первого же дня попадали в невы-носимые условия, неизмеримо худшие, нежели для пленных всех других воюющих держав… Их гнали по дорогам, не считаясь с расстоянием и человеческой возможностью, без пищи и питья. И когда кто-либо от чрезмерной усталости падал или, желая утолить невыносимую жажду, наклонялся над придорожной канавой, его приканчивала стража штыком или пулею... Их держали по много суток под открытым небом во всякую погоду, иногда в снегу, в отгороженных колючей проволокой пространствах, в ожидании не хватавших транспортных средств. И тоже без всякой еды и что хуже — без воды... Ими набивали поезда, состоявшие из открытых платформ, на которых в спрессованном положении без возможности шевелиться они находились по 3—4 дня. В этой дышащей испражнениями человеческой массе среди живых стояли торчком и мертвые...

В русских лагерях жизнь была ужасна. Многие бараки, особенно в пер-вое время, — с прогнившими крышами. Ни одеял, ни подстилки на нарах. Грязь и зловоние. Обращались немцы с русскими пленными хуже, чем со скотом. Голод свирепствовал необычайный. В пищу давали от 100 до 200 грамм хлеба и один раз в день горячую грязную бурду с небольшим количеством картофеля, который бросали в огромный общий котел прямо из мешков, не только с шелухой, но и с землей. Иногда картошку заменяли жмыхом — отбросами сахарных заводов. Кормили продуктами, оставленными при отступлении бойцами Красной армии, которые перед тем обливали их керосином. Эту тошнотворную дрянь ели. С отвращением и проклятием, но ели, чтобы не умереть с голоду. При этом ввиду отсутствия посуды приходилось хлебать из консервных банок, из шапок или просто пригоршнями.

Малейший протест вызывал расстрел. Бессильные люди бродили как тени. Многие доходили до такой степени истощения, что сидя под солнечной стеной барака, не имели сил подняться, чтобы дойти до бочки с водой, чтобы утолить жажду. Немецкая стража, собирая для поверки, подымала и подгоняла их палками.

Часто случались эпидемии дизентерии. Больным никакой помощи не оказывалось, им предоставляли медленно умирать» . Рассказывали, что военнопленные других стран (Франция, Великобритания и другие) получали посылки с Родины, наши же военнопленные не получили ничего из дома.

«Плен – это измена Родине… изменника Родины ожидает высшая кара – расстрел» . Именно так звучит одна из статей Уголовного кодекса. Именно поэтому солдату (офицеру, человеку), по мысли Сталина, нельзя было сдаваться в плен.

Русские были поставлены в интереснейшие условия – это либо смерть от немецкой пули, либо от своей.

Из воспоминаний офицера вермахта Г.Бидермана: «Начав свой поход на Советский Союз, мы очутились лицом к лицу с непредсказуемым противником, чьи поступки, сопротивление или преданность невозможно было предвидеть или даже оценить. Временами мы сталкивались с фанатическим сопротивлением горстки солдат, которые сражались до последнего патрона и, даже исчерпав все запасы, отказывались сдаваться в плен. Случалось, перед нами был враг, который толпами сдавался, оказывая минимальное сопротивление, причём без ясно видимой причины. При допросах пленных выяснялось, что эти переменные имеют мало общего с образованием, местом рождения или политическими склонностями".

Поэтому не следует считать, что многие советские солдаты сразу пыта-лись побросать оружие и перейти на сторону немцев, чтобы «спасать Родину от большевизма и сталинизма». Однако всё же случалось в плену, что люди не выдерживали многомесячных пыток и всё – таки вступали в освободи-тельное движение. Количество военнопленных в войсках Русского Освободительного движения достигало 800 тысяч – 1 миллиона человек.

Кроме военнопленных активную помощь в создании Русского освободительного движения оказывали эмигранты (насильно высланные из СССР, «белое движение»), а также «добровольные» помощники .

Командование «белой армии», оказавшись за границей, борьбу с большевизмом не считало законченной и всеми силами пыталось сохранить кадровый состав для будущих войн и операций. 1 сентября 1924 года было объявлено о создании Русского Общевоинского союза (РОВС), который включил в себя всех солдат и офицеров Белых армий. РОВС в начале 30-хх годов насчитывал более 40 тысяч человек и состоял из нескольких отделов. В тот же период немецкая разведка интересовалась А.Деникиным и П.Красновым. Но, в отличие от Деникина, Краснов согласился работать на казачий отдел министерства восточных областей Германии, под руководством Розенберга и стал фактическим основателем борьбы белоказачьей массы против Советского Союза. К «добровольцам» в немецкой армии относились жители прибалтийских стран, националисты Украины и Кавказа (Украинская Повстанческая армия другие).

Именно так и появилось русское освободительное движение, располагавшее в вермахте влиятельными покровителями и сторонниками. Но требовался глава этой армии, и он поспешил появиться…

Волховское направление было одним из приоритетных в те годы: в случае прорыва обороны Ленинград мог пасть. 5 января 1942 года в Кремле состоялось заседание членов Политбюро ЦК ВКП(б) и Ставки ВГК. Сталин поставил задачу: снять блокаду Ленинаграда и «обеспечить полный разгром гитлеровских войск в 1942 году». Однако для подготовки удара не было подготовлено преимуществ в технике, живой силе и коммуникациях.

7 января 1942 года войска Волховского фронта, не закончив перегруппировку, перешли в наступление. Однако пробить оборону противника не удалось. Повторить операцию решились 13 января. Вначале наступление шло отлично – оборона противника была прорвана, армии, разрушая коммуника-ции, продвигались в тылы немцев. Особую роль в прорыве играла 2-я ударная армия. 8 марта главой армии был назначен генерал – лейтенант Власов.

Андрей Власов родился 1 сентября 1901 года в селе Ломакине, Гагинского района, Нижегородской области, в семье крестьянина. Окончил сель-скую школу и духовное училище. С пятнадцати лет, занимался репетиторством, зарабатывал себе средства на право обучения. По окончании духов-ного училища в гор. Нижнем Новгороде два года учился в духовной семинарии на правах иносословного (т.е. не духовного звания). В 1917 году после Октябрьской революции поступил в XI Нижегородскую единую трудовую школу 2-й ступени, которую и окончил в 1919 году. Поступил в 1919 году в Нижегородский государственный университет по агрономическому факультету, где и учился до призыва в РККА. В Красную армию Власов был при-зван 5 мая 1920 года. В октябре 1920 года, после завершения Нижегородских пехотных курсов командного состава РККА, молодого краскома отправили на врангелевский фронт, но добрался он туда, когда боевые операции были завершены и начались карательные — расстрелы десятков тысяч сдавшихся белогвардейских офицеров. Следует отметить, что высшего образования у Власова не было. До июля 1922 года Власов занимал должность командира взвода, а затем — роты в четырнадцатом Смоленском полку второй Донской стрелковой дивизии, расквартированной в бывшей Донской области и Воронежской губернии. В ноябре 1930 года его переводят из Ленинградского стрелкового полка в Ленинградский военный округ. В 1938 году служит в Китае. В 1941году А.А. Власов назначен командиром 4-го механизированно-го корпуса КОВО, а 6 февраля 1941 года его награждают орденом Ленина.

В период Московского сражения Великой Отечественной войны именно войска Власова первыми начали наступление по сравнению с другими армиями фронта ( 30-я, 1-я ударная, часть сил 5-ой, 16-ая)– 10 декабря. А уже 13 декабря центральные газеты сообщили, что «войска генерала Власова, преследуя 2-ю танковую и 106-ю пехотную дивизии противника, заняли город Солнечногорск». Сталин чествовал генералов, выигравших битвы и от-бросивших немцев на 100-200 километров от Москвы. 6 января 1942 года Власову присвоили звание генерал-лейтенанта, 1 февраля награждают орде-ном Красного знамени. Через месяц его направили на Волховское направление. К 22 июня 1942 г. подразделения 2-й Ударной армии оказались окончательно рассечены на отдельные очаги сопротивления. В связи с создавшейся обстановкой командующий, штаб и военный совет армии приняли решение выходить мелкими группами в расположение войск 59-й армии. А. А. Власов приказал отделам штаба пробиваться к своим в составе заранеепредписанных частей прорыва, сформированных из бойцов 46-й и 382-й стрелковых дивизий. В штабной колонне вместе с командармом оказались 100-120 бойцов и командиров, в том числе начальники штаба армии — полковник П. С. Виноградов, особого отдела НКВД — майор госбезопасности А. Г. Шашков, связи армии — генерал-майор А. В. Афанасьев, разведотдела -полковник А. С. Рогов и др. Около 23.00. 24 июня колонна под прикрытием автоматчиков особого отдела НКВД и бойцов роты охраны двинулась к месторасположению штаба 46-й стрелковой дивизии, но близ р. Полнеть попала под артиллерийско-миномётный обстрел противника и рассыпалась. Рогов к своим вышел чудом, а рота особистов была накрыта минометным огнем в болотах между р. Глушица и р. Полнеть. В ночь на 28 июня из района Мясного Бора вышли последние 6 бойцов 2-й Ударной армии и 29 июня 1942 г. генерал-полковник Ф. Гальдер сделал в своем дневнике запись о ликвидации окруженной группировки советских войск на Волхове.25-26 июня вместе с Власовым искали спасения около 50 человек. 14 июля 1942 года пленного заместителя командующего Волховским фронтом, генерал – лейтенанта А.А.Власова доставили на автомашине на станцию Сиверская. Командующий 18-й армией генерал – полковник Линдеманн решил сам встретиться с бывшим противником. В книге известного дипломата Юлия Квицинского (который много лет проработал в ГДР) написано, что разговор с Власовым у Линдеманна не клеился . Сказалась разница в возрасте. Линдеманн родился в 1884 году и был старше Власова на 17 лет. «Разложив на столе карту, Линдеманн самодовольно водил по ней пальцем, рассказывая Власову, как он его разбил и почему иначе и быть не могло». Почему всё-таки Линдеманн смог разбить 2-ую ударную? Причин было несколько: 1) необеспеченность армии резервами и провиантом;2) неукреплённые фланги армии, которые легко рассекли танки противника;3) отсутствие опыта в ведении крупномасштабных операций. Но самой главной причиной стало то, что армия попала в «мешок», из которого выбраться оказалось не под силу. Сотни тысяч людей сражались и погибали в болотах, но отдадим должное и Власову – он не покинул своих солдат в минуту опасности, оставшись с ними.

После взятия в плен и допроса у Линдеманна Власова сразу же отправили в лагерь в Винницы, но каждый день вызывали на допросы. Штрик – Штрикфельдт в мемуарах пишет: «Власов был 1,96 метра ростом. Его по-ставили во главе колонны, и многие, должно быть, узнавали его….

По прибытии в лагерь военнопленных Власов почти сразу оказал сопротивление: он отказался выйти на поверку вместе с пленными солдатами, настаивая, чтобы поверка офицеров проводилась отдельно: «Если вы хотите таким манером завоевать и переделать мир, то вы заблуждаетесь», — сказал пленный генерал «американскому» коменданту лагеря. Тот улыбнулся и доложил об этом происшествии капитану Петерсону, который в ОКХ был от-ветствен за военнопленных старших офицеров. Петерсон поворчал, но согласился с Власовым. Порядок поверки был изменен….

Власов произвел на меня положительное впечатление своей скромностью и в то же время сознанием собственного достоинства, своим умом, спокойствием и сдержанностью, а особенно той трудно определимой чертой характера, в которой чувствовалась скрытая сила его личности. Это впечатление еще усиливалось всей его внешностью: бросающимся в глаза ростом худого широкоплечего мужчины, внимательным взглядом через толстые стекла очков, звучным басом, которым он, не спеша, четко излагал свои мысли. Иногда в его словах проскальзывали нотки легкого юмора». В этих же мемуарах есть такой момент: « Я сказал, что мы сами в начале похода верили в освободительную войну, в освобождение России от большевизма» .

Совсем другую характеристику Власову даёт Г.К.Жуков: « Я его давно знал - в 1924 году учились вместе на кавалерийских курсах усовершенствования комсостава (ККУКС). В 1940 году он служил в Украинском особом военном округе, которым я тогда командовал. В начале войны под Москвой он командовал 40-й дивизией. Показал себя слабым командиром. Я уже подумывал его сместить. Но вдруг позвонил Сталин:

- Мы тут думаем у вас Власова забрать - на Волховском направлении у нас прорыв.

Я очень обрадовался.

- Ну что ж, - говорю, - берите».

17 сентября 1942 года пленного Власова, согласившегося стать главой Русского Освободительного движения, привезли в Берлин, в отдел пропаганды Верховного командования на Викториаштрассе,10. Причиной, побудившими Власова перейти на сторону немцев, стал факт получения от супруги письма, в котором говорится об обыске в доме, который был совершён сотрудниками наркомата внутренних дел .

Прошло довольно много времени, прежде чем удалось приступить к созданию «русского центра генерала Власова». Был создан «Отдел Восточной пропаганды особого назначения». Первоначальный штат отдела составлял 40-50 человек. Однако Штрик – Штрикфельдт попросил увеличить количество людей на 1200 человек. Данной организации был выделен барачный лагерь около деревушки Дабендорф, что к югу от Берлина. Бюджет организации включал в себя содержание восьми генералов, 60 старших офицеров и несколько сотен младших. Именно в этих бараках сформировались редакции газет для военнопленных – «Заря» и «Доброволец». Причём первые 33 номера газеты «Заря» выходили без всякой цензуры.

в декабре 1942 года было разработан документ, в котором объявлялось о создании «Русского комитета» (Комитет Освобождения Народов России).

В том же лагере была основана школа РОА. Количество выпускников школы было около 5 тысяч человек за 1943-1945 годы! Первыми слушателями стали военнопленные из лагеря Вульхайде 28 февраля 1943 года. Начальником школы был назначен генерал Благовещенский.

Всё дело в том, что план работы «Русского освободительного движения в Смоленске» родился в недрах Отдела Генерального штаба «Иностранные войска Востока». В августе 1942 года штаб группы армий «Центр» одобрил этот план. Воззвание комитета было распечатано тиражом в миллион экземпляров и раскидано на Сталинградском фронте. Приведём фразы из этого документа: «… Германия ведёт войну не против русского народа и его Роди-ны, а лишь против большевиков. Германия не посягает на жизненное пространство русского народа и его национально – политическую свободу… На-ционал – социалистическая Германия Адольфа Гитлера ставит своей задачей организацию Новой Европы без большевиков и капиталистов, в которой каждому будет обеспечено почётное место».

В это же время Власов собирает свой «штаб». В него входят: Иван Трухин, Иван Благовещенский, Василий Малышкин и другие. В марте 1943 года в газете «Заря», опубликовывается работа Власова «Почему я встал на путь борьбы с большевизмом? »

Вот цитаты из этого письма: «Меня ничем не обидела советская власть. Я был награжден орденом Ленина, Красного Знамени, 20 лет РККА. С 1930 года я был членом ВКП (б). И вот теперь я выступаю на борьбу против большевизма и зову за собой весь народ, сыном которого я являюсь.

Почему? Этот вопрос возникнет у каждого, кто прочитает мое обращение, и на него я должен дать честный ответ… Я увидел, что ничего из того, за что боролся русский народ в годы Гражданской войны, он в результате победы большевиков не получил. Я видел, как тяжело жилось русскому рабочему, как крестьянин был загнан насильно в колхоз, как миллионы русских людей исчезали, арестованные без суда и следствия. Я видел, что растаптывалось все русское, что на руководящие посты в Красной Армии выдвигались подхалимы, люди, которым не были дороги интересы русского народа… Но Сталин в соблюдении англо-американских интересов видел возможность реализовать свои планы мирового господства, и ради осуществления этих планов он связал судьбу русского народа с судьбой Англии, он вверг русский народ в войну, навлек на его голову неисчислимые бедствия, и эти бедствия войны являются венцом всех тех несчастий, которые народы нашей страны терпели под властью большевизма 25 лет.

Так не будет ли преступлением и дальше проливать кровь? Не является ли большевизм, и в частности Сталин, главным врагом русского народа? Не есть ли первая и святая обязанность каждого честного русского человека стать на борьбу против Сталина и его клики?»

Подобные выступления всё – таки имели реакцию. В офицерском лагере во Владимире – Волынском в июне 1943 года из 600 офицеров только 30 не захотели вступать в «власовскую армию ». Барон Кульбарс на допросе в 1944 году заявил, что 80 процентов советских военнопленных можно было бы привлечь в национальную русскую освободительную армию. Вербовка солдат и офицеров в РОА осуществлялась различными способами. Об од-ном из них подробно рассказал участник Великой Отечественной Войны Н.И.Васильев: «Это была четкая схема. Люди содержались на пределе физического и морального уничтожения. Поэтому многие записывались на спец работы. Записавшись в команду на спец работы, военнопленный поправлялся, наедался. Через некоторое время, их стали освобождать от конвоя, если сменят форму военнопленных на форму РОА. Через 2-3 месяца их выстраивали в строй и предлагали вступить в РОА, а тех, кто отказывался, публично расстреливали. Но многие вступали с мыслью бежать на родину».

В 1943 году, излагая первые соображения о формировании РОА, Власов, прекрасно знавший обстановку в советской армии, исходил из того, что даже "относительно ничтожное применение силы" повлечет за собой "действенную работу по разрушению Красной армии и ближнего тыла". При этом он заявлял о готовности представить "подробный план", который поможет "в относительно короткий срок нанести чувствительный урон противнику, а то и вовсе сокрушить его… на престижном Ленинградском фронте, в районе Ораниенбаума, Петергофа, Кронштадта. Власов явно намекал на то, что даже высшие офицерские круги Красной армии втайне симпатизируют идеям освобождения. Власов предлагал "установить связь с руководителями Красной армии и функционерами советского правительства", которые могли бы сочувствовать Освободительному движению. Он не раз упоминал о существовании тайного "Союза русских офицеров". По словам Сергея Фрелиха, Власов говорил: "Я был в приятельских отношениях с большинством генералов, я точно знаю, как они относятся к советской власти. И генералы знают, что мне это известно. Нам нет нужды притворяться друг перед другом". Как выразился в то время доктор Крегер, "Власов и его люди понимали, что повстанческие настроения носятся в воздухе... может, они знали и больше, но молчали". По-видимому, в 1944 году Власов и его соратники еще лелеяли надежды такого рода.

«Здесь я могу лишь сказать: мы никогда не создадим русской армии – это фантазия первого разряда. Прежде чем мы это сделаем, будет гораздо проще, если я из этих русских сделаю рабочих для Германии; ибо это в гораздо большей степени является решающим фактором. Мне не нужно русской армии, которую мне придётся пронизывать чисто немецким скелетом», - высказался А.Гитлер 3 июня 1943 года . Вопрос образования армии закрыли… У людей осталась лишь одна возможность проявить себя: вступать в "земляческие объединения", организованные германским военным командованием, или же идти добровольцами в немецкие части.

В этой же беседе у Гитлера стало понятно, какими силами располагает Русское освободительное движение. Генерал Цейтлер приводит такие данные: «… всего 78 батальонов, 1 полк и 122 роты… Далее имеется особая категория численностью в 60000 человек. Это – некоторая разновидность охраны». Однако эти данные не полны. В начале 1943 года на Восточном фронте числилось 176 батальонов и 38 рот восточных подразделений. А к 5 мая 1943 года добровольческие объединения в рамках Вермахта насчитывали не менее 90 русских батальонов, 140 боевых единиц, по численности равных полку, 90 полевых батальонов восточных легионов и не поддающееся исчислению количество более мелких военных подразделений, а в немецких частях находилось от 400 до 600 тысяч добровольцев. Добровольцы освобождались прямо из лагерей для военнопленных — в последнем случае им полагалось сначала пройти подготовительные курсы, где полковник В. Поздняков, которого затем сменил подполковник Б. Власов, проверял их пригодность. Добровольцев обеспечивали обмундированием — серой полевой формой с погонами, украшенной трехцветной — бело-сине-красной — русской национальной кокардой, с эмблемой РОА на левом рукаве (за этот флаг и кокарду солдат власовской армии при попадании в плен расстреливали без суда и следствия). Много времени уделялось на строевую подготовку, курсанты подчинялись строгой дисциплине и были обязаны совершенствовать свои во-енные навыки. Придавалось особое значение возрождению старых русских офицерских традиций. Читались лекции на тему "Что такое офицер?", "Офицерская этика", "Заветы Суворова".

16 сентября 1944 года состоялась встреча генерала Власова с рейхсфюрером СС Гиммлером, и немецкая сторона санкционировала Русское освободительное движение. Настал момент для формирования РОА — это нужно было проделать в кратчайшие сроки. По-видимому, вначале генерал Власов и другие руководители Освободительного движения рассчитывали к лету 1945 го-да сформировать более десяти пехотных дивизий, по крайней мере, один танковый полк, несколько запасных бригад или полков, офицерскую школу, группы поддержки и авиацию. На январь 1945 года было запланировано формирование третьей дивизии. Но при этом руководители РОА считали, что дивизии первой волны — лишь начало. Внутри Вермахта имелось еще не-сколько сотен тысяч русских добровольцев, а если добавить сюда солдат не-русской национальности, то могло набраться до 800 тысяч человек.

В беседе с Гиммлером Власов потребовал распустить добровольческие со-единения и перевести их под его командование. Власов полагал, что может рассчитывать на обширные человеческие ресурсы — полтора миллиона советских военнопленных и несколько миллионов так называемых "восточных рабочих" в Германии. В общем, с личным составом дело обстояло, по видимости, в высшей степени благоприятно, теоретически его хватило бы на тридцать дивизий. Правда, и Власов понимал, что объем формирований будет зависеть, прежде всего, от наличия соответствующего числа офицеров, унтер-офицеров и прочих специалистов, а также от того, удастся ли обеспечить формирования достаточным количеством оружия, техникой и транспортом.

Глава РОА считал: «В глазах американцев и англичан мы, вероятно, не «унтермашины» и не «подмастерья мясника», употребляя выражения Гиммлера, но мы – изменники, потому что боремся против правительства своей страны… единственный выход – всеми силами стараться сохранить и по возможности растить русскую «живую силу», до краха нацистов».

Вот что вспоминает личный адъютант Власова Штрик – Штрикфельдт о встречи с Гиммлером: «— Знаете, Вильфрид Карлович, всё прошло хорошо! — сказал Власов, выйдя от Гиммлера. — И совсем не так, как я себе представлял. Гиммлер — глава немецкой полиции... рейхсфюрер СС... Я думал увидеть кровожадного чекиста вроде Берии, настоящего великого инквизитора, для которого я только «русский унтерменш»... А встретил я, как мне, по крайней мере, показалось, типичного буржуа. Спокойного и даже скромного. Никаких заскоков, как, скажем, у Лея... Напротив, скорее, некоторая неуверенность. Ни слова о сверхлюдях, ни звука о евреях... Да, Гиммлер как бы извинился передо мной, что его довольно долго вводили в заблуждение «теорией об унтерменшах»... Я не думаю, что Гиммлер умен. Он кажется мне, скорее, ограниченным, узким и педантичным. Он из деревни, а значит, как я, крестьянин. Любит животных... Он открыто признал многие ошибки, сделанные до сих пор. И это мне понравилось. Он сказал, что говорил с фю-рером и получил его согласие на немедленное проведение мероприятий, обеспечивающих новую политику. Если я его правильно понял, мы сможем сформировать десять дивизий. Русский Освободительный Комитет может сразу же начать действовать как суверенный и независимый орган. Унизительная нашивка «OST» для рабочих будет изъята и наши рабочие и военно-пленные приравняются к рабочим и пленным других стран. Его глаза блестели ».

Основным обоснованием политики Освободительного движения стал Пражский манифест, опубликованный в ноябре 1944 года Комитетом Освобождения Народов России. Вот несколько отрывков из этого документа: «… Происходящая мировая война является смертельной борьбой противоположных политических систем. Борются силы империализма во главе с плутократами Англии и США, величие которых строится на угнетении и эксплуатации других стран и народов. Борются силы интернационализма во главе с кликой Сталина, мечтающего о мировой революции и уничтожении национальной независимости других стран и народов. Борются свободолюбивые народы, жаждущие жить своей жизнью, определенной их собственным историческим и национальным развитием… Своей целью Комитет Освобождения Народов России ставит:
а) Свержение сталинской тирании, освобождение народов России от большевистской системы и возвращение народам России прав, завоеванных ими в народной революции 1917 года;
6) Прекращение войны и заключение почетного мира с Германией (почётного? – Авт. );
в) Создание новой свободной народной государственности без большевиков и эксплуататоров.
В основу новой государственности народов России Комитет кладет следующие главные принципы:
1) Равенство всех народов России и действительное их право на национальное развитие, самоопределение и государственную самостоятельность.
2) Утверждение национально-трудового строя, при котором все интересы государства подчинены задачам поднятия благосостояния и развития нации.
3) Сохранение мира и установление дружественных отношений со всеми странами и всемерное развитие международного сотрудничества.
4) Широкие государственные мероприятия по укреплению семьи и брака. Действительное равноправие женщины.
5) Ликвидация принудительного труда и обеспечение трудящимся действительного права на свободный труд, создающий их материальное благосостояние, установление для всех видов труда оплаты в размерах, обеспечивающих культурный уровень жизни.
6) Ликвидация колхозов, безвозмездная передача земли в частную собственность крестьян. Свобода форм трудового землепользования. Свободное пользование продуктами собственного труда, отмена принудительных поставок и уничтожение долговых обязательств перед советской властью.
7) Установление неприкосновенной частной трудовой собственности. Восстановление торговли, ремесел, кустарного промысла и предоставление частной инициативе права и возможности участвовать в хозяйственной жизни страны.
8) Предоставление интеллигенции возможности свободно творить на благо своего народа.
9) Обеспечение социальной справедливости и защиты трудящихся от всякой эксплуатации, независимо от их происхождения и прошлой деятельности.
10) Введение для всех без исключения действительного права на бесплатное образование, медицинскую помощь, на отдых, на обеспечение старости.
11) Уничтожение режима террора и насилия. Ликвидация насильственных переселений и массовых ссылок. Введение действительной свободы религии, совести, слова, собраний, печати. Гарантия неприкосновенности личности, имущества и жилища. Равенство всех перед законом, независимость и гласность суда.
12) Освобождение политических узников большевизма я возвращение на ро-дину из тюрем и лагерей всех, подвергшихся репрессиям за борьбу против большевизма. Никакой мести и преследования тем, кто прекратит борьбу за Сталина и большевизм, независимо от того, вел ли он ее по убеждении или вынужденно.
13) Восстановление разрушенного в ходе войны народного достояния - городов, сел, фабрик и заводов за счет государства.
14) Государственное обеспечение инвалидов войны и их семей… ».

Почему же Власов принял предложение немецкой стороны? Гавриил Попов в книге «1941-1945. Заметки о войне» считает, что цель была одна – создать свою Русскую вооружённую армию. Эти мысли имеют определённую логику. 1944-1945 годы – это период «проверки» на прочность отношений между союзниками. Скорее всего, Власов рассчитывал на какой – нибудь договор между немцами и англо – американской стороной, который бы при-вёл к войне против «большевизма и сталинизма».

Первые операции РОА.

2 февраля 1945 года Власов, отвечая на вопрос рейхсмаршала Геринга, был вынужден признать, что наличного командного состава достаточно для формирования всего пяти дивизий и поэтому необходимо позаботиться об ускоренной подготовке офицеров в различных учебных заведениях и на курсах с сокращенной программой. И все же, как ни странно, несмотря на все эти трудности, руководители Освободительного движения рассчитывали уже к лету 1945 года сформировать десять дивизий. А ведь сам Власов всего год назад возражал против спешки в формировании армии, так как "здорово лишь то, что развивается органично".

8 января 1945 года Гиммлер в разговоре со своим представителем у Власова, оберфюрером СС доктором Крегером еще раз подчеркнул необходимость "постепенного" формирования Освободительной армии. Он считал, что "первые две дивизии должны в полном составе выйти на поле боя", где им следует предоставить возможность проявить себя под командованием Власова "в хорошо продуманной акции", главная цель которой — оказать пропагандистское воздействие на противника. Уже сама формулировка "пер-вые две дивизии" позволяет заключить, что Гиммлер был заинтересован в дальнейшем развитии Освободительной армии. По его поручению доктор Крегер в марте 1945 года дал понять, что в ближайшем будущем Освободительную армию предполагается расширить до желаемого объема в десять дивизий. И в самом деле, в это время как раз началось формирование третьей дивизии. В публичных выступлениях Власов и его сотрудники не раз выражали уверенность в том, что им удастся организовать собственные вооруженные силы.

16 августа 1943 года, например, в письме одному крупному немецкому промышленнику Власов высказывался за тщательную подготовку сначала двух дивизий, которые могли бы неожиданно и решительно вступить в дело. Он писал: "Только когда эти пробные дивизии покажут себя в деле, можно при-ступать к формированию следующих".

Дело в том, что Люфтваффе планировало на апрель 1945 года наступ-ление на Восточном фронте 1-й и 2-й дивизии РОА. Однако условия форми-рования армии стали меняться. Красная армия уничтожила в ряде операций Восточный фронт и продвинулась до Одера. По приказу Власова и генерал – майора Трухина было сформирована ударная группа (3 взвода). 9 февраля началось наступление восточнее Врицена. В этот же день был занят Нойле-вин, южная часть Карлсбизе и Керстенбруха. Группа армий «Висла» отпра-вила Главному командованию сухое сообщение: «При занятии Нойлевина умелым ведением боя и замечательной храбростью отличилось подразделение Власовской армии».

Успех у Врицена оживил мысль об использовании боевой мощи Освободительной армии. Генерал Власов на заседании в Карлсбаде доложил членам КОНР о первых столкновениях с Красной армией 21 февраля 1945 года.

«Я по ходу дела буду привлекать больше этих русских частей», - доложил Гитлеру Гиммлер 9 февраля. В этих целях группе армий «Висла» были переданы из Мюнзингена 10-й и 11-й русские противотанковые дивизии из состава 1-й дивизии РОА, а из Дёберица – 13-й и 14-й противотанковые ди-визионы. Они были объединены в противотанковую группу «Р». 12 апреля начальник штаба группы армий Кинцель утвердил состав бригады и поставил боевую задачу на оборону Берлина. Согласно русским свидетельствам, она была до того притягательна, что ежедневно солдаты и офицеры Красной ар-мии перебегали к ней. Но эта версия не находит подтверждения. За март 1945 года в группе армий «Висла» было всего 410 военнопленных и 18 перебеж-чиков. Однако нельзя считать группировку власовской армии и слишком слабой. 18 марта РОА должна была занять Треттинские высоты перед север-ным флангом немецкого плацдарма у Франкфурта и продвинуться в долину Одера через Нойлебус. Генштаб Германии рассчитывал, что появление русских окажет серьёзное психологическое воздействие на противостоящие со-ветские армии.

28 марта на последнем заседании КОНР в Карлсбарде было решено стянуть все части РОА в одном месте на австрийско – богемской территории. Перед бойцами выступил Власов, который призвал солдат быть стойкими и храбро сражаться за Родину.

Дивизиям РОА, надо сказать, поставили сложную задачу. Плацдарм «Эрленгоф» представлял удачный объект для атаки. Было всего два месяца, чтобы превратить этот плацдарм в неприступную крепость. С немецкой стороны Власовской армии оказывали всяческую поддержку и помощь. Начало операции «Апрельская погода» было назначено на 13 апреля 1945 года. В ус-тановленный срок русско – немецкая артиллерия нанесла огневой удар по врагу (28 тысяч снарядов). С первого броска полкам РОА удалось прорвать советскую оборону. К 8 часам утра были заняты некоторые бункеры, и захват территории составил 500 метров.

Однако в тот же день командиры обеих полковых групп (подполковник Артемьев и подполковник Александров – Рыбцов) убедились в невозможно-сти дальнейшего наступления. Поэтому было приказано отвести части на исходную позицию. Отход был беспорядочным. Подполковник фон Нотц нашёл в районе много разбросанного оружия: пулемёты, автоматы, огнемёты и другое…

Штаб оперативного руководства ОКВ написал, что 14 апреля 1945 года атаки «русских сил, использованных на нашей стороне», хотя и не удались в стратегическом и тактическом значении, но показали, «что те готовы к наступлению».

Едва 1 – я дивизия в количестве 20 тысяч человек (имела на вооруже-нии 10 танков Т-34, 10 САУ, 12 тяжёлых полевых гаубиц и другое) была передана из группы армий «Висла» в группу армий «Центр», как повторились попытки включения армии в германский оборонительный фронт. 13 апреля 1945 года в 21:30 был издан приказ о перемене места расположения дивизии. В 2 часа ночи глава дивизии генерал – майор Семён Буняченко получил приказ о переподчинении дивизии немецкой 275-й дивизии. Была поставлена задача: организовать сооружения оборонительного рубежа в тылу. Однако Буняченко возмутился такому приказу: как дивизия русских войск может быть подчинена немецкой дивизии. Приказ был отменён. 16 апреля 1-я диви-зия РОА достигла Зенфтенберга, а уже 17 апреля – Хойерсверды. Но вместо поворота армии на восток (оборонительные рубежи у Козеля), армия про-должила движение и 18 апреля достигла Каменца. Далее началось столкно-вение генерал – фельдмаршала Шёрнера и Буняченко. Шёрнер приказал по-грузить подразделение в Радберге в железнодорожные вагоны. 19 апреля Буняченко отверг погрузку в вагоны под предлогом угрозы району со сторо-ны противника. Закончилось оно так: глава 1 – ой дивизии, выиграв время, дал приказ перейти мост через Эльбу у Бад – Шандау. Это произошло в ночь с 23 на 24 апреля. Поэтому ранним утром 1-я дивизия оказалась относительно в безопасном районе. В это же время Буняченко пытается установить связь с англо – американскими войсками. Всё было тщетно.

27 апреля в Ставку к Буняченко прибывает генерал – лейтенант фон Натцмер. Он передаёт приказ об отправке дивизии под Брюнн в Моравиии (Чехия). Буняченко соглашается, но потом оказывается погрузиться в вагоны. В ответ на это фон Натцмер разрешает двигаться дивизии в тылу армии и выдаёт горючее и продовольствие на неделю. 29 апреля было принято реше-ние разоружить 1-ую дивизию.

В это время Власов находится в Ставке КОНР. Буняченко пытается восстановить связь с главой РОА, но безуспешно. Тем временем германский Генеральный штаб выдвигает мысль о том, что данная дивизия опасна для безопасности Германии. Генерал – полковник Гот считал, что дивизия вос-стала и теперь может случиться «своего рода гражданская война».

Однако эти события уже никак не могли повлиять на разгром Германии .

РОА и Пражское восстание.

Основой похода 1-й дивизии РОА с Одерского фронта в Чехию стало решение Президиума КОНР 28 марта 1945 года. Поражение Германии было ясно видно всем руководителям движение. Сначала предлагался план пробиваться к Украинской повстанческой армии, которая обладала внушительными силами и продолжала беспокоить советские власти после войны.

Тем временем в Праге был подготовлен военный переворот. Прини-мать участие в восстании предложили и Русской Освободительной армии, которая находилась в это время на территории Чехии (Богемия). Полковник Артемьев пишет: «Поздно вечером в дивизию пришла делегация чешских офицеров, которые оказались представителями штаба восстания. Делегаты заявили, что в городе Праге подготовлено восстание, которому, однако, не достаёт помощи и поддержки. Восстание больше невозможно отложить, поскольку в этом случае его организация может быть раскрыта немцами и тогда оно будет обречено на неудачу». На совещании в РОА, созванном генерал – майором Буняченко, было принято решение оказать помощь чехам. В этом РОА откровенно противопоставляла себя КОНР и лично Власову, который был за союз с немцами и не собирался воевать против них, то есть поддержи-вать восстание. По одной из версий, Власов покинул военный совет дивизии со словами: «Если мои приказы для вас уже необязательны, то мне здесь больше делать нечего». Согласно другой версии Власов открыто выступил против пражской акции поддержки восставших.

Александр Солженицын в романе «Архипелаг ГУЛАГ» про этот момент написал следующее: «Пришли под Прагу в начале мая. Тут их позвали на помощь чехи, поднявшие в столице восстание 5 мая, дивизия Буняченко 6 мая вступила в Прагу и в жарком бою 7 мая спасла восстание и город».

Утром 5 мая 1945 года в Праге началось восстание против немецкой оккупации. В первый день восстания были захвачены крупные районы города. Однако вокруг Праги находились отборные части немецких войск. Именно они перешли в контрнаступление и в один день поставили восставших в бедственное положение. Тогда «заговорила» радиостанция Праги. Текст привожу ниже: « РАДИОСТАНЦИЯ ПРАГИ ВЗЫВАЕТ О ПОМОЩИ.

Говорит Прага. Прага обращается к союзникам. Слышите ли вы Прагу? Прага взывает к союзным армиям, к армии США. Прага взывает к союзным армиям о помощи. Помогите Праге. Пришлите танки и самолеты. Прага борется за свою свободу. Нам нужна помощь. Пришлите нам танки и самолеты. Говорит Прага. Говорит столица Чехословакии. Помогите Чехословакии. Пришлите армии, пришлите танки и самолеты. Чехословакия взывает по ра-дио к Объединенным нациям. Прага взывает к союзным армиям. Пришлите ваши танки и самолеты…. Немцы окружили Прагу и наступают на нее. Ради бога помогите. Праге очень нужна ваша помощь» .

Бои РОА с немецкими войсками за Прагу начались в послеобеденные часы 6 мая наступлением на аэродром Рузине. Перед данной операцией проводились попытки переговоров. Однако они не принесли ожидаемого резуль-тата. В то время, как положение на аэродроме стало критичным, разведыва-тельный батальон майора Костенко находился в районе Радотин – Збраслав. В 10 часов утра по радио прошло объявление о том, что данный батальон теснят части войск СС с 6 танками «Тигр». Для помощи майору Костенко был выслан командир 1- го полка подполковник Архипов. В результате не-ожиданной атаки 1 – го полка немецкая группа «Молдауталь» заняла район между Збрасловым и Хухле. В этот же день в 17:35 издана директива об ис-пользовании власовских солдат для укрепления обороны Праги. В это же время несколько офицеров РОА явились к военному командованию с указанием основных центров сопротивления немцев, которые необходимо было штурмовать 7 мая.

Шёрнер отдаёт приказ 7 мая: «Неприятельская пропаганда распространяет ложные слухи о капитуляции Германии перед союзниками. Предупреждаю войска, что война против Советского Союза будет продолжаться».

Утром 7 мая от главы РОА (генерал – майора Буняченко) был направлен ультиматум германскому министру по Богемии и Моравии Франку с требованием капитулировать. В противном случае начнётся наступление русских войск на Прагу. В тот же день в 9:30 на пражском радио было размещено объявление, согласно которому руководители восстания отрицали наличие «политических соглашений» с русскими. В 1:00 ночи был произ-ведён удар (подготовленный с участием восставших и 1 – ой дивизии РОА) на городской центр по трём главным направлениям. Основной удар должен был нанести подполковник Архипов в район Смихова в 5 часов утра. В 8 ча-сов утра было передано, что немецкие армии сдаются власовским солдатам. Однако это не совсем соответствовало действительности. На территории Праги ещё находились несколько крупных центров сопротивления (район Градчан и другие). В этот же день вся территория Праги была поделена на две части между 1-ой дивизией РОА, создав заслон от наступавших с юга и севера немецких частей.

Но вечером того же дня в штабе дивизии стало ясно, что Прагу займёт не американская, а советская армия. В этих условиях (в 23:00) части РОА были выведены из Праги и спешно откатывались на запад, чтобы успеть по-пасть на территорию, которую контролировали союзники .

Конец РОА.

Южная группа РОА, по решению КОНР от 28 марта, должна была передислоцироваться в район Богемских лесов. 10 апреля был отдан приказ о передислокации в район Линца. 19 апреля (по другим данным, 17 – го) группа двинулась в путь из Хойберга на юго - восток. В ночь на 25 апреля группу удалось погрузить в вагоны на линии Мемминген - Бухлоэ. Процедуру погрузки прикрывал противотанковый дивизион 2 - й дивизии. Однако некото-рые части покинули эшелоны и самовольно отправились пешком в пункт на-значения. 29 апреля колоны достигли Линца, где части удалось привести в порядок. Сосредоточение всех частей РОА в одном районе и объединение с Казачьим кавалерийским корпусом усилило боеспособность армии. В это же время представитель РОА Жеребков пытается заключить перемирие с союз-никами. Однако ни британские, ни американские силы не собирались заклю-чать перемирия - инициатива провалилась. В конце апреля переговоры вышли на новый виток - теперь представители РОА просили союзников не выдавать их Сталину. Генерал - майор Малышкин вместе с Штрик - Штрикфельдтом 29 апреля пересёк границу на пути к американским командным структурам. Малышкину представилась возможность побеседовать с командующим 7-й армией генералом Пэтчем. Однако тот был возмущён тем, что части РОА сражались против союзников в Италии и Франции.

Пэтч пообещал, что солдаты РОА, сложившие оружие, будут являться военнопленными.

4 мая генерал - майор Ассберг и полковник Поздняков были делегированы к командующим англо - американским войскам с капитуляцией РОА. Они должны были заверить командующих, что РОА не будет сражаться про-тив войск союзников. Бригадный генерал Дегер передаёт парламентёрам два экземпляра условий для сдачи и гарантирует, что передача войск РОА не будет осуществляться советской стороне до конца войны. Однако необходи-мо было принять решение о капитуляции в срок 36 часов. Дата отсчёта 6 мая 1945 года в 18:00.

Начальник штаба Трухин отправляет в Прагу своего заместителя (Бо-ярского), для консультаций с главой армии А.Власовым по вопросу о капи-туляции РОА перед англо-американскими войсками . 7 мая, не получив от Боярского никаких известий, Трухин сам отправляется в Прагу. 8 мая в 6:00, когда истёк срок ультиматума, от Трухина известий не поступает. Дело в том, что в Праге уже давно хозяйничали коммунисты. Боярский был повешен, а Трухина отправили самолётом в Москву. Большинство представителей южной группы РОА сдались союзникам.

Северная группа 10 мая попала на территорию, которую контролирова-ли американские войска. Американцы приняли капитуляцию войск, но были склонны обращаться с власовскими солдатами как с военнопленными. 11 мая в ряды власовской армии проникли агитаторы СССР. Они обещали вернуть солдат на Родину, забыть их деятельность в рядах немецких войск. Вечером 11 мая посты стали сообщать о продвижении советских танков к лагерю во-еннопленных власовцев. В тот же день капитан американских войск Донахью связался с советскими войсками с требованием отвести танки. Требование было исполнено. Ночью 12 мая Власов (или начальник отдела пропаганды Боженко) вручили американскому коменданту меморандум. Лидеры РОА заявили о своей готовности предстать перед международным судом любого состава и ответить за свои действия. Но решение американской стороны были уже приняты. В середине дня 12 мая генерал - майор Буняченко созвал командиров в дивизионный штаб, чтобы распустить армию .

В этот же день был арестован генерал Власов. Вот как описывает пле-нение Жуков: «Потом из трусости предался немцам - жить хотел, думал бе-жать в Америку, чемоданчик с золотом с собой прихватил.
На Потсдамском направлении перебежал к нам его адъютант. Сообщил, где находится Власов. Отрядили часть. Догнали. Взяли в окружение.
- Вот, - кричит адъютант, - его автомобиль!
Остановили. Там шофер и еще кто-то, какие-то тюки с вещами. Власова нет.
- Ищите, он здесь под барахлом! - кричит адъютант.

Раскидали вещи. Оттуда выскочил Власов и побежал по меже. Его дог-нал адъютант и револьвером стукнул по затылку. Он упал. Его схватили. По-том судили и повесили.Трус! Должен был застрелиться раньше, чем попал в плен к немцам» .

Вот что написал личный адъютант Власова Штрик - Штрикфельдт: «Власовым не руководили ни честолюбие, ни расчет. Судьба, обстоятельства, его собственный опыт — всё это вместе привело к тому, что он действовал именно так. Принимая на себя ответственность, он был не одинок. Его идей-ные сотрудники отлично сознавали, что вторая мировая война открыла воз-можность (которая может больше никогда не представиться) освободить на-роды России от большевистского гнета. Можно ли здесь говорить об измене? Немецкий теолог Дитрих Бонхёффер, участник немецкого Движения Сопро-тивления, казнённый нацистами, говорил, что в известных обстоятельствах измена является патриотизмом, а патриотизм — изменой. Когда один амери-канец спросил меня, был ли Власов изменником, я задал ему встречный во-прос: были ли Вашингтон и Франклин изменниками? Если верно, что тот, чья цель — служить своей стране, а не вредить ей, — не изменник, то ни немец Клаус граф фон Штауфенберг, ни генерал А. А. Власов — не изменники. Это же относится и к тем, кто был с ними. Если покойный социал-демократ Юлиус Лебер имел право призывать, чтобы весь мир, включая коммунистов, сплотился на борьбу против Гитлера, то покойный генерал Власов имел право призывать, в свете своего личного опыта, чтобы все народы России, да даже весь мир, включая национал-социалистов, сплотились на борьбу против Сталина. Русское Освободительное Движение было раздавлено. Власов и его друзья были казнены, как казнены были Штауфенберг и другие заговорщики 20 июля. Но они отдали свои жизни за свободу и справедливость, и они могут быть примером для тех, кто ценит свободу и справедливость ».

А вот что стало с «предателями страны и Отчизны»: в 1946 году за со-трудничество с оккупантами было арестовано 32 859 человек, в 1948-м — 23 912, в 1949-м — 19 567, в 1950-м — 16 634, в 1951-м — 14 447, в 1952–3630, в 1953–2136. Продолжение репрессий против пособников врага объяснялось не только стремлением покарать преступников; важную роль в этом процессе сыграла активная деятельность националистических вооруженных формирований в Прибалтике и в Западной Украине. Органы НКВД-НКГБ вполне справедливо воспринимали местных коллаборационистов как резерв для националистических бандформирований — и предпочитали не дожидаться, пока бывшие коллаборационисты уйдут в лес. Этот подход четко виден в статистике репрессивной деятельности органов НКВД западных областей. Например, в Литве за 1945–1946 годы было задержано 5070 немецких пособников, из которых 4251 был арестован органами НКВД, 687 были переданы в «другие организации» (преимущественно в НКГБ) и лишь 108 — легализовано, то есть оставлено на свободе. В Латвии, где формирования «лесных братьев» были гораздо менее активны, чем в Литве, соотношение арестованных и легализованных коллаборационистов за аналогичный период оказалось один к одному: 1298 арестованных и 1298 легализованных. А вот в Западной Белоруссии, где антисоветские формирования были быстро уничтожены, в 1945–1946 гг. было арестовано всего 1281 нацистский пособник; легализо-ванных практически не было .

27 мая 1945 года на стол И.Сталину была положена записка начальника СМЕРШ Абакумова. В ней сообщалось, что в плену у немцев погибли 23 ге-нерала советской армии, а 12 генералов активно сотрудничали с немецкими войсками.

Ровно через год, 30 июля 1946 года, состоялось закрытое судебное за-седание военной коллегии Верховного суда СССР. На вопрос: «… сдаваясь немцам, были ли вы убеждены в правильности действий фашистов и, пере-ходя на их сторону, вы делали это добровольно, согласно вашим убеждениям или как?»

Власов, Малышкин, Трухин, Жиленков, Закутный и другие не только признали вину, но и сообщили, что свою деятельность они осуществляли из-за трусости. В 19 часов и 8 минут суд удалился на совещание. В 2 часа и 2 минуты 1 августа 1946 года прозвучал приговор… всех подвергнуть казни через повешение. 2 августа 1946 года в центральных советских газетах было опубликовано следующее сообщение ТАСС:

«От Военной Коллегии Верховного Суда СССР.
На днях Военная Коллегия Верховного Суда СССР рассмотрела дело Власова А. А., Малышкина В. Ф., Жиленкова Г. Н., Трухина Ф. И., Закутного Д. Е., Благовещенского И. А., Меандрова М. А., Мальцева В. И., Буняченко С. К., Зверева Г. А., Корбукова В. Д., Шатова Н. С. по обвинению в измене Родине и в том, что они, будучи агентами германской разведки, проводили активную шпионско-диверсионную и террористическую деятельность против Совет-ского Союза, то есть в преступлениях, предусмотренных статьями 58-1, 58-8, 58-9, 58-10 и 51-11 Уголовного Кодекса РСФСР.
Все обвиняемые признали себя виновными в смысле предъявленных им об-винений. В соответствии с пунктом 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 г. Военная Коллегия Верховного Суда СССР приго-ворила обвиняемых Власова, Малышкина, Жиленкова, Трухина, Закутного, Благовещенского, Меандрова, Мальцева, Буняченко, Зверева, Корбукова и Шатова к смертной казни через повешение.

Приговор приведен в исполнение ».

Заключение.

Русская Освободительная армия была разгромлена. В советских доку-ментальных трудах после войны Власов представлялся «чудовищем», у которого отсутствует понятие чести и достоинства офицера. Проводились па-раллели: как Андрей Курбский, при царе Иване Грозном, так и Андрей Вла-сов, при режиме Иосифа Сталина предали страну и народ в тяжёлые времена.

С 90-х годов в литературе начинается обратный процесс: Власов ста-новится героем страны, борцом за свободу «угнетённого сталинизмом русского народа». В стране появились информационные листы Русского Осво-бодительного движения (РОД). На них провозглашалось: « РОД будет суще-ствовать! Дело Власова живёт в веках. Именно он выступал за истинно на-родную, свободную и независимую Россию!»

Люди стали забывать, что Власов возглавлял армию, которая сражалась на стороне фашистских войск, на стороне врагов Родины ( за период войны были разгромлены 1710 городов и посёлков, более 70 тысяч сёл и деревень, 25 миллионов жителей остались без крыши над головой. Кроме того, тысячи мирных жителей погибли в первый день войны, когда авиация противника расстреливала города страны (Минск, Киев и другие). Неужели и мирные жители были «пособниками сталинского режима»? Нужно ли было убивать столько людей?

За годы войны Советский Союз лишился 30 миллионов человек. По-тери военнослужащих составили 9 миллионов 168 тысяч человек . Остальные люди - это мирное население, которое погибло под бомбёжками, артил-лерийскими обстрелами. Более 20 миллионов человек погибло!)

Власов не сидел в ГУЛАГЕ за критику режима, как миллионы людей до него. Он не выступал против советской власти на митингах в 20-30 - е го-ды. Он принял предложение немцев, находясь в плену. Именно в плену Вла-сов стал активно «помогать» немцам. Конечно, он понимал, что в СССР его ждёт расстрел за «измену Родине». Почему же Власов принял предложение? Хотел жить? Хотел всё - таки встать во главе страны? Не думаю. Во главе страны его не поставили бы. Гитлер не хотел воссоздания России. Андрей Власов был человеком очень умным и понимал, я думаю, что в случае побе-ды Германии его тоже ждал расстрел (или что - нибудь хуже этого). Вопрос о принятии Власовым предложения Германского Генерального штаба так и ос-танется неизвестным.

Но зверь ли Власов? Должны ли мы его возвеличивать или презирать? Нужно ли вычёркивать из истории Великой Отечественной войны РОД и генерала Власова?

На один вопрос у меня есть ответ: «Убирать из истории РОД и А.Власова - это преступление».

Каждый человек должен выработать собственное мнение по этому сложному вопросу.  

Список использованных источников и литературы.

1)Гофман И. Власов против Сталина . Москва 2006
2)Власова А.А. Почему я встал на путь борьбы с большевизмом? Откры-тое письмо. Газета Заря от 3 марта 1943 года.
3)Киличенков А. Краткий курс Великой Отечественной войны. Москва 2008
4)Крушинский С. Прага взывает о помощи. Русский исторический жур-нал «Родина» №4 2005.
5)Лехович Д. Белые против красных. Москва. 1992
6)Россия и СССР в войнах 20 века: Статистическое исследование. Москва 2001
7)Попов Г. 1941-1945 год. Записки о войне. Москва. 2005.
8)И.Пыхалов, А.Дюков Великая оболганная война - 2. Нам не за что ка-яться! Милость к падшим: советские репрессии против нацистских по-собников. Москва. 2008.
9)Радзинский Э.Сталин. Жизнь и смерть. Москва. 2007.
10)Смыслов О. Проклятые легионы: изменники Родины на службе Гитлера. Москва 2007.
11)Суворов В. Беру свои слова обратно. Москва . 2007.
12)Штрик – Штрикфельдт. Между Сталиным и Гитлером.
Интернет - ресурсы:
13 http://www.militera.lib.ru - Сайт библиографии военной истории.
14)http:// www.iremember.ru - Записи воспоминаний участников Ве-ликой Отечественной войны

15)http://www.roa.ru - сайт Русского Освободительного движения

Подготовил Александр Макаров.

5
Рейтинг: 5 (1 голос)
 
Разместил: almakarov2008    все публикации автора
Состояние:  Утверждено


Комментарии

Как Вы считаете:
1. Был ли Власов предателем?
2. Были ли у него иные выходы?

3. Не слишком ли Сталин жёстко обошёлся с Власовым?

Прошу также писать на e-mail:almakarov2008@yandex.ru

Спасибо!

Александр Макаров

О проекте